Русская линия
Русская линия07.08.2016 

Исповедница Ираида Тихова

Великое бедствие богоборческих гонений, постигшее Русскую Церковь в ХХ веке, пронизало ее до самой глубины. В каждом храме затерянного в российских просторах села оно ощущалось со все остротой, звало людей на подвиг верности Христу. В 1896 году в маленьком селе Котове, расположенном на берегу Волги в четырех километрах от Углича, в благочестивой семье крестьянина середняка Осипа Ивановича Тихова и Анны Александровны родилась дочь Ираида. В кругу семьи ее звали Раей. В семье было семеро детей: братья Иван, Алексей и Николай и сестры Анна, Серафима и Мария. Николай рано умер в селе Муравьеве, Мария вышла замуж и уехала в Ленинград, Алексей женился и уехал в Москву. Остальные братья и сестры прожили всю жизнь с родителями в Котове, в безбрачии. В центре села возвышалась Успенская церковь, построенная, вероятно, в 1812 году, окруженная небольшим кладбищем. Дом Тиховых стоял напротив церкви, окнами обращен к паперти, основательный, просторный, на кирпичном фундаменте, таком высоком, что рукой до окна было не достать. Сзади к дому пристроен был сарай, а за ним отдельно стояла банька. Осип Иванович и все его дети были постоянными прихожанами своего храма. Село Котово отличалось (и поныне еще отличается) от окружающих деревень добродетельностью жителей. Черное слово в их семьях не звучало, чрезмерное винопитие не было принято, дети на улице после восьми часов вечера не играли и не шумели. Ираида с детства имела сильное желание стать учительницей, но у родителей не было денег на обучение. Потому образование она получала без системы, самостоятельно. В молодости девушка ходила пешком в Ростов, за восемьдесят пять километров, чтобы сдать экзамены на учительницу школы грамоты, но не смогла — не хватило знаний. В 1918 году по благословению Владыки Серафима (Самойловича) в Угличе открылись годичные курсы при Учительской семинарии. Ираиду на них приняли, поверив, что она изучит семь предметов которых при поступлении не знала. Занималась девушка со всем усердием. По окончании курсов из двадцати семи слушательниц только трое сдали все двадцать шесть зачетов. Одной из них была Ираида Тихова. Она получила место учительницы в школе села Архангельского-в-Бору и проработала в ней пятнадцать лет.

Ираида Тихова учительница

В 1922 году Угличский архиепископ Серафим (Самойлович) учредил вечерние богословские курсы. Девушка очень хотела их посещать, ходила раз восемь, но больше не смогла — она ежедневно работала, а школа, в которой она преподавала, находилась в одиннадцати километрах от Углича. За время учения в Угличе Ираида сблизилась с Владыкой Серафимом, оказалась в курсе церковных проблем и споров своего времени. После выхода Декларации митрополита Сергия она с полным убеждением присоединилась к непоминающим."Лично я митрополита Сергия не считала законным Местоблюстителем Патриарха, — говорила она поз же, — так как это место принадлежит митрополиту Петру (Полянскому). Ввиду этого духовенство сергиевской ориентации я не признавала". В 1931 году архиепископ Серафим был арестован. Репрессии коснулись и его окружения. Ираида Осиповна тоже была тогда арестована и ненадолго заключена в тюрьму. После освобождения она ездила (по некоторым сведениям, не раз) в ссылку к Владыке Серафиму. В течение всей жизни она оказывала очень широкую материальную помощь осужденному духовенству. В 1934 году Ираида Осиповна была арестована Ивановским УНКВД по обвинению в антисоветской деятельности и двадцать четыре дня находилась в заключении, после чего была освобождена вследствие признания ее невиновности. После это го районо отказало ей в восстановлении на работу в той же школе и рекомендовало школу сменить. Ираида Осиповна отказалась это сделать и уволилась. Она вернулась в Котово и поступила учительницей в школу близлежащего села Горки Покровские. Школа эта ранее принадлежала мужскому Покровскому монастырю. Село располагалось на верху холма, а монастырь и школа находились у его подножия, на берегу Волги. К концу тридцатых годов монастырь был давно закрыт, архимандрит и часть братии замучены и убиты, а школа продолжала работать как общеобразовательное начальное государственное учебное заведение. В 1941 году при сооружении Угличской ГЭС монастырь взорвали. Когда уровень воды поднялся, остатки монастыря и школа были затоплены. Преподавательская деятельность Ираиды Осиповны окончилась. В своем селе Ираида Осиповна служила регентом церковного хора. В ее хоре пели человек двенадцать-четырнадцать, некоторые певчие приходили за несколько километров, из окрестных сел Селиванова, Осеняева и из Углича.1 апреля 1942 года в Котово приехал освобожденный из ссылки епископ Василий (Преображенский). Ираида Осиповна предложила Владыке поселиться в ее доме. Епископ предложение принял. Живя в Котове, он организовал евангельский кружок, одним из членов которого была Ираида Осиповна. В ее баньке он устроил тайную домашнюю церковь и служил в ней. Пели Ираида Осиповна и несколько певчих храма села Котова. Ираида Осиповна была одним из самых активным членов котовской церковной общины. И о благолепии храма заботилась, и о сохранности его, и о служащих священниках, в частности, брала на себя тягостную миссию взаимоотношений церкви с райфинотделом, сама относила туда налог. В этой церкви около тридцати лет служил священник Константин Дмитриевич Соколов. Он пользовался большим уважением и авторитетом не только в своем селе, но и в окрестных деревнях. Хотя к селу Котову проезжей дороги не было, на службу в Успенской церкви и в 30-е, и в 40-е годы собирались верующие из окрестных деревень, приходили проселком, приезжали по бездорожью — все остальные храмы Угличского района были давно закрыты. В сам праздник Успения единственная улица села, старательно выметенная накануне, была переполнена паломниками, приехавшими на телегах. Отец Константин был ревностным и заботливым пастырем. Когда в одной из деревень после смерти молодой женщины осталась круглой сиротой ее девятилетняя дочь Анастасия Барышева, батюшка взял девочку в свою семью. Когда она стала взрослой, на ней женился Алексей Осипович Тихов. Отец Константин поминал митрополита Петра (Полянского) и епископа Серафима (Самойловича), а митрополита Сергия не поминал и церковного общения со священнослужителями сергиевской ориентации не имел. В августе 1943 года в его храме хотел служить архиепископ Ярославский Иоанн (Соколов). Не желая изменить своим принципам, отец Константин отказал ему в приеме как сергианцу. Владыка незамедлительно ходатайствовал перед властями о снятии отца Константина с регистрации, и 20 августа престарелый священник (ему было шестьдесят восемь лет) был отстранен от места. Он был больным человеком и тяжело переживал увольнение. Ираида Осиповна начала хлопотать о его восстановлении. Но 6 ноября 1943 года она была арестована. А через полгода, 9 мая 1944 года, отец Константин Соколов скончался и был похоронен у алтаря своей церкви. Агентурные сведения, необходимые для ареста Ираиды Осиповны, сообщила свидетельница Клушина Александра Павловна. Эта женщина была эвакуирована из Ленинграда во время блокады. Она зарубила топором хозяйку дома, в котором поселилась, тело разрубила и выбросила в прорубь в Волгу, а соседям сказала, что та ушла в город и не вернулась. По просьбе колхозного бригадира Ираида Осиповна ходила в милицию заявить о пропавшей. Клушина пригрозила ей: «Я покажу Тиховой, как ходить в милицию и заявлять!» Она написала два доноса, от своего имени и от имени зарубленной ею женщины, и передала их в органы НКВД. Преступление раскрылось, Клушину приговорили к заключению в концлагерь на восемь лет, но оба ее «показания» были оставлены в деле и использованы в качестве основания для ареста.

Ираида Тихова. Тюремное фото. Государственный архив Ярославской области

При обыске в доме Ираиды Осиповны были найдены и изъяты святой антиминс, панагия, два серебряных креста, две иконы, полное архиерейское облачение и вся церковная утварь, необходимая для богослужения. Ираида Осиповна обвинялась как участница антисоветской нелегальной церковной организации и в проведении антисоветской агитации. Наличие тайной антисоветской организации и свое участие в ее работе она категорически отрицала.— В предъявленном обвинении виновной себя не признаю, никакой антисоветской работы я ни с кем не вела. <…>— В антисоветской работе Вас изобличает ряд лиц, находящихся с Вами в близких отношениях. Прекратите бесцельное запирательство.

— Пусть изобличают, но я по-прежнему буду говорить одно и то же, так как антисоветской деятельности у меня не было. <…>

— Вам зачитываются показания Преображенского Василия… Что Вы на это скажете?

— Это ложь… Являясь глубоко верующей, я только проводила активную церковную работу.<…>

— Какую работу Вы проводили совместно с Преображенским?

— Никакой антисоветской работы я и Преображенский не проводили, мне даже почти не приходилось с ним разговаривать. <…> Преображенский, проживая у меня, никого не принимал и только ходил в церковь. <…>

— О Вашей антисоветской деятельности следствию известно. Когда Вы будете говорить правду?

— Больше мне говорить нечего. <…>

— Назовите Ваших близких знакомых.

— В селе Котове я со всеми находилась в нормальных взаимоотношениях, но близкой дружбы ни с кем не поддерживала. Ираида Осиповна была осуждена 7 октября 1944 года на ссылку в Коми АССР сроком на пять лет. Она жила в Сыктывкаре и работала на кожобувном комбинате. Работа была оченьтяжелой: ей приходилось очищать тюленьи шкуры от жира. В 1945 году Ираида Осиповна написала подробное письмо в Особый отдел НКВД с просьбой пересмотреть дело и освободить ее ввиду невиновности, но получила отказ. Она была освобождена в 1948 году, после окончания срока ссылки, и вернулась в Котово. Здоровье Ираиды Осиповны было подорвано, болели отмороженные руки и ноги. Несмотря на это, она сохранила жизнерадостность и жизнелюбие. Она была весело-задорного характера, охотно шутила, обладала большим человеческим обаянием. Люди тянулись к ней сами. Особенно любили тетю Раю дети. Они постоянно окружали ее. Ираида Осиповна с любовью занималась с ними, ходила в ближайший лес за ягодами и грибами, пела песенки («Птичка Божия не знает…»), учила молитвам, прежде всего, конечно, «Отче наш», прививала любовь к Богу. В ее саду стояло несколько ульев, и на праздник Изнесения Животворящего Креста Господня («медовый Спас») она всех детей угощала медом.

Успенскую церковь закрыли в 1954—1955 годах. Приехавшая из Углича комиссия изъяла все ценности и утварь. После этого храм подвергался периодическому разграблению и глумлению. Ираида Осиповна хранила ключи от церкви у себя и делала все возможное, чтобы воспрепятствовать ее разорению: прогоняла назойливых туристов, заменяла сломанные замки новыми. Но остановить разрушение церкви было не в ее силах.

Ираида Тихова возле баньки, в которой жила вместе с братом

Образ жизни Ираиды Осиповны оставался прежним: она принимала в своем доме монахинь, послушниц и паломников. Любила ее Марфушка, немного сгорбленная старушка, приходившая из окрестностей города Кашина. Она шла босиком, ботинки носила на плече; ночевать любила рядом с домом на кладбище. Жители села считали ее блаженной. Вечерами в «зале» большого дома зажигались лампады, тихо совершалось богослужение. И пока звучало пение молитв, молодые члены семьи, не принимавшие в нем участия, ходили по дому на цыпочках и разговаривали шепотом, чтобы не помешать. В баньке сохранилась домовая церковь епископа Василия, приезжавшие священники изредка совер шали в ней литургию. В этой баньке году в 1960-м по просьбе Ираиды Осиповны была окрещена ее внучатая племянница, и она стала ее крестной матерью. На всю жизнь запомнила маленькая девочка, как при свете лампад молились они с крестной, стоя на коленях перед святыми иконами. Брат Ираиды Осиповны, Иван Осипович, служил летчиком. В 1955 году он пострадал от аварии, был полностью парализован и двенадцать лет пролежал в постели. Семьи у Ивана не было, и все эти годы Ираида Осиповна одна самоотверженно заботилась о нем. Иван был человеком грузным, и уход за ним требовал от нее предельного напряжения всех сил. Вместе с ним она переселилась в баньку, которую легче было протопить зимой. Там хватало места как раз на двух человек. Материально жила более чем скромно, помогали только ближайшие родственники. Скончалась Ираида Осиповна 7 августа 1967 года и похоронена на сельском кладбище радом со всеми родными, возле развалин Успенской церкви. На ее похороны приехало очень много людей. Иван Осипович пережил ее всего лишь на один месяц. После их кончины дом Тиховых опустел. Несколько раз он переходил из рук в руки; под конец его купил, разобрал и перевез на центральную усадьбу председатель колхоза, а собрать не смог. Банька стоит на своем месте по сей день.

Могила святой исповедницы Ираиды

Тропарь, глас 4-й

Благочестно в законе Господни поживши, веру православную сохранила еси, и терпением гонители Церкве Русския посрамивши, страдания за Христа претерпела еси, исповеднице славная Ираидо. Престолу Божию предстоящи, моли спастися душам нашим.

Кондак, глас 4-й

Яко крин благоуханный, посреде пустыни безбожия в земнем отечестве твоем процвела еси, блаженная мати Ираидо, и житие добродетельное исповеданием веры украсивши, востекла еси к Небесному Жениху Христу, Иже увенча тя красотою славы нетленныя.

В день памяти исповедницы Ираиды Тиховой, епископ Вениамин (Лихоманов), духовенство и миряне посетили могилу святой в с. Котово

Основные источники для составления жития 1. ГАЯО. Ф. Р-3698. Оп. 2. Д. С-11 916. 2. Письмо от 19 января 2001 года и рассказ внучатой племянницы Ираиды Осиповны Тиховой Татьяны, со слов ее бабушки Анастасии Сергеевны Тиховой.

Автор: ДМ

http://newmartiros.blogspot.ru/2013/05/2−13−234.html

http://rusk.ru/st.php?idar=75589

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru