Русская линия
Русская линия Михаил Назаров15.09.2005 

Разбор трехдневных полетов
К познанию российской «антисемитской» юриспруденции

В каждой области деятельности есть свои правила: писаные и неписаные. В том числе в области судебно-юридической. И как всегда, неписаные правила познаются только на практике. Три судебных заседания 12, 13 и 14 сентября, связанных с Обращением 500−5000−15 000, дали опыт весьма полезный, которым позвольте поделиться.

12 сентября: «Автор-шовинист М. Назаров взывает к правосудию»

Под таким заголовком директор Московского бюро по правам (еврейского) человека разослал сообщение о предварительном судебном заседании по моему иску к раввинам. Чтобы не тратить время на описание суда, ниже — полный текст рассылки МБПЧ с последующим моим комментарием.

115 455 Москва, а/я 6. Тел.: 959−27−45, 506−02−24, 507−47−33, (926)202−8-038 E-mail: mucsj@rambler.ru Веб-сайт проекта http://antirasizm.ru Директор МБПЧ и руководитель проекта при поддержке ЕС Александр Брод При перепечатке ссылка на МБПЧ обязательна

12 сентября в 14.00 в Басманном суде Москвы состоялось предварительное слушание по иску публициста Михаила Назарова к главным раввинам России Берлу Лазару (ФЕОР), Адольфу Шаевичу (КЕРООР), раввину Зиновию Когану, президенту Российского еврейского конгресса Владимиру Слуцкеру и директору Московского бюро по правам человека Александру Броду.

М.Назаров широко «прославился» в последнее время как автор ряда антисемитских статей и книг, посвященных «разоблачению» иудаизма и еврейских организаций, воскрешающих миф о ритуальных убийствах. Его писания вызвали справедливое возмущение среди всех, кто разделяет принципы демократии, свободы слова и вероисповедания.

С осуждением писем и статей М. Назарова неоднократно высказывались главные раввины Б. Лазар, А. Шаевич, З. Коган, президент Российского еврейского конгресса В. Слуцкер, директор Московского бюро по правам человека А. Брод и многие другие. Эта позиция была поддержана большинством российских и зарубежных СМИ, известными общественными и политическими деятелями.

Но М. Назаров справедливую критику своих работ счел задевающей его честь достоинство и обратился с указанным иском. В суде А. Брода представлял адвокат Владимир Новицкий, Б. Лазара — адвокат Олег Асташенков, А. Шаевича и З. Когана — адвокат Игорь Муратов.

Само судебное заседание превратилось в разбор бумаг истца, который еще раз пытался сформулировать свои требования, настаивал, чтобы суд пресек акцию «Город без фашистских книг», организованную РЕК и МБПЧ. Эта акция предусматривает возврат из книжных магазинов в издательства книг явной шовинистической направленности. Среди авторов подобных книг организаторы акции назвали и М.Назарова.

Адвокаты ответчиков указали на необходимость соблюдения истцом требований закона об оформлении процессуальных документов, с чем и согласился суд. Следующее заседание назначено на 19 октября на 14−00.


+ + +

Комментарий:

На это уже второе заседание в Басманном суде ни один из ответчиков вновь не явился. Слуцкер просто игнорирует суд уже второй раз, а Шаевич, Коган, Лазар и Брод на этот раз, по крайней мере, прислали адвокатов. Однако указанная в рассылке МБПЧ (А.Брода) причина перенесения заседания на 19 октября — «Адвокаты ответчиков указали на необходимость соблюдения истцом требований закона об оформлении процессуальных документов, с чем и согласился суд» — ложь.

«Разборка бумаг», действительно была с целью отделения тех доказательств, которые имеют отношение к данному первичному иску (они были отделены и зафиксированы), от последующих доказательств противоправных действий ответчиков по изъятию книг истца («Город без фашистских книг») — для чего необходимо дополнительное исковое заявление. То есть, если Вас ответчики ударили по правой щеке, а потом еще и по левой — необходимы два разных исковых заявления. И пока по иску не будет вынесено судебное решение — они могут вас бить сколько угодно еще и в спину (для этого понадобится отдельный иск). Век живи — век учись, в том числе тому, что подставлять другую щеку следует только личным врагам, но не врагам Божиим, а «щеки» твоих соратников тем более — вот причина этого иска к раввинам.

Причина же переноса заседания была иной: ответчики, несмотря на предупреждение суда от 8 августа, уже второй раз не подготовили свои возражения на иск — видимо, поскольку им нечего возразить, остается только тянуть время. Как человека, неискушенного в судебных тяжбах, меня удивила наглая демагогия «вечно занятых» адвокатов (все, кажется, тоже иудеи, несмотря на русские фамилии): якобы у них не было времени ознакомиться с материалами истца (полученными ответчиками еще в июле, поэтому, полагаю, вина за неознакомление лежит на ответчиках, а не на их адвокатах?). Заседание перенесено на пять недель, поскольку один из адвокатов, г-н Новицкий, соизволил уйти в отпуск (и на предыдущем заседании письменно ходатайствовал о перенесении). Адвокат ответчика Лазара обосновал свое пожелание отсрочки тем, что истец Назаров готовит новые требования (которые, однако, если и будут, то никак не могут влиять на необходимость отвечать на уже представленные документы).

Похоже, еврейской стороне выгоднее вывалить все свои возражения на решающем судебном заседании (судья обещала сделать перерыв, чтобы я мог ознакомиться с ними). Ответчикам «не хватило» для этого двух месяцев, а я должен буду управиться за два часа прямо в здании суда, без справочной литературы? Тактика затяжки теперь, кажется, стала более понятной.

Ложью является также следующее заявление в рассылке МБПЧ: «М.Назаров широко „прославился“ в последнее время как автор ряда антисемитских статей и книг, посвященных „разоблачению“ иудаизма и еврейских организаций, воскрешающих миф о ритуальных убийствах. Его писания вызвали справедливое возмущение среди всех, кто разделяет принципы демократии, свободы слова и вероисповедания».

В действительности прокуратура рассмотрела эти обвинения еврейской стороны против моих книг и назначила экспертизу Института психологии РАН, который нашел книги строго православными и отверг еврейские обвинения — поскольку в этом случае их надо предъявлять не Назарову, а самому православному учению (см. постановление Черемушкинской прокуратуры от 31.08.2005).

Впрочем, чему удивляться. Разве г-н Брод когда-нибудь был уличен в честности, которую «Шулхан арух» разрешает только по отношению к своим? (Его «правозащитное бюро» еще три года назад называлось неким правозащитным союзом советского еврейства.) И так называемые «права человека» изначально используются мировой закулисой как политическое оружие в завоевании мира. Брод занимается изготовлением и торговлей боеприпасов для этого оружия — вот суть его профессии и основа его заработка. Чем больше в России обнаружено «антисемитов» — тем больше заграничных субсидий.

Расцениваю поведение ответчиков и их адвокатов на заседании 12.09.2005 как недобросовестное и надеюсь, что на третий раз, 19 октября, российский суд это, наконец-то, тоже увидит. Увидит?

13 сентября: победа над «православным шабесгоем»

А в его, Семенова А.В., лице это стало победой над целой когортой единомысленных с ним «православных деятелей» от Семенко, Никифорова и Филимонова до митрополита Кирилла (Гундяева), утверждавших то же самое, что и подавший на меня в суд «православный сторож»: что наше Обращение 500−5000−15 000 является «провокацией». Разница лишь в том, что Семенов не умеет столь ярко писать и говорить, зато «не проиграл еще ни одного судебного процесса», — как он гордо заявил при открытии заседания в Черемушкинском районном суде 13.09.2005. И лишь нынешний проигрыш «непобедимого» Семенова в этом суде избавил вышеупомянутых деятелей от привлечения к судебной ответственности вместе с ним в виде моего возможного встречного иска (не одному же малоизвестному сторожу его предъявлять).

«Православного сторожа» чрезвычайно возмутило наше «антисемитское» Обращение 5000, в связи с чем он 24 марта вызвал меня на дуэль, но трусливо сбежал с нее (с дискуссионного вечера 18.04.2005 в Славянском центре). Несмотря на постановление Басманной прокуратуры, не нашедшей в нашем Обращении «антисемитизма», 9 июня 2005 г. Семенов составил и распространил против меня как составителя и подателя Обращения обвинение по ст. 282 УК РФ («возбуждение ненависти») и ст. 306 («заведомо ложный донос»). Однако по уголовным статьям возбуждать судебное дело вправе только правоохранительные органы. Поэтому сторожу пришлось ограничиться гражданским иском в защиту чести, достоинства и компенсации морального вреда, для чего нужен был личный повод на ту же тему. Он нашелся в моей брошюре «Жить без страха иудейска!», в которой было опубликовано Обращение, а в комментарии упомянут в сноске и семеновский вызов на дуэль.

Поэтому преамбула искового требования Семенова с целью «защиты чести, достоинства и деловой репутации русского народа» посвящена разоблачению Обращения 5000, «содержащего не соответствующие действительности измышления об иудаизме и провокационные требования». А формальные исковые требования опровержения по брошюре касаются лично Семенова: что он не «православный еврей», не «трус», «православный правозащитник» без кавычек и т. п. Как известно, порочащими признаются утверждения, не соответствующие действительности. После постановления Черемушкинского суда, отвергнувшего все его претензии, можно с полным правом называть Семенова неправославным трусом.

Подавая на меня в суд по поводу «антисемитского» Обращения, «оскорбляющего иудаизм», Семенов хотел сделать себе бесплатную рекламу в демократических СМИ, — так объяснил на суде его поведение его бывший коллега, политический директор Русского правозащитного бюро Д.Ю. Терехов (другими свидетелями против Семенова выступили глава Союза «Христианское возрождение» В.Н. Осипов и остроумный врач Н.С. Кочеткова). Можно предположить, что начиная это «антисемитское дело», Семенов надеялся и на получение зарубежных «грантов» для своей правозащитной деятельности — как-никак США выделили 85 млн. долларов на «программы содействия демократии» в РФ — почему же не попытаться стать «православным» Александром Бродом?

Неудивительно, что свидетелем (точнее, судя по «наставническому» поведению, — куратором) Семенова в суд явился правозащитник Ихлов, податель заявления в прокуратуру об уголовном преследовании за «антисемитизм» подписавших Обращение 5000. Как известно, «двойным решением» от 24.06.2005 прокуратура отвергла это требование Ихлова и др., тем не менее на суде он, вопреки подписке говорить только правду, лжесвидетельствовал о якобы отмене прокуратурой этого решения. В перерыве, в ответ на мой вопрос об источнике таких сведений, Ихлов разразился обвинениями в «зоологическом антисемитизме» всех присутствующих в зале (около 30 православных, исключая евреев — свидетелей Семенова) и держал себя как человек «высшей расы» вполне в духе «Шулхан аруха».

Суд продолжался шесть с половиной часов: с 14.30 до 20.00. Терпению судьи В.А. Перова можно было поражаться при выслушивании длинных эмоциональных монологов истца на посторонние темы и главным образом на тему, что он «не еврей». Поскольку ход процесса из-за неуравновешенности истца напоминал цирковое представление и сопровождался неудержимым хохотом, всего из зала было поочередно удалено четыре человека. Не вдаваясь в подробности, могу только сказать: проиграть процесс столь неумному человеку было трудно. Так что это не моя заслуга, а самого Семенова. Уж слишком невразумительного «православного истца» выбрали себе Ихлов и Ко.

14 сентября: Двойной подлог, но отрицательный результат — тоже результат

Как уже сообщалось, назначенное на 30 августа слушание по нашей жалобе против прокуратуры по ст. 125 с требованием продолжить проверку «Кицур Шульхан аруха» и т. д. (на которое я был вынужден досрочно вернуться из деловой поездки на Украину), не состоялось из-за неявки представителя прокуратуры. Между тем, господина (Джабраилова Р.Р.), который на суде 14 сентября представлял прокуратуру, я видел тогда, 30 августа, в судебном помещении, сидящим за компьютером судебного секретаря. Секретарь сообщила мне тогда, что представитель прокуратуры прибыл, но открытие заседания задерживается, причем задержка продолжалась полчаса, возможно, из-за беседы представителя прокуратуры с судьей В.М. Пильгановой.

После чего она открыла заседание и сообщила, что представитель прокуратуры не пришел и потому: считаю ли я возможным рассмотреть жалобу в его отсутствии? Перед этим я, разумеется, прочел ст. 125 УПК, где сказано: «Неявка лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не является препятствием для рассмотрения жалобы судом». Поскольку никакого «настаивания» неявившейся стороны судья не огласила, я согласился с предложенным рассмотрением жалобы. На что последовало определение судьи: перенести заседание на 14 сентября.

Из уважения к прокуратуре, которую мы не считаем своим противником, я тогда не решился спросить, а как же быть с предписанием ст. 125 УПК: «Судья проверяет законность и обоснованность действий (бездействия) и решений… прокурора не позднее, чем через 5 суток со дня поступления жалобы в судебном заседании». Но оставим эти мелочи. На них можно было бы закрыть глаза (у суда и у прокуратуры много работы, не всегда удается соблюсти предписанные сроки), если бы все последующее происходило честно и справедливо. Но на заседании 14 сентября произошел двойной подлог при игнорировании самой сути жалобы.

Уже в начале заседания судья Пильганова В.М. недоброжелательно высказала мне несколько придирчивых замечаний, в том числе упрек, что наша жалоба была вывешена в интернете с призывом слать письма в суд — и он, мол, был завален письмами со всех концов страны, что мешает работе. Я возразил, что это не наших рук дело, ибо мы заинтересованы в получении подписей на свои адреса, чтобы вести их подсчет.

Затем мне была предоставлена возможность обосновать жалобу, и, несмотря на прерывание меня судьей, основные аргументы мне удалось повторить.

— Я указал на текст назначенной прокуратурой экспертизы, признавшей книгу «Кицур Шульхан арух» оскорбительной для неевреев и побуждающей евреев к соответствующим действиям против неевреев. Я напомнил, что даже еврейский правозащитник Александр Верховский прямо заявил о постановлении Басманной прокуратуры от 24.06.2005, что «такого рода заключение обычно предшествует признанию деяния виновным по ст. 282 УК» (http://xeno.sova-center.ru/29481C8).

— Указал на предисловие Когана к этой книге с призывом следовать всем изложенным в ней законам — что противоречит показаниям Когана в прокуратуре, что это лишь «исторический памятник» и многие из этих законов более не соблюдаются.

— Указал на признание Когана в предисловии, что наиболее оскорбительные для неевреев места из книги удалены с приглашением изучать эти оскорбления в еврейских школах (ешивах). Указал на признание Когана возможности существования в преподаваемом там полном «Шулхан арухе» «фразы про убийство христианина… Возможно, она где-то и есть. Я не знаю, я всей книги не читал…» ( «Международная еврейская газета», Москва, 2005, N 25−26, июль, с.8).

— Указал на решение руководящего сотрудника прокуратуры (начальника отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов безопасности) Е.П. Сидорова, отметившего эти противоречия Когана и распорядившегося в июне о продолжении проверки. Этот документ необходимо было привлечь к рассмотрению.

— Указал на разразившийся после этого всемирный скандал с давлением властей Израиля и международных еврейских организаций на президента Путина, премьер-министра Фрадкова, вследствие чего, по многочисленным признаниям еврейских СМИ (приложены к жалобе) прокурорская проверка «святой книги» была прекращена.

— Указал на признание Когана, что «это была, скорее, проверка, чтобы с полным основанием на то закрыть дело, а не желание что-нибудь раскопать для дальнейшего заведения уголовного дела» ( «Международная еврейская газета», Москва, 2005, N 25−26, июль, с. 8).

К сожалению, из-за ограниченности времени и вмешательства судьи, я не мог изложить многих других аргументов из нашей жалобы, а сам текст ее, видимо, судью вообще не интересовал: она подчеркнула, что разбирательство устное. Я не понял, для чего же тогда нужен текст жалобы, кто-нибудь в суде его вообще читал?

Затем судья стала выяснять вопрос: какой в данном случае прокуратурой причинен — мол, разве причинен? — ущерб лично моим «конституционным правам и свободам» — это выражение содержится в ст. 125 УКП РФ, без чего она не применяется. Судья не сразу признала, что там также говорится и о «затруднении доступа граждан к правосудию», на чем, наконец, настоял я, заглянув в Кодекс и заявив, что вынужденный отказ прокуратуры от дальнейшей проверки по пунктам нашего Обращения стал таковым затруднением.

Затем выступил с возражениями от прокуратуры старший помощник прокурора Басманной межрайонной прокуратуры Р.Р. Джабраилов. Его «возражения» не касались ни одного из перечисленных выше аргументов нашей жалобы, а лишь повторили куцую фразу из постановления прокуратуры об отсутствии у издателей КША умысла на разжигание розни.

И что самое поразительное, обличительный текст официальной экспертизы, проведенной по поручению прокуратуры и признавшей «Кицур Шульхан арух» оскорбительным кодексом, был приписан мне как лично мое утверждение, против которого и был направлен текст представленного «возражения». Фамилию автора «возражений» я не запомнил, так как в нарушение процессуальной нормы этот текст не был предоставлен мне в письменном виде.

Я сразу же указал судье на эту «очень важную неточность» (как я сдержанно выразился, чтобы не использовать слово «подлог») с приписанной мне цитатой официальной экспертизы, то есть с игнорированием ее значения, после чего судья удалилась для вынесения постановления.

В ее постановлении также не было ответа на приведенные выше аргументы нашей жалобы, кроме одного: «Доводы Назарова М.В., что решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту издания и распространения книги „Кицур Шульхан Арух“ принято под давлением еврейских общественных и политических деятелей и о том, что обжалуемое постановление затруднило ему доступ к правосудию, суд считает голословным и надуманным, в связи с чем не принимает во внимание». То есть, судья установила «голословность» в течении получаса — без всякого исследования приложенных к жалобе материалов из еврейских СМИ, совершенно проигнорировав их. При этом в тексте постановления утверждается, что якобы я говорил о приезде в Москву на встречу с Фрадковым «главного раввина Израиля», тогда как я говорил о приезде вице-премьера Олмерта.

И опять-таки, важное заключение официальной экспертизы по «Кицур Шульхан аруху», на неправомерность выдавания которой за мое личное утверждение я указал, было использовано и в постановлении судьи Пильгановой В.М. в качестве моего личного утверждения, ни к чему не обязывающего. То есть результат официальной экспертизы на этом суде был дважды замолчан и представлен в виде моего личного «голословного» мнения: сначала в «возражениях» прокуратуры, затем в постановлении судьи Пильгановой В.М. Иными словами, был совершен двойной подлог.

Трудно предположить, что судья Пильганова В.М. столь слепа, чтобы не заметить в тексте жалобы приведенных мною веских аргументов, и столь глуха, чтобы их не услышать на заседании. И что она столь непрофессиональна, чтобы допустить столько процессуальных нарушений и такой ляпсус с текстовым подлогом. Уместнее предположить, что причины у нее были иные. Тем более, что выдать мне на руки копию текста «возражений» для составления кассационного обжалования в 10-дневный судья отказалась даже после вынесения постановления об отказе. Секретарь заявила лишь, что на следующей неделе (!) я могу прийти в суд и получить этот текст в канцелярии.

Все это, впрочем, меня не удивляет. С самого начала, подавая в генпрокуратуру наше Обращение 5000, я полагал, что по известным причинам оно рано или поздно натолкнется на подобную непроходимую стену в существующей системе юриспруденции. Было бы странно если бы этого не случилось. Но отрицательный результат — тоже результат, если его правильно истолковать и применить.

Теперь мы стоим перед выбором. Либо остановиться перед этой непроходимой стеной, показав ее существование всем русским людям и, не тратя более сил напрасно, ограничиться немалым достигнутым, находя новые формы его донесения до людей («Кицур Шульхан арух» признан прокурорской экспертизой оскорбительным и «побуждающим», а в нашем Обращении да и в моих книгах не установлен «антисемитизм», более того — они признаны строго православными) — но ведь все это замалчивается. Либо обрести второе дыхание и подать кассационную жалобу в Московский городской суд и далее поэтапно наверх — то есть продолжать это трудоемкое сопротивление с целью измерения высоты данной «стены» для дальнейшего привлечения народного внимания к «Шулхан аруху» и «тайне беззакония». На принятие решения есть 10 дней. Жду Ваших мнений. Сам я склоняюсь к измерению высоты. Надеясь на Божию помощь.

Адрес тот же, что и для сбора подписей, который в любом случае продолжается: vnk04@yandex.ru

http://rusk.ru/st.php?idar=7502

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru