Русская линия
Фонд «Возвращение» Станислав Смирнов03.06.2016 

Развенчание Петровского
О переименованиях на Украине

Верховная Рада Украины постановила переименовать город Днепропетровск в город Днепр. Решение принято во исполнение закона о декоммунизации и денацификации, вступившего в силу в 2015 году.

Днепропетровск — город-миллионник, четвёртый по величине в стране и до недавнего времени центр металлургической, машиностроительной, ядерной и космической промышленности. Тем же голосованием украинских нардепов лишатся коммунистических названий ещё три сотни населённых пунктов незалежной.

С 1802 по 1926 год Днепропетровск назывался Екатеринославом — в честь Императрицы Екатерины II, сделавшей там много для укрепления российской государственности. Потом, как и сотни других русских городов, был накрыт волной тотальных переименований, гонимой большевиками, и был назван в честь большевика-ленинца Григория Петровского. И с таким нехорошим именем прожил до настоящего времени, пока не стал объектом ещё одной тотальной топонимической операции, исходящей от украинских наци-большевиков. На карте появится город Днепр. Не оригинально, зато русским духом не пахнет.

Как относиться к решению украинских майдан-парламентариев? Честно говоря, чувства противоречивые. С одной стороны, всем незашоренным наблюдателям ясно, что декоммунизация по-украински — это в действительности русофобская кампания, призванная вырвать с корнем всё, что напоминает населению незалежной о России. Будь иначе, Днепропетровску попросту вернули бы историческое имя Екатеринослав.

Мол, если на возвращение исторических названий, принесённых в жертву детской болезни левизны под называнием ура-большевизм, никак не решится запутавшийся в идеологических тенётах Кремль, то пусть хоть Украина избавится от отягчающего нашу общую славянскую, да и человеческую, вообще, совесть постылого груза. Но здесь иное. Про Екатеринослав злостно не вспомнили. А «Днепр», видимо, — это первое, что пришло на ум в борьбе с ненавистным русско-советско-имперским наследием. И выходит, что не коммунизм ненавистен укронацистам, а общая для наших народов многовековая история и тысячелетняя русская культура.

Кроме Днепропетровска переименованы ещё три сотни городов и весей. Только в Днепропетровской области список насчитывает 43 топонима. Беглого взгляда на список достаточно, чтобы увидеть: с карты исчезнут называния в честь Ленина, Карла Маркса, Калинина, Дзержинского, Менжинского, Войкова… Не станет больше улиц коммунаровских, пролетарских, октябрьских, имени Тельмана, Кирова и Уншлихта.

Вам их жаль? Мне нет.

И думаю, большой ошибкой нынешней российской власти является нескончаемый телевизионный плач по поводу совершаемого в незалежной лениноповала. А теперь вот ещё и по переименованным Днепропетровску или какой-нибудь Либкнехтовке.

Я обратил внимание на вчерашние телесюжеты, посвящённые дню памяти о депортации крымских татар в 1944 г. По-моему, организация такого Дня — это умный шаг. И одновременно самый эффективный способ лишить врагов воссоединения Таврии с исторической родиной одного из немногих пропагандистких козырей. Если бы мы отрицали правомерность депортации всего крымско-татарского населения (в отместку за госизмену пусть и большого числа татар-коллаборационистов), то неизбежно стали бы лить воду на мельницу слепой украинской пропаганды.

А тут мы признали, отмежевались — и правильно сделали. Историческая часть проблемы, считай, снята. А уж с современными социальными и межнациональными с Божьей как-нибудь помощью разберёмся.

Так и в случае с переименованиями. Что мы защищаем с упорством, достойным лучшего применения? Бесчисленные изваяния Ленина, разрушавшего российскую государственность, призывавшего к поражению России в войне с внешним врагом, организовавшего гражданскую войну и террор? Дзержинского, залившего кровью страну во имя удержания большевистской деспотии? Пресловутых любимиц булгаковского Швондера Клары Цеткин и Розы Люксембург?

Давайте вспомним, кем был Григорий Петровский, носить фамилию которого в 1926 году предоставили сомнительную честь славному городу Екатеринославу?

Почти век назад 30 августа 1918 г. в Москве был ранен красной террористкой Фанни Каплан лидер коммунистической партии В.И. Ленин. Словно обрадовавшись этому случаю (историки говорят о сознательной провокации), большевистские лидеры развязали в стране невиданную вакханалию «красного» террора. От столицы до самых глухих уездов чекисты с упоением расстреливали по подвалам «заложников буржуазии» — офицеров-фронтовиков, предпринимателей, интеллигенцию, священников. Списки — для нагнетания страха на всех и вся — садистически печатали красные от проступившей на их страницах крови газеты.

Так вот, приказ о взятии и повсеместном расстреле заложников подготовил и разослал в губернии и уезды не кто иной, как Григорий Петровский, тогда нарком внутренних дел РСФСР, а теперь, боюсь, без пяти минут предмету бесконечной жалости и сострадания со стороны российских масс-медиа.

Вот этот документ:

Приказ о заложниках

Убийство Володарского, убийство Урицкого, покушение на убийство и ранение председателя Совета Народных Комисаров Владимира Ильича Ленина массовые десятками тысяч расстрелы наших товарищей в Финляндии, на Украине и, наконец, на Дону и в Чехо-Славии, постоянные открываемые заговоры в тылу наших армий, открытое признание правых эсеров и прочей контрреволюционной сволочи в этих заговорах, и в то же время чрезвычайно ничтожное количество серьёзных репрессий и массовых расстрелов белогвардейцев и буржуазии со стороны Советов, показывают, что, несмотря на постоянные слова о массовом терроре против эсеров, белогвардейцев и буржуазии, этого террора на деле нет.

С таким положением должно быть решительно покончено. Расхлябанности и миндальничанию должен быть немедленно положен конец. Все известные местным Советам правые эсеры должны быть немедленно арестованы, из буржуазии и офицерства должны быть взяты значительные количества заложников. При малейшем движении в белогвардейской среде должен применяться безоговорочный массовый расстрел. Местные Губисполкомы должны проявлять в этом направлении особую инициативу. Отделы управления через милицию и чрезвычайные комиссии должны принять все меры к выяснению и аресту всех скрывающихся под чужими именами и фамилиями лиц, с безусловным расстрелом всех замешанных в белогвардейской работе.

Все означенные меры должны быть проведены немедленно. О всяких нерешительных в этом направлении действиях тех или иных органов местных Советов Завотуправ обязаны немедленно донести Народному комиссару внутренних дел. Тыл наших армий должен быть, наконец, окончательно очищен от всякой белогвардейщины и всех подлых заговорщиков против власти рабочего класса и беднейшего крестьянства. Ни малейших колебаний, ни малейшей нерешительности в применении массового террора.

Получение означенной телеграммы подтвердите. Передать уездным Советам.

Наркомвнудел Петровский.

По всей России тогда были убиты в чекистских подвалах тысячи ни в чём неповинных людей — наших соотечественников. Без колебаний и нерешительности, без расхлябанности и миндальничанья. В точном соответствии с установками Петровского и иже с ним.

И вот мы сокрушаемся, почему это, мол, на Украине посмели переименовать Днепропетровск. Плачем по поводу снесённых памятников Ленину. В связи со стиранием с названий украинских улиц имён Дзержинского и Урицкого, Карла Либкнехта и Розы Люксембург.

Скажем прямо, чтобы показать несостоятельность и головотяпство нынешней украинской власти, есть множество других, по-настоящему действенных, а главное, честных способов. Почему бы не ограничиться ими и не действовать огульно, по принципу «всё что делает Киев — блажь и дурь». Этак мы дойдём до проклятий в адрес горилки и сала.

В случае с топонимикой можно и вовсе поступить иначе: государственным законом РФ принять решение о переименовании городов, улиц и площадей, увековечивающих память о кровавых террористах и разрушителях государства. О Ленине, Дзержинском, Менжинском, Войкове…

Вряд ли от этого пострадает наша многовековая история, к непрерывности которой мы справедливо стремимся. Исключение из национального синодика нескольких десятков имён самых одиозных партийных изуверов — при сохранении уважения к советскому прошлому и представляющих его тысячам действительно достойных имён созидателей и патриотов — пошло бы на пользу и делу воспитания подрастающего поколения, и престижу власти, и достоинству нашей страны в целом.

А вот майданные власти при этом лишились бы своего едва ли не единственного — в глазах значительной части россиян и украинцев — преимущества: монополии на историческую справедливость. Монополии, которую мы — по недомыслию или ещё почему — с таким легкомыслием и недальновидностью дарим киевской власти.

http://vozvr.ru/tabid/248/ArticleId/2837/razvenchanie-petrovskogo-o-pereimenovaniyakh-na-ukraine.aspx


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru