Русская линия
Православие.Ru Юлия Комарова01.09.2016 

Многодетность как выгода, или закон внеземного притяжения

В последнее время о многодетности говорят всё чаще и больше, обсуждение этой темы разделило уважаемых оппонентов на «тупоконечников» и «остроконечников», то бишь на сторонников мало- и многочадия. Одна за другой выходят душещипательные и оправдательные статьи в защиту многодетных — русских и иностранных авторов. В то же время силу набирает такое явление, как чайлдфри (сознательное воздержание от чадородия). А если подойти к этому вопросу с другой стороны?

Машина или ребёнок?

Итак, берём стандартную ситуацию. Моя знакомая (Севастополь) имеет сына-первоклассника и раздумывает с мужем о том, сделать ли ей третий аборт и купить новую машину или всё-таки родить второго ребёнка.

Ещё одна молодая семья (москвичи): куча кредитов, новая «бэха» и две большие дорогие собаки. «Дети? Это когда выплатим кредиты». — «А когда вы их выплатите?» Смеются: «К пенсии». Значит, с детьми они подождут до 60 лет? Что ж, может, к тому времени рожать можно будет и пожилым, но уже сейчас женщине почти 30. По себе скажу, что после 30 уже не так всё весело и легко. Я имею в виду не только сами роды, но и беременность, и первые годы материнства: всё это требует сил и молодого задора, я бы сказала. А в Москве, по статистике, всё меньше женщин детородного возраста собираются иметь детей. Больше того: многие молодые женщины сознательно выбирают бездетность, становятся «чайлдфри» — свободными от детей.

Но мы отвлеклись. Итак, экономическая выгода от покупки машины. Вы вкладываете в неё хорошие деньги, тратитесь на обслуживание и ремонт, покупаете бензин, т. е. одни расходы, а через 5−10−15 лет груду металлолома выбрасываете (ну, или продаёте, если повезёт, но за гораздо меньшую сумму, чем та, что в неё вложили) и вынуждены опять покупать что-то новое, чтобы передвигаться. А что с ребёнком? Да, вы выделяете деньги на медобслуживание и образование, причём немалые, но через те же 10−15 лет учёбы ребёнок уже становится на ноги, получает профессию. И если не может помогать вам материально, то уж точно не сидит у вас на шее и не требует новых вложений. Потому что дети в многодетной семье с раннего возраста понимают: они не смогут разделить родительскую пенсию на троих-пятерых-шестерых так, чтобы всем хватило на весёлую жизнь. Поэтому летом даже школьники пытаются подработать, не говоря уж о студентах. Ну, так что более затратно и что выгодней экономически? По-моему, с ребёнком всё гораздо привлекательней.

Сдерживать желания

Да, у многодетных, как правило, денег не так уж много, хотя усилий к их зарабатыванию прилагается максимум. Каждый ребёнок из многодетной семьи осознаёт, что, будь он единственным, он мог бы позволить себе едва ли не любую прихоть. Но удивительно рано он учится осознавать и сдерживать эти самые прихоти. Недавно прочитала книгу Д. Митчелла «Облачный атлас», и мне там понравилась такая вот мысль в футуристической части романа: человек погубил себя жаждой желаний. Так и есть. Человек никак не может остановиться в своих желаниях, ему хочется всё больше и больше гаджетов и радостей жизни. А так ли уж это необходимо на самом деле? Не лучше ли попытаться сдерживаться? Не этому ли должны учить нас те самые православные посты, которые мы ухитряемся так искусно проводить в изобилии еды и питья, придумывая всё новые «постные» развлечения для души и тела? Мне всегда вспоминаются слова старца Паисия Афонского: в последние времена трудно будет только тем, кто привык к десяти сортам сыра на столе, все остальные — выживут. Разве это не подтверждается опытом военных и революционных лет? Наша глубоко верующая прапрабабушка дожила до 103 лет, преодолев все катаклизмы и регулярно соблюдая все посты, а её муж-атеист умер в 1930-е годы совсем нестарым, не пережив голода. И это просто самый близкий мне пример. Есть и другие. Лично я считаю полезными естественные ограничения в желаниях.

Что греха таить: мне тоже много чего хочется, а не получается. Но если ненароком озвучишь свои желания, близкие сразу приходят на помощь: старшая дочь планирует взять меня с собой в путешествие, все шестеро по очереди обещают кормить (почему-то) в ресторанах — каждый в свой день недели (когда вырастут). И сразу перестаёт хотеться… Так уж устроен человек.

Итак, первый закон многодетности (от меня) гласит: чем больше детей, тем меньше желаний.

Не растить тунеядцев

Почему-то очень много споров возникает по поводу «заек и лужаек». Кто-то пропагандирует закономерности возникновения одних от наличия других. Кто-то спорит и доказывает, что это разные вещи, друг от друга совершенно независимые. Я бы сказала, в жизни всякое бывает: и так, и эдак. Я знаю множество примеров, когда с рождением нового малыша разрешались материальные трудности и улучшались жилищные условия. Но есть тут одна особенность: родители в этих примерах не ждали манны с неба, а старались эти самые условия улучшить — и изо всех сил. Под лежачий камень — ну, вы знаете… Наш друг-батюшка говорит: «Бог даст роток, даст и прибыток!» И говорит он об этом с полной уверенностью: имеет право, ибо имеет опыт. Я не могу утверждать, что многодетные руководствуются именно этим мудрым изречением, когда идут на свой подвиг отцовства-материнства. Они, скорее, утешаются этими словами и надеются, что хотя бы частично они сбудутся. И они сбываются — дети не голодают и не ходят раздетые, Господь действительно не оставляет. Иной раз помощь приходит буквально ниоткуда, из воздуха. Так, в легендарные 1990-е однажды мы пришли домой с мыслью, чем кормить троих детей, — а под порогом нашли большой пакет с продуктами. И такие вот подарки случались не раз. Что же касается отдельных квартир для каждого ребёнка — это не забота родителей, по большому счёту, это уж пусть сами. Мы тоже не на готовое пришли, кстати. Не считаю разговоры о разделе лужаек между зайками вообще корректными.

Второй закон многодетности (моего изобретения): чем меньше делишь, тем лучше отношения и, кстати, тем больше стимулов самим учиться и работать как следует. Вот ещё одна выгода многодетных: они вряд ли смогут вырастить тунеядцев, даже если сильно постараются.

Пофигизм и инфантилизм

Когда заходит разговор о многодетности, чаще всего нас обвиняют в безответственности. И тут можно опять согласиться: какая-то доля «пофигизма» должна присутствовать в человеке, которому интереснее возиться с детьми, чем копить деньги на машину (раз уж мы с машины начали). Тот самый беспорядок в многодетных семьях — он тоже ведь из области пофигизма. Я росла одна в семье, у нас принято было вылизывать всё до блеска, каждая вещь знала своё место, каждая книжка стояла на своей полке. Представьте мой ужас, когда я познакомилась с будущим мужем, который ещё ни разу в жизни не положил ничего на то место, с которого он это взял! При этом рос он в обычной малодетной семье, просто мама всю жизнь за ним убирала, наводила порядок. Маме было легко. Попробуй наведи порядок за шестью детьми и мужем, если они за собой не убирают! А они не убирают, поскольку папа считает это всё лишней тратой времени и сил. Замкнутый круг? Я пошла по пути наименьшего сопротивления: мы все вместе наводим порядок раз в неделю, а всё оставшееся время я «не парюсь», ибо бесполезно. Что интересно, сейчас сам папа гоняет детей и заставляет их быть аккуратнее. О, как это греет душу! Получается, многодетность избавляет нас и от излишней аккуратности, и от неаккуратности тоже. Это закон «золотой середины»: если «не зацикливаешься» и не включаешь перфекциониста, всем вокруг живётся легче, ибо чем больше забот, тем меньше тараканов в голове.

Что касается безответственности в плане невозможности дать детям платное образование, так я тут тоже вижу плюсы: пусть учатся как следует, а потом поступают на бюджет. Или идут работать. Это их выбор, их ответственность. И это тоже плюс многодетности: родители просто не имеют возможности до пенсии помогать своему чаду материально. Поэтому и дети стараются достичь своих высот сами. Недавно вышла интересная статья психолога Е. Бурмистровой об инфантилизме современных студентов, когда в 20 лет чадушко не умеет и не хочет учиться и работать. Так вот, нашим детям, как правило, не удаётся дожить и до 15 лет инфантильными — слишком много обязанностей и попечений.

Закон четвёртый: чем больше детей, тем быстрее они взрослеют.

Любовь

Другое дело — моральная поддержка, посильная помощь советом и добрым словом: тут у нас есть шанс «задавить» любую проблему силой взаимной любви, учитывая даже тот факт, что многодетность не исключает эгоизма и ревности и друг к другу, и к родителям. Мои старшие дети так часто говорили мне: «А-а-а-а, его/её ты любишь больше!», что со временем я взяла это на вооружение и на любые упрёки могу ответить: «Ну да, его-то (или её) я люблю больше!» — и вызвать дружный смех. Я думаю, что проблему ревности можно решить только любовью, вниманием, пониманием.

Многие считают, что как раз любви и внимания в больших семьях ни на кого не хватает: родители же не резиновые. Да, сам человек не резиновый, но сердце у нас абсолютно безразмерное, это я уже поняла окончательно и бесповоротно, и оно может вместить очень-очень много детей и очень много любви. И тут вступает в силу пятый закон многодетности: чем больше детей, тем шире сердце. У каждого эта вместимость разная, конечно. Но если муж и жена чувствуют, что любят каждого нового малыша с новой силой, то почему же и не рожать? Вот это как раз и есть самая главная причина многодетности: не «православнутость», не легкомыслие, а радость новой человеческой жизни, чудо рождения, любовь, «детский дух», без которого трудно дышать родителю. Сейчас это называют детоголизмом. Дети — как наркотик для сумасшедших родителей… Ну что я могу сказать? Если любовь называть созависимостью, то и рождение детей вполне можно считать патологией в нынешних условиях. Ибо — мы все умрём. «Зачем вам их столько?!» — этот вопрос-осуждение я слышу с тех пор, как родился мой третий ребёнок, а значит, уже больше 18 лет. Подразумевается, что вопрошающий сам знает ответ на этот вопрос: «Они не умеют предохраняться! Им нравится плодить нищету! Они детоголики! Они пофигисты!» А я до последнего времени даже терялась отвечать. И правда, зачем? На самом деле, никакая самая искренняя любовь не снимает ни проблем воспитания, ни травм, ни болезней, ни кризисов переходного возраста у детей и родителей. И всё это в многодетных семьях умножается на количество детей — нет таких семей, которые бы избежали всех этих «прелестей». Но тогда и впрямь — зачем?

Наверное, именно ради чуда любви. Когда вдруг — совершенно неожиданно — старшая дочка приглашает тебя на прогулку по ночному городу, и ты понимаешь, как давно ты не видела этих изменившихся улиц. Или старший сын на первую зарплату покупает билеты на модный фильм в крутой кинотеатр, и ты погружаешься в атмосферу долгожданной премьеры. Когда самая маленькая подходит просто так, среди бела дня, обнимает за шею и целует крепко-крепко, шепча: «Я люблю тебя сильно-сильно, больше, чем наш дом!» Когда неуправляемый ёжик-подросток подсаживается к тебе и поверяет своё самое сокровенное, самому ему ещё непонятное чувство…

Опыт

Настало время озвучить шестой «закон многодетности»: чем больше детей, тем больше опыта. Я его опять сама придумала. Но он работает, поверьте. Вот почему многие боятся многодетности и не боятся сообщать об этом? Почему так часто я слышу сакраментальное: «Я и с одним не справляюсь, что вы!»? — А это всё потому, что мы не рождаемся на свет опытными, спокойными и уверенными в себе мамами. Никогда не забуду ужас, переходящий в панику, когда нам — «первородящим мамочкам» — в роддоме как бы между прочим, на выходе из палаты, медсестра сообщила, что у наших малышей начинается желтушка. «Что?! Что она сказала?! Желтуха!» Это был 1991 год — никаких пособий и школ молодого бойца, то есть родительства. Родила, забрала — и привет! Но про желтуху мы знали, да. Мы побежали звонить домой и образовали очередь в автомат, мы бегали по отделению (ну, насколько могут бегать недавно родившие женщины) и не находили себе места, пока какая-то наименее озлобленная акушерка не успокоила: «Да не реви! Это физиологическая желтушка. Она проходит»…

А какие пляски с бубнами мы с мамой устраивали при пеленании моей первой дочки, это надо было бы заснять на камеру! К тому времени мама (я у неё была единственная) уже всё забыла, а мне ничего так и не показали в роддоме. А что? Нечего! Пусть сами помучаются! И мы честно мучились. Но зато в итоге получали бесценный опыт, который не добудешь на лекциях и в книжках. Теперь, с шестым ребёнком, меня трудно напугать детскими болезнями или сбить с пути грудного вскармливания под предлогом: «Ах, она у вас такая маленькая! Вы её недокармливаете! Надо вводить смесь!» Имея опыт ребёнка-богатыря, которого от груди оторвать было проблематично, даже зажав его носик, ребёнка-лентяя, который засыпал на середине кормления, и ребёнка-дюймовочки, которая ест мало, но часто и с энтузиазмом, я понимаю наконец, что все дети — разные, что у каждого есть и свои физиологические особенности, и причуды характера, которые очень витиевато порой сплетаются в ребёнкино поведение. А поэтому я и говорю: многодетность выгодна ещё и тем, что мамы становятся настоящими мамами — без повышенной тревожности, без излишней опеки над детьми, с разумным подходом к воспитанию и образованию. Как правило, такой опыт начинается с третьего ребёнка. Я не знаю, почему так, но обычно случается именно так. А потому многодетность выгодна ещё и с этой точки зрения. Мы же верующие люди, мы не должны забывать, что и наша опытность, мудрость — всё это от Бога приходит. А Бог любит нас (и чем нас больше, тем больше любит), я это давно поняла. И это ещё одна выгода многодетности.

Выгоды и парадокс

Чем ещё можно порадовать? Дети в большой семье воспитываются в традиционной иерархии отношений: они учатся подчиняться старшим и заботиться о младших буквально с младых ногтей. У них, как правило, не возникает проблем с социальной адаптацией, они легче сходятся с людьми — ещё бы, с таким опытом общения в разновозрастном коллективе! Они и пару выбирают себе, как правило, с учётом такого опыта. Я не знаю статистики, но, судя по знакомым, дети из многодетных семей разводятся реже, чем из малодетных. Конечно, все дети разные, но в целом многодетная модель очень сильно влияет на приоритеты: ребёнок знает опытным путём, что многодетность — это трудно, но одновременно хорошо и весело, в конце концов. И даже если каждый ребёнок в семье не становится таким же сильно-многодетным, как родители, то уж точно не становится и чайлдфри, потому что где-то глубоко внутри понимает, что дети — это, по большому счёту, смысл существования общества, что бы там ни говорили по этому поводу сторонники снижения рождаемости и мальтузианцы.

Тут ведь в чём проблема на самом деле? Есть люди, которые «не тянут» и одного. И не от маловерия или лени, а потому что все мы разные — с разным достатком, материальным и душевным. Я имею в виду и деньги, и сердечное тепло. И никто ведь никого не зовёт насильно в ряды многодетных. Комфортно человеку жить в одиночку — да пожалуйста, на здоровье. Конечно, можно и одному, и вдвоём интересно жить, не обязательно с утра до ночи и опять до утра возиться с детьми, да ещё не год-два, а лет 20 подряд. Куда интереснее путешествовать, творить и делать карьеру, опять-таки. Но вот представьте себе на минуточку: нет детей совсем, ни у кого. А вы стареете, работать не можете, а пенсии становятся всё меньше (потому что работников-то нет. Кто будет производить что-то, если вся страна на пенсии?), и насколько красивая будет и весёлая такая жизнь? Ну, не знаю. Наверное, не такая уж приятная. На Западе об этом уже задумались. А мы опаздываем, как всегда. Нам почему-то ещё не становится ясно, что очень неправильно оправдывать собственный эгоизм и следование путём потребления (вещей, радостей, удобств и пр.) душевной невозможностью иметь детей, «устареванием» вечной заповеди «плодитесь и размножайтесь» (да-да, и такое я уже слышала!) и прочими придумками от лукавого.

Так о чём я говорю? Социально и экономически выгодное для общества вложение средств, сил и времени — это дети. Это действительно наше будущее, и если оно произрастёт на почве, лишённой эгоизма и страсти к потреблению и удовлетворению только своих потребностей, то от этого никто не пострадает. Даже и сторонники малодетности, которые не могут же не признать, что дети вообще, в целом, — это хорошо.

Седьмой закон многодетности

Но — вы будете смеяться! — ни один многодетный о выгодах как раз не думает. В этом заключается даже не закон, а, я бы сказала, парадокс многодетности. Да, многодетность выгодна, но не это нами движет. Мы видим в рождении детей высший смысл, мы получаем радость от их появления на свет, возрастания, взросления и находим счастье в их существовании. В этом смысле мы действительно странные, сумасшедшие и в какой-то степени «неотмирные» и внеземные. Мы живём по своим законам, и они убеждают нас в том, чтопритяжение детей и родителей друг к другу — эта внеземная гравитация — совершенно не зависит от экономических, социальных и всех прочих выгод. И это даёт нам силы рожать, растить, воспитывать. Любить.

http://www.pravoslavie.ru/96 604.html
  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  

  раба Божия София    07.09.2016 14:55
Спасибо, хороший анализ, очень добрая статья. Один вижу ложный тезис: что многочадие – это подвиг.Никакой это не подвиг, а норма, которая должна быть в здоровом обществе, и выбора на самом деле не может быть у православных христиан. Как сказал один священник:"Ощущайте себя рабами неключимыми, которые просто выполняют свой долг". Это не отменяет, конечно , радости материнства и отцовства:) Понятно, что не всем дается многочадность, но это не означает какого-то добровольно взятого на себя подвига. Нужно спокойнее относиться к своей и чужой многодетности, считаю. София, мать семерых детей.

Страницы: | 1 |

Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru