Русская линия
Русская линия Василий Цветков30.09.2016 

Будущий генерал Алексеев о генерале Скобелеве

От редакции: Приводим воспоминания штабс-капитана 64 пехотного Казанского Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича полка М.В. Алексеева, будущего генерала от инфантерии, основателя Белого движения на Юге России. Примечательно, что во время русско-турецкой войны М.В. Алексеев был ординарцем генерала М.Д. Скобелева. Отрывок взят из книги доктора исторических наук Василия Цветкова «Генерал Алексеев».

+ + +

Первоначально пренебрежительное отношение к турецкой армии после первых серьёзных столкновений изменилось, став более сдержанным и в чём-то даже уважительным. «Боевое крещение «новобранцы Казанского полка получили вскоре после переправы через Дунай. После преодоления Шипкинского перевала полк начал продвижение к крепости Плевна, где ему предстояло с встретиться с сильной армией под командованием Османа-паши. Вскоре полк был введён в состав большого, специально созданного отряда под командованием генерала Скобелева. Первая встреча с ним, согласно воспоминаниям Алексеева, состоялась не на плацу и не за салонной беседой штабных назначенцев, а во время маршевого перехода 16-й пехотный дивизии, у города Ловеч 10 августа 1877 г. «Такого жаркого дня, как 10-е августа, — вспоминал Алексеев, — не было ещё во всё время после перехода через Дунай. Ни наималейшего движения воздуха, ни одного ручейка или фонтана, чтобы хотя немного освежить измучившихся солдат. Надетые мундиры и ранцы с четырёхдневным сухарным запасом добивали солдат окончательно. Целыми десятками валились солдаты на землю, доходя до крайнего предела физического изнеможения и не обращая внимания на то, что могли сделаться жертвой турок, по отношения которых отряд совершал фланговое движение… На пути полк обогнал начальник отряда генерал-майор Михаил Дмитриевич Скобелев, о беззаветной храбрости которого было известно каждому из чинов полка.

Позднее, под славной командой его, всей дивизии суждено было отслужить большую часть компании и, благодаря ему, завоевать себе почётное место между всеми дивизиями Русской армии и получить имя «Скобелевской». Генерал обратился с несколькими словами ободрения к растянувшимся по дороге солдатам".

Здесь, под Ловчей, полк впервые участвовал в серьёзном «боевом деле». С 3 августа произошла смена командования полка. Теперь вместо полковника Тебякина казанцами, вплоть до самого окончания войны и в возвращения в Россию, стал командовать полковник М.Х. Лео. Предстояло штурмовать турецкие укреплённые позиции, и подготовка к их атаке тщательно велась Скобелевым. В полковой истории сохранились характерные особенности «Скобелевской» тактики, особые расчёты генерала на тесное взаимодействие разных родов войск — артиллерии и пехоты на крайне важные во время боевых действий качества войск — взаимопомощь и взаимовыручку. «Сам погибай, а товарища выручай», — этому старому воинскому завету солдаты и офицеры Казанского полка стремились следовать постоянно. Не меньшую роль играла и стремительность, быстрота пехотной атаки. Алексеев проводит текст приказа Скобелева от 22 августа 1877 г., который, по его мнению, весьма точно характеризовал планы генерала в отношении штурма Ловчи:

«В предстоящем бою, в первый его период, первенствующее значение остаётся за артиллерией. Батарейным командирам будет сообщён порядок атаки, причём рекомендуется не разбрасывать огня артиллерии. Когда пехотные части пойдут в атаку, то всеми силами поддержать их огнём. Необходима внимательность; огонь особенно учащается, если выкажутся неприятельские резервы, и до крайности, если бы атакующая часть встретила препятствие. Где дистанция позволяет, по траншеям и войскам стрелять картечными гранатами. Пехота должна избегать беспорядка в бою и строго различать наступление от атаки.

Не забывать священного долга выручки своих товарищей во что бы то ни стало. Не тратить даром патронов; помнить, что подвоз их, по местным условиям, затруднителен. Ещё раз напоминаю пехоте о важности порядка и тишины в бою. «Ура» кричать лишь в том случае, когда неприятель действительно близок и предстоит атака в штыки. Обращаю внимание всех нижних чинов, что потери при молодецком наступлении бывают ничтожны, а отступление, в особенности беспорядочное, кончается значительными потерями и срамом. Приказ этот прочесть во всех ротах — во всем, касающемся пехоты".

Далее в полковой истории, не жалея эпитетов, описывалось состояние полка накануне решающего штурма турецких позиций. «В пять часов утра все войска колонны генерала Скобелева выстроились на занятых ими местах и ждали своего начальника. Прекрасное августовское утро, сознание своей силы при виде этой массы орудий и пехоты, стремление попасть в первое для большинства дело, — всё это способствовало тому, что войска перед ловченским боем были настроены празднично. Радостный и гордый созданием серьёзности выпавшей на его долю боевой задачи, ехал по рядам войск генерал Скобелев, чувствуя, что солдаты сделают всё, что в силах человека, презирая опасность и самую смерть».

В результате смелой атаки Казанский полк не только захватил редуты, но и ворвался в город, понеся не такие уж и большие потери, каковые ожидались в случае штурма. После занятия редута и прорыва в город Скобелев приказал развернуть фронт полка и ударить по отступавшим турецким частям. Победа была полной. Неприятельский гарнизон был разгромлен, а «у каждого из казанцев окончательно окрепла вера в своего начальника колонны генерал-майора Скобелева и желание провести с ним и всю будущую боевую жизнь, так удачно начатую боями 20−22-го августа». Полк поверил в своего начальника, и это было главным залогом будущих побед.

После взятия Ловчи отряд Скобелева двинулся к хорошо укреплённой крепости Плевна, которая к концу августа уже выдержала два штурма русских войск. Алексеев считал, что главными причинами неудач атак являлись «малочисленность наших сил, неполные рекогносцировки, недостаточная артиллерийская подготовка и разрозненность действий. В результате, как следствие этих неудач, для большинства офицеров и нижних чинов явился вывод, что турки — противник, заслуживающей большего внимания, чем предполагалось прежде; увидели, что наш противник обладает более совершенным вооружением. Серьёзно готовились казанцы к ожидаемому со дня на день третьему штурму Плевны; предстояло дело трудное, но всякий отчётливо сознавал, что выполнить его необходимо».

В конце августа отряд Скобелева принимал участие в комбинированном ударе по плевненским позициям и 30 августа 1877 г. занял редуты на южном крыле оборонительных рубежей турок. Однако закрепиться на этих рубежах, с целью последующего развития наступления, не удалось, и войскам пришлось отступить. Примечателен в этой связи приказ генерала, снова отметившего важность боевого товарищества среди бойцов подчинённого ему отряда:

«Помните, что на взаимной помощи держится победа, а потому в бою, когда кровью добывается успех и слава, нельзя быть зевакой никому. Обрушиться ли враг на одну часть, соседи должны броситься ей на выручку, не ожидая приказаний».

Тактика штурма турецких редутов снова строилась Скобелевым на основе фронтального удара, при поддержке артиллерийского огня максимально возможной силы. Комбинированные удары были рассчитаны на успех, но и при неудаче Скобелев не считал её основанием для упадка духа. Как отмечал Скобелев, хотя «неудачный бой 30 августа… тяжело отозвался на физических и нравственных силах офицеров и солдат», тем не менее «несколько дней отдыха, здоровья и обильная пища, восстановив физические силы, подняли и нравственный дух».

В командном составе русских войск, осаждавших Плевну, произошли перемены. Генерал Зотов был заменён графом Э.И. Тотлебеном, и герой Севастопольской обороны переменил тактику операции. Теперь вместо ожесточённых фронтальных атак на турецкие редуты следовало перейти к планомерной осаде, постепенно сжимая кольцо окружения плевненских позиций Осман — паши. Полковая история особенно выделяла тот факт, что «командующим 16-й дивизией был назначен знаменитый Скобелев, под начальством которого казанцы уже принимали участие в деле под Ловчей. Со дня принятия Скобелевым дивизии нашему полку больше не приходилось разлучаться с этим русским богатырём: под его начальством отбывал полк всю свою боевую службу этой компании». Показательно, что 22 августа 1878 г. Скобелеву было представлено право ношения мундира Казанского полка. Сохранилась фотография, изображающая генерала в полковой форме, в окружении отличившихся солдат и офицеров полка.

М.Д.Скобелев в окружении отличившихся при осаде Плевны солдат и офицеров Казанского полка

М.Д.Скобелев в окружении отличившихся при осаде Плевны солдат и офицеров Казанского полка

Позади Скобелева, с адъютантским аксельбантами, в мундире с небольшими обер-офицерскими эполетами, но с хорошо заметными «боевыми бантами» Станислава и Анны, — молодой Михаил Васильевич Алексеев.

В характерной для него манере изучения военных операций штабс-капитан Алексеев особое внимание уделял подготовке тыла, прочность которого непосредственно влияла на успех предстоящих атак. «Ставка Скобелева и его штаба, — рассказывает полковая история, — была разбита в расположении Казанского полка. Генерал Скобелев почти ежедневно заходил на солдатские кухни, пробовал пищу и постоянно напоминал, что начальник должен считать своей святой обязанностью накормить солдата: что только сытый может многое сделать. Впоследствии, при самых трудных обстоятельствах, Скобелев не раз напоминал свои требования в приказах, и, благодаря этим требованиям, благодаря личным заботам генерала, в особенности при движении за Балканами, полки нашей дивизии всегда были сыты, не в пример лучше были накормлены, чем-то было в других частях».

Победа под Плевной стала, по существу, переломом всей Русско-турецкой войны. Теперь перед русскими войсками открывалась перспектива решительного наступления через Балканы на Константинополь. Но предстояло ещё преодолеть горные перевалы. Переход через Шипкинский перевал прославил Казанский полк. Полковая история, на основании рукописи Алексеева, подробно, детально описывает условия, в которых шли бои под Шипкой: «9 декабря Скобелев отдал приказ по всему отряду, которым предписывалось начальникам отдельных частей подготовить свои части к предстоявшему зимнему походу; в особенности обращалось внимание на осмотр ружей… Приказано осмотреть мундирную одежду, обувь; приобрести фуражки, тёплые чулки, суконные портянки, полушубки, — вообще побольше тёплого платья; вместо ранцев заводились мешки для носки сухарей и вещей».

Примечателен текст приказа Скобелева, прочитанный перед солдатами и офицерами Казанского полка 24 декабря, перед переходом через горные хребты. В приказе говорилось о предстоящей цели похода: «Нам предстоит трудный подвиг, достойный испытанной славы Русских знамён. Сегодня мы начнём переходить через Балканы, с артиллерией, без дорог, пробивая себе путь, в виду неприятеля, через глубокие сугробы. Нас ожидает в горах турецкая армия Ахмет-Эюба-паши; она дерзает преграждать наш путь. Не забывайте, братцы, что нам вверена честь Отечества, что за нас теперь молится наш Царь-Освободитель, а с ним и вся Россия. От нас ждут победы! Да не смущает вас ни многочисленность, ни стойкость, ни злоба врагов… С нами Бог».

http://rusk.ru/st.php?idar=76043

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru