Русская линия
Русская планета Михаил Боков08.07.2016 

Пётр и Феврония: русский ответ Дню святого Валентина
День памяти муромских святых стал праздником верности и любви

Памятник Святым благоверным Петру и Февронии Муромским в Омске. Фото: Павел Лисицин / РИА Новости

Памятник Святым благоверным Петру и Февронии Муромским в Омске

В этой истории были испытания, проверка мужества, но самое главное — в ней победила любовь. 8 июля Православная церковь празднует память святых Петра и Феврония Муромских, прославленных как пример верности, терпения и крепкой семьи.

Жена

Сначала Пётр, муромский князь, сомневался в Февронии. Могла ли дочь деревенского бортника — человека, который занимается тем, что добывает пчелиный мёд, стать ему — князю — женой? — так размышлял он. И приходил к выводу, что это маловероятно.

Условие о браке поставила князю сама Феврония. Петра, князя, привели к ней, измождённого болезнью — не мог он, как гласит сказание, ни ходить сам, ни сидеть в седле. Ермолай-Еразм, писатель XVI века, автор «Повести о Петре и Февронии Муромских», добавляет мифологических красок в рассказ: к болезни молодого муромского князя Петра привело противоборство с летающим змеем. Змея, утверждает писатель, послал в Муром сам дьявол: умел змей принимать облик других людей и входить с их жёнами в блуд. Его-то и убил князь Пётр — чудесным найденным в церкви мечом. Но, умирая, брызнул змей кровью, и часть этой крови попала на князя — от крови пошли язвы, и сделалась болезнь.

Тогда-то в жизни Петра повстречалась Феврония — деревенская девица-целительница. И она поставила князю условие: «Женишься — вылечу тебя». И князь вроде был согласен, и лечение началось, но потом, возвращаясь в Муром, он всё же решил, что так не бывает: не выходят крестьянки замуж за князей. И тогда язвы появились вновь, болезнь вернулась. Так Феврония стала ему женой.

Испытания

Святые Петр и Феврония МуромскиеВведя Февронию в свой дом, князь продолжал проверять её и с каждой проверкой всё более убеждался, что жену ему послал сам Бог.

Так, однажды, испытывая её мудрость, он дал ей пучок льна и приказал соткать ему рубашку. В ответ Феврония дала ему обрубок полена, чтобы князь сделал ей ткацкий станок. «Это невозможно!» — возмутился Пётр. «Как и то невозможно, чтобы сшить тебе рубашку из этого пучка», — отвечала она.

В другой раз князь, усадив жену за свой стол обедать, обратил внимание, что она собирает в руку крошки после еды — так было заведено в её небогатом доме. Взяв её за руку, Пётр сказал не делать этого больше. Но, раскрыв её ладонь, увидел, что крошки превратились в благовонный фимиам, сообщает писатель Ермолай-Еразм. С тех пор князь более не испытывал жену, и в доме их воцарились мир и любовь.

Но настоящие испытания пришли Петру и Февронии с неожиданной стороны. В Муроме взбунтовались бояре, не желая видеть своей княгиней простолюдинку. В итоге они поставили ультиматум: князь должен сложить полномочия и оставить город. Или предложили второй вариант: Феврония берёт какие хочет богатства и уходит из Мурома одна, без князя. «Из всех богатств нужно мне только одно — и это муж мой», — ответила боярам княгиня. Так князь с женой стали изгнанниками.

Они взяли корабль и уплыли по Оке, сообщает предание. Вместе с ними на корабле плыл некий человек со своей женой: «…и стал он смотреть на Февронию с плотским помыслом». Заметив это, она попросила его: «Зачерпни воды с левого борта ладьи и выпей». Он проделал это. «Теперь зачерпни с правого борта и выпей. Есть ли разница?» — «Нету разницы», — отвечал человек. «Вода одинакова, — сказала Феврония. — И одинаково же женское естество. Зачем же, свою жену оставя, помышляешь о другой?».

Так мыслила и так поступала Феврония — оставаясь верной князю и стараясь поддержать его в изгнании. Один из эпизодов повести говорит: когда супруги сошли на берег, предался Пётр унынию, что оставил Муром. Феврония же сказала ему: «Бог, Творец и Промыслитель, не оставит нас».

И она вновь оказалась права: вскоре пришли к ним бояре из Мурома и, пав на колени, молили вернуться и княжить. «Так жили Пётр и Феврония в любви и правили городом кротко и справедливо», — заключает предание.

Завещание

Свв.блгвв.кнн.Петр и ФевронияВ летописных источниках нет упоминания о муромском князе Петре. В связи с этим ряд историков предполагает, что в «Повести о Петре и Февронии» под именем Петра выведен муромский князь Давид Юрьевич, живший в начале XIII века.

Одним из указаний на это стал финал повести, где Пётр и Феврония, прожившие вместе много лет, на закате жизни принимают монашеский подвиг и расходятся встречать свой конец в разные монастыри. Пётр, сообщает повесть, при пострижении в монашество получил имя Давид.

Реально существовавший князь Давид в конце жизни тоже ушёл в монастырь, где его нарекли Петром. Писатель Ермолай-Еразм, сочинявший свою повесть спустя три столетия, вероятнее всего, просто перепутал имена, поменял их местами, полагают историки.

Муромского князя и его супругу прославили в лике святых в 1547 году, однако народное почитание их, судя по всему, возникло раньше. К супругам обращались в молитвах с просьбой о помощи в семейных делах, о счастье и потомстве, о том, чтобы в доме был лад.

В современной России день памяти святых Петра и Февронии Муромских стал Днём семьи, любви и верности. В этом году его будут праздновать в восьмой раз.

Подчёркивая крепость любви муромских святых, повесть так описывает конец их жизни: они умерли в один день, но хотели быть похоронены вместе, для чего заранее был вытесан общий гроб. Однако люди решили, что так нельзя, и похоронили супругов отдельно. Когда же наутро пришли, то увидели, что князь с княгиней лежат в церкви в общем гробу.

Разводить их более не посмели, и так свершилось завещанное: и после смерти любящие супруги не оставили друг друга.

http://rusplt.ru/society/petr-i-fevroniya-russkiy-otvet-dnyu-svyatogo-valentina-17 760.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru