Русская линия
Крестовский мостСвященник Александр Дьяченко23.03.2016 

У каждого священника есть удивительные истории
В 40 лет рабочий станции Орехово-Зуево стал настоятелем храма, а в 50 — писателем

Отец Александр Дьяченко — автор нескольких книг, один из самых известных православных прозаиков. Судьба сводила его с разными людьми, их жизненные истории послужили основой для рассказов, порой напоминающих притчи. Но и в жизни самого автора было немало неожиданных сюжетов, о которых он рассказал нашему корреспонденту.

Папа показал мне кулак

Я родился в Западной Белоруссии в семье военно­служащего, там прошли детство и юность. Родители были коммунистами и старались воспитать меня в соответствующем духе. Однако в 9-м классе у меня, некрещёного, вдруг появилось желание поступить в духовную семинарию. И тогда папа показал мне кулак: «Только попробуй!»

Пришлось пробовать себя в других сферах. Занимался сельским хозяйством, был чиновником, но ни к чему не лежала душа. А когда началась перестройка, остался без работы. Ощущение не из приятных, и моя жена очень переживала.

Но есть Божий промысел! Открыл случайно районную газету, смотрю — объявление: на железнодорожной станции Орехово-Зуево требуется составитель поездов, неплохая зарплата. Красота! Пойду туда, чего голову ломать? И знаете, я успокоился. Появилось время читать, размышлять, путешествовать.

В эти годы (мне тогда исполнилось 30 лет) мы всей семьёй приняли крещение. Потом я узнал, что открылся Свято-Тихоновский богословский институт, и с радостью поступил туда. Работал и учился. Все самые трудные перестроечные годы прошли на железной дороге. Я очень благодарен Господу за этот опыт.

У жены в роду святая

О том, чтобы стать священником, не думал, считал себя недостойным. Даже после рукоположения в диаконы у меня поначалу были мысли: «Ой, а что я тут делаю? Это же святой алтарь!» Спрашивал себя: «Кто я такой, чтобы здесь стоять?» Даже просил владыку о передышке перед рукоположением в иереи. Матушка тогда придала мне уверенности, сказала: «Раз тебя благословили — иди».

И мне дали восстанавливать сельский храм. Видимо, Богу было угодно, чтобы я стал священником. Сейчас супруга руководит клиросом, и мне кажется, она более достойная христианка, чем я. Родная сестра её прабабушки — новомученица — была игуменьей монастыря, который разорили большевики.

Моя родная сестра пришла в церковь практически одновременно со мной. Сейчас она живёт в Западной Белоруссии, в Гродно. И родители стали верующими. Моя мама, которой скоро будет 92 года, говорит: «Молюсь за тебя, Саша».

От ЖЖ до «Никеи»

У каждого священника есть множество интересных историй. Однажды дети сказали мне, что я должен поделиться этими историями с другими, завели мне страничку в «Живом Журнале». Стал записывать свои наблюдения, размышления. До этого я в Интернет не заходил.

Через некоторое время возникли сомнения, стоит ли всё это продолжать. Сделал перерыв. И тогда мне стали писать читатели. Убеждали, что я должен вести записи дальше, что они ждут продолжения.

Потом мои рассказики заметили в издательстве «Никея» и предложили собрать их под обложкой. Так появилась первая книжка — «Плачущий ангел». Её отметили дипломом в Издательском совете, и это меня ещё больше ободрило. Я почувствовал, что на меня надеются. Более того, мне кажется, писательство стало важной частью моего служения.

«Лучше я возле храма умру»

В восстановлении храма Тихвинской иконы Божией Матери в селе Иванове недалеко от Покрова я участвовал ещё мирянином. А потом прошло время, и я продолжил эту работу уже настоятелем.

Восстанавливать камни — просто. А вот создавать церковь из человеческих душ — очень тяжело. Население нашего посёлка — чуть меньше 6 тысяч человек. Немало людей очень грамотных, учёного народа много. Людей, заходящих в храм, становится больше.

Вокруг нас постоянно происходят чудеса. Бывает, умирает праведный человек, и начинают плакать иконы. У нас в храме это тоже было. И всё-таки самое большое чудо — покаяние. Иной раз думаешь: «Надо же! Слава Тебе, Господи!»

Что такое покаяние? Это полное изменение направления твоих мыслей, устремлений, образа жизни. Христос призывал: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!» Если искренне не покаешься, в Царство небесное не войдёшь. Вот смотришь на бабушек, которые приходят в храм. Служба уже давно закончилась, а старушка из последних сил всё бредёт. Идёшь ей навстречу: «Матушка, у тебя вид совсем бледный, сердце, наверное, через раз бьётся». А она в ответ: «Батюшка, так лучше я возле храма умру». Понимаете? В немощном теле — и такой дух.

Молчание как молитва

Чтобы отвлечься от суеты, беру Евангелие, Псалтирь и начинаю читать. Если тяжело, страшно, больно, просто начинаешь кричать: «Господи, Боженька, помоги!» И Он слышит.

Чудесным образом действует на меня храм. Зайдёшь, присядешь, помолчишь — и всё начинает становиться на свои места. Ещё митрополит Антоний Сурожский говорил, что одна из форм молитвы — это молчание.

Как-то люди пришли в нашу церковь крестить детей. Их было много, все в заботах, оживлённо что-то обсуждают… Я к ним вышел и говорю: «Вы пришли в храм, может, один раз за много лет, и при этом лишаете себя самого главного. Помолчите и послушайте, что хочет сказать вам Господь». Знаете, они меня услышали и замолчали.

5 фактов из жизни священника Александра Дьяченко

— В детстве мечтал стать военным моряком, но потом поступил в сельскохозяйственный институт.

— Дьяченко — псевдоним, настоящая фамилия — Брагар.

— Первые читатели книг отца Александра — его жена и дочь.

— Главной своей писательской задачей считает привести человека в храм.

— Недавно вышла в свет новая книга его рассказов — «Схолии»

Адрес блога отца Александра alex-the-priest.livejournal.com

Записала Ирина Колпакова

http://krest-most.ru/?c=article&id=535


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru