Русская линия
Православие.Ru01.03.2016 

Лицом к смерти
Личный опыт преодоления наркозависимости

В России снижается возраст наркозависимых, а с проблемой алкоголизма сталкивается каждая четвертая семья. Как выпутаться из сетей зависимости? Что делать родственникам, и какие ошибки могут быть фатальны? Рассказывает Алексей Долгих, сам прошедший через освобождение от наркотиков.

Корни — в семье

— Алексей, какова на сегодняшний день реальная ситуация с наркотиками и алкоголем?

— Проблема наркомании на сегодняшний день — одна из главных социальных проблем нашего общества. Обобщая, говорю, что и наркомания, и алкоголизм, потому что любая зависимость — это болезнь, неважно, каким веществом она вызвана, самое главное, что люди страдают, их окружение, их семьи находятся в каких-то дисфункциональных связях. Дети из этих семей не получают должного воспитания. Это на сегодняшний день — большой бич для России.

В новогодние праздники смертность от алкоголя возрастает в 25−30 раз. С 1 по 15 января количество вызовов «Скорой помощи» увеличивается в разы, бригады медиков работают по очень плотному графику, очень много людей умирает, когда страна якобы отдыхает и восстанавливается после работы. Такая иллюзия…

Это происходит от того, что большинство людей не знают, что делать в эти праздники. Они вовсе не хотят уйти в запой, но в их поведенческом коде, мировоззренческом восприятии жизни не заложено, что можно пойти покататься на лыжах, поплавать в бассейне, съездить куда-то с друзьями — одним словом, провести время трезво. Этого нет!

Если обратиться к официальной статистике, то наркозависимых сегодня в России — около 8 миллионов человек. Это данные Федеральной службы контроля за оборотом наркотиков.

Но, давно изучая эту проблему, имея опыт работы в реабилитационных программах, могу сказать, что 8 миллионов — это приблизительные данные. Скорее всего, их можно смело умножать на 3, на 4, и мы получим примерное количество людей, которые пробовали наркотик или же регулярно употребляют наркотики. Около 25 миллионов — это будет более или менее реальные данные. А учитывая те темпы роста потребления наркотиков, которые на сегодняшний день есть в молодежной среде, я думаю, данные намного больше.

Наркомания очень сильно помолодела за последние пять лет. Сегодня возраст среднестатистического наркопотребителя в молодежной среде — 12−14 лет, а есть случаи, когда пробуют уже и в 8−10 лет. В ходу всевозможные соли, спайсы, курительные смеси, которые можно очень легко достать, купить через интернет. Просто забиваешь в поисковик: «Купить спайсы», и тебе предлагают миллион способов, как это сделать. Можно даже не выходить из дома — всё привезут. Или выйти, дойти до урны, где лежит «закладка». Более того, в школах в последнее время приобрели хождение жвачки, которые обработаны каким-то химическим реагентом, синтетикой. Первую жвачку ребенку дают бесплатно, практически с первого раза идет привыкание, а следующая стоит уже 500 рублей… Ее действие продолжается от трех до восьми часов. Хорошо, если это спецшкола или защищена охраной и все контролируется и сразу пресекается, даже вообще не допускается. А если это обычная школа где-то на периферии?..

По статистическим данным, ежегодно от наркотиков умирает около 70 тысяч человек, то есть около 5−6 тысяч молодых людей мы теряем ежемесячно. Каждый день подсаживается — пробует наркотики — в среднем 235 человек. Мы имеем годовой прирост в употреблении 90 тысяч человек. Прирост даже больше, чем смертность!

Мы потеряли поколение молодых людей с 1975 по 1983 год рождения, и сейчас мы на пороге того, что потеряем еще одно поколение. Это будут уже дети.

Если говорить о проблеме алкоголизма, то, я думаю, если не каждая третья, то каждая четвертая семья с этим столкнулась. В каждой четвертой семье есть алкоголик, который, возможно, даже не осознаёт себя таковым, но в свою семью уже несет деструктивные элементы поведения. И доверие пропадает, любовь пропадает. Какие отношения с детьми в такой семье, понимаете сами. Все выстраивается вокруг употребления алкоголя, вокруг скандалов, ссор, выяснения отношений с пьющим… Как правило, все это — на глазах у детей, что для них весьма пагубно.

Замечу, что в Центральном федеральном округе употребление алкоголя падает, потому что здесь реализуются всевозможные социальные программы по пропаганде здорового образа жизни, спорта, по оздоровлению внутрисемейного климата, поднимается престиж семьи, да и сам уровень жизни. Но если говорить об Урале или Зауралье, каких-то северных отдаленных округах, где люди еще не имеют всех социальных гарантий, где уровень заработных плат и, соответственно, уровень жизни очень низкий, то там употребление алкоголя до сих пор сохраняется высоким.

— Вы долгое время сами употребляли наркотики, но смогли преодолеть эту страсть. Расскажите, какие причины побуждают человека вступить на страшный, погибельный путь наркомании? И что толкнуло вас попробовать наркотики?

— У меня это был очень личный момент. А причины, по которым начинают употреблять наркотики, у разных людей абсолютно разные. Но все-таки большинство встает на этот погибельный путь из-за проблем в семье. Если семья здоровая, если там царит любовь, если есть взаимопонимание между детьми и родителями, если абсолютно все строится на доверии и честности всех членов семьи, личность ребенка уважается, нет никакого эмоционального, физического насилия, то, я думаю, такой ребенок никогда даже не попробует наркотики. И если столкнется с таким предложением в своей жизни, то, я думаю, он придет и проговорит об этом с родителями. Как правило, корни наркомании — в семье.

Я не хочу сказать, что у меня была плохая семья, не хочу винить своих родителей, но, анализируя, оглядываясь назад, могу сказать, что принципов, духовных опор, которые нужно было заложить в мою личность, заложено не было. В какой-то степени по моей вине, по халатности, в какой-то — по вине родителей. Каждый человек в определенном возрасте начинает себя осознавать как личность, и если у него правильно сформированы принципы, правильные отношение к жизни, мировоззрение, духовность, правильная социальная ответственность, то такая личность имеет высокую самооценку, уверенность в себе и строит правильные взаимоотношения в обществе. А если эти принципы не были заложены, тогда человек начинает искать мнимые авторитеты, опираться на них, соответственно, перенимая их форму поведения, их деструктивное отношение к жизни.

Так в моей жизни и случилось. Со своими проблемами, которые нужно было решать с родителями, я пошел к друзьям, к авторитетным, кто старше возрастом, у кого больше жизненного опыта, людям с отсидками в местах лишения свободы… Потому что если нет правильных авторитетов, это место обязательно кто-то займет. В моей жизни такие люди заняли это место.

Началось все с алкоголя, потом — марихуана и по нарастающей… На какой-то стадии возникает мысль, что нужно идти дальше и пробовать все. Приходит героин, а это уже практически уничтожение всех моральных рамок в твоей личности — уничтожение полное, до конца. Ты превращаешься в человека с одним желанием. Ни любви, ни жалости, ни веры, ни правильного отношения к жизни — только наркотик. Наркотик, который возглавляет всю твою систему ценностей.

Вот таким будет ответ на вопрос, что побудило лично меня начать принимать наркотики: отсутствие правильных ценностей, которые в меня не были заложены ни семьей, ни обществом. Я начал искать ориентиры и нашел — не т. е.

Если говорить в общем о том, почему у людей развивается зависимость, то выделяют две основные причины. Это генетическая предрасположенность и нездоровый семейный климат.

Вещество как верх ценностей

— Если человек начал употреблять наркотики, что происходит с его волей? Каким образом выстраивается его система ценностей? Как эта страсть влияет на человека?

— Сразу с его волей ничего не происходит. В употреблении наркотиков, особенно если тебя не насильно подсадили и ты был в адекватном состоянии, есть элемент свободы выбора. Конечно, это неправильное пользование великим даром Божиим — свободой выбора. Но сначала с волей ничего не происходит. Просто ты делаешь не тот выбор в своей жизни, а вот уже в процессе употребления воля ослабевает. Воля — это главнокомандующий над чувствами, над чувственным душевным проявлением, связанным с духом. Если употреблять наркотики, то дух человека загоняется в тупик, наступает полная опустошенность. Система ценностей выстраивается неправильно, во главе ее вещество, а не Бог, как должно быть. Так что воля наркомана резко стремится к нулю. После трех-пяти лет употребления говорить, что есть какая-то воля, практически не приходится. Такой человек пойдет на все, что угодно, если мы говорим о героинозависимых или опиумзависимых людях. Воли нет для борьбы против этой заразы в самом себе, воля просто спит. Как правило, если наркомана не поставить в определенные обстоятельства, он никогда и не задумается, что нужно бросить или что он умрет от передозировки либо в конце концов сядет в тюрьму.

Система ценностей, я повторюсь, у него отсутствует полностью. Есть некое подобие системы ценностей. У него только два желания, два вопроса: где взять деньги и где купить наркотики. Я сейчас говорю уже про глубокие формы употребления. Вся жизнь, все эмоции, все оставшиеся чувства, вся личность человека подчинены одному химическому веществу. Его мнимая система ценностей состоит из перечня веществ, которые приносят ту или иную степень удовлетворения. На самом верхнем месте — героин, потом гашиш, алкоголь… Наркоманы не бывают приверженцами одного вида наркотиков. Как правило, они употребляют все, что доставляет удовольствие.

— Вы как-то сказали, что существует некое непонимание сути проблемы со стороны священнослужителей и близких наркомана. Что вы имели в виду? И что нужно знать семье и священнослужителям, если такой человек обращается за помощью?

— Я могу говорить только исходя из того опыта, который есть у меня. Опираясь на этот опыт, я понимаю, что пытается делать семья, мама или другие родственники. Наркомана несколько раз кладут в больницу, и это не помогает. Пытаются его увезти в другой город, и это не помогает. Пытаются его вывезти за границу на отдых на несколько месяцев, и это тоже не помогает. Проходят все мыслимые и немыслимые этапы и ступени воздействия на личность наркомана, и все это ни к чему не приводит. Такие мамы, родственники приходят, как правило, в храм не в самом начале беды, а когда уже все обошли, все перепробовали. И хорошо, если на приходе есть либо священник, либо человек, который занимается социальной работой и обладает определенной грамотностью в вопросах социальных проблем современного общества. Тогда этим родителям повезло. Бывает, что такого человека на приходе нет, и батюшка занимается только служением, требами и священнодействием и относится к наркомании просто как к греху. Большинство людей, не разбираясь в ситуации, совершают неграмотные поступки, которые иногда даже приводят к смерти их наркозависимого родственника. Если же они найдут при храме грамотного социального работника, он, по крайней мере, займется их родственником, скажет о конкретных шагах, о том, что надо делать, а чего нужно избегать, как правильно выстраивать взаимоотношения. И это направит всю эту ситуацию в нужное русло. Это будет самая актуальная помощь.

Личный опыт: лицом к смерти

— Алексей, расскажите, как вы сами выбрались из плена наркозависимости. Существует ли методика, которая способствует выведению человека из рабства наркотиков?

— В первую очередь должно быть желание. И, вспоминая свой опыт освобождения, могу сказать, что это муки. Ты хочешь бросить наркотики и не можешь — это постоянные внутренние терзания, которые могут длиться очень долго. Между первым моим желанием бросить, когда я понял, что не хочу всю свою жизнь так провести, и тем моментом, когда я приехал на реабилитацию и действительно бросил, мне кажется, прошло лет пять. Это было другое время — начало 2000-х годов, когда проблема наркомании была мало изучена и помощи как таковой нигде не оказывалось. Были поездки по монастырям, больницы, психологи, попадались и всякие шарлатаны, которые «съели» все мамины средства. Мне кажется, каждая вторая семья, где есть наркоман, через подобное проходит.

— Вы рассказывали, как оказались лицом к смерти? Что это за опыт?

— Это жуть. Решение бросить стало окончательным, бесповоротным, когда наступил такой момент употребления, что, сколько бы ты ни употребил, тебе все равно плохо. Ты употреблять не можешь, но и не употреблять не можешь — и это ключевой момент, момент истины. Я помню, однажды ночью, будучи в состоянии полунаркотического опьянения, бреда, я очень долго не мог заснуть, а по соседству у нас жила пара, жена с мужем, стопроцентные алкоголики, которые ни дня без водки не могут. Я не мог заснуть и вышел на улицу покурить. Выходя, увидел: сошлись в их квартиру все местные алкоголики — там радость, водка рекой… И дверь открыта — заходи, кто хочет. Я и зашел в таком состоянии обреченности, в состоянии внутренней жути, сумасшедшего психологического напряжения, в попытке как-то прийти в себя, уже в состоянии, пограничном между сном и реальностью.

Зашел — и словно протрезвел: я вдруг почувствовал реальное присутствие смерти где-то рядом. Я понял, что сейчас я могу умереть просто из-за того, что не выдержит психика. Именно на психическом, на духовном уровне ты понимаешь, что смерть где-то рядом, вот в этой комнате, и состояние жути сковывает все тело, всю душу, сердце, все твое существо — оно было просто невыносимо! Не помню, как я из него вышел…

Утром просыпаюсь и опять по определенному маршруту иду покупать наркотики. Выхожу и вижу: стоит «Скорая помощь», грузят соседку под простыней… И это стало для меня ключевым моментом. Потому что было ощущение, что ангел смерти выбирал, кого же забрать — ее или меня. В ту ночь я чувствовал присутствие смерти реально, на физическом уровне! До жути было понятно, что мою душу могут забрать сегодня ночью, и это очень сильно повлияло на меня. Я остановился, вернулся домой — и это стало отправной точкой.

— Был период, когда вы жили в монастыре и даже задумывались о монашеском постриге. Монастырь сыграл в вашей жизни важную роль. Расскажите, пожалуйста, об этом.

— После трех лет употребления любой наркоман хочет втайне бросить — втайне даже от себя. Потому что та несвобода, то рабство наркотику и тот образ жизни, который ведет зависимый человек, — это ужас, это ад в полном смысле этого слова. По благословению священника на пятом-шестом году употребления я поехал в монастырь: этот батюшка близко знал мою семью, моих родных и хотел помочь, но не знал, что делать, и просто отправил в монастырь. Я прожил там почти полтора года. С первых дней мне все понравилось, и уже к концу своего срока я серьезно начал задумываться о постриге, об иночестве, но по личным, внутренним ощущениям, исходя из честности перед Богом, не стал делать этот шаг, решил: вернусь в мир, создам семью. Выйдя из монастыря, я буквально и трех дней не проходил, как наркотики вернулись в мою жизнь. Никакие стены, никакие места, никакие обстоятельства человека зависимого не спасут от его проблемы. Он может «заморозить» употребление, может на время убрать вещество из своей жизни, но если эту проблему не решать изнутри, если человек не будет трудиться над своей душой, над дефектами характера, над дефектами духа и воли, которые он приобрел в процессе употребления, никакие стены, никакие монастыри — ничто не поможет! Пока человек сам не захочет за себя взяться.

— Для всех людей неравнодушных и столкнувшихся с этой проблемой расскажите о первых шагах преодоления этой беды, о том, чем помочь зависимому.

— Повторюсь, если бы родители или родственники с первых дней жизни ребенка были внимательны к нему, эту проблему можно было бы очень сильно сократить во времени, а иногда просто спасти жизни, спасти судьбы этих людей.

Первое чувство, которое возникает в семье при столкновении с этой проблемой, — это чувство ложного стыда: «Не дай Бог, сейчас все узнают. Был такой сынок хороший… Как мы соседям будем в глаза смотреть? Как я на работе появлюсь?» Это первый неправильный поступок со стороны родителей, который потом заводит ситуацию в тупик. Если у вас в семье родственник заболел какой-то другой болезнью, это глупо скрывать! Вы сразу обращаетесь к врачам, вызываете «Скорую помощь», чтобы он не умер, чтобы сбить ему температуру, потому что лечить народными средствами, когда у человека воспаление легких, сыпь на теле или рак, бесполезно. В таких случаях почему-то срабатывает нормальная человеческая логика и больного отдают на лечение, которое его спасает, — болезнь не переходит в хронические формы, человек остается жив, а затем и полностью восстанавливается.

В случае с наркозависимостью родители почему-то относят эту болезнь на свой личный счет. Да, может, так и совесть подсказывает, что не досмотрели, не доглядели, воспитания не додали. Но наркозависимость, алкогольная зависимость — это болезнь, и она требует обязательного лечения, причем чем быстрее, тем лучше. На первых этапах ее легче лечить, чем когда она все больше и больше укореняется в семье и выстраиваются неправильные взаимоотношения. И есть семьи, где созданы все «условия», чтобы наркоман употреблял вещества по 15−20 лет.

Итак, первый шаг — не молчать об этом! Не паниковать, в первую очередь избавиться от чувства ложного стыда перед окружающими, перед близкими, от ложного чувства давления общественного мнения. Сесть и разобраться в ситуации. «Так, человек употребляет. Что я могу сделать? Да, я не знаю ничего об этой проблеме, значит, мне нужно обратиться к специалисту…» Сейчас много адекватных реабилитационных программ, очень много специалистов, которые помогут на первых этапах разобраться, диагностировать, какое конкретное вещество употребляет ваш родственник, если вы сами не можете этого понять. Поможет вам сделать первые шаги вместе с ним, чтобы его отправить на реабилитацию. Поможет исправить внутрисемейные отношения и вернуть вашего родственника здоровым и невредимым, чтобы он потом жил счастливо и стал полноценным членом общества. Первые шаги — не замалчивать эту проблему и не паниковать, если это вдруг случилось.

Следующий шаг — обратиться к тем людям, которые вам помогут. Не к соседке идти, не к бабушке, не к дяде, не начальнику своему звонить, а обратиться в учреждение наркологического профиля, где вам скажут, как правильно себя вести, где вы получите полноценную консультацию.

— Алексей, не думали ли вы над тем, что тот путь, который вы прошли, промыслителен для вас и, благодаря вашему горькому опыту, вы имеете возможность теперь помочь другим наркозависимым?

— Я на самом деле бросил наркотики через обещание Богу. Стоя перед алтарем, ты понимаешь, что эта проблема очень сильно в твоей жизни присутствует, но какая-то часть твоей души, маленькая, полтора-два процента, готова употреблять, пока ты не умрешь. Вроде ты уже имеешь все помыслы и стремления бросить, но не знаешь, как это сделать. Я не знаю, с чем это сравнить. Это образ жизни, который даже никакому описанию не поддается. Остается только уповать.

В тот момент я просил, уповал только на какое-то чудо, на то, что Бог есть (в тот момент у меня еще были сомнения в вере). Я дал Богу обещание: «Если Ты, Господь, меня избавишь от этой болезни, от этого недуга, от наркотиков, я обещаю, что жизнь свою посвящу помощи таким же, как и я сам». Мне кажется, что Бог меня услышал. Я не знал, как бросить, как себя заставить, потому что осознавал, что тяга к этим веществам очень сильная. Это образ жизни, особенно когда больше 10 лет употребляешь. Здесь — только чудо и обещание, когда с Богом можешь поговорить об этом. Теперь самое главное для меня — с помощью Божией не оставлять этот путь, и все будет хорошо.

— Что вы можете пожелать всем тем, кто столкнулся с этой трагедией?

— Выход есть, однозначно. Если вы хотите, чтобы эта проблема ушла из вашей жизни, если вы хотите, чтобы эта проблема ушла из жизни вашего родственника, нужно что-то делать. Нужно делать шаги, не опускать руки, не ставить на человеке крест, потому что это болезнь. Неправильно относиться к этому только как к страсти, как к греху. Когда есть понимание, что наркомания и алкоголизм — болезнь, это правильный вектор мышления. Если болезнь, значит, от нее можно вылечиться. Я знаю тысячи, десятки тысяч примеров людей, которые выздоравливают, которые победили эту болезнь своей жизни и продолжают каждый день доказывать окружающим и людям, еще страдающим от зависимости, что с этим можно бороться. Это никакой-то приговор, не диагноз. Но если зависимость не лечить, она однозначно ведет к смерти.

— Сасибо большое, Алексей!

— Всем, кто столкнулся с этой проблемой, могу сказать: самое главное — не оставаться с ней один на один. Есть программы, есть специалисты, их очень много. Нужно обращаться, идти, стучаться во все двери, бороться даже помимо воли самого человека, самого родственника, который страдает зависимостью. Поверьте, есть очень много примеров победы над этим недугом, примеров трезвой, счастливой жизни. Я за свои девять лет трезвости создал семью, у меня двое здоровых детей, я занимаюсь любимым делом, я живу полной жизнью, жизнью нормального, полноценного человека. Все, что было в прошлом, я вспоминаю как страшный сон, а когда-то так же стоял на пороге и не знал, как поступить. Поэтому самое главное — идти, делать шаги. Чем быстрее, тем лучше, не терять времени, потому что время — это самый главный ресурс нашей жизни. Если оно потеряно, порой ничего уже не помогает.

С Алексеем Долгих беседовал послушник Никита (Попов)

http://www.pravoslavie.ru/91 095.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru