Русская линия
Татьянин день Колумба Стюарт06.04.2016 

Хранитель древностей
Как бенедиктинец спасает рукописи от червей и террористов

Сегодня в условиях роста терроризма и военной напряженности всё острее встаёт вопрос о сохранении памятников культурного наследия, в том числе древних рукописей. Как работают с манускриптами в Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока, рассказал «ТД» исполнительный директор Музея-библиотеки рукописей Хилла (США) католический священник Колумба Стюарт.

Священник Колумба Стюарт — профессор теологии, монах ордена святого Бенедикта, один из ведущих мировых специалистов по древнехристианской аскетической письменности. Он возглавляет проект исследования, архивирования и оцифровки восточно-христианских рукописей. Участникам проекта удалось сделать доступными широкому читателю тысячи манускриптов сирийской, арабской, коптской, эфиопской, славянской традиций. Особенно важна работа команды отца Колумбы в Сирии и Ираке, где за последнее время многие библиотеки были уничтожены.

+ + +

— Отец Колумба, вы впервые в России. Какое впечатление у вас складывается о нашей стране, какие города вы успели посетить?

— Я приехал сюда на месяц (беседа состоялась в ноябре — «ТД»). Провёл неделю в Санкт-Петербурге, прочёл лекции в Эрмитаже, немного поездил по Московской области, побывал в Троице-Сергиевой Лавре в Сергиевом Посаде. Россия — действительно красивая страна. В Москве я принял участие в III Международной патристической научно-богословской конференции «Преподобный Иоанн Кассиан и монашеская традиция христианского Востока и Запада», которую проводила Общецерковная аспирантура и докторантура имени святых Кирилла и Мефодия, потом прочитал там отдельную лекцию. И в Москве, и в Петербурге я встречался со своими коллегами, чтобы обсудить вопросы сотрудничества в сегодняшние непростые времена гонений на христиан и международного терроризма.

— Расскажите об основных сложностях работы с древними манускриптами.

— Тексты бывают изъедены червями — это одна из основных проблем при изучении и сохранении старых книг. Они могут быть полностью уничтожены насекомыми и не подлежать восстановлению. Другая опасность заключается в том, что в некоторых местностях к литературным памятникам относятся весьма не бережно — например, в Эфиопии. Там древние манускрипты всё ещё используют для того, чтобы научить молодых людей читать на древнеэфиопском языке геэз. Это происходит не в музее, не в библиотеке, а просто на улице, в быту. Туристы могут с легкостью купить там эти манускрипты за 20 долларов. Конкретный случай: в 1970-х мы нашли очень важный эфиопский библейский манускрипт XV века, микрофильмировали его (микрофильмирование — копирование фотографическим способом уменьшенного изображения — «ТД»). Сейчас этот манускрипт находится в частной коллекции в Норвегии. Он был нелегально вывезен из страны.

Священник Колумба Стюарт: Нас вдохновляет пример Жана Мабильона

— Каким образом вы находите древние манускрипты? Как вы их ищете?

— Это очень интересная работа с множеством нестандартных ситуаций и особенностей взаимодействия разных культур. Проект начался 50 лет назад в Австрии. Это было время Холодной войны, и мы боялись, что будет новая война в Европе, которая может привести к уничтожению бенедиктинских монастырей и библиотек. Один из наших монахов начал микрофильмировать манускрипты в Австрии. Его опыт переняли наши братья в других странах, включая Эфиопию. С 2003 года мы работаем уже и на Ближнем Востоке, в Азии, Африке, в исламских странах. Мы стараемся идти в ногу со временем и использовать передовые технологии для оцифровки и каталогизации изображений, а искать нам помогают наши друзья по всему миру. Например, епископ города Мардина в Турции оказал нам большую поддержку в поиске и оцифровке манускриптов в близлежащих деревнях, где мы исследовали очень красивую церковь VII века. Когда мы были в Стамбуле, нам помогали армянские добровольцы, вместе с которыми мы оцифровали манускрипты, все еще хранящиеся в церквях Турции.

— Вы упомянули гонения на христиан. Насколько, на ваш взгляд, критична ситуация на Ближнем Востоке?

— Приведу несколько примеров. В уже упомянутом мной городе Мардине на сегодняшний день осталась всего одна христианская церковь, в которой служит только один священник на 100 христиан. В этой церкви хранится 1200 очень важных старинных манускриптов. Раньше там было множество христиан, но они все были убиты с 1915 по 1923 годы. На востоке города Мардина есть монастырь IV века, где раньше жила тысяча монахов, а теперь осталось лишь четверо. В Сирии мы посещали халдейскую католическую церковь, где нет священников, и поблизости осталось только пять семей — там хранится 500 очень важных сирийских манускриптов, собранных архиепископом, убитым в 1915 году. Мы нашли все эти манускрипты, оцифровали и каталогизировали. В городе Алеппо в Сирии мы посещали перед войной мечеть прекраснейшей архитектуры, а сейчас она полностью разрушена в результате военной операции. В общей сложности мы оцифровали более тысячи манускриптов в Алеппо сиро-яковитского, армянского, халдейского происхождения. Очень страшно смотреть на то, что там происходит.

— Вы работали в Сирии, Ираке, Мали. Можете ли вы сказать, что рисковали жизнью, спасая древние рукописи?

— Ситуации бывали разные: в основном всё проходило спокойно, но порой было и реально страшно. В Сирии я был ещё в мирные времена, а вот в Ираке приходилось тяжко. Но я постоянно молился, и Бог защищал нас, помогал. Нас вдохновляет пример одного французского монаха нашего ордена, жившего в XVII веке, — Жана Мабильона. Он является основателем современной практики изучения манускриптов и палеографии латинских и греческих текстов. Он ездил в так называемый Вояж — поездку, целью которой является нахождение манускриптов. Мы сегодня делаем то же самое, только используем новые методы и технологии. После окончания военного противостояния в Сирии, мы, возможно, продолжим там свою работу, но пока стараемся не подвергать серьёзной опасности наших сотрудников. В последние годы наша основная деятельность направлена на оцифровку исламских рукописей.

Угроза древним манускриптам велика в районах, находящихся под контролем террористов

— На какие шаги приходится идти специалистам, чтобы спасти древние рукописи? Приходилось ли вам выкупать манускрипты или нелегально вывозить их из страны пребывания?

— Мы делаем ставку на оцифровку и долгосрочное цифровое архивирование материалов, предоставление доступа к ним учёным. Иногда мы помогаем найти ресурсы для физического сохранения рукописей, но сами не вывозим манускрипты из стран, где они хранятся. Хотя иногда нашим партнёрам приходилось идти на это — например, некоторые коллекции из Сирии в целях безопасности были вывезены в Ливан.

— Насколько остро стоит угроза уничтожения таких памятников из-за деятельности радикальных исламистов? Есть ли известные рукописи, которые за последние несколько лет были безвозвратно утрачены?

— Угроза очень велика в районах, находящихся под контролем «Исламского государства» (ИГ, запрещённая в России террористическая организация — «ТД»). Мы знаем, что важные старые рукописи, принадлежащие нескольким церквям в Мосуле (Ирак), были уничтожены. К счастью, наши иракские партнеры успели их оцифровать. Положение некоторых других коллекций в окрестностях Мосула, таких, как коллекция монастыря Мар Бехнам, сейчас неизвестно: пока что мы не слышали об их уничтожении, но… В марте нынешнего года я планирую поехать в Ирак в том числе для того, чтобы прояснить этот вопрос. Мы работаем с несколькими мусульманскими библиотеками, которые боятся исламского радикализма и видят в нем угрозу своей собственной культуре.

— Есть ли разница для человека вашей работы, имеет он священный сан или нет? Я имею в виду как профессиональные аспекты, особенности работы с текстами, так и бытовые — поиск манускриптов, общение с людьми, в том числе враждебными к христианству?

— То, что я монах и священник, очень помогает мне в общении с различными христианскими группами: это позволяет мне быть ближе к людям несмотря на то, что я иностранец и американец. Монахи-бенедиктинцы, к числу которых я принадлежу, всегда были известны в мире заинтересованностью в сохранении культуры и науки, и это тоже помогает. Даже в мусульманских общинах, например, в Иерусалиме и Тимбукту (Мали), существует большое уважение к Католической Церкви и ко мне лично, как священнику.

«Основной состав у нас очень небольшой: всего 12 человек. Но мы открыты для сотрудничества»

— Какие специалисты работают в Музее-библиотеке рукописей Хилла? Насколько большой у вас коллектив, строгий ли отбор кандидатов?

— Основной состав у нас очень небольшой: всего 12 человек. Но в целом мы открыты для сотрудничества, у нас работают специалисты и волонтёры со всего мира: из Бейрута, Израиля, США, Румынии и других стран. Если кто-то захочет принять участие в наших проектах — добро пожаловать! Для этого не обязательно куда-то ехать: люди могут работать везде, используя возможности Интернета. Среди наших волонтёров есть филологи, музыканты, математики, фотографы — все, кому это может быть интересно. Конечно, приветствуется знание древних языков: латыни, греческого, церковнославянского, сирийского.

— Расскажите о самых интересных экземплярах вашей коллекции.

— Интересного у нас много. Например, есть Библия святого Иоанна, написанная на современном английском языке, но древним шрифтом. Вас, наверное, заинтересуют манускрипты, написанные на церковнославянском языке, которые мы в больших количествах исследовали в Румынии. С 1965 по 2003 год мы оцифровали в общей сложности 93 тысячи православных, армянских, халдейских и мусульманских рукописей. К следующему году у нас появится онлайн-читальный зал, где любой желающий сможет познакомиться с манускриптами: некоторые из них можно будет скачать, некоторые — просто посмотреть в увеличенном виде.

— Каковы наиболее примечательные находки последних лет? С какими из них удалось поработать вам?

— Мы помогали в издании Хроники Михаила Великого, сиро-яковитского патриарха XII века. Существует только одна полная копия этого документа, написанная на сирийском языке. Рукопись находилась в Урфе (древняя Эдесса, Турция), пока все христиане не покинули город в 1922—1923 годах. Они увезли с собой все свои рукописи и ключи от церкви в городе Алеппо. Хроника хранилась там, в церковном сейфе. В 2007 году рукопись была оцифрована, а затем опубликована.

Другой проект, который имеет большое значение, — оцифровка двух старейших в мире эфиопских рукописей. Это Евангелия V—VI вв.еков из монастыря святого Гаримы в провинции Тыграй, северная Эфиопия. Они очень красивы и очень важны для учёных, так как являются старейшими находками за несколько столетий. Исследователи обнаружили в них ранее неизвестные гимны и проповеди, сейчас мы всё ещё каталогизируем их.

Беседовала Анастасия Прощенко

http://www.taday.ru/text/2 166 197.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru