Русская линия
Православие.RuПротоиерей Андрей Ткачев25.04.2016 

Вавилон
Закон Божий с протоиереем Андреем Ткачевым. Беседа 11-я

Что означает строительная символика в Библии? Какие события ветхозаветной и новозаветной истории противополагаются вавилонскому? Есть ли вавилонское в нашей жизни? И что всем нам надо строить и участия в какой стройке избегать?

Приветствую вас, дорогие христиане, дорогие братья и сестры! Нам предстоит сегодня побеседовать о Вавилоне. Как всегда, мы будем погружаться, насколько можем, в библейскую тему, исходя их того, кто мы, что мы, как мы живем сейчас, помня о том, что нет таких библейских тем, которые были бы абсолютно нейтральны по отношению к сегодняшнему дню и не касались бы его. Любая библейская тема имеет региональную характеристику и способность точечным образом конкретно прилагаться к современной действительности.

Итак, Вавилон. Вавилонская башня — это некое мистическое сооружение, которое было построено отнюдь не глупыми людьми. Людьми, которые не имели глупых представлений, что сейчас, мол, сделаем башню и будет лестница в небо. Они понимали, что рукотворно, физически на небо забираться не стоит — это бесполезное занятие. Это было мистическое здание, которое погребло под собой тайну своих строителей, чем же они хотели заниматься, кого призывать, что вытворять, что совершать…

Вавилонская башня — это один из символов человеческой цивилизации, некий неразрушимый образ того, что люди постоянно пытаются создавать. Желание рукотворными силами залезть на небо, например, родило космонавтику, гордость человечества от полетов в космос. И эта заслуженная гордость человеческого гения и смелости все-таки изрядно растворена какими-то вавилонскими интуициями: а вот залетим-ка мы туда и докажем всем, что мы не тварь дрожащая, а право имеем, — этот момент есть в дерзаниях первых теоретиков космонавтики, первых теоретиков воздухоплавания, там был момент сопротивления Богу. Конечно, космонавт может быть верующим человеком, со страхом Божиим и молитвой взлетать, покидая поле притяжения родной планеты, но изначально в космонавтике был вавилонский момент.

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня. 1563

Питер Брейгель Старший. Вавилонская башня. 1563

Питер Брейгель Старший изобразил эту грандиозную стройку — только недостроенной. Это великий всечеловеческий недострой. И когда возник Европейский Союз и построили здание Европарламента в Брюсселе, то архитектура этого сооружения как бы специально повторяла архитектуру недостроенной Вавилонской башни на картине Питера Брейгеля Старшего. Эти вот стены уступами, круглая форма, эти недостроенные арочки, колоннады — все узнается очень близко, очень быстро: они знали, они специально строили новое здание новосоздающегося межгосударственного образования как некую духовную преемственность Вавилонской башни, изображенной на одной из самых известных картин западноевропейской живописи.

Когда снесли храм Христа Спасителя, то на этом месте собирались построить Дворец Советов с огромной статуей Ленина наверху, и даже на чертежах это было что-то жуткое — уже чертежи представляли какую-то жуткую идею невыносимо огромного здания, невыносимо страшных размеров на месте Божиего храма. Это была Вавилонская башня.

Каменщиками называли себя франкмасоны, которые стремились строить: мастерок, циркуль, отвес, долото — это предметы из их символики. Строители что делают? — Они строят, естественно. А что же они такое строят? — Они строят новый мир. Христос говорит нам о том, что есть Небесный Иерусалим, архитектор и устроитель которого — Бог. А на земле есть какие-то тоже строители, которые тоже строят свой дом, противоположный Небесному Иерусалиму.

Тема масштабного строительства, многовекового, длительного, с участвующими в нем миллионами людей — это как раз тема Вавилонской башни, и мы живем в один из этапов продолжающегося огромного строительства. А стройплощадка эта занимает собой почти всю Вселенную — на всей земле строится новое, какое-то невидимое, а иногда и видимое духовное сооружение. Стоит вернуться к мысли блаженного Августина, высказанной в его прекрасной книге «О граде Божием»: есть два града — град Небесный и град земной. Между ними война, как между ахейцами и Троей, и град Божий подвергается насмешкам, нападению, посмеянию, а град земной строится как гордая твердыня, как некий Иерихон, для того чтобы сопротивляться граду Небесному и воевать с ним. Августин пишет, что человек и человечество балансируют между двумя полюсами: на первом полюсе — любовь к Богу до ненависти к себе, это аскетизм и самопожертвование, а на втором полюсе — любовь к себе до ненависти к Богу. И Небесный Иерусалим населяют те, кто любят Бога вплоть до самопожертвования, а земной град медленно, и настырно, и упорно, из века в век созидается вольными каменщиками из ненависти к Богу и чрезмерной любви к себе. Так что тема этой всемирной стройки — это и есть наша тема.

Когда ты читаешь книгу Бытия — о каком-то столпотворении, о чем-то таком, ты читаешь не древнюю легенду — ты читаешь картинку с выставки: вот, это новости сегодняшних газет. Мировые правительства, заговоры против нравственности, новые законы, размывание привычных стандартов жизни и т. д. — это все является именно иллюстрацией к данной теме.

Здание Европарламента в Страсбурге

Здание Европарламента в Страсбурге

Итак, люди собрались сделать себе имя. Они научились делать кирпичи. Очевидно, это великое открытие — кирпич: кирпичики позволяют строить какие хочешь высокие здания при правильных инженерных расчетах. И вот они начали тянуть вверх свою громадину и махину, при этом все человечество было тогда едино, и все говорили на одном языке. Господь помешал этому строительству, Он смешал языки человеческие, люди перестали понимать друг друга. С тех пор люди не понимают друг друга. Люди, когда говорят даже на одном языке, говорят о разных вещах: ты ему про попа, а он тебе про попову дочку…

Не только языки появились разные, а коммуникация нарушилась, люди перестали совпадать, резонировать друг на друга, и каждый заперт внутри своего эгоизма, и это одна из причин нашего непонимания ближних и непонимания нас ближними. Господь так смешал эту стройку…

Но так как мы новозаветные люди, то возвращаемся к событиям Нового Завета, потому что все, что было в Ветхом Завете, имеет параллель в Новом. Ветхий Завет раскрыт в Новом, — говорит блаженный Августин, — а Новый Завет скрыт в Ветхом. Нечто противоположное вавилонскому строительству было во время Пятидесятницы Святая Пятидесятница, сошествие Духа Святого на апостолов в виде огненных языков — это то, что является зеркальным отображением в лучшем смысле этого слова, исправлением случившегося в Вавилоне. Тогда люди перестали понимать друг друга, а во время Пятидесятницы они вдруг начали беседовать о преславных деяниях Божиих на разных языках, которых до сих пор не учили. Излияние Духа Святого было анти-Вавилоном. «Вавилон» значит «смешение», то есть всё было перемешано. А излияние Духа Святого — это некая божественная гармония и правильное разделение одного от другого, чтобы мы, наконец, опять начали понимать друг друга и понимать самое главное: эгоизм, национализм, замыкание в своих узких рамках не спасают человека, а излияние Духа Святого есть способность всех понять в Духе Святом. И говорить о преславных деяниях Божиих, о воскресшем Христе и о будущей жизни — это есть анти-Вавилон, это есть наша святая и божественная Пятидесятница. Вот, пожалуй, то, что нужно сказать об этом грандиозном и масштабном событии.

И еще связать его с тем событием, которое было раньше, — строительством ковчега. В строительстве ковчега нужно участвовать. И все, кто помог бы Ною строить ковчег, кроме его трех сыновей с женами, вошли бы в ковчег, если бы покаялись. Так что когда тебе говорят: строй ковчег — строй ковчег. Когда тебе говорят: строй башню — не строй башню. Потому что все строители башни будут наказаны. И сегодня многие люди участвуют — вольно или невольно, некоторые ведомо или неведомо — в строительстве нового огромного богоборческого человеческого здания, из которого они будут то ли волхвовать, то ли грозить кулаками небу, то ли воевать с небом напрямую. Как безумцы, которые описаны в одной из басен Крылова, решившие забросать небо камнями. Небо не спорило с ними — просто они обрушили эти камни на свои головы. Но Вавилонская башня строится, и в ее строительстве лучше участия, конечно, не принимать. Распознай тайны времени, пойми время, пойми современные опасности, устранись от них по возможности сам — этого с тебя довольно. Не тщись слабою рукою остановить апокалиптическое движение времен — примерно в таких категориях говорил об этом святитель Игнатий (Брянчанинов).

Его же молитвами, а также молитвами всех остальных святителей, издалека видевших эту грандиозную безбожную стройку, внутри которой мы живем и цементом которой мы дышим, молитвами этих людей да даст нам Бог мудрость, чтобы нам видеть дело Божие и дело врага Божиего. И к Небесному Иерусалиму стремиться, а из земного града выйти, потому что христианин — это тот человек, который здесь не имеет вечного пребывания и грядущего града взыскует. Он выходит за ворота, к Христу, нося Его поругания, — Христос за воротами Иерусалима распят, за городом. И он выходит за город, поношение Христово нося, и с Христом желает славу разделить. Надеется на другой город, сходящий свыше, как невеста, украшенная для мужа своего, — вот вам, собственно, вся история мира: Иерихон, Вавилон, в конце концов Апокалипсис — и образ великого, чудного города, сходящего свыше. Нам туда дорога, нам надо там жить. Этот город Богом построен, не нам его созидать, он готовый.

А Вавилонская башня продолжает строиться, и нам нужно уйти со строительства. Будьте мудрыми. Господь да сохранит, Господь да вразумит и вас, и нас. Молитвами Богородицы и всех святых. До встречи. Аминь.

http://www.pravoslavie.ru/92 749.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru