Русская линия
Интерфакс-РелигияПротоиерей Кирилл Каледа24.05.2016 

Засекреченность архивов затрудняет процесс прославления новомучеников

В праздник Собора Бутовских новомучеников, который в этом году отмечался 21 мая, патриарх Московский и всея Руси Кирилл на подмосковном Бутовском полигоне почтил память жертв советских репрессий. Более 20 лет там действует православный приход, который занимается увековечением памяти новомучеников.

Об этой деятельности и посещаемости полигона, а также о том, как развивается мемориальный центр «Бутово», существует ли по-прежнему проблема доступа к документам, отражающим гонения на веру в советские годы, в интервью корреспонденту «Интерфакс-Религия» Елене Веревкиной рассказал настоятель храма Новомучеников и Исповедников Русской церкви на Бутовском полигоне протоиерей Кирилл Каледа.

— Отец Кирилл, расскажите, пожалуйста, о деятельности Вашего прихода по увековечению новомучеников Русской церкви. Какие планы в этом направлении?

— Наш приход располагается на Бутовском полигоне. Бутовский полигон — это крупнейшее в московском регионе место расстрела и захоронений жертв большого террора. Только с августа 1937-го по октябрь 1938 года здесь было похоронено свыше 20 тысяч человек. Среди пострадавших 332 приняли мученический венец за исповедание православной веры.

Наша община была создана в 1994 году, сначала она состояла вообще из родственников пострадавших. Конечно, одной из основных сфер деятельности нашего прихода было сохранение памяти о пострадавших на этом месте. Слава Богу, за прошедшие 20 лет удалось сделать немало. Конечно, полигону оказывалась помощь правительства Москвы и Московской области, хотя какой-то четкой программы по развитию Бутовского полигона не существует. За это время построено два храма: большой каменный храм в честь новомучеников Российских и деревянный на территории захоронений. Удалось провести исследование и обнаружить 13 погребальных рвов с общей протяженностью почти километр. И с помощью правительств Москвы и Подмосковья в начале 2000-х годов мы смогли благоустроить территорию, оформить в виде холмов погребальные рвы, которые изначально выглядели как канавы.

В настоящее время приход занимается созданием музея памяти пострадавших на полигоне. Более того, 8 августа прошлого года, в день начала расстрелов, был заложен мемориальный комплекс. Слава Богу, есть возможность продолжать эти работы, уже сделано бетонное основание. Надеемся, что в будущем году мемориал будет открыт. Комплекс будет представлять собой две дорожки мемориальных плит, символизирующих 1937 и 1938 годы соответственно. Они будут вести к площадке, где расположится «Колокол памяти». На плиты будут нанесены имена погибших по дням расстрела.

Есть некоторые мысли о дальнейших шагах, но пока они не очень определенные. Приход уделяет определенное внимание вопросу сохранения этого места, поскольку рядом с полигоном ведется жилое строительство, его окружают дачные кооперативы. К сожалению, иногда бывают претензии на территорию, и приходится решать эти вопросы. Но если говорить в целом, то еще в 2001 году правительством Московской области было принято постановление о том, чтобы считать полигон памятным местом регионального значения. В прошлом году удалось внести территорию памятника в земельный кадастр, и в этом нам помог председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России Михаил Александрович Федотов.

— Существует ли сегодня по-прежнему проблема доступа к архивам, которые помогли бы выявить максимально полный круг новомучеников?

— К сожалению, этот вопрос очень актуален. До сих пор большая часть дел засекречена, и открытого доступа, в том числе для исследователей, к этим архивам нет. Более того, даже родственникам не разрешают ознакомиться со всем объемом расстрельных дел. Пытаются этот вопрос решать и на уровне президентского совета по развитию гражданского общества, но пока этот вопрос не решен, и это очень затрудняет процесс прославления новомучеников. Комиссия Русской церкви по канонизации понимает, что необходимо иметь все материалы следственного дела, чтобы в будущем избежать искушений. В настоящее время представленные материалы крайне скудные, их фактически нет. В результате деятельность по прославлению новомучеников в российском государстве фактически приостановлена. В конце 1990-х — начале 2000-х ситуация была другая: колоссальное число, более 1700 новомучеников, были прославлены. Сейчас при прославлении тех, кто пострадал в ранние годы революции, в гражданскую войну, мы можем опираться на предания, на свидетельство людей, которые присутствовали при этом.

— Как развивается мемориальный научно-просветительский центр «Бутово», созданный в 2002 году по инициативе прихожан?

— Он развивается, ведется большая научная работа. Но здесь не так все просто. По документам, хранящимся в архивных делах, есть разночтения даже по датам расстрела.

— Сколько человек ежегодно посещают Бутовский полигон?

— Полигон посещаемый, организованными группами в год его посещает порядка 7−8 тысяч человек. Но многие еще приезжают на богослужения. Например, на патриарших службах здесь по несколько тысяч человек бывает. Конечно, это небольшое число по сравнению с тем, сколько людей посещают подобные места в других странах.

— Да, к примеру, Музей Холокоста в Иерусалиме — один из самых посещаемых…

— К сожалению, у нас это пока не так. Но тем не менее, при нашем храме есть паломническая служба, которая встречает паломников, светские и церковные группы, чтобы на понятном языке рассказывать об истории полигона. Посещают полигон и иностранные делегации.

— Достаточно ли почитаются новомученики в самой Церкви?

— Сейчас, слава Богу, это почитание стало распространяться. Этому помогает увеличение числа храмов, которые посвящены новомученикам, увеличивается количество мероприятий в память о новомучениках, книги, которые издаются. Увеличивается и молитвенное почитание новомучеников. Чаще совершаются паломничества. Может быть, хотелось бы большего, но слава Богу за то, что есть.

— Как Вы относитесь к тому, что в последние годы появилась тенденция к почитанию Сталина, в то время как почитание новомучеников если и растет, то, может быть, не столь очевидно?

— Очевидно, это связано с незнанием нашей истории, с незнанием того, какой ценой были добыты достижения во время правления Сталина, в советский период. Достижения, несомненно, были, этого никто не оспаривает, но, тем не менее, мы плохо знаем их цену. Даже цену победы в Великой Отечественной войне. К сожалению, о солдатской жизни часто просто не думали, когда, может быть, нужно было искать какие-то другие тактические и стратегические решения.

Подготовила Елена Веревкина

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=436


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru