Русская линия
Православие.Ru Виктор Лега16.06.2016 

Что такое религия?

Всякая ли вера — религия? Можно ли определить суть религии исходя из этимологии этого слова? Что непременно должна включать в себя религия? И как квалифицировать те учения, которые допускают существование Бога, но не видят Его связи с человеком и миром?

Продолжаем цикл бесед по апологетике — и продолжаем с темы, которая на первый взгляд может показаться скучной, ненужной, академической: что такое религия? Но эта тема, тем не менее, очень важна для того, чтобы впоследствии подойти к более серьезным, непосредственным проблемам отношений между религией и наукой, между религией и нашей жизнью.

Я не оговорился: я говорю именно о религии, а не о христианстве. Мы будем говорить, конечно, прежде всего о христианстве, а точнее — о православном христианстве, о его отношении ко всем областям нашей жизни, но ведь нужно признать сначала, что христианство — это религия.

Можно ли считать «религией» атеизм?

Так чем же отличается религиозное мировоззрение от нерелигиозного? Казалось бы, вопрос простой, очевидный, но при попытке ответить на него возникает много трудностей, недоумений и даже грубейших ошибок, которые приводят апологета или просто православного христианина ко многим серьезным ошибкам и заблуждениям. Например, очень часто приходится слышать такую фразу: «Все люди верят. Одни верят, что Бог есть; другие верят, что Бога нет, — и то и другое недоказуемо». Все мы помним эти слова из замечательного советского фильма «Берегись автомобиля». Да, вроде бы правильно всё сказано: о человеке, который не верит в Бога, можно говорить, что он верит в то, что Бога нет. Он свое неверие не доказывает. Но для атеиста эти слова звучат как очевиднейшая глупость: образованный атеист никогда с таким подходом не согласится. Он никогда не скажет: «А зачем мне доказывать, что Бога нет?» Он может обратиться к нам с требованием: «А докажите, пожалуйста, что нет Деда Мороза, что нет кентавров. Ах, вы не можете доказать, что нет Деда Мороза?! Значит, вы, наверное, верите. Вы — тайный дедоморозопоклонник». Поэтому атеист скажет: «Мне не нужно доказывать, что Бога нет, это вам нужно доказывать, что Бог есть. А я без Бога прекрасно обхожусь, как мы, взрослые люди, прекрасно обходимся без Деда Мороза. Ну, разве что, может быть, на детском утреннике играем роль Деда Мороза иногда сами». «Поэтому атеизм — это не религия, — скажет любой подкованный грамотный атеист. — И нельзя говорить, что не-вера в Бога и вера в отсутствие Бога — это одно и то же».

С другой стороны, если согласиться с позицией, что любой человек верит и все люди религиозны, то тогда в чем же проблема? Зачем нужна проповедь веры? Чем отличается верующий во Христа от верующего в отсутствие Христа? Нет, такой подход явно не годится.

Альберт Эйнштейн и «своя религия»

Второй вопрос: многие люди называют себя религиозными, но при этом не ходят в храм, не соблюдают посты, не молятся, то есть не делают того, что считает должным, обязательным делать любой нормальный верующий человек, неважно, кто он — христианин, мусульманин, даже язычник. Но при этом такой «религиозный» человек говорит: «У меня своя религия!» Много таких людей называют среди великих ученых. Очень часто упоминают в этом ряду имя Альберта Эйнштейна. Одни говорят, что он явно религиозен, другие говорят: «Нет, ну что вы! Эйнштейн — явно атеист!» Берут его фразы из статей «Религия и наука», «Наука и религия», или же из его знаменитого письма к Морису Соловину, где Эйнштейн говорит: «Я не могу найти выражения лучше, чем религия, для обозначения веры в рациональную природу реальности. Там, где отсутствует это чувство, наука вырождается в бесплодную эмпирию». Да, явно Эйнштейн говорит о себе, что он религиозный человек. А с другой стороны, тот же Эйнштейн говорит, что «Бог, вознаграждающий за заслуги и карающий за грехи, немыслим по той простой причине, что поступки людей определяются внешней и внутренней необходимостью, вследствие чего перед Богом люди могут отвечать за свои деяния не более, чем неодушевленный предмет за то движение, в которое он оказывается вовлеченным». Бог никак не влияет на нас, нет Бога как Личности. Вот и возникает вопрос: религиозен ли Эйнштейн или нет? Религиозен ли тот человек, который говорит, что «Бог в моей душе» и поэтому в церковь ходить не нужно, а посты соблюдать тем более глупо и даже вредно? Вот и давайте сначала разберемся с вопросом: а что такое религия?

Связь с Богом или воссоединение с Богом?

Как ни странно, этот кажущийся на первый взгляд простым вопрос вызывает огромные трудности у религиоведов. В настоящее время насчитываются десятки, если не сотни определений того, что такое религия. Я посмотрел в «Википедии», в ее разноязыких вариантах, как определяется слово «религия». Меня позабавило определение религии в итальянской «Википедии» — очень простое: «Определение религии сложно и дискутируемо». Единственное нормальное определение, которое я нашел.

Кстати, можете сами посмотреть, как определяется религия в энциклопедиях на тех языках, в которых чувствуете себя немножко разбирающимися, — увидите огромнейшее разнообразие.

А может быть, само слово «религия» поможет нам определить, что это такое? Считается, что слово происходит от латинского «religare» — «соединять, связывать», поэтому религия определяется как связь человека и Бога. Но уже здесь возникает вопрос: если религия — это связь человека и Бога, то тогда, допустим, язычество, как наиболее яркий для нас пример ошибочного учения, — не религия? Потому что, как пишет апостол Павел, «язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу» (1 Кор. 10: 20). Какая связь с Богом может быть в язычестве? Вот и выходит, что если религия есть связь с Богом, то язычество — это не религия. Но с этим не согласится ни один человек. Язычество — это одна из религий.

Точка зрения, что слово «религия» происходит от латинского religare — это лишь одна из многочисленных точек зрения, предложенная римским христианином Лактанцием. И великий Августин, один из величайших отцов Церкви, уже не соглашается с Лактанцием. Он тоже не знает, каково происхождение этого ставшего знаменитым слова «религия». Но по смыслу, предполагает Августин, оно, скорее всего, происходит от «re-eligere» — «воссоединять». Религия — это стремление восстановить утраченную связь человека и Бога, ту связь, которая была до грехопадения, ту связь, которую потеряли мы вследствие этого грехопадения и ищем ее восстановить. Может быть, ищем ее сами — создаем языческие, то есть народные, религии, начиная поклоняться твари вместо Творца, как пишет апостол Павел. Кто-то поклоняется солнцу, морю, земле, видя в них проявление той какой-то могущественной силы. А кто-то поклоняется истинному Богу, потому что Бог тоже ищет связь с человеком — Он заключает с ним завет, Ветхий Завет, затем Сам приходит к человеку, дает человеку новые заповеди, Новый Завет. Это тоже стремление восстановить ту утраченную связь. Или мы сами, или Сам Бог. Августин, наверное, более прав.

Существуют и другие версии происхождения слова «религия», на которых мы не будем останавливаться: версии, предложенные Цицероном, Сульпицием Сервием и т. д. Поэтому современные религиоведы предпочитают не обращать внимание на значение этого слова, которое было непонятно уже древним римлянам, а смотреть на некоторые сущностные черты этого феномена.

Микеланджело. Сотворение Адама. Фрагмент фрески

Микеланджело. Сотворение Адама. Фрагмент фрески

«Организованное поклонение высшим силам» — и только?

И здесь обнаруживается, что религия — достаточно емкое, глубокое, обширное явление, которое включает в себя столь много важнейших положений, что даже не сразу разберешься, какие из них важнейшие, а какие нет. Мне очень нравится то определение религии, которое дал знаменитый русский философ князь Сергей Трубецкой в статье «Религия», написанной для словаря Брокгауза и Эфрона. Князь Сергей Трубецкой пишет: «Религия — это организованное поклонение высшим силам». Всего лишь четыре слова, но каждое на своем месте.

Во-первых, религия — это всегда организация. Так, в христианстве мы говорим о Церкви. С другой стороны, религия обязательно включает в себя культ, выраженный здесь словом «поклонение». В-третьих, религия всегда подразумевает существование некоего сверхъестественного мира, в этом определении показанного словом «высшим». И это не просто мир статичный — это мир действующий, активный: «высшим силам». Емкое, хорошее определение, но здесь много чего нет. Нет, например, учения о бессмертии души, нет учения о святости. Знаменитый немецкий религиовед Рудольф Отто включает это понятие «святое, священное» в своей знаменитой книге, которая так и называется — «Священное».

Поэтому одно из самых популярных, по крайней мере в русском религиоведении, определений религии дает профессор МГУ В. Гараджа, который пишет, что «религия — это мировоззрение и мироощущение, а также соответствующее поведение и специфические действия, то есть культ, основанные на вере в существование одного или нескольких богов, священного, то есть той или иной разновидности сверхъестественного». Это точка зрения ученого. Я не знаю, Гараджа — человек верующий или атеист, не знаю, к сожалению, о его личном отношении к Богу, и тем более ценным мне кажется это определение. Определение, которое показывает, что религия включает в себя целый мир.

Религиозный человек не может замыкаться сам в себе — он должен быть всегда членом Церкви. Религиозный человек не должен говорить, что достаточно какого-то моего внутреннего размышления, — этот человек должен всегда соблюдать некоторый культ. Религиозный человек всегда обязан соблюдать некоторые заповеди: безнравственный христианин, согласимся, такое же логически бессмысленное выражение, как круглый квадрат или обезжиренное сало. Если ты христианин, то ты обязан соблюдать по крайней мере десять заповедей Моисеевых и стремиться соблюдать Заповеди Блаженства.

Если ты христианин, если ты называешь себя человеком религиозным, то ты обязан знать, во что ты веришь. Так, в Православии мы всегда на Литургии поем Символ веры, показывая хотя бы основные азы того, в Кого мы верим.

И, конечно же, должен быть страх Божий — основа премудрости: без любви к Богу, без страха Божия также не может быть религии, иначе религия превращается в какое-то начетничество, фарисейство.

Дело до всего

Так что религия — это целый мир. И очень печально слышать от наших оппонентов-атеистов, противников Церкви призывы «не вмешиваться в дела» — в дела политики, школы, спорта: мол, «ваше дело — это воспитание нравственности». Да, безусловно, воспитание нравственности — это важное — может быть, одно из самых важных — социальное служение христианина.

Религия — это мировоззрение, а мировоззрение — это совокупность взглядов человека на мир и место человека в этом мире. Поэтому религиозный человек всегда имеет мировоззрение, у него всегда есть свои взгляды. Они могут быть правильными, могут быть научными, могут быть ошибочными, но они обязаны иметь место.

А если, возвращаясь к теме предыдущей беседы, мы все-таки с вами веруем во Христа, то есть веруем в Истину, то наше христианское мировоззрение, православное мировоззрение обязано включать в себя и истины научные, и истины нравственные, и истины эстетические, и любые истинные учения. Нельзя, по моему убеждению, быть истинно религиозным человеком — истинно религиозным православным христианином — и выбрасывать из сферы своего знания, жизни, действий ту огромную область культа, знания, наук, чувствований. И, безусловно, нельзя выбрасывать важную область нравственного поведения — именно потому, что Сам Господь устами апостола Иоанна нам говорит: если ты говоришь, что Бога, Которого не видишь, любишь, а ближнего, которого видишь, не любишь, то ты лицемеришь (см.: 1 Ин. 4: 20). Возлюбите друг друга — вот в этом смысл новой заповеди, которую дает нам Христос. Возлюби Бога всем сердцем, всей душой, всем разумением твоим и ближнего твоего как самого себя — в этом весь Закон и пророки. Этих слов, посвященных любви к ближнему, к другому человеку, мы в Евангелиях, в Посланиях апостолов можем найти десятки, и мы понимаем, что это критерий нашей истинной веры, нашей истинной религиозности.

Виктор Лега

Виктор Лега

А пантеизм и деизм — религии?

Поэтому, возвращаясь к тем проблемам, с которых я начал сегодняшнюю нашу с вами беседу, я повторю: религия — это не любая вера. Нельзя сказать, что атеист — это религиозный человек. Атеист — не религиозный. Примерно так же, как нельзя сказать, что слепец — это своеобразная форма зрения. Нет, слепота — это отсутствие зрения, атеизм — это отсутствие религии. С другой стороны, да, бывают сложные формы отношений человека и Бога. Тот же Эйнштейн говорит: «Без религии не бывает науки», но при этом он не верит в Личного Бога. Мировоззрение Эйнштейна правильнее было бы назвать словом «пантеизм» — он сам и называет себя пантеистом. Он сторонник религии Спинозы: «Бог и мир — это одно и то же». Да, в пантеизме нет Личного Бога, Бога-Творца, но в пантеизме Бог есть — вот такого рода религиозно-философское учение занимает как бы промежуточную позицию между атеизмом — полным отрицанием существования Бога — и теизмом — учением о Личном Боге, о Боге-Творце, Боге-Промыслителе.

Некоторые мыслители идут на другой компромисс: они разделяют учение, которое получило название деизм — от латинского слова Deus (Бог). Деизм утверждает, что Бог сотворил мир, дал ему законы, дал человеку законы нравственности, а дальше как бы от мира отстранился, а мир действует, как заведенная машина, самостоятельно. Бог не промышляет, Он наблюдает за сотворенным Им миром. Эта концепция очень многих ученых устраивает: они говорят: «Мы верим в Бога», но при этом говорят и так: «Чудес не бывает, потому что Бог в этот мир не вмешивается. Мы спокойно можем познавать законы природы, спокойно можем заниматься наукой». Но деисты называть себя людьми религиозными никак не могут, потому что в деизме нет главного — нет культа, нет молитвы, нет общения человека и Бога, нет страха Божия, нет любви к Богу. Как можно бояться того, кто никак в этот мир не вмешается? Как можно любить того, кто от этого мира отстранился и не желает спасения сотворенных им существ?..

Такого рода концепции — деизм и пантеизм — принято называть религиозно-философскими, отличая их от собственно религии, которая включает в себя, повторяю, целостный комплекс: и догматику — основу вероучения, и культ, и нравственные положения, и эмоциональное отношение к Творцу, и какую-то общность, общину, и отношение к Богу как к чему-то священному, и учение о бессмертии души и пр.

+ + +

Возникает и много других вопросов, которые, боюсь, мы с вами сегодня не успеем рассмотреть. Часто спрашивают: а как относиться к определенным религиям, например, к буддизму? Есть ли там учение о Боге, или там чистая нирвана? К сожалению, рамки наших бесед не позволят ответить на все подобные вопросы, но главное, что мы с вами должны иметь в виду: религия — это целый сложный мир, и каждая из современных религий отвечает на эти вопросы, которые мы выделили в качестве существенных для того, чтобы отделить религиозное мировоззрение от нерелигиозного. А как же эти все сущностные черты религии проявляются в нашем мире, как они относятся к конкретным ситуациям — к науке, к нравственным, к философским проблемам, об этом мы поговорим в наших следующих беседах.

http://www.pravoslavie.ru/94 288.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru