Русская линия
Православие.Ru Людмила Кириллова29.08.2016 

«Три ступени» на Журавлиной горе

В 2016 году, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, исполняется 125 лет со дня основания Пюхтицкого Успенского ставропигиального женского монастыря в Эстонии. Сейчас это одна из самых известных обителей нашей Церкви, во многих смыслах образцовая. Для немалого числа женских монастырей России Пюхтица была и остаётся школой благочестия и живым примером не прерывающейся монашеской традиции.

Вид на Пюхтицкий монастырь

Вид на Пюхтицкий монастырь

Не оставленный народ

Пюхтицкая чудотворная икона Успения Пресвятой Богородицы

То, что Православие на Эстонской земле тесно связано именно с историей русской миссии, не подлежит сомнению. Святейший Патриарх Алексий II в своём труде «Православие в Эстонии» отмечал: «Православие на эстонской земле и по своему рождению, и по своему бытию неразрывно связано с Россией, с Русской Православной Церковью, и эта связь крепче и надёжнее всех современных политических конъюнктур». Первые православные храмы здесь появились ещё в начале XI века благодаря Ярославу Мудрому, который в 1030 году из Новгорода отправился в поход на эстов: «Пошёл <…> на чудь, и победил их, и поставил город Юрьев (ныне Тарту — прим. автора)». Город получил своё название в честь небесного покровителя русского князя — Георгия Победоносца. Судя по скудным историческим данным, в Юрьеве было несколько православных церквей.

Патриарх Алексий II писал: «К концу XII в., следуя примеру святых апостолов, православные монахи из Пскова, Полоцка и Новгорода мирным словом уже сделали большое дело, и Православие в Прибалтийском крае пустило здоровые и прочные корни. Понимание этого явления мы можем найти даже в литературных произведениях, например в эстонском эпосе „На реке Юмера“ („Umera joel“). Римские папы в своих буллах постоянно указывали на необходимость бороться в Прибалтике как против язычества, так и против Православия» .

В 1219—1220 годах состоялся Датский крестовый поход в Эстонию. В результате вся северная Эстония была захвачена.

Но полного исчезновения Православия не произошло.

В первой половине XVI века в Эстляндии было введено лютеранство. Для православных наступили времена неприкрытых притеснений. Православные храмы разрушались, прихожане чувствовали себя сиротами, брошенными, оставленными. Именно в это время измученному и уставшему православному народу Эстляндии явилась Сама Божия Матерь.

«Лучами своими озаряя»

Образ Божией Матери «У источника»

Пюхтицкий Свято-Успенский монастырь расположен в восточной части Эстонии, на вершине Журавлиной горы. Гора эта хоть и не высокая — небольшой холм, но известная тем, что её посетила Сама Божия Матерь. Поэтому гору стали называть Богородицкой. Две главные святыни монастыря — Успенская и Пюхтицкая иконы Божией Матери —связаны именно с этой горой. «Сказание о Пюхтицкой Чудотворной иконе Успения Божией Матери», изданное в Риге в 1892 году, повествует об этом так: «Видно, Она, Милостивая Ходатаица рода христианского, узрела с неба слёзы наши и трудное житие… в этом отдалённом крае поморском, среди притеснений и постоянного страха от неправославных, и послала нам Свой Образ во знамение помощи Своей».

В Сыренецкой летописи XVI века сохранилось свидетельство о чудесном знамении в местечке Куремяэ. Было раннее летнее утро. Простые пастухи, как всегда, пасли скот под горой. И вдруг на самой горе они увидели Светозарную Деву в дивном лазурном одеянии. Божия Матерь простёртыми руками указывала на источник, испокон веков протекавший под горой. Когда пастухи хотели подойти поближе и устремились на гору, видение исчезло. Когда они стали удаляться, Дева вновь предстала их взорам.

Пастухи вернулись домой и рассказали об этом чудесном явлении жителям своей деревни. Уже на следующий день на рассвете селяне отправились на гору. Эти простые труженики также были удостоены видения Пречистой Девы в сиянии чудного света.

На третий день у горы собрались крестьяне уже со всех окрестных деревень. Пресвятая Дева почтила и их Своим явлением. Там, где Она стояла, — у подножья горы — забил источник ключевой воды. Потом Пресвятая стала подниматься к самой вершине и, остановившись у величавого дуба, скрылась от людских взоров. Крестьяне отправились к тому месту, где стояла Пресвятая Дева Мария. В расщелине дуба они обрели икону Успения Божией Матери.

Жители этих мест по сей день возлагают особое упование на Пресвятую Богородицу, веря, что Божия Матерь освятила Своим пришествием и всю окрестность. В «Сказании о Пюхтицких иконах Божией Матери» есть такие слова: «несравненный светозарный образ Пречистой Девы Богородицы, лучами своими озаряя Пюхтицкую обитель, радуя души православных, являет всем, что Игумения на сей Святой горе — Сама Царица Небесная, некогда здесь явившаяся и не оставляющая Своим заступничеством малое стадо Христово, покрывая безграничным милосердием Своим всех, с верою прибегающих к Её всесильной помощи и предстательству».

Местность эту с тех пор стали называть «Пюхтица» («Pühitsetud»), что значит «Святое место». А источник у подножия Журавлиной горы более чем за триста лет прославился многими чудотворениями и исцелениями.

На месте чудесного явления иконы, у древнего дуба, была построена часовня в честь Успения Божией Матери, где и находился обретённый образ.

Первое письменное упоминание о Пюхтицкой часовне относится к 1608 году (по крайней мере это самый ранний сохранившийся исторический документ).

Ежегодно в праздник Успения Пресвятой Богородицы здесь служил священник из русской части г. Нарвы. На торжества стекались паломники со всей Эстонии. Казалось, Святая гора, усеянная огоньками свечей, возносится под молитвенное пение с земли на небо.

Недостроенная кирха

Фото: Марина Юрченко

В начале XIX в. Пюхтицкая гора перешла в собственность немецких баронов, враждебно относившихся к православным. Икону пришлось перенести в с. Сыренец, где был православный приход. Но место обретения образа не было забыто: ежегодно в день Успения Богородицы от Сыренца к часовне на Богородицкой Горе совершался Крестный ход с чудотворным образом. Путь в 30 километров был не из лёгких: православным часто приходилось идти по колено в болоте, прижимая икону к груди.

Любопытно, что немецкие бароны — хозяева территории — предприняли попытку умалить достоинство часовни. Для этого они педантично стали выстраивать рядом кирху, размер которой должен был вызывать ощущение «торжества протестантизма» и незначительности и серости Православия. Попытка была провальной.

29 апреля 1891 года последовало Высочайшее соизволение на отчуждение Богородицкой горы, вместе с недостроенной на ней лютеранской кирхой, в полное и исключительное владение Православной Церкви. Кирхе суждено было стать конструктивной основой для Успенского храма.

Навстречу эстонским братьям

Князь Сергей Владимирович Шаховской

В истории Пюхтицы выдающаяся роль принадлежит Эстляндскому губернатору — князю Сергею Владимировичу Шаховскому. Он и его супруга, Елизавета Дмитриевна, столько сил вложили в обитель, что по справедливости считаются её основателями.

С.В. Шаховской одним из первых осознал саму необходимость создания на Богородицкой горе иноческой обители.

Усилиями князя и его супруги в 1885 году на Богородицкой горе был открыт Пюхтицкий православный приход и построен храм для обретённой ранее иконы, а в 1887 году в местечке Иевве (ныне город Йыхви) по его инициативе было открыто Отделение Православного прибалтийского братства (под председательством княгини Е. Д. Шаховской), при котором постепенно появились приют для сирот, лечебница с аптекой, школа для детей малоимущих родителей и рукодельная. Все эти благотворительные учреждения в Иевве стали своего рода подготовительным этапом к основанию Пюхтицкой женской обители на Богородицкой горе.

Кроме того, именно князь Шаховской ходатайствовал о выкупе самой земли Богородицкой горы, что и произошло в 1891 году.

Князь искренне полюбил Пюхтицкую гору и завещал похоронить его на ней. Случилось так, что он скоропостижно скончался 12 октября 1894 года, в возрасте всего 42 лет. За 9 лет своего служения губернатором Эстляндии (1885−1894 гг.) князь успел во многом изменить историю сего края.

Вдова Сергея Владимировича, княгиня Елизавета Дмитриевна Шаховская, поселилась на Богородицкой горе и занялась при монастыре широкой благотворительностью. Ежегодно в праздник Успения княгиня участвовала в организации приёма богомольцев и участников крестного хода, во множестве стекавшихся в Пюхтицу.

Чтобы понять её отношение к месту своего служения и окружающим людям, достаточно узнать, что писала княгиня Шаховская известному юристу Ф.Н. Плевако: «Мы, русские, православные, должны пойти навстречу нашим эстонским братьям и дать им то, без чего человеку на земле жить нельзя: церковь, школу, уход за больными…».

На Богородицкой Горе над усыпальницей губернатора Эстляндии князя С.В. Шаховского его вдовой в 1895 году был сооружён деревянный храм во имя преподобного Сергия Радонежского. По прошествии многих лет уже совсем другой жизни и княгиня Елизавета Дмитриевна Шаховская была погребена рядом с супругом.

Варвара Первая

Собор Успения Пресвятой Богородицы. Фото: Марина Юрченко

Собор Успения Пресвятой Богородицы

Торжество открытия общины на Богородицкой горе было приурочено к празднику Успения Божией Матери 1891 года. Именно с этого момента ведёт свою историю Пюхтицкая обитель.

Пюхтицкая община очень скоро была утверждена в статусе монастыря во главе с игуменией — монахиней Варварой (Блохиной), прибывшей в Эстонию из Костромы в 1888 году.

Благодаря её усердию на Святой горе появились жилые дома-келии, временная трапезная, здание приюта для детей, необходимые хозяйственные постройки, был построен соборный храм в честь Успения Пресвятой Богородицы. В него перенесли чудотворную икону Успения, долгие годы находившуюся в ближайшей Сыренецкой церкви. Рядом с соборным храмом была устроена Трапезная церковь во имя святых Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы для богослужений в зимнее время.

Игумения Варвара сумела учинить строгий монастырский порядок, присущий старинным монастырям. По сохранившимся рассказам, первые пюхтицкие сёстры сами носили камни и брёвна для постройки жилых домов-келий, обрабатывали до 200 десятин земли, обучали детей-сирот в монастырском приюте грамоте и рукоделиям, ухаживали за больными в лечебнице.

Труд сочетался с молитвой: все положенные по уставу монастырские богослужения совершались неукоснительно. Из числа насельниц были созданы два монастырских хора — на церковнославянском и эстонском языках. Основанная недалеко от монастыря богадельня «Гефсиманский скит» содержалась на средства обители.

Есть на что

Фото: Марина Юрченко

Отец Иоанн (Сергиев), прославленный Церковью как праведный Иоанн Кронштадский, часто посещал Пюхтицу, духовно окормлял сестёр, присылал новых насельниц и помогал строящейся обители материально. В становлении Пюхтицкого монастыря святой сыграл огромную роль. Однажды, беседуя с игуменией Варварой, батюшка указал ей на вершину горы и сказал: «Матушка Варвара, смотрите, какой великолепный собор у вас на горе стоит!». — «Батюшка, хорошо бы собор, да не на что, — ответила матушка игумения, — даже и речи не может быть!». А батюшка, словно и не услышав её слов, вновь говорит: «Матушка! Посмотрите, какой великолепный собор у вас на горе стоит!..».

На строительство требовались огромные средства, которых у монастыря не было, но отец Иоанн благословил создание нового собора.

Праведный Иоанн Кронштадский

Летопись свидетельствует: «И вот сверх всякого ожидания Господь посылает монастырю помощь в лице нового благодетеля — московского генерал-майора Ивана Филипповича Терещенко, к которому пришла в 1905 году ездившая за сбором подаяний в столицу послушница Анна Абрамова. Заинтересовавшись смиренным, ласковым видом старицы-послушницы, генерал стал расспрашивать её о монастыре. Старушка добродушно рассказала про Пюхтицу, что знала и как умела. Показала генералу небольшой фотографический снимок обители. Он внимательно посмотрел на снимок и — после некоторого раздумья — решительно сказал: „Я построю у вас настоящий соборный православный храм“, уточнив, что немедленно готов пожертвовать капитал с условием, что в храме ежедневно на проскомидии будет совершаться поминовение его и его родных». На пожертвованные генералом Терещенко 90 тысяч рублей и был возведён Успенский собор монастыря.

Весной 1908 года была разобрана первая Успенская церковь. Весь камень пошёл на строительство фундамента нового храма. 15 июня состоялась закладка трёхпрестольного Пюхтицкого собора.

Собор воздвигался быстро: уже 15 августа 1910 года, на престольный праздник, архиепископ Рижский и Митавский Агафангел совершил чин великого освящения храма и главного престола в честь Успения Богоматери.

С именем праведного Иоанна Кронштадтского связана история ещё одной святыни монастыря — Пюхтицкой иконы Богородицы. В 1894 году сёстры обители, горячо любившие батюшку, написали и подарили ему в день Ангела икону, на которой запечатлено явление Пресвятой Богородицы у источника в Пюхтице. Внизу на иконе подпись: «Протоиерею отцу Иоанну Ильичу Сергиеву, труд живописиц Успенскаго женскаго монастыря на Святой горе Эстляндской губернии. 1894 г. 19 октября».

Отец Иоанн много молился перед этой иконой до самой своей кончины.

Образ Богородицы «У источника» батюшка завещал одной благочестивой петербургской чете. Престарелые супруги передали икону насельнице закрытого к тому времени Санкт-Петербургского Иоанновского монастыря. Сама Пресвятая Богородица явилась монахине Вирсавии во сне, открыв Свою волю о возвращении образа в Пюхтицкую обитель. Богородица сказала монахине: «Я Сама к тебе приду». Случилось это на Пасху 1946 года. Вскоре мать Вирсавия умерла, а образ Божией Матери «У источника» в день празднования иконе Боголюбской (18 июня / 1 июля) вернулся в обитель.

Бомбы, которые не попадают

Через несколько дней после возвращения иконы в монастырь приехал неизвестный никому военный, попросивший встречи с матушкой Рафаилой. В беседе он рассказал удивительную историю. Во время войны он был лётчиком, получившим приказ разбомбить монастырский собор. «Помню, подлетаю к монастырю, — рассказывал военный, — а вся гора в тумане. Было это при ясной солнечной погоде. Я развернулся, сделал круг — вновь ничего не видно. Стал бомбить по расчётам. Вдруг небо раскрылось, вижу — стоит вся в голубом Женщина и говорит: „Сынок, не разоряй Мой Дом!“»

После беседы с игуменией Рафаилой лётчик зашёл в собор, увидел икону Пюхтицкой Божией Матери, именуемую «У источника», и сразу узнал в ней Ту, Которую видел когда-то над монастырём.

Местные жители подтверждают этот рассказ: в годы войны не раз они видели над монастырём бомбы, которые неведомой силой были относимы в сторону.

От Ленина до Хрущёва

В просфорне

В просфорне

Пюхтицкий монастырь знал много скорбных дней, разделив годы страданий со всей Русской Церковью. Первая мировая война, а затем октябрьский переворот в России, образование Эстонского независимого государства… Лазареты для тифозных больных в соборном храме, национализация монастырских земель и упразднение монашества как сословного различия.

В 1920 году, чтобы хоть как-то сохранить монастырь, его преобразуют в «Благотворительную христианскую Пюхтицкую женскую трудовую общину» во главе с почётной председательницей — княгиней Е.Д. Шаховской.

В 1935 году Трудовая община вновь обрела статус монастыря, подчинённого Синоду Эстонской Апостольской Православной Церкви. Правительство выделило ему в аренду 102 гектара земель.

Не успела обитель оправиться — началась Вторая Мировая война. Три года фронт держался всего в 30 километрах от Пюхтицы, за рекой Нарвой, где шли ожесточённые бои.

В июле 1944 года началась эвакуация. Большинство монахинь выехало в посёлок Альбу, расположенный недалеко от Таллина. При переезде шесть сестёр погибли, попав под обстрел с воздуха в городе Йыхви.

Надо ли говорить, какими были послевоенные годы! Сытым не ходил никто — ни человек, ни скотина. Соха вновь прильнула к пашне, лес пилился вручную, мешки с зерном разместились на плечах монахинь — их несли не одну версту, ночью. Божьей милостью получалось и лошадей с коровами содержать, и огороды обрабатывать.

Хрущёвские гонения не обошли стороной и Пюхтицу — монастырь хотели закрыть. В 1960 году был сметён с лица земли один из красивейших соборов Таллина — храм Пюхтицкого монастырского подворья. Верующие пытались обращаться к властям с просьбой сохранить храм, однако реакция была предсказуема. В самом монастыре планировали устроить дом отдыха для шахтёров, а в таллинском Александро-Невском кафедральном соборе — планетарий.

О пользе иностранной печати

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Осенью 1961 года на эстонскую кафедру был назначен молодой, недавно рукоположенный архиерей — епископ Алексий (Ридигер), будущий Патриарх Московский и всея Руси. Служение началось с печального известия — уполномоченный по делам религии сообщил ему, что властями было принято решение о закрытии Пюхтицкого монастыря и 36 «нерентабельных» храмов. Однако владыка смог убедить уполномоченного в том, что закрытие обители — не лучшее начало его архиерейства.

Наиболее действенным в те годы средством от посягательств советской власти на Церковь часто оказывалось положительное упоминание какой-либо обители или храма в иностранной печати. По приглашению епископа Алексия Пюхтицкую обитель вскоре посетили делегации Константинопольской Церкви, Евангелической церкви Франции, Всемирного совета церквей. Итогом многочисленных положительных откликов в иностранной печати стала невозможность закрытия Пюхтицкого монастыря.

3 января 1968 года указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) седьмой настоятельницей Пюхтицкой обители (1968−2011 гг.) была назначена монахиня Варвара (в миру Валентина Алексеевна Трофимова). Матушка начинала свой иноческий путь в Пюхтице. В сане игумении ей предстоял нелёгкий труд восстановления монастыря: починка куполов, крестов, крыш храмов и других зданий, проведение отопления, воды, электричества, украшение собора настенной живописью. Со всеми этими вопросами хрупкая матушка справлялась смиренно и безропотно. И, конечно, неустанная ежедневная работа по устроению монашеской жизни.

В 1988 году — когда вся историческая Русь праздновала 1000-летие своего Крещения — в Пюхтицкой обители развернулось масштабное церковное строительство: были выстроены Георгиевская часовня, колокольня Сергиевской церкви, первая в Эстонии церковь-крестильня для крещения с полным погружением. В то же время обитель была обнесена «крепостной» оградой из гранитного камня с двумя новыми башнями.

После распада СССР были закрыты границы и установлен визовый режим с Эстонией. Богомольцам стало труднее добираться до Пюхтицы — их поток зримо слабел. В те годы обитель была пустынна как никогда. Но те, кто хотел, добирались вопреки всем международным перипетиям.

Матушка Варвара отошла ко Господу 8 февраля 2011 года, более 40 лет прослужив Господу в сане игумении. До сих пор сёстры Пюхтицкой обители с неизменной любовью и теплотой вспоминают «матушку-строительницу». Святейший Патриарх Кирилл отметил: «Более сорока лет матушка со смирением и кротостью несла возложенное на неё Священноначалием нелёгкое послушание, отдавая все свои силы, здоровье и дарования благоустроению монастырской жизни. Являя пример стойкости, преданности Церкви и верности своему призванию, она сумела создать в обители неповторимую атмосферу подлинной христианской любви, мира и духовной радости. <…> Во многом благодаря трудам схиигумении Варвары Пюхтицкая обитель стала настоящим форпостом Православия в Эстонии, куда за духовным утешением и поддержкой съезжались многочисленные паломники».

Узнайте сами

Расписанные сёстрами камушки с изображением Пюхтицкого монастыря. Фото: Марина Юрченко

Расписанные сёстрами камушки с изображением Пюхтицкого монастыря

Сегодня Пюхтица пытается жить так же, как и вчера, как и сто лет назад. Живая связь с прошлым делает это прошлое настоящим, в монастыре особенно дорожат этой — не всем монастырям предоставленной — милостью жить в сохранённой традиции дореволюционного монашества. Сёстры знают то или иное монастырское дело так хорошо, потому что учились у «профессионала», который, в свою очередь, перенял опыт у подвижницы — современницы оптинского старчества эпохи его расцвета. Из этих страниц складывается бесценная книга.

Монастырь по-прежнему упорно и безропотно трудится, в поте лица добывая свой хлеб. Здесь знают цену этого хлеба — мастерски косить научат любого. При этом правило безвозмездного гостеприимства по-прежнему в силе и не подлежит пересмотру даже во время международных политических потрясений и экономической нестабильности. Каждого встретят, накормят, согреют, спать уложат — и не забудут напомнить о важности посещения богослужений.

Несмотря на аграрно-технологические ноу-хау, труд в обители не перестаёт быть тяжёлым и напряжённым. Иноческое преодоление ветхого человека, сосредоточенная молитва, борьба с соблазнами мира — всё это никуда не уходит даже во внешне «комфортном» монастыре, даже охраняемом древней монашеской традицией. Монастырь продолжает борьбу. Славное прошлое ещё больше обязывает «держать высоту» в настоящем и будущем.

Паломники по-прежнему едут в Пюхтицу. Сами эстонцы, в целом люди достаточно нерелигиозные, считают этот монастырь своей жемчужиной, очень гордятся им, возят сюда своих гостей, берегут его. То-то и удивительно. Этнические же эстонцы, переходящие в Православие, становятся настолько «пламенеющими» верой, что могут научить этому многих русских — «потомственных православных».

Источник, забивший на месте явления Пресвятой Богородицы простым пастухам, до сих пор считается святым. Даже лютые морозы не могут заковать его во льды. Историй чудесных исцелений в этих водах — множество.

Фото: Марина Юрченко

До сих пор сохранился и старый дуб, под которым эстонские крестьяне нашли образ Успения Богоматери. Учёные полагают, что ему не менее 1000 лет. Его высота 26,5 метра, обхват ствола свыше 4 метров. Разумеется, его также почитают святым, поэтому немудрено, что каждый паломник считал своим первостепенным долгом унести с собой хотя бы щепку этого дуба. Со временем его могли растащить до состояния полного исчезновения. Поэтому сегодняшняя ограда вокруг него кажется более чем уместной.

Рядом стоит воссозданная часовенка XVI века, внутри которой находится часовня старая. Вокруг — монастырское кладбище, которое может рассказать свои удивительные истории.

Праведный Иоанн Кронштадтский говорил: «Идите в Пюхтицу, там три ступени до Царствия Небесного».

Почему именно три?

Езжайте в Пюхтицу и попробуйте это узнать сами.

Фотографии Марины Юрченко

http://www.pravoslavie.ru/96 462.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru