Русская линия
Русская служба Би-Би-Си24.06.2016 

В чем смысл появления моста Кадырова в Петербурге?

heroes_prospect

Мост соединил две части проспекта Героев

Несмотря на протесты населения, новый мост через Дудергофский канал в створе проспекта Героев Красносельского района Санкт-Петербурга переименовали в честь погибшего президента Чечни Ахмата Кадырова.

«Санкт-Петербург — это часть России, второй город страны. А Россия помнит и чтит всех своих героев. Наша страна не делит героев по национальной принадлежности. Никогда не делила и делить не будет. Имя каждого героя страны имеет право на увековечивание в городах страны. И это не нарушает традиций Санкт-Петербурга, а, наоборот, подчеркивает наше уважение к истории России и роли личности в истории», — разъяснил позицию властей пресс-секретарь губернатора Петербурга Андрей Кибитов.

Депутаты петербургского Заксобрания от партии «Яблоко» Борис Вишневский и Александр Кобринский направили обращение в прокуратуру, попросив поставить вопрос об отмене переименования.

Власти Чечни говорят, что могут заняться благоустройством моста и прилегающей территории.

«Тоже жители были первое время против, чтобы назвали, а потом, когда Рамзан Ахматович оказал содействие в переустройстве, не просто в переустройстве, а привели в порядок эту улицу, скверики там сделали нормальные, сейчас люди просто-напросто радуются не нарадуются», — заявил депутат Госдумы от Чечни Хож Магомед Вахаев в эфире радиостанции «Говорит Москва», намекнув, что петербуржцы тоже могут привыкнуть.

Мост

Новый мост через Дудергофский канал закончили строить в прошлом году

Народный артист России Михаил Боярский выразил мнение, что могут быть «любые названия, лишь бы у нас были мосты». «Если женщина красивая, и зовут ее Зина, Дося, Галя или Таня — мне все равно, мне нужна женщина, а не ее имя», — заметил актер.

Однако не все согласны с ним. По итогам опроса на информационном сайте жителей петербургского квартала «Балтийская жемчужина», где располагается проспект Героев, лучшим именем для моста 25% считает «Дудергофский мост».

Русская служба Би-би-си спросила общественных деятелей о символическом значении подобного моста в Петербурге.

Даниил Петров, вице-президент фонда «Возвращение»:

Эта история показывает, что нашим городом руководит человек, который прислушивается не столько к мнению горожан, к культуре и истории вверенного города, столько к администрации президента. Претензия главная одна — человек, именем которого назвали мост, не имеет никакого отношения к нашему городу: он здесь не родился, не жил, не работал, не служил, а здравый смысл и традиции исторических названий нашего Отечества требуют, чтобы названия были каким-то образом привязаны к месту.

До революции 90% названий в нашей стране отражали то, что на этом месте или рядом с ним находится — род занятий проживающих, особенности рельефа местности, название храма, имя домовладельца и т. п. По этим ориентирам предки и называли объекты — будь то площадь, улица, набережная или даже город. Результат — потрясающие многообразие, красота, певучесть и индивидуальность исторических названий.

С 1917 года появилась массовая практика властным решением больших начальников в целях пропаганды называть объекты именем конкретных людей, и у нас появились тысячи одноименных улиц Ленина, Троцкого, Сталина, Розы Люксембург, Белы Куна и огромного количества людей, которые либо не имеют никакого отношения к соответствующему месту, либо даже имеют, но не очень позитивное.

Навязанные сверху названия — это сугубо советская практика. Поэтому второй символ этого события, как сказал один профессор, то, что советская власть выполнила одно из своих многих обещаний и действительно создала советских людей. И эти люди по советской привычке используют названия с целью увековечивания имени, для пропаганды, забывая, что не улица и не мост существуют для названия, а название должно быть соответствующим тому, чему присваивается.

kadyrov_butovo

Так выглядит благоустройство московской улицы Кадырова

Обсуждаемый случай — классический пример советского «волевого», волюнтаристского наименования, оторванного от мнения жителей. При этом если власти считают, что оказали таким присвоением названия услугу тому, чьим именем назвали объект, то часто будут ошибаться. Ведь никто не достоин того, чтобы его имя навязывали, проталкивали. Волюнтаристские названия унижают того, в честь кого присваиваются.

По информации из источников, близких к руководству города, был звонок из администрации президента. По моим сведениям, было грубейшее давление на членов Топонимической комиссии. Косвенно это подтверждается тем, что у губернатора [Санкт-Петербурга Георгия] Полтавченко есть порядка 40 решений Топонимической комиссии о возвращении исторических названий. Они лежат уже многие годы без той или иной реакции губернатора, а тут вдруг неожиданно в авральном порядке комиссию собирают, требуют от нее решения по мосту Кадырова, она принимает решение, и через неделю его утверждают. Только почерк решения этого вопроса достаточен для того, чтобы сделать вывод об истинном уровне его принятия. Жаль, что даже такие вопросы, как названия питерских объектов, снова, как в СССР, решаются в Кремле.

Именование объектов в честь современников — это также сугубо советская практика. В некоторых региональных законах у нас прописано, что объекты можно называть в честь людей не менее чем через несколько десятилетий после их смерти, но в Петербурге, к сожалению, такого закона нет.

Общественность, включая вашего покорного слугу, предлагала год назад Смольному включить в проект постановления городского правительства о присвоении наименований указание, что объект нельзя называть вскоре после смерти человека, но этот пункт изъяли из финальной редакции проекта — видимо, что-то уже знали о судьбе моста через Дудергофский канал и подобных объектов.

Андрей Рыжков, член бюро Топонимической комиссии Санкт-Петербурга:

Мост открыли только 1 мая сего года, поэтому осмысленной работы по подбору названия Топонимическая комиссия не производила. На первом заседании, когда встал вопрос с такой формой — мост Ахмата Кадырова — 25 апреля, итоги этого заседания получили известность, население стало беспокоиться, на сайте «Балтийской жемчужины» местном был создан открытый конкурс на название для моста.

Туда можно было добавить свой вариант, и их набралось несколько десятков. Они планировали подвести итог голосования 31 июля — в день флота. Соответственно, ничего из того, что у них было на сайте, мы на заседание комиссии не вынесли.

Плюс к тому один петербуржец прислал комплексное предложение: в этой «Балтийской жемчужине» не один новый мост, их несколько свежеоткрытых. Он предлагал назвать их скопом по городам базирования нашего ВМФ. Но на комиссии этот вопрос не ставился, поскольку предложение поступило накануне.

Соответственно, на комиссии все копья ломались вокруг одного предложения. 25 апреля первый заместитель председателя комиссии, он же председатель комитета по культуре [Константин] Сухенко его и озвучил. Инициаторы, которые нас изначально озадачили предложением увековечить в этом году, не указывали конкретики, они просто написали: «Считаем нужным увековечить Ахмата-Хаджи Кадырова».

Я лично для себя никакой смысловой нагрузки не выявил, для меня она скорее отрицательная: с одной стороны адмиралы ВОВ, с другой — маршалы ВОВ. На мой взгляд, не очень хорошо вписывается. Я являюсь приверженцем другого подхода в топонимике, культурно-исторического, и считаю, что названия в городе должны иметь привязку к городу, а политические резоны иногда заводят в тупик, что мы сейчас и наблюдаем.

На сайте «Балтийской жемчужины» в лидерах остается Дудергофский мост — хорошее название, в форме прилагательного, и лежит он над Дудергофским каналом. И второй по популярности вариант — «Мост Героев» — тоже лежит на поверхности, поскольку через мост проходит проспект Героев. Мой известный земляк Александр Друзь меня огорошил: «Лучше мост Кадырова, чем никакой». Проблема найти название что ли? Совершенно не проблема.

Герман Садулаев, писатель, автор романов «Я — чеченец!» и «Бич Божий», проживает в Петербурге:

Это мост муниципального масштаба, и вопрос должен был решаться на уровне муниципалитета. На данный момент вопрос излишне политизирован, люди пытаются делать на этом политический капитал. Нужно было просто спросить мнение жителей, даже необязательно было проводить референдум на весь город.

Это мост районного масштаба — небольшой мост через небольшой канал. Политически неправильно принимать такие решения таким насильственным административным способом и провоцировать раскол в обществе. Мне эта вся ситуация не нравится.

Александр Сокуров, кинорежиссер:

Городской власти совершено все равно, что думают люди, на мое письмо губернатору и председателю Заксобрания даже не ответили. Даже не обратили внимания. Если «Яблоку» сейчас удастся настоять и провести референдум — это единственное, что можно сделать.

Но, думаю, это бессмысленно, потому что референдумы и их подсчеты — понятно, как оно делается. На тебя как на гражданина не обращают никакого внимания, ты — пустое место. Пустое место.

У этого моста может быть простое название — мост № 5, Шестой мост. Тут дело не в названии, а в политической ситуации. Наши власти запутались с этой Чеченской войной, с этими Кадыровыми: группировке, которая воевала против России, коллаборационистам в конце концов, он раздают звание Героя России.

А как выглядят Герои России — солдаты, которые воевали, если Кадыров — Герой России? Они что, равные что ли по заслугам перед Россией? Даже в этом разобраться не могут — что это было за событие, что за война? Покупать себе политических сторонников раздачей воинских наград — это абсурд за пределами комментариев. Воинские звания не даются за политические заслуги, они даются за подвиги, за защиту России. А то получается беда.

Константин Крылов, общественный деятель, писатель, националист:

Я считаю, что данное решение отвратительно и оскорбительно по понятным причинам — это часть символической дани, которую приходится выплачивать этой самой Чечне непонятно за что. Понятно, что Ахмад Кадыров никак с Петербургом не связан — сказать, что он жил там, что-то хорошее для города сделал, нельзя. Всем известно, к чему он призывал и почему в последние годы изменил поведение.

Этот деятель как минимум неоднозначный. Такого рода решение можно было принимать только с учетом мнения жителей города. Они собирали петиции и подписи против наименования, но они были демонстративно оскорблены. Власть еще раз показала, что их мнение абсолютно ничего не значит.

Что могу сказать? Если властям действительно наплевать на мнение людей, то пусть действуют в той же логике — так действовали большевики, которые переименовывали русские города, давая им имена палачей и убийц. Известно как большевики в конце концов кончили. Следовало бы нашим властям задуматься, что и они сами со своими переименованиями кончат так же, но это может произойти быстрее, и, скорее всего, мост будет переименован. Мы это, надеюсь, еще увидим.

empty_bridge

На данный момент пассажиропоток по мосту через Дудергофку крайне мал

Не стал бы переоценивать значимость [протестов]. Я сам в свое время участвовал в «раскадыривании» — снятии таблички с улицы Кадырова в Москве, которую мы меняли на табличку «Улица Псковских десантников». Власть оказалась более упорной. Но улица Ахмата Кадырова в Москве — малопосещаемая, там в основном учреждения, а вот мост — этот долговременное оскорбление всем петербуржцам: каждый раз они будут вспоминать, что мост поименован Кадыровым, к которому они относятся в лучшем случае безразлично, а в худшем — очень враждебно. Так вот Ленинград себе свое имя вернул, и, думаю, рано или поздно мост себе свое имя вернет.

http://www.bbc.com/russian/features/2016/06/160 616_tr_kadyrov_bridge_aftermath

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru