Русская линия
ИноСМИ.ru25.03.2016 

Дитя беженцев
Хервиг Хёллер, Die Zeit, Германия

Родители кандидата в президенты Австрии Александра Ван дер Беллена (Alexander Van der Bellen) были вынуждены покинуть родину после Октябрьской революции. Их одиссея закончилась в Тироле.

Претендент на пост федерального президента Австрии Александр Ван дер Беллен

Всего лишь несколько дней после того, как большевики захватили власть в Петрограде в 1917 году, два гимназиста в провинциальном городе Пскове, расположенном на северо-западе России, вступили в спор. Один из них — Анатолий Розенблюм, страстный защитник революции, а другой — юный аристократ Александр фон дер Беллен. Отпрыск влиятельной семьи аргументирует спокойно и рассудительно. Он убежден в том, что военные скоро восстанут против Ленина. Розенблюм больше не может слышать обывательские рассуждения и постепенно выходит из себя — так рассказывает советский писатель Вениамин Каверин в своих мемуарах. «В конце концов, сторонник революции выкрикивает: Еще одно слово, и я тебя застрелю!» Такая угроза еще недавно вызвала бы смех у гимназистов. Однако времена изменились. На самоуверенного Александра находит страх, он что-то бормочет и уходит. Это было начало конца семьи фон дер Беллена в России.

Розенблюм стал жертвой сталинского террора в 1938 году, а аристократ умер в 1966 году в Инсбруке — после скитаний по Европе. Два раза ему и его семье пришлось спасаться бегством, они теряли все; два раза им удалось добиться высокого положения благодаря усердию и выдержке. А сейчас его сын готовится к тому, чтобы занять самый высокий пост: он стал кандидатом в федеральные президенты. И в предвыборной борьбе использует историю своего происхождения.

Однако дитя беженцев Александр Ван дер Беллен располагает лишь отрывочными сведениями о семейной истории: родители мало рассказывали о прошлом. Тому, кто хочет узнать больше, придется копаться в эстонских и российских архивах, навестить родственников и отыскать старые семейные альбомы.

Вроде бы все началось с голландского стекольщика, который, согласно семейной легенде, перебрался в российскую империю в 1763 году. Его потомки выбились в элиту Псковской губернии и получили дворянский титул. Александр — дед политика, представителя «Зеленых», — родился в 1859 году; в конце столетия его выбрали представителем земства, органа самоуправления крупных землевладельцев. Аристократ-либерал руководил им с 1913 года. В 1917 году Временное правительство назначило его на пост Псковского губернского комиссара: он заключает государственные сделки и руководит полицией. Незадолго до революции он подает в отставку по состоянию здоровья.

О бегстве Александр-старший в тот момент не думает. Возможно, он, как и его сын, надеялся на то, что Ленин скоро исчезнет. Действительно, власть большевиков в Пскове вначале была ограниченной. Город сначала заняли немцы, позже, во время гражданской войны, его контролировали то Красная Армия, то белогвардейцы. Еще 18 октября 1918 года, во время немецкой оккупации, глава семейства продлил договор о страховании домашнего имущества — так написано в псковском региональном архиве.

Новую жизнь семья начинает с того, что меняет имя: «фон» заменяется «Ван»

Несколько месяцев спустя ситуация обострилась: до того как большевики полностью завоевали город, губернский комиссар, его супруга и трое сыновей — Георг, Александр и Константин — сбежали в соседнюю Эстонию. Почему не взяли с собой двух дочерей — большая тайна семейной истории. Они отправились вслед за другими членами семьи лишь в 1922 году. Их судьба сложилась трагически: Ирину застрелил любовник в Таллине в 1928 году, а Натали умерла в 1946 году в Вене — возможно, после лечения в психиатрической лечебнице «Ам Штайнхоф» (Am Steinhof) (В период с 1940 по 1945 год нацисты проводили там медицинские эксперименты над душевнобольными детьми, а также над детьми с физическими недостатками. Около 800 детей погибло — прим. пер.).

Новую жизнь семья начинает с того, что меняет свое имя: «фон» заменяется «Ван» — это ссылка на голландские корни. В историческом архиве в Тарту находится письмо, в котором отец Александра Ван дер Беллена разъясняет своему университету, что голландское «Ван» указывает на буржуазное происхождение. Во всех официальных документах члены семьи отмечали, что являются голландцами — возможно, из соображений, что русские подвергнутся дискриминации.

И в Эстонии был велик страх семьи перед Советами. Самый старший сын Георг — дядя австрийского политика — был арестован в 1919/1920 году, когда он во время лесосечных работ заблудился и перешел границу с Советским Союзом. Во время перевозки в Псков он совершил опасную для жизни попытку бегства и несколько часов шел по тонкому льду Чудского озера.

«Моей любимой тете Вере от твоего Сашеньки»

Начать новую жизнь было тяжело. Глава семейства Александр-старший умирает в 1924 году, несколько лет спустя в Нью-Йорке умер Георг. До этого провалилась его попытка разводить серых куропаток в США. Самый младший из братьев — Константин — испытывал большие трудности с финансированием учебы на медицинском факультете.

Успеха на новой родине добился средний сын — Александр Ван дер Беллен, — отец кандидата в президенты. Он честолюбив, учит языки, изучает экономику в Тартуском университете. В 1922 году он отправляется в путешествие с намерением читать лекции и рассказывает в голландских и английских университетах о бедах русских студентов в эмиграции. После учебы он возглавляет фирму по экспорту древесины на одном эстонском острове. Согласно рукописным неопубликованным мемуарам его брата Константина, в начале 1930-х годов он переезжает в столицу Таллин и устраивается в банк British Overseas Bank менеджером по международным кредитным операциям. В 1934 году он сдает свой паспорт беженца и становится гражданином Эстонии.

Отныне семья Ван дер Беллен принадлежит к буржуазной элите страны. Но большая политика вновь стала причиной неприятностей. В секретном протоколе, который прилагался к пакту Молотова-Риббентропа, было оговорено, что Эстония войдет в сферу влияния Советского Союза. Когда в июне 1940 года Красная Армия вошла в Таллин, Альма и Вивиан-Диана Ван дер Беллен — мать и сестра кандидата в президенты — проводили отпуск в шикарном морском курорте Пярну — об этом писала местная газета.

Отец начинает испытывать трудности. После перехода к советской экономической системе британский банк, в котором он работал, прекратил местную деятельность. К тому же выросла опасность ареста и депортации как «социально враждебного элемента». Самое позднее осенью 1940 года началась подготовка к бегству. 23 октября 1940 года Ван дер Беллен обращается в Тартуский университет с просьбой вернуть его свидетельство о рождении.

Однако вначале нет никаких возможностей эмигрировать. Только после подписания германо-советского договора в январе 1941 года появляется шанс покинуть советскую территорию — якобы как немцы, которые возвращаются домой, в рейх.

В феврале или марте 1941 года все готово. Имена Александра, его супруги Альмы, дочери Вивиан-Дианы, а также его матери Адель и сестры Натали значатся в списке пассажиров поезда, отправляющегося из Таллина в Лаугацарген в Восточной Пруссии. Самый младший брат Александра — Константин — остается Таллине: он не хочет ехать по личным причинам. Прощание навсегда: связь между братьями с тех пор прервалась. Константина, который работал врачом, власти не тронули. Несмотря на это, рассказывает его дочь Ирина, под его письменным столом несколько десятилетий стоял наготове матросский чемодан с самыми необходимыми для бегства вещами.

Из лагеря в городе Вернеке, расположенного к северу от Вюрцбурга, семья Ван дер Беллен прибыла в Вену. Здесь Александр нашел работу во внешнеторговой фирме. И здесь, в январе 1944 года, на свет появился будущий политик, которому дали имя отца и деда. Но покой был недолгим. Красная Армия наступала, и семье пришлось снова бежать. Слишком велик был страх перед высылкой в Советский Союз. В начале 1945 года они вроде бы находились несколько недель в Лауссе, в Верхней Австрии. В конце концов, нацистские власти разместили семью на таможне в Файхтене, в тирольском Каунертале.

Предприниматель Ван дер Беллен вновь начинает обустраивать быт. В 1948 году он основал торговую компанию в Инсбруке и занялся экспортом продукции химической промышленности. В 2007 году тогдашний премьер-министр федеральной земли Тироль выступил с обвинениями в том, что Ван дер Беллен был «высокопоставленным нацистом», но для этого нет даже оснований. Все свидетельствует о том, что он всю свою жизнь оставался русским либералом и защищал идеи рыночной экономики и парламентаризма.

Члены семьи Ван дер Беллен оставались гражданами Эстонии, хотя такого государства уже не существовало. Но их все равно преследовал страх перед советскими властями вплоть до окончания оккупации. «В детстве мне внушали, чтобы я по дороге в школу обходил здание советского консульства на улице Фалькштрассе в Инсбруке», — рассказывает сегодня Александр Ван дер Беллен. По его словам, он этого не понимал, но здание на самом деле внушало ему ужас.

Русский язык — родной язык его родителей — одаренный сын никогда не учил. Его словарный запас ограничивается словами «дурак» и «черт возьми». «Что касается меня, то мои родители хотели избежать всего, что указывало на то, что мы беженцы», — говорит он. Лишь в 1958 году члены семьи Ван дер Беллен получили австрийское гражданство. Сейчас Александр Ван дер Беллен в любое время мог бы получить эстонский паспорт. После восстановления независимости потомки лиц, которые на 16 июня 1940 года являлись гражданами Эстонии, автоматически получали гражданство

С родственниками за «железным занавесом» у семьи из Инсбрука не было прямой связи на протяжении многих десятилетий. Дядя Константин узнает о маленьком племяннике окольными путями. Благодаря одной родственнице в Эстонскую Республику попала детская фотография. На обратной стороне ученик начальной школы написал: «Моей любимой тете Вере от твоего Сашеньки».

Личные встречи состоялись после распада Советского Союза. Кузина Александра Ирина — его ровесница — живет в деревне на юге Эстонии. В ее домике о старых временах напоминают фотографии и акварель XIX века, на которой изображено построенное в классическом стиле семейное владение. В середине 90-х годов она приехала в Вену, в гости к кузену. По ее словам, она сразу ощутила тесную связь с Сашей. «Он очень похож на моего отца Константина: нежные руки, форма лица, сдержанные манеры и молчаливость».

Оригинал публикации: Flüchtlingskind

http://inosmi.ru/social/20 160 325/235847712.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru