Русская линия
Смена Александр Проханов19.03.2016 

Церкви приходится воевать на два фронта
Знаменитый идеолог патриотизма — о причинах звериной ненависти либералов к православию

Активисты движения «В защиту парка «Малиновка», как уже писала «Смена», добились своего: городские власти пошли на попятную и отозвали выданное ранее разрешение на возведение православного собора в рекреационной зоне на въезде в микрорайон Ржевка-Пороховые. Протестующие утверждают, что они-де воюют против любого строительства в парковой зоне, а не против Русской православной церкви и верующих. Но по факту организуемые ими акции неизбежно носят антиклерикальный характер, а сами «общественники-экологи» не скрывают своего негативного отношения к священникам. Этот конфликт высветил существующее в нашем обществе противостояние между верующими и неверующими. Увы, с каждым годом это противостояние только усиливается. Почему так происходит? Об этом в интервью «Смене» размышляет писатель и публицист Александр Проханов.

«Общество разделено на красных, белых и либералов»

— Александр Андреевич, если верить социологическим исследованиям, более 80 процентов россиян называют себя православными. Чем же можно объяснить этот феномен — протесты против строительства храмов?

— Начну издалека. По моему мнению, российское общество разделено на три сегмента. Первый — это красный сегмент, доставшийся нам от советского времени. Его нельзя назвать атеистическим, но нельзя назвать и религиозным, у этих людей сдержанное отношение к церкви, без радикального ее отторжения. Второй — либеральный сегмент, те, кто победил в 1991 году и долгое время господствовал в политике. Либералы и сейчас весьма влиятельны в России — они доминируют в экономическом блоке, в СМИ и культуре. Третий сегмент — тот, который мы будем условно называть белым. Это церковный православный фрагмент. Эти три части нашего общества в разные исторические периоды сосуществовали и взаимодействовали по-разному: образовывали союзы, потом снова расходились, то есть в целом имели весьма сложные взаимоотношения. Сразу после 1991 года либералы и православные заключили между собой союз против красных — опрокинутых и побежденных. Либералы даже передали часть своих полномочий и власти белым. Недаром в свое время господин Немцов возглавлял так называемый «монархический проект», связанный с перезахоронением останков царской семьи. Усилия либералов долгое время были направлены на строительство храмов и возрождение православных тенденций. Главная цель, которую они при этом преследовали, — подавить красных.- Действительно, еще какие-нибудь двадцать лет назад либералы не кричали на каждом углу о светском характере российского государства и не пытались воевать против церкви. Что же произошло дальше?- Союз либералов и церкви разрушился. Точкой невозврата стало выступление «Pussy Riot». Потом были и другие антицерковные инсинуации со стороны либералов. А в последнее время мы и вовсе слышим лютый либеральный вой, направленный против русской церкви, русской истории и русских традиций. Итак, союз либералов с церковью нарушился. Но церковь, отойдя от либералов, продолжила сражаться с красными. До сих пор иерархи высказываются против советского наследия, против Сталина, всего коммунистического. В итоге мы получили очень непростую ситуацию: церковь находится под прессом двух сегментов общества — либерального, с которым она поссорилась, и красного, с которым она не помирилась. И красные, и либералы, не будучи союзниками и не ладя между собой, вместе сражаются против церковного уклада. Этим и объясняется довольно сильный отпор, который получают люди церкви, взаимодействующие с остальной массой населения.

«Нужны проповедники, умеющие зажечь сердца людей»

— Как вы считаете, есть ли в этом вина церкви?

— Если бы церковь была мудрее (к счастью, это стало происходить в последнее время), в большей степени исполнена государственных стратегических представлений, она бы заключила если не союз, то перемирие с красными. Они бы договорились не мучить друг друга воспоминаниями о прошлых преступлениях и огрехах и заключили бы стратегический союз против либералов. Я убежден, что этот союз все равно состоится. И тогда отношение общества к церкви станет гораздо более терпимым. А сейчас, пока церковь сражается на два фронта — против либералов и против красных, она терпит поражения. То, что я вам сказал, не всегда видно на митингах, которые устраивают жители городов против строительства храмов. А они проходили и проходят во многих городах России — не только в Петербурге. Кажется, там совсем другие лица, лексика, другие темы… Но внутри этих конфликтов все равно лежат эти пропорции — пропорции взаимоотношения между собой разных сегментов нашего общества.- Почему же, как в случае с Петербургом, либералам так легко удается склонить на свою сторону часть населения и убедить его, что скамейки в парке и дорожки для велосипедов важнее храмов? — Петербург — во многом либеральный город. Это город революций, город «Авроры», а революции исторически означают атаку на церковь. Но такого злобного отношения к церкви, к храмам, как это было в 20 — 30-х годах прошлого века, сейчас нет и уже не будет. Хотя мне кажется, что подобные конфликты должны заставить людей церкви задуматься. В церкви ведь тоже немало проблем: сегодня ей как никогда необходима яркая, страстная проповедь. В церкви мало проповедников, умеющих зажечь сердца людей. Батюшки наши либо тихие и кроткие, либо слишком заняты материальной стороной церковной жизни — тем же строительством храмов, например. А люди хотят, чтобы храм был построен в душе, в сердце. Чем больше будет проповедников такого рода и такого толка, тем привлекательнее будет образ храма в глазах нашего общества.

Против церкви — значит, против государства?

— И все же: почему либеральная общественность разжигает антицерковные настроения? И почему вы предлагаете церкви заключить союз с красным сегментом нашего общества, а не с либералами?

— Потому что либералы являются тотальными врагами сегодняшнего российского государства. Сегодняшнее российское государство — во многом государство консервативное. Оно выстраивает свою идеологию на прежней, «белой», традиции, традиции фундаменталистской, монархической. А в последнее время все больше — и на «красной». У сегодняшней России немало общего с Россией советской. А либералы, видя в церкви основу идеологии государства, пытаются ее подорвать.- Как «Pussy Riot», танцующие в балаклавах на амвоне храма Христа Спасителя? Как Собчак, наряжающаяся в монашеское одеяние и высмеивающая церковные обычаи?- Да, эти акции похожи. Хотя вряд ли Собчак готова идти на амвон. Она — человек либеральной субкультуры, причем эту субкультуру во многом создает. А там модно поступать именно так, как она поступает. Ею движет во многом норма уклада, в котором она существует.- А если взять противоположный полюс — известного уже на всю Россию депутата петербургского ЗакСа Виталия Милонова, который, наоборот, зачастую пытается выступать от имени церкви, причем выступает достаточно агрессивно. Он ведь тоже подвергается жесткой критике…- Тут дело не только в том, как он действует. Тут надо понимать, как в целом наше общество относится к депутатскому корпусу. Депутаты заседают, что-то говорят, летают в командировки на самолетах, а цены в стране растут, зарплаты падают, и жить объективно становится труднее. Кто в этом виноват? Конечно, виноват Обама, но одновременно — и власть имущие, в том числе — депутаты. Поэтому какие бы правильные вещи Милонов ни говорил, на него неизбежно падает тень отношения нашего народа к депутатскому корпусу.

Подготовила Ольга Рябинина

http://www.smena.ru/news/2015/10/05/24 614


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru