Русская линия
Русский вестник Зденек Опатршил09.08.2016 

Сострадание от тысячи сердец
Этнографическая выставка и Второй Всеславянский съезд в Москве в 1867 г.

В мае 2017 года исполняется 150 лет со дня открытия в Москве этнографической выставки и II Всеславянского собора. В то время когда немногочисленные славянские народы жили под игом чужих держав, выставка и Собор имели неоценимое значение. Паломничество представителей славянских народов в Санкт-Петербург и в Москву стало политически важным событием и в определённой мере подготовило будущее падение Австро-Венгерской империи. Неудивительно поэтому, что за участниками паломничества следили репрессивные органы империи и что их повсеместно обвиняли в русофильстве и панславизме.

В статье описываются впечатления членов чешской делегации от поездки в Россию. Она основана на архивных материалах и дополнена информацией из других источников. Автор хотел бы обратить внимание читателя на личность царя Александра II, который был русским патриотом, славянином, реформатором и человеком с социальным и демократическим мышлением. Он заслуживает глубокого уважения за поддержку славянских мероприятий, финансирование которых в основном проводилось с его помощью.

+ + +

В русских людях, самодостаточных в своём собственном государстве при их огромной массе, идея славянского родства проснулась позднее, чем у других славян. Тем не менее российские учёные пестовали эту идею и готовили почву для неё. И когда созрел план проведения этнографической выставки в Москве, чтобы миру представить богатый русский фольклор и редкие этнографические ценности, которыми мог похвастаться народ, русская наука не могла игнорировать всё то, что естественным образом связано со всем русским. Поэтому русский круг расширился до круга всех братских народов, до круга славянского, и были отправлены приглашения всем славянам с тем, чтобы их представители посетили выставку в Москве. Цель была ясна — показать им кровных родственников и создать вместе содружество взаимного братства и любви, работать вместе и отпраздновать единство славян. И, будучи народом гостеприимным, русские сделали своё приглашение самым гостеприимным образом. В Москве и Санкт-Петербурге собрался комитет, который организовал сбор денег, чтобы оплатить гостям дорогу на их праздник и участие в нём.

Приглашения от русского народа попали на благодатную почву. Славяне за пределами России, и особенно чехи, были восхищены идеей, что нет никакой необходимости убеждать богатого брата в братском родстве, но что уже, начиная с самого приглашения, всё идёт к тому, к чему они стремились с незапамятных времён. Из всех славянских стран подтвердили участие все приглашённые лидеры, но нашлись и такие, кто решился совершить путешествие за свой счёт. Тем не менее русский народ принял их с таким же гостеприимством, как и всех официально приглашённых. Только поляки отказались участвовать в торжествах, что было естественным следствием событий 1863 г.

Из Чехии отправилось в Москву множество ведущих представителей народа во главе с Палацким, Ригером и Браунером. Эта поездка была истолкована их противниками как предательская политическая демонстрация. Следует отметить, что в тогдашней ситуации это имело определённое политическое значение. Съезд западных и южных славян, которые отправлялись на этнографическую выставку в Москве, состоялся в г. Пржеров в Моравии 15 мая 1867 г., и прямо оттуда на следующий день делегация выехала в Россию. И именно в эти дни, когда чехи следовали через Санкт-Петербург в Москву, в Вене прошло очень важное конституционное заседание, во время которого чешские лидеры уехали, чтобы переждать его на русской земле. Имперский совет в Вене 20 мая 1867 г. полностью признал права Венгерской короны, тогда как о Чешской короне там не было сказано ни слова.

В Санкт-Петербурге количество гостей достигло 74 человек. Там они посетили храмы и общественные учреждения — библиотеки и музеи, и везде их сердечно встречали, в их честь организовывались многочисленные мероприятия. Одним из них было торжественное представление оперы Михаила Ивановича Глинки «Жизнь за Царя» в Мариинском театре. Зрители заполнили зал сверху донизу задолго до начала представления. Все глаза были обращены к ложам второго яруса. За пять минут до поднятия занавеса в них начали появляться гости. Направо от большой императорской ложи появился Палацкий в орденах, среди которых был русский орден св. Владимира; на груди у Ригера был орден св. Анны. За ними следовали другие приехавшие, заняв почти половину второго яруса и три ложи сбоку. Сразу после этого раздалось: «Гимн! Гимн!», и оркестр заиграл «Боже, Царя храни!» Занавес взлетел, и голоса членов оперы слились с оркестром. Гимн был исполнен дважды. Овации, особенно в адрес Палацкого, постоянно повторялись. В театре присутствовали также великий князь Константин и великий князь Николай.

Утром 22 мая Палацкий и Ригер посетили австрийского посла графа Ревертера, который принял их, сказав: «После того, с каким восторгом Санкт-Петербург приветствовал ваше прибытие, и я имею право вас встретить».

Главным же событием стал приём у царя, состоявшийся 26 мая. Гости отправились в Царское Село по железной дороге. На станции гостей приветствовала делегация города хлебом и солью. В царском дворце, отличающемся величием, богатством, красотой и роскошью, гостей встречали министры, генералы, адъютанты и другие царские придворные. Их проводили в царскую часовню, где проходила служба. После того они вошли в боковые залы дворца. Делегация в составе 23 человек — сербов из Сербского княжества, болгарина Богарова и австрийских славян — стояла в зале рядом с храмом; остальные славяне — словенцы, хорваты, русины, желающие увидеть императора, находились в зале рядом с дворцовым театром. Царь Александр II вошёл в зал, где его ожидала делегация, в сопровождении императрицы Марии Александровны и их детей. Посол граф Ревертера представил царю членов делегации из Австрии. Его Величество произнёс несколько покровительственных слов в адрес каждого из делегатов. Подойдя к Палацкому и Ригеру, он сказал представителям чешской делегации, что «ему особенно приятно видеть их среди других».

«Мы не встречались в Праге?» — спросил он Палацкого.

«Нет, Ваше Величество, — ответил Палацкий, — но я имел честь видеть Вас в Риме».

Царь подтвердил, что он это помнит и что действительно видел его во время пребывания в Риме, ещё до своего вступления на престол. После представления делегации царь повернулся к залу, в котором находились остальные славяне. Они его радостно приветствовали возгласами «Слава!». Царь обратился к ним со словами: «Добро пожаловать, господа! Приветствую вас, родных славянских братьев, на родной славянской земле! Я надеюсь, что вы будете довольны подготовленным для вас приёмом, и не только здесь, но и в Москве». После приёма гости были приглашены к столу в дворцовые палаты.

Из Санкт-Петербурга 27 мая гости отправились в Москву, куда они прибыли на следующий день вечером. Их встречали огромные толпы людей бесконечным скандированием «Слава!» и «Ура!». Московский городской голова князь Щербатов поприветствовал прибывших и передал Палацкому от города хлеб и соль на серебряном подносе. Палацкий поблагодарил его словами: «Ваш радушный приём наполняет наши сердца радостью. Я благодарю Бога, что он мне дал возможность, хотя я уже и в преклонном возрасте, всё ещё увидеть Мать-Москву. Я выражаю Вам нашу искреннюю признательность за вашу любовь к нам и заверяю Вас в нашей взаимной любви и братстве».

В день 29 мая славянские гости совершили первый осмотр этнографической выставки, а 30 мая в штаб-квартире Русско-славянских народов состоялось торжественное открытие первого Всеславянского съезда представителей науки. Первым выступил ректор Московского университета Сергей Иванович Баршев:

«Дорогие братья, славяне! Примите наши искренние приветствия от учёных Московского университета, а также от научных обществ, находящихся в Москве. В Императорском обществе естественных наук родилась благодатная идея организовать этнографическую выставку, а также мысль о том, что на эту выставку надо пригласить все родственные славянские народы. Именно благодаря этому мы сейчас видим в этом собрании представителей славянской науки. Все мы — дети одной матери, и поэтому мы не можем не любить друг друга. Чехи, мораване, хорваты, болгары, сербы, словены и русские — они все прибыли в Москву для участия в совместном совещании, на торжество славянской науки. Дай Бог, чтобы этот дух единства сохранился и после выставки, и по окончании нашего съезда. Нам нужно, чтобы мы друг друга понимали, а поэтому мы должны думать и говорить в духе единения, а посему нам необходимо единство мысли и языка. Во имя этого единства мы вас, наши долгожданные славянские братья, приветствуем и произносим: Слава! Многая лета!»

Громкие слова здесь произнёс целый ряд прекрасных людей. Известный историк С.М. Соловьёв в своём очень ярком выступлении отдал честь присутствующему в зале старейшему из историков славистики Ф. Палацкому, что вызвало восторг участников. Хор исполнил Палацкому «Многая лета!», а когда он закончил, все участники повторяли в адрес Палацкого: «Многая лета!», «Многая лета!»

После аплодисментов слово взял Палацкий и произнёс следующую трогательную речь:

«Господа! Примите нашу искреннюю благодарность. Мы чувствуем себя в неоплатном долгу перед вами всеми. Я попросил слова, потому что во всех выступлениях произносилось слово «славистика». Господа! Я благословляю Бога за то, что я дожил до того, что известные представители науки и искусства празднуют свой первый славянский съезд. Я посвятил всю жизнь исследованиям в этой области. Условия для этого были не самыми благоприятными и для меня, и для тех, кто занимался этим в моей стране ранее. Прошло 50 лет с тех пор, как я был введён первым славянским патриархом Добровским в эту сферу. Прошло полвека со дня моей первой встречи с Шафариком, и мы с ним стали неразлучными друзьями. Он взял на себя роль моего патрона в славистике, и это тоже проходило не в очень благоприятных условиях. Я не мог, господа, не вспомнить сегодня добрым словом своих учителей и друзей Добровского и Шафарика.

Время, в котором работал Шафарик, было очень тяжёлым. Но он положил всё, что имел, на алтарь славянской науки. Шафарик, господа, был сильный духом и редкий человек. Он отдал всё богатство своих знаний и всё своё имущество славянству и стал, если так можно выразиться, жертвой славистики. Ныне, когда она празднует свой первый триумф, я считаю своим долгом напомнить об этом просветителе".

В Москве в научных кругах были обсуждены пути укрепления славянской взаимности. Было принято решение: 1. Не менее одного раза в два года проводить Славянский собор. 2. На Соборах свободно обсуждать вопросы литературной, научной, художественной и духовной взаимности и единства славян. 3. Эти вопросы и относящиеся к ним предложения вначале обсуждать в местных Славянских соборах учёных, писателей и художников. 4. Проводить Всеславянские соборы в период с 1 августа по 1 сентября. 5. Создать Матицу всеславянскую на основе литературной и интеллектуальной взаимности славянских народов. 6. Учредить в Москве постоянный комитет славянского единства.

Ближайший Славянский собор был запланирован в Белграде на 1869 год. Было решено принять единую общую научную терминологию для всех точных наук. В последующие дни гости участвовали в различных встречах и осмотрели многие достопримечательности Москвы, а главное — Кремль. Многолюдным и шумным был приём в загородном парке Сокольники (тогда это было под Москвой) с участием 800 человек. Там Ригер произнёс свою знаменитую речь, в которой он обратился к русским и полякам с пожеланием восстановить мир между обоими народами. Однако попытка эта оказалась тщетной.

Всеславянский собор показал, что существующая до определённого времени взаимная любовь славян была нарушена российско-польским спором.

Михаил Петрович Погодин, Владимир Иванович Ламанский и другие представители Русской делегации подчёркивали, что все славяне должны принять один язык, один алфавит, одну православную веру и что они должны стать единым народом. Чехи, особенно Франтишек Ладислав Ригер, деликатно давали понять, что с русской концепцией славянской взаимности не могут согласиться.

После трогательного прощания 8 июня гости поехали обратно из Москвы в Санкт-Петербург, куда они прибыли на следующий день. Они здесь провели несколько дней, посетив великого князя Константина Николаевича, были представлены Греческому Королю Георгию и его невесте Великой Княгине Ольге Константиновне.

13 июня чехи посетили знаменитую крепость Кронштадт и 15 июня после тёплого прощания покинули Санкт-Петербург.

Чешский народ следил за каждым шагом своих паломников на Руси и посылал им восторженные телеграммы. Это паломничество славян в Россию не могло не вызвать острую негативную реакцию немецкого населения. Особенно сильны были обвинения в их «панславянских» усилиях с целью установления политического союза с Россией. Но чешский народ воспринял это паломничество с энтузиазмом.

Приветствие, которое досталось чехам в России, важная роль, которую они играли в присутствии других славянских гостей, признание исторической и культурной значимости чешского народа в качестве наиболее образованного среди других славянских народов — это всё в немалой степени укрепляло уверенность в себе и чувство национальной гордости у каждого чеха. Это была компенсация за презрение и неуважение, от которого он страдал у себя дома от внедряющихся повсюду немцев. Только в России чехи почувствовали, каким авторитетом они пользуются в славянском мире, как высоко ценит чехов великий и могучий русский народ. Чехам также дали понять, что немцам не будет дана возможность забрать себе ни пяди славянской земли. Эти обещания прозвучали от представителей высоких российских правительственных кругов.

Как конкретный результат поездки в Россию можно оценить тот факт, что чехи из Санкт-Петербурга привезли обещание, что Славянская Русь в случае распада Габсбургской империи не допустит аннексии Чехии и Моравии Пруссией. «Русская карта» была впервые использована в 1867 году для поддержки исторических чешских конституционных требований и для консолидации чешской политики в контексте дуалистической монархии. У чехов были основания опасаться очередных прусских вылазок. И действительно, вскоре после возвращения славянских паломников из России в газетах появились сообщения о переговорах между Россией и Пруссией. Русская дипломатия в то время призывала Пруссию чётко сформулировать свои новые требования по отношению к другим немецким странам. Одним из условий России стало, что Пруссия из своей программы исключит земли Чешской короны и сосредоточит свою активность на страны чисто немецкие. Пруссия это условие приняла.

Идеи Славянского съезда 1867 года стали важной частью идеологии международного славянского движения. В 2017 году исполняется 150 лет со дня проведения этого съезда. В память о нём в мае 2017 года Всеславянский союз собирает юбилейный славянский съезд.

Зденек Опатршил, председатель Всеславянского комитета


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru