Русская линия
РИА НовостиАрхимандрит Сильвестр (Лукашенко)11.08.2016 

Духовник олимпийской сборной РФ: я молюсь за каждого спортсмена

Архимандрит  Сильвестром (Лукашенко), духовник российской сборной в Олимпиаде в Лондоне

Известно, что вместе со спортсменами на Олимпийские игры всегда отправляется большая команда людей, которые тоже вносят свой вклад в победу. И, помимо тренеров, врачей и психологов, уже не первый раз на главное спортивное событие отправляются священники. Корреспондент РИА Новости Антон Скрипунов поговорил с архимандритом Сильвестром (Лукашенко), который был духовником российской сборной в 2012 году на Играх в Лондоне, о том, насколько важна спортсменам духовная поддержка, что нужно им говорить перед финалом, почему большие зарплаты не являются злом и чего не хватает футбольной сборной РФ.

— Отец Сильвестр, как давно при олимпийской сборной РФ появились духовники?

— Где-то в 2000-х годах. В Афинах и в Пекине был отец Николай Соколов (настоятель московского храма святителя Николая в Толмачах — ред.). В 2012 году, в Лондоне, был я.

— А кто назначает духовника?

— Святейший патриарх. Только по его благословению. Олимпийский комитет обращается с просьбой о духовнике для сборной.

— И по какому критерию выбирают такого человека?

— Это уже как там решат.

— Наличие спортивного опыта у священника учитывается?

— Учитывается. Иногда Олимпийский комитет обращается, иногда на это есть своя точка зрения у тех, кто принимает решение.

— А вообще, для чего нужны спортсменам духовники?

— Духовники нужны не только спортсменам, но и всем людям — военным, врачам, ученым и так далее, — чтобы помочь, когда в тот или иной момент возникают вопросы по жизни или отдельной ситуации. Они иногда бывают совершенно не связаны с тем, чем человек в данный момент занимается, а иногда связаны непосредственно. Человек обращается к духовнику с вопросами, связанными с душой. Это не значит, что не нужны психологи или врачи — все нужны. Но мы же не говорим, что если есть врач, то не нужен тренер, а если есть тренер, то не нужен врач или психолог.

Духовник нужен. Одно дело — отслужить молебен или исповедовать человека, а другое — побеседовать. Иногда спортсмену накануне ответственных выступлений необходимо выговориться и получить нужные ответы. Духовник его настраивает, чтобы он не перегорел.

— От кого такой запрос идет?

— Тренера или спортсмена. Иногда бывают запросы со стороны руководства, Олимпийского комитета или тех, кто в составе оргкомитета на Олимпийских играх. Просят посетить те или другие соревнования, поговорить с тем или другим спортсменом. Иногда тренер приходит и говорит: «Батюшка, приди, у меня завтра финалы, надо ребят благословить». Это все происходит в Олимпийской деревне, хотя духовник, конечно, в ней не живет. Он чуть ли не каждый день приезжает туда, потом ездит по соревнованиям, так как бывает необходимо поговорить уже на самих соревнованиях.

Мне приходилось ездить не только на Олимпиаду в Лондоне, но и на Всемирные игры боевых искусств, на Всемирные военные игры, а также соревнования по неолимпийским видам спорта. Иногда приходится разговаривать прямо у ковра — там, где есть возможность. На Олимпиаде, например, нельзя подойти прямо к ковру, если только сам спортсмен куда-то не выйдет. Бывает, что тренер и сами спортсмены просят, чтоб буквально перед выходом их благословили.

— Какой эпизод Олимпиады в Лондоне вам особенно запомнился?

— Я каждый день старался служить молебны у себя, где жил, и в Олимпийской деревне, где у нас был штаб. Там была икона святого Георгия Победоносца, подаренная святейшим патриархом Алексием II. Она всегда находится в Олимпийском комитете России, а когда идет Олимпиада, ее берут с собой и везут в штаб.

Но молебны — лишь часть того, чем приходится заниматься. Встречаешь в Олимпийской деревне главного тренера того или иного вида спорта, например Олега Зайцева — тренера сборной по прыжкам в воду. Он просит: «Батюшка, у меня ребята завтра будут прыгать. Слушай, поговори с ними, благослови их. Это очень важно». В итоге мы поговорили, я их благословил. На следующий день у них золото.

Спортсменов нужно как-то настраивать. Надо понимать, чем они живут, знать, какие у них переживания. Это непросто, ведь у каждого человека своя особенность, свои проблемы: его что-то волнует, за что-то он сильно переживает. У кого-то это переживания за будущее, помимо того, что он еще переживает и за настоящее выступление. Бывает, что у кого-то оно не удалось. В таком случае надо побеседовать, чтобы не было уныния, депрессии, внутреннего дискомфорта, в общем. С ним нужно поговорить и, если есть возможность, исповедовать его.

Помнится, когда был золотой матч по волейболу (12 августа 2012 года — ред.), ко мне и к Александру Дмитриевичу Жукову подошли тренеры и попросили, чтобы я присутствовал на этом матче. Я там был и молился за наших.

— Какие слова вы находите для спортсменов?

— В каждом случае свои. Кого-то надо утешить, кого-то настроить, кого-то подбодрить. Для каждого индивидуально. Для этого и нужен духовник, который имеет к каждому человеку свой подход. Это не аппарат, который выдает заученные фразы: «так, сейчас будем исповедоваться» или «давайте помолимся».

— А о чем спортсмены обычно просят?

— У каждого свои переживания. Один переживает о своей маме, другой о супруге, третий о девушке, которую он любит. Некоторые переживают друга за друга. Потом соревнования заканчиваются, а они уже вступают в совместный брак. Самое главное, что переживания все равно существуют.

— Если вас позовут еще, поедете?

— Если позовут, то поеду. Для меня это как послушание. Но, с другой стороны я, конечно, неравнодушен к ребятам-спортсменам. Вижу их усердие, тренировки, ранимость души, потому что не всегда бывают победы, бывают и поражения. Но каждое поражение позволяет найти те недостатки, которые не позволили победить. Надо опять взять себя в руки, совершенствоваться. Не просто механически себя загружать тренировками, а с умом.

— Я слышал неоднократно, что православная церковь рассматривает единоборства как эгоистичный вид спорта.

— Нет. Это не так.

— А как это обосновывается?

— Они же выступают за Россию, прославляют наше Отечество. Перед этим много тренируются, преодолевают свою лень, трудности, желания, болезни, травмы. И в итоге добиваются высоких результатов. Посредством этого формируется уважение к старшим, уважение к тренеру, уважение к противнику. Не ненависть, а уважение. На соревнованиях спортсмену важно показать свое умение, он должен выложиться. Некоторые говорят спортсменам: порви его! Ну, это просто безграмотное отношение. Не «порви его», а «покажи свое мастерство». Зачем рвать-то? Когда люди так кричат, то, мне кажется, не понимают, для чего пришли.

— Ведь есть же люди, которые занимаются спортом не только, чтобы защитить честь страны. Кто-то, например, ради адреналина и для укрепления тела.

— Дело в том, что все люди разные. Спорт, например, дает тем или иным людям возможность физически реализовать себя. Нужны различные виды не только спорта, но и какой-то деятельности, чтобы дать человеку возможность развиваться.

— Но почему именно спорт?

— Потому что в наше время человек скован в возможностях физически себя проявить. Если раньше он мог заниматься каким-то физическим трудом — пахать, работать на лошади и так далее, — проявлять себя в тех видах деятельности, где нужна была физическая сила, то сейчас за нас все решают приборы и подобные им вещи. А человеку хочется себя проявить, ему дана такая возможность. В то же время он может прославить Отечество, потому что во время соревнований ради победителя звучит не его гимн и поднимается не его флаг, а поднимается флаг и звучит гимн державы. И люди в мире узнают, что есть такая страна, которая может подготовить таких спортсменов. И это мощная держава, где есть такие удивительные люди. Вот в чем дело.

— К сожалению, вокруг наших спортсменов уже который месяц кипят страсти, связанные с допингом. Как православное вероучение относится к употреблению спортсменами допинга?

— Это зло.

— Почему?

— Человек должен показать свои способности, а не возможности химического препарата. Это говорит о том, что мы разучились и, может быть, где-то обленились и не хотим потратить больше времени, но зато получить надежный результат за счет своих умений.

Был в свое время такой уникальный тренер, профессор Валерий Михайлович Дьячков, который подготовил Валерия Брумеля, прыгуна в высоту, олимпийского чемпиона, рекордсмена мира. При росте 186 он прыгал на 2,28 зимой. А на тренировках уже на 2,31. При этом Брумель делал это перекидным способом, тем, который сейчас признан уже неэффективным. А ведь он мог так прыгать до 2,40 метра. Без допинга! Дьячков разработал методику подготовки, которая готовит человека не за два года, как позволяет допинг, а за пять лет. Но зато результат будет стабильнее и выше. Но все хотят быстро-быстро. Такое впечатление, что это уже становится бизнесом — быстрее получить награду и премиальные. Но мы должны подумать о том, что надо сделать, если хотим, чтоб это были соревнования не химических лабораторий или каких-то структур.

Надо чтобы тренеры тоже думали головой и применяли лучшее, что есть. Вспомните Дьячкова и других, найдите возможность! Почему Дьячков может, а другие нет?! Хотя вот, пожалуйста, пример — Владимир Рыбаков, ученик Дьячкова. Он своего сына (Ярослава Рыбакова — ред.) подготовил без всякого допинга. Тот стал призером Олимпийских игр (бронза в Пекине в 2008 году — ред.), чемпионом мира, чемпионом Европы по прыжкам в высоту. Что, разве нельзя? И никакого допинга!

— Если посмотреть на современный спорт, складывается впечатление, что все в нем строится вокруг больших денег.

— Не в каждом виде спорта, кстати говоря.

— Являются ли с духовной точки зрения заоблачные гонорары спортсменов губительными для них самих и окружающих? Или же есть золотая середина?

— Важна душа человека. Не то, сколько он зарабатывает, а то, как он к этому относится. Например, хоккейная команда ярославский «Локомотив», которая разбилась (7 сентября 2011 года — ред.): один из игроков, находясь в этом самолете, перед взлетом, за несколько минут до катастрофы отослал несколько сотен тысяч рублей человеку, который болел. Он и до этого помогал. Есть другие спортсмены, также помогающие людям. Тот же Федор Емельяненко, который за счет своих гонораров содержит целый спортклуб и помогает ребятам.

— А сборной России по футболу, некоторых игроков которой критикуют за непомерно большие зарплаты, нужен духовник?

— Нужен, конечно. Я считаю, что хорошо было бы, если бы он там был. Тогда бы, может быть, какие-то вопросы отпали. Но это уже не наш вопрос. Это лишь предложение. Было бы хорошо, если бы он был в той же сборной по хоккею. Да везде, в любом виде спорта это хорошо.

— Почему?

— Чтобы ребятам было, к кому обратиться с вопросами, касающимися души и совести, с вопросами добра и зла. Не всегда на них сможет ответить тренер или психолог. Плохо или хорошо, когда у человека большая зарплата? Не плохо и не хорошо. Это зарплата. Вопрос в отношении человека к деньгам. Плохо, если он к ним привязан, если он думает только о себе, а не о том, как их правильно использовать. Например, кому-то помочь, что-то приобрести для близких или развивать дальше бизнес, но в то же время не обижать тех, кто рядом, то есть дать возможность людям тоже поучаствовать в этом процессе.

— Во время Олимпиады к вам обращались представители других религий?

— Обращались. Но не с точки зрения религии, а с точки зрения души и переживаний.

— Что, например, спрашивали?

— Совершенно различное. По жизни. Как относиться к той или иной ситуации, связанной со спортом. Например, меня спрашивают, справедливо или нет такое решение. А я говорю: «Знаешь, я не могу решать с позиции „справедливо или несправедливо“, так ты всегда будешь только одних врагов кругом видеть и наживать».

Ведь справедливость — субъективное понятие. Для тебя это справедливо, а для того, кто находится с другой стороны, совершенно иначе. Об этом не надо забывать. Ты зачем спортом занимаешься? Чтобы себя как-то проявить. Не удалось здесь — не ищи виновного.

Совершенствуйся! И тогда сможешь подняться на какой-то уровень выше по физическим возможностям и показать, что в чем-то был прав. А вот если опускаешь руки, говоря, что справедливости нет и все покупается за деньги… Да нет, не все. Если у тебя есть результат, который, скажем так, даже не оспаривается, то о чем тут говорить, ведь ты выполнил нормативы.

Да, это трудно, нужно пройти для этого целую школу — не один год, — чтоб добраться до этой вершины. С допингом просто — раз, и на два года. А совесть где? Потом она скажет: «Это ты прыгал или это допинг прыгал, кто из вас?» Но ты-то чувствуешь, что твоя совесть обличает тебя все равно.

— А самоуважение должно быть у спортсмена?

— Человек уважать себя, конечно, должен. Но ведь как это проявляется? Не в плане возвышения над другими, а в плане уважения к тем, кто вокруг тебя. Ты уважаешь себя через уважение к другим людям.

Любовь проявляется по-разному. Где-то надо перетерпеть, где-то смириться. Тренер может обидные вещи сказать, но они по отношению к тебе, как некоторые говорят, правильны, законны, так как тренер со стороны видит. А тебе кажется, что это несправедливо и тебя не оценили. Это целая школа смирения, терпения, борьбы, благодаря которой формируется бойцовский характер. И человек, если он действительно становится спортсменом высокого класса, в жизни сможет много чего сделать.

— На ваш взгляд, достаточно ли той поддержки, которую сегодня оказывают спортсменам религиозные деятели? Или нужно расширять сотрудничество?

— Мы же не можем себя навязывать. Нас приглашают — мы едем. Другое дело, что, помимо всех соревнований и форумов, эти же спортсмены приезжают к нам и просто, когда в храме есть служба.

— Что бы вы пожелали тем спортсменам, которые все же не попали на Олимпиаду?

— Не унывать, а готовиться. И помнить — если сегодня не попали, то это не значит, что закончилась жизнь. Жизнь заканчивается по-другому: когда опускаются руки и человек перестает бороться. Ведь были прекрасные спортсмены, уникальные, которые после 40 лет становились чемпионами мира и Олимпийских игр.

— Вы лично знаете многих спортсменов. Можете назвать, кого считаете действительно великим?

— Мне неудобно, потому что, называя одного, я принижаю другого. Я их всех люблю, ко всем отношусь уважительно — тем, кого знаю и не знаю так близко. И молюсь за них.

— А что бы пожелали выступающим олимпийцам?

— Не обращать внимания на все эти досужие разговоры, на все эти происки, а готовиться, чтобы выступить и поддержать честь России. Показать, что они — бойцы. Не только физически, но и по духу.

http://ria.ru/religion/20 160 810/1474022157.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru