Русская линия
Православие.Ru Анна Сапрыкина13.09.2016 

Кто в доме главный
Материнские заметки

Кто в доме главный? Если верить популярной песенке «папа в доме, конечно, главный, если мамы, конечно, нет», если верить глазам и ушам своим, оглядывая просторы многих знакомых домов, — то глава дома, пожалуй, чаще всего жена. И нередко муж совсем не против такого расклада. Меньше власти — меньше ответственности. Жена бывает главой семьи и тогда, когда декларируется, будто глава — муж. Это когда «жена — шея», куда захочу, туда голова и повернётся.

Можно встретить такие семьи, в которых глава — действительно муж. Настоящий глава, мудрый руководитель, которого все домочадцы действительно уважают, которого любят, советам которого действительно хотят следовать. И ещё бывают сказочные, драконьи, многоголовые семьи. В них головами пытаются быть одновременно бабушки, и жена, и дети. У бабушек опыта больше, а детям — всё самое лучшее. Трудно определить, кто при таком раскладе важнее и громче.

Кто главный в доме? Почему, с какой стати — главный? Это вопрос не праздный. Это вопрос о том, зачем мы вместе. Почему, ради чего мы — семья.

Главный тот, кто денег больше зарабатывает? Логично. Это когда мы живём ради денег.

Главный тот, «на ком весь дом держится»? Тоже логично. Это когда чистый пол, горячий борщ и выглаженные рубашки, то есть «быт» и «комфорт» — то, ради чего мы живём.

Дом возглавляет система ценностей семьи.

И эта система ценностей определяет всё. Всё. Как мы разговариваем друг с другом. С чего начинается наше утро. Как мы садимся за стол. Какая планировка комнат в нашем доме. Куда дети едут на лето. Как мы встречаем известие о беременности. Как мы встречаем смерть того, кого мы любили…

Каждая семья с момента знакомства будущих супругов, с первых произнесённых слов о браке определяет для себя эту главную ценность. Эта ценность — то самое, что соединяет две души в один дом — или эта ценность постепенно вырастает вместе с устроением дома. Так или иначе, но именно эта ценность становится в основание дома и завершает, возглавляет его. Сначала это могла быть одна ценность — а постепенно её подменит другая. А ещё мы можем специально, сознательно отречься от одной ценности и посвятить свой дом совсем другой. Как на разрушенном капище вырастает монастырь, как языческий храм превращается в место служения Истинному Богу.

+ + +

Семья — это ячейка общества.

Семья — это совместное ведение хозяйства.

Семья — это несколько человек под одной крышей, спят-едят-решают текущие проблемы.

Но семья может вставать, подниматься, расти. Переходить из плоскости «лимузин-любовная лодка разбилась о быт-развелись» в плоскость духовную. От существования — к Жизни.

Настоящая семья

Святитель Иоанн ЗлатоустСвятитель Иоанн Златоуст

Что такое — настоящая семья? Мы можем пофантазировать, можем опереться на художественную литературу, можем поднять научные работы по философии, социологии, по психологии семейных отношений, можем походить по форумам и соцсетям (по «православным», конечно!), можем собрать кружок друзей и родственников за столом, можем просто следовать «логическим рассуждениям». И это будет множество очень интересных мнений и кладовая жизненного опыта наших знакомых. Но если для нас настоящее, истинное — значит Христово, то есть только один путь — отвергнуться себя и последовать за Самим Христом. Построить свой дом не на песке мнений и самомнения, а на камне церковного учения об устроении семьи.

Одним из основных выразителей этого учения, одним из тех, кто ясно и подробно рассказал нам, что такое настоящая христианская семья, оказывается великий вселенский учитель и святитель Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский.

+ + +

Семья — малая Церковь (именно так, с большой буквы), как утверждает святитель Иоанн Златоуст[1].

Семья может быть даже раем: «…сделай свой дом небом», — призывает нас всё тот же Иоанн Златоуст. А потом добавляет совершенно удивительные слова, мои любимые слова:

«Где муж, и жена, и дети в согласии и любви соединены узами добродетели, там посреди Христос»[2].

Христос может быть «посреди» нашего дома. Внутри нашего дома. Живой Бог — вместе с нами.

При условии, что в доме будут любовь и согласие. Если мы все будем соединены друг с другом не только бытом, не только приятными чувствами, но и стремлением к добродетели… И Бог будет главным в доме.

Всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог (1 Кор.11,3).

Получается такая иерархия в семье, в браке: у жены есть глава, и это — её муж; и у мужа, в свою очередь, есть глава — это Христос. Главный в такой семье — Сам Бог.

«В браке всегда есть третье лицо — Лицо Самого Бога»[3], — пишет исследователь святоотеческого учения о браке С. Троицкий.

Семью — малую Церковь — возглавляет Бог. И он входит в этот дом и находится внутри него. Бог, сотворивший небо и землю, может быть посреди нас. И это правда возможно. Это и есть настоящая семья: такая, в которой главный — Бог.

Отношения в семье — к Богу

В семье мы связаны друг с другом. Взаимными обязательствами, взаимной ответственностью. Христос — посреди любых отношений в настоящей семье. Вот посмотрим, как это выглядит.

Муж

Муж должен любить жену, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё (Еф. 5, 25−33). Не просто — любить. Любить жену — с Богом, ради Бога, как путь к Богу:

«Не столько ради её самой должно любить её, сколько ради Христа… Итак, делай всё из повиновения Господу и как бы ты делал всё ради Него»[4].

Как именно любить, где мера этой любви — сказано: как Христос. До смерти. В быту — тоже предельно понятно:

«Хотя бы ты видел, что она пренебрегает тобою, что развратна, что презирает тебя, умей привести к своим ногам твоим великим об ней попечением, любовью и дружбой. Нет уз, крепче этих, особенно для мужа и жены… общницу жизни… нужно привязывать к себе не страхом и угрозами, но любовью и расположенностью»[5].

Пока всё идёт хорошо, пока всё в порядке — нетрудно любить жену и ради её самой, ради той радости, которую приносит общение с любимой, красивой, родной женщиной. А когда всё становится вверх ногами, когда жена всё делает не так, и говорит не то, и истеричка, и склочница, и один вид этой сварливой бабы вызывает раздражение… В конце концов, когда она сама-то не выполняет возложенных на неё обязанностей, когда не слушает мужа и даже «развратна»… Вот тогда уже подвиг ради Христа — любить её. Вот тогда подвиг — окутать её тёплой заботой, «любовью и дружбой». Ради Христа, во Имя Которого мы живём, Которому посвящён наш Дом, ради послушания истинному Главе семьи.

Жена

Жена должна повиноваться мужу, как Церковь повинуется Христу (Кол. 3,18, Еф. 22−24). И снова — повиноваться не ради мужа (хотя и ради него тоже), и не ради мира и согласия в семье (хотя и мир обеспечен), но как бы совершая служение Богу, служение Тому, ради Кого все отношения в семье выстраиваются, ради Кого — весь этот дом. По словам Златоуста, жена должна повиноваться мужу «если не ради мужа, то, в особенности, ради Господа»[6]. Это, продолжает учитель Церкви, и означает — оставить мужа или жену, чтобы последовать за Христом: то есть выполнять свой долг любви к жене и, соответственно, послушания мужу именно ради Бога, именно как служение Богу. И святитель напоминает нам, жёнам, слова апостола:

«Если повинуешься мужу, то думай, что ты повинуешься, как работающая Господу»[7].

Легко слушать того, кого любишь, легко слушаться мужа, который тебя любит. Для которого ты — единственная, прекрасная, родная. Но мелкие и серьёзные проблемы, болезни, обиды, усталость, в конце концов, очевидные выкрутасы женской психики во время беременности и во время обычных женских состояний — всё это первым делом выплёскивается на отношения с мужем. И если в это время видеть только мужа, то… не так-то просто взять себя в руки, не так-то просто заставить себя слушаться его. Того, кто, конечно же, неправ (как можно класть зелень в суп ещё до картошки?! как можно разрешать детям смотреть мультики 4 часа подряд? как можно ставить перед ребёнком тарелку с черникой на белую скатерть?!). Слушать мужа в это время тяжело, почти невозможно.

А если смотреть не на мужа, который вызывает раздражение, а обратиться к Богу? Послушаться мужа — не потому что он прав, а потому что прав Господь, заповедавший мне послушание. Послушаться мужа — как принести жертву Богу. И самое удивительное то, что в таких случаях, когда ради Господа, а не во имя логики и тем более не во имя демонстрации послушания (вот сейчас муж увидит всю нелепость своих приказов!) удаётся победить свою гордость, своё стремление во всех ссорах выходить победительницей, — тогда всё встаёт на свои места. Ради такого крошечного подвига Господь, Глава нашего дома, даёт нашему дому мир. И даёт любовь — уже не ту любовь, которая «сама по себе» когда-то привела нас друг ко другу, а любовь новую, ещё более крепкую и сильную. И после такого маленького усилия над собой, сделанного именно ради Бога, появляется «естественное», лёгкое послушание мужу, послушание в любви уже к нему самому, послушание в радости согласия и единомыслия… Да, единомыслие в семье достигается как-то даже банально: жена повинуется мужу — и никаких разногласий быть не может:

«Не просто и не напрасно Павел выказал великую заботливость об этом деле, когда сказал: „Жёны, повинуйтесь своим мужьям как Господу“. Почему? Потому что, если они единомысленны, то и дети их воспитываются хорошо… Если же где бывает напротив, то там во всём беспорядок…»[8].

Вот как легко приходит мир и единомыслие в дом: если жена слышит и слушает мужа — откуда взяться разногласиям? Уничтожается сам механизм возникновения ссор, анархии, «беспорядка», в котором обычно воспитываются наши дети — дети беспорядочных семей…

Дети

Дети должны повиноваться родителям, ибо это благоугодно Господу (Еф. 6,1−3, Кол.3,20). А вовсе не потому, что родители всегда правы. Можно ли быть правым, не позволяя детям пойти на речку? Или неправым?… Но послушайтесь — «о Господе», то есть когда родители не требуют от детей нарушения заповедей.

И отношение родителей к детям: родители должны воспитывать детей в учении и наставлении Господнем (Еф. 6,4), снова — для Бога. Родители воспитывают детей не для самих себя, не для того, чтобы потешить своё тщеславие детскими достижениями, и даже не для того, чтобы «упокоить свою старость». Родители — это воспитатели, которым Царь и Отец поручил воспитание Его детей. Чтобы воспитали их по Его законам, по Его правилам, по Его Образу, для Него, чтобы им жить с Ним, царствовать в Его Царстве… Мы принимаем детей, дарованных нам Богом, как вверенный нам «залог», и готовим их ко встрече с Богом[9]

Это тоже не просто теория или идеология. Такое отношение к детям зовёт за собой все устроение нашей заботы о детях. Мы отдаём детей на самбо и в бассейн, мы ищем для них курсы английского с преподавателем-носителем языка, мы готовим их к олимпиадам по математике, мы читаем смешные книжки Астрид Линдгрен, включаем мультики про кроликов и фильмы про Шерлока Холмса — но главным всегда остаётся то, ради чего Господь поручил нам наших детей. Главное — когда мы не позволяем детским занятиям, детским увлечениям выращивать и поддерживать детские грехи и страсти. Главное — когда мы выстраиваем и каждый детский день, и всё пространство детских занятий в памяти об этом главном. Главное — когда «учение Господне» предваряет и сопровождает все другие виды обучения детей и всё наше общение с нашими детьми. Главное — когда мы начало каждого дела, каждого дня, и каждый седьмой день приобщаем нашу малую Церковь — Церкви великой. Когда общность всей нашей семьи с Христовой Церковью, с учением Церкви пронизывает весь строй жизни нашего дома.

Если Господь поручил нам, именно нам, воспитание наших детей — это означает и степень вовлечённости родителей в дело воспитания детей. Мы уже не можем отмахнуться от этого задания, от этой заповеди, «потому что нет времени», и даже потому, что «я не умею воспитывать детей», не можем запросто и полностью перебросить это благое иго на чужие плечи. Тем более, что в нашем доме, над нашим домом — наш Глава, наш истинный Отец, Воспитатель и Учитель — Господь, Который будет всегда заботиться о наших детях. Будет помогать нам воспитывать их. Если мы будем просить Его о помощи, если мы вообще призовём Его в свой дом, если мы посвятим именно Ему свой дом. Тогда получится, что наши дети рождаются и живут в доме Божием… Ничуть не меньше. Потому что как иначе назвать дом, в котором Бог — Глава? Как иначе назвать малую Церковь?

Если Господь поручает нам детей — то мы встретим появление нового малыша с радостью: ведь это не случайный «залёт», а дар нашему дому, дар нашего Бога. И со спокойной уверенностью: раз Господь дал малыша -- Он поможет нам в заботе о нём. И если нам кажется, что мы не готовы, что мы не справимся… это только так кажется: Бог дал — Он и поможет нам справиться, Он знает, когда и кого приводить в наш дом. И нам остаётся только принять малыша, любить его и воспитывать его. Для Того, Кто его нам послал.

И если Он забрал малыша… Большого, маленького или долгожданного, но ещё не рождённого… Это горе, которое может разрушить дом. Это горе. Но разрушает оно, когда дом — не к Богу, не в Боге. Но ведь настоящая семья — это дом Божий. Ведь малыш — Божий. Ведь рождение малыша — это не приз, не игрушка, рождение — задание воспитать маленького человека для его истинного Владыки и Отца. Наш Бог, наш Царь поручил нам воспитание — и забрал к Себе обратно нашего воспитанника. Мы любили этого малыша, мы заботились о нём — но наш Царь отозвал Своё поручение. Мы думали, что будем воспитывать малыша до его взросления. Чтобы дальше он сам смог жить — жить к Богу, идти к Богу и войти в Царство Небесное. А Господь дал нам позаботиться о нём не до взрослости, но всего лишь первый триместр беременности, или всего лишь до его пятилетия… И он ушёл к Богу, к Отцу своему, гораздо раньше, чем мы надеялись. Но ведь главное, чтобы он в конце концов, сейчас или через восемьдесят лет, пришёл именно к Нему, в Его руки… Разве не об этом мы молились с того самого момента, как тест на беременность показал две красные полоски?

Всё в настоящей семье — к Богу и в Боге. И поэтому — всё просто, всё легко, даже когда слишком непросто и совсем не легко. Весь наш дом — в руках Божиих…

Любовью и единомыслием к Троице Нераздельней

Такое дело: служение Богу в семье как будто отворачивает нас друг от друга. И действительно, говорит же Златоуст: слушать мужа ради Бога — это «оставить мужа и жену», последовав за Христом. И выходит, как будто мы, идя к Богу, уходим друг от друга. Но чудо как раз в том, что всё ровно наоборот. Ведь все эти заповеди об отношениях в семье буквально заставляют нас быть ближе друг ко другу, ближе в общем-то и некуда.

Авва Дорофей говорит о том, что Бог — это солнце, а мы, люди, как солнечные лучи: чем ближе мы к Богу, тем ближе мы друг ко другу. Это — две основные заповеди: «возлюби Бога» и «возлюби ближнего». Мы идём к Богу — и соединяемся на этом пути, этим путём друг с другом. Такое происходит даже с монахом, к которому преимущественно и обращены слова аввы Дорофея. Что же говорить о семье!

В семье мы идём к Богу вместе. Любовь к Богу по-настоящему, навечно соединяет нас друг с другом.

Мы связаны отнюдь не только взаимным долгом, взаимными обязательствами, теми заповедями, которые нам, семейным людям, необходимо соблюдать, если мы считаем себя христианами.

Семья — единый организм. Это — единица, а не множество.

Начинается всё с непостижимой вещи: муж и жена — это один человек. Святитель Иоанн Златоуст говорит:

«Известно, что изначала Бог прилагал особенное попечение об этом союзе, и, говоря об обоих, Он выражается как об одном: мужа и жену сотворил я есть (Мк, 10:6)… Он устроил изначала, соединяя их в одно, как бы на каменном основании»[10].

Много раз, в самых разных проповедях, святитель повторяет, что «муж и жена — не два человека, а один человек»[11].

«С идеальной точки зрения богосовершенства и Богочеловечества, то есть какой должна быть истинно христианская и совершеннейшая чета супружества, она есть „плоть едина“, один неделимый телесно-душевный организм, с одним телом и одной душой, одним умом, одним сердцем, одной волей»[12], — писал учитель святителя Илариона (Троицкого) проф. М.Д. Муретов.

Общность мужа и жены и менее тесная, но также сильная связь родителей и детей — не праздные слова или отвлечённая философия. Да, конечно, муж и жена — это две половинки, мы любим друг друга, и детей своих любим. Но, как выясняется, из разряда романтического образа это положение переходит в плоскость, для верующего человека невероятно серьёзную и даже страшную.

Вот как обращается святитель Иоанн Златоуст к отцу семейства:

«Ужели, если наши жёны и дети будут беспорядочны, то мы будем подлежать за них ответу? Да, если (это случится) от неприятия нами строгих мер, потому что для спасения недостаточно нам собственной добродетели… а требуется ещё (добродетель) другого»[13].

Вот так — недостаточно собственной добродетели. Не получится самому потрудиться, а другие — уж как-нибудь, на их усмотрение. Не получится семейному человеку идти к Богу, если он не ведёт, не старается приводить к Нему и свою жену, и своих детей. Вот ещё слова Златоуста, из другой его проповеди:

«Ты ведь отвечаешь за спасение и детей, и домочадцев. Как мы дадим отчёт за вас, так и каждый из вас несёт ответственность… за жену, и за сына»[14].

Эта ответственность сама по себе делает нас единым целым. И это целое начинает жить как живой организм, больной или здоровый.

Вот, вроде бы, учение о спасении говорит о спасении души человека. Но спасаться может и дом, как единая душа. Например — пришло спасение дому (τῷ οἴκῳ) сему (Лк.19,9). Не одному хозяину дома спасение, не одной хозяйке, не рабу Божьему Александру или Елене, Иоанну или Василисе — а дому.

Дом может спасаться — и может погибать, «впадать в нечестие», и тоже — как единое целое, как связанность, как взаимозависимость домочадцев. В книге «Пастырь» Ерма, включённой в «Писания мужей апостольских», мы читаем:

«Не ради тебя собственно гневается на тебя Господь, но за дом твой, который впал в нечестие <…> И ты, любя детей, не вразумлял своего семейства, но допустил их развратиться»[15]..

У нас есть обязательства друг перед другом. И перед Богом. Это не просто традиция, не просто образ жизни, а путь ко спасению. Выполнять все эти обязательства — вместе, всем домом, идти к Богу. Да, дом умеет ходить. К Богу или от Бога. И дом идёт к Богу, если это настоящий дом. И, один за другим, мы постепенно переходим из нашего земного дома в вечность, к Богу. Должны, должны приходить именно к Богу. И тогда оказывается, что кто-то из нашей семьи — ещё здесь, на земле, а другие — уже «на месте», уже с Богом. И дом переходит в вечность. И дом оказывается вечным.

Так строится дом: от земли к вечности. С самого начала — и навсегда.

Святитель Иоанн Златоуст предлагает мужу говорить об этом своей жене сразу после свадьбы:

«Настоящая жизнь ничего не значит, и я прошу, и умоляю, и всячески стараюсь сподобиться нам так устроить настоящую жизнь, чтобы можно было и там, в будущем веке, совершенно безбоязненно встретиться друг с другом. Настоящее время кратко и ненадёжно; если же сподобимся перейти эту жизнь, благоугодив Богу, то будем пребывать вечно и со Христом в великой радости. Я всему предпочитаю твою любовь, и ничто не может быть для меня так тяжело, как когда-нибудь разлучиться с тобою»[16].

Не разлучаться никогда — ни в земной жизни, ни в вечности. Вечно быть вместе, вечно быть с Богом.

+ + +

Выполнение возложенных на нас, семейных людей, заповедей может быть тяжёлым подвигом. Наверное, сравнимым с мученичеством или юродством… Если приходится служить Богу в семье — в одиночестве, если приходится ради Бога любить свою строптивую жену, если приходится ради Бога быть покорной жестокосердному мужу. Не бросать свой крест, а нести до конца. Даже до смерти… Ведь с креста не сходят. С креста — снимают…

+ + +

Но если мы вместе пойдём по этому пути, если мы вместе будем так служить Богу, то наш дом действительно станет небом на земле. Где муж окружает жену заботой, любовью и дружбой, где жена послушна мужу своему и единомысленна с ним, где родители посвящают себя заботе о детях, воспитанию их, где все отношения — в любви друг ко другу и к Богу. И это небо, этот рай мы будем снова и снова восстанавливать, когда наше самолюбие, наши страсти будут сбивать нас с выбранного пути. Сбивали, сбивают и будут сбивать, пока мы на этой земле живём… А мы, падая, будем снова вставать, и снова будем идти, ползти, карабкаться, помогая друг другу, вытягивая друг друга. Чтобы дети наши рождались и росли в доме Божием. Чтобы послужить Богу, как это доступно нам, как Он Сам заповедал нам. Чтобы мы все встретились в Царстве Небесном. Чтобы семья наша пребывала вечно со Христом, с Главой нашего дома. И чтобы любовь наша не преставала никогда.


Примечания:

[1] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 143; Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 175. Ср.: «Буди же аки цркви храм ваш, мужи и жёнами составлена». — Златоструй. Слово МА. ОР РГБ. Ф. 247. № 185. Л. 344.

С.В. Троицкий, рассматривая вопрос о семье как Церкви, расширительно трактует мнение Климента Александрийского, изложенное в «Строматах» 3:10, — о двух или трёх, пребывающих «во имя Христа с Господом». Климент полагает, что это место у Матфея (28: 20) указывает на мужа, жену и ребёнка. С.В. Троицкий же утверждает, что Климент тут видел семью, как и Церковь, домом Господним, хотя этих слов в источнике нет (Троицкий С.В. Христианская философия брака. Клин, 2001 (переизд.: Париж, 1933). С. 40). Также ср.: Муретов М.Д. Христианский брак и Церковь. М., 2002.

[2] Иоанн Златоуст, святитель. In Genesim, VII // PG. 54, 616; Полное собрание творений. Т. 4, кн. 2. С. 770.

[3] Троицкий С.В. Христианская философия брака. С. 38.

[4] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 143; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 176.

[5] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 137; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 168.

[6] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 136; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 167.

[7] Там же.

[8] Там же.

[9] Все эти утверждения основаны на исследованиях, в которых приведены подробные ссылки и обоснования: Сапрыкина А.А. Ответственность родителей за воспитание детей как принцип педагогического учения святителя Иоанна Златоуста // Вестник ПСТГУ. IV: Педагогика. Психология. 2016. Вып. 1 (40). С. 62−74; Сапрыкина А.А. Понятие «дома» в контексте образования детей по учению святителя Иоанна Златоуста // Вестник ПСТГУ. IV: Педагогика. Психология. 2014. Вып. 3 (34). С. 48−55.

[10] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 135; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 165−166. Это единство супругов, соединение двух половин в одну, реализация в браке стремления к полноте жизни позволяло христианским авторам начиная с апостола Павла сравнивать отношения Бога и Церкви, отношения Лиц Святой Троицы именно с браком (ср.: 1 Кор. 11: 3, Евр. 1: 3 вместе с 1 Кор. 11: 7).

[11] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Colossenses, XII // PG. 62, 388; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 465. Также см.: Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 142; Полное собрание творений, Т. 11, кн. 1. С. 174−175 и др.

[12] М.Д. Муретов делает этот вывод из 1 Кор. 6: 15−16 и Еф. 5: 22. — Муретов М.Д. Христианский брак и Церковь. М., 2002. С. 512.

[13] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XXI // PG. 62, 154; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 190.

[14] Иоанн Златоуст, святитель. In Genesim, VI // PG. 54, 607; Полное собрание творений. Т. 4, кн. 2. С. 760. Созвучны этим и слова блаженного Августина: «…Пусть и каждый отец семейства (paterfamilias) знает, что он обязан своим отцовским положением в своём семействе этому имени <Бога>. Пусть он побуждает, учит, увещевает, направляет всех своих ко Христу и вечной жизни, пусть он будет к ним благожелателен, пусть упражняет их в науках. Так он будет отправлять в своём доме церковную и как бы епископскую обязанность, служа Христу, чтобы вечно быть с Ним» (In Jon Evang. tract. 51, § 13. M., XXXV. P. 1768. Приведённый перевод — Н. Кибардина, цит. по: Кибардин Н. Система педагогики по творениям блаженного Августина. Казань, 1910. С. 120).

[15] Hermas. Pastor. I, 3: 1. Рус. пер. с изм. по: Писания мужей апостольских. Рига, 1994. С. 200.

[16] Иоанн Златоуст, святитель. In epistulam ad Ephesios, XX // PG. 62, 147; Полное собрание творений. Т. 11, кн. 1. С. 180.

http://www.pravoslavie.ru/96 881.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru