Русская линия
Православие.RuИеромонах Стефан (Игумнов),
Протоиерей Максим Козлов
10.02.2016 

Зачем Патриарх встречается с Папой Римским?

12 февраля 2016 года впервые в истории Предстоятель Русской Православной Церкви встретится с Папой Римским. Зачем и почему именно сейчас состоится эта встреча? Какие проблемы будут на ней обсуждаться? Стоит ли православным христианам опасаться этого события и связано ли оно с грядущим Всеправославным Собором? На эти и другие вопросы мы попросили ответить первого заместителя председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви протоиерея Максима Козлова и секретаря по межхристианским отношениям Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата иеромонаха Стефана (Игумнова).

+ + +

Протоиерей Максим Козлов: «Встреча Патриарха и Папы не снимает проблем, стоящих между Православием и католичеством»

Протоиерей Максим Козлов — Встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Папой Римским — событие экстраординарное: первый раз за всю историю существования Православной Церкви в России ее Предстоятель встретится с Папой. Почему это происходит именно сейчас?

— Это очень правильная постановка вопроса, которая отсылает нас к некоторой экстраординарности исторического момента, в котором мы находимся. Я думаю, эту экстраординарность можно описать с нескольких позиций. Одна очевидна всем: мы живем в ситуации фактически начавшейся, хотя формально и не объявленной, мировой войны, в которой христиане в пределах в целом земного шара оказываются наиболее страдательной и подвергающейся угрозам и насилию стороной. И это касается христиан не только тех стран, о которых объявлено перед этой встречей, — на Ближнем Востоке, в ряде регионов Африки, — но и в целом христианского населения мира.

Второй момент, который необходимо отметить: совершенно очевидно, что Православная Церковь и в значительной мере церковь Католическая вместе с другими христианскими конфессиями, которые мы можем описать таким словосочетанием, как «историческое христианство», оказываются как бы в нападении с двух сторон. Одна из этих сторон — секулярный гуманизм, мировоззрение, которое господствует сегодня в западном, так называемом «цивилизованном» мире, которое вытесняет религиозное сознание на обочину общественной жизни, его индивидуализирует, то есть допускает только в форме «сидите тихо в церковной ограде, что-то себе рассказывайте и никак не влияйте на общественное пространство». А с другой стороны — воинствующий фундаментализм, который уже с оружием в руках и террористическими актами и угрозами их совершения вытесняет христиан и христианство из огромных регионов земного шара.

Я думаю, именно эта экстраординарная ситуация побуждает встретиться представителей двух древнейших кафедр — Патриарха Московского и всея Руси и главы кафедры ветхого Рима, епископа, или Папы, Римского. Но эта встреча вовсе не означает, что сняты проблемы, которые стоят между Православием и католичеством. Следует ясно понимать, что вероучительная проблематика вообще и никогда не снимается дипломатическими переговорами, пусть даже и иерархов. То же самое касается и практических проблем, которые существуют в православно-католических отношениях: не снимается проблематика унии, не снимается вопрос о невразумительной политике Ватикана, касающейся греко-католиков на Украине. Просто бывают чрезвычайные времена, когда нужно отодвинуть значимые, но не столь экстраординарные проблемы чуть-чуть во второй ряд.

— Что могут сделать Патриарх и Папа Римский в связи с гонениями на христиан?

— Во-первых, давайте подождем и посмотрим, что они смогут сделать. Потому что никто из нас, я думаю, не будет отрицать того, что встречаются главы крупнейших церквей мира — Русской Православной и Католической, — два чрезвычайно одаренных, харизматических и чувствующих вызовы времени духовных руководителя. Поэтому многое, я думаю, определится во время их личного общения. Во-вторых, даже если это оставить за скобками, а это очень важный момент, мне представляется, что сама по себе встреча с акцентом на гонения на христиан не позволит удерживать эту ситуацию в информационной теневой нише. По сути дела, только позиция Русской Церкви и в значительной мере объективная позиция Римско-католической церкви по отношению к преследованиям христиан не позволяет этой теме окончательно уйти в тень. О проблеме появления мусульманских мигрантов в Европе трубит вся либеральная общественность. А проблема гибели и изгнания христиан с Ближнего Востока находится в совершенной информационной тени. Поэтому, я думаю, не дать улететь трагедии сотней тысяч людей куда-то на периферию мирового общественного сознания — уже очень важное обстоятельство.

— Вы специалист по сравнительному богословию, прекрасно знаете, какие проблемы разделяют нас с католиками на протяжении вот уже тысячи лет. Сколько накопилось взаимного недоверия, обид! Как, имея такой багаж, обычным верующим людям относиться к предстоящей встрече?

— Мы должны трезво понимать, что это не встреча, где будут обсуждаться богословские вопросы, связанные с вероучительным разделением Православия и католичества. Даже если и будет затронут вопрос богословского диалога, который во вселенском масштабе в определенной динамике ведется между Православной и католической церквами, то максимальное, что здесь может иметь место, — это создание благоприятного религиозно-психологического фона для дальнейшего ведения переговоров. Потому что для того, чтобы вести общение, нужно не воспринимать своего собеседника жестким оппонентом, тем более — врагом. И эта возможность диалога, которая, как мы ожидаем, будет продемонстрирована во время встречи Святейшего Патриарха Московского и Папы Римского, важна для общей атмосферы этого диалога. Что не означает, будто каким-то образом вероучительный богословский компромисс может быть определен как путь этого диалога. Здесь всё уже достаточно жестко и четко сформулировано: действенные пути в нахождении взаимопонимания лежат в определении и точном общем понимании веры древней Церкви I тысячелетия. Это касается учения о Святом Духе, о первенствующей роли того или иного епископа. И здесь мы можем быть твердо уверены: мы, как православные, непоколебимы в том, что вера Церкви I тысячелетия выражает то, во что сейчас верят Поместные Православные Церкви, вселенское Православие.

Также хотел бы добавить, что в преддверии этой встречи для нас является очень важным экклезиологическое самосознание Православия: мы, Православная Церковь, не есть монархическая в экклезиологическом смысле структура или организация, подобно Римской церкви, во главе которой стоит один episcopus universalis, один вселенский епископ, юрисдикция которого распространяется на всю Католическую церковь. Православная Церковь есть семья Поместных Православных Церквей. И даже с точки зрения диалога с инославием важно засвидетельствовать, что на сегодня первый в диптихах Константинопольский Патриарх не есть единоличный представитель вселенского Православия в подобного рода диалоге, не есть голос всей вселенской Православной Церкви. Я думаю, что в канун Всеправославного Собора и это напоминание тоже является очень важным.

+ + +

Иеромонах Стефан (Игумнов): «Необходимо выступить в защиту гонимых и страждущих христиан»

Иеромонах Стефан (Игумнов)

— 12 февраля произойдет сенсационное событие — встреча Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с Папой Римским Франциском. Почему именно сейчас появилась необходимость в этой встрече?

— Как хорошо известно широкой общественности, в том числе и общественности православной, вопрос о возможности встречи главы Русской Православной Церкви с представителем Римско-католической церкви обсуждается уже очень давно. Наиболее интенсивно это обсуждение проходит на протяжении последних двух десятилетий. Первый раз конкретно о возможности такой встречи мы говорили в 1997 году, когда прорабатывалось время и место встречи Святейшего Патриарха Алексия II с Папой Иоанном Павлом II. Тогда эта встреча не состоялась, чему помешал ряд весьма существенных проблем в отношениях между двумя церквами. На сегодня некоторая часть этих проблем с повестки дня двусторонних отношений не снята, вместе с тем сложились и такие обстоятельства, которые не позволяют встречу глав двух церквей откладывать или переносить.

— О каких обстоятельствах идет речь?

— Уже было заявлено официальными церковными представителями, в частности председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Волоколамским Иларионом, что главной темой встречи глав двух церквей станет бедственное положение христиан на Ближнем Востоке. Сегодня наши братья на Ближнем Востоке, да и в некоторых других частях мира, оказались в бедственном положении, переживают настоящую трагедию, которую можно с полным правом назвать гонениями за веру Христову, а где-то даже целенаправленным геноцидом. Думаю, никто из христиан не может равнодушно взирать на эту ситуацию. И Святейший Патриарх Кирилл и Папа Франциск — главы двух крупнейших христианских общин мира — прекрасно осознают свою ответственность и понимают, что от их слова, от их вмешательства зависит многое в судьбе наших братьев. И не секрет, что в течение последних лет, когда этот кризис, в частности на Ближнем Востоке, усугублялся и приобретал невиданный размах, и Папа Франциск, и Святейший Патриарх Кирилл выступали с заявлениями в защиту христиан, с призывами к тому, чтобы эти гонения и притеснения остановились. Но если два крупнейших, самых заметных, самых ярких христианских лидера выступят с совместным заявлением на эту тему, то резонанс от такого заявления будет гораздо сильнее.

— В некоторых СМИ и в частных беседах между людьми идут разговоры о том, что предстоящая встреча — некий экуменический проект, что это как-то связано с Всеправославным Собором… Говорят чуть ли не об объединении церквей. Что можно ответить на это?

— Во-первых, следует сказать, что два факта, которые вы упомянули: проведение Всеправославного Собора в июне этого года, на праздник Пятидесятницы, и встреча глав Русской Православной и Римско-католической церквей, — совершенно никак между собой не связаны.

Подготовка к Собору шла в течение многих лет. Это был непростой процесс, что было связано с трудными согласованиями проектов документов и протокола проведения Собора. И даже само время и место проведения этого Собора стало известно совсем недавно, после встречи Предстоятелей Православных Церквей на Синаксисе в Шамбези.

Встреча Папы и Патриарха тоже имела определенный процесс подготовки. Она стала возможна именно сегодня не только потому, что сложились обстоятельства, о которых я сказал выше, и был уже проработан некий круг подготовительных вопросов, но и потому, что появилась практическая возможность эту встречу провести, поскольку маршруты визитов глав двух Церквей пролегли в достаточной близости. Святейший Патриарх во время визита в страны Латинской Америки посетит Кубу, и Папа Франциск изыскал возможность сделать остановку в этой стране по дороге в Мексику.

Повторюсь: два этих события — Всеправославный Собор и встреча Патриарха и Папы — между собой никак не связаны.

Главной темой встречи станет положение христиан на Ближнем Востоке и необходимость их поддержки. Эта боль за наших братьев одинаково остро переживается христианами и на Востоке, и на Западе, и Римско-католической, и Русской Православной Церковью. И разве могла бы Русская Православная Церковь как-то отгородиться от нее, остаться в стороне, уклониться от того, чтобы выступить в поддержку наших братьев — выступить единым голосом хотя бы и с церковью католической?!

В повестке Всеправославного Собора, действительно, стоит вопрос об отношении Православных Церквей к миру инославному. Однако если внимательно вчитаться в текст соответствующего документа — а такая возможность есть, документ опубликован, — то вряд ли возникнет какое-то опасение, что предполагаются некие уступки инославным со стороны православных. В подготовке текста этого документа Русская Православная Церковь принимала существенное, если не определяющее участие. И, как хорошо известно — из тоже опубликованного документа, касающегося протокольной стороны проведения Собора, — никакие поправки, никакие дополнительные тексты, не согласованные с другими Церквами, на Соборе приниматься не будут.

Тем, кто имеет какие-то опасения в связи со встречей Патриарха и Папы, можно также напомнить уже сделанные и очевидные по своей сути утверждения официальных церковных представителей о том, что никакой совместной молитвы Папа и Патриарх, конечно, совершать не будут. Это в принципе невозможно, это противоречило бы православной традиции и тем нормам, которые приняты сегодня в отношениях между церквами. Встреча будет посвящена проработке конкретных вопросов, и мы очень надеемся, что по ее итогам будет принята совместная декларация о поддержке христиан в тех регионах, где они терпят гонения.

— За тысячу лет разделения церквей у верующих накопилось много взаимных обид. Как людям, которые, может быть, и не разбираются в хитросплетениях глобальной политики, относиться к предстоящей встрече?

— Прежде всего молиться надо за своего Патриарха, молиться, чтобы эта важнейшая встреча, посвященная таким серьезным вопросам, принесла благие плоды. А встреча, безусловно, важнейшая. Потому что наш Святейший будет встречаться с главой абсолютного большинства христиан: Римско-католическая церковь объединяет более 1 миллиарда верующих по всей земле. А плодами могут стать общая позиция наших церквей по глобальным вопросам современности, по вопросам, требующим вмешательства таких людей, как Святейший Патриарх Кирилл и Папа Римский Франциск, к мнению которых прислушиваются во всем мире.

Ни в коем случае не нужно испытывать каких-либо сомнений в своем сердце. Нужно молиться сердечно за нашего Патриарха, нужно понимать, что в ходе этой встречи, конечно, не предполагается — да и невозможно — обсуждение каких-либо вопросов, касающихся догматики, вероучения… Для обсуждения таких вопросов существует давным-давно устоявшийся формат — работающая несколько десятилетий общая православно-католическая комиссия, которая как раз и занимается вопросами богословскими, вопросами о том, как относиться к таким явлениям, как примат Папы Римского, примат вообще первенствующего епископа в Церкви… С некоторой периодичностью проходят заседания этой комиссии, принимаются документы. Это непростая дискуссия, но на ведение такого диалога комиссия уполномочена, в нее с православной стороны входят не только представители Русской Православной Церкви, но и представители всех Поместных Православных Церквей. А обсуждение вопросов вероучительного характера даже и не относится к прерогативе встреч такого рода, как предполагаемая встреча на Кубе Патриарха Кирилла и Папы Франциска. Сомнения не имеют почвы.

— Православные к католикам традиционно относятся как к отступникам, еретикам. И если Патриарх встречается с Папой Римским, не означает ли это, что мы идем на какие-то уступки?

— Сам факт встречи кого бы то ни было с кем бы то ни было вряд ли можно расценить как какую-то уступку. Все мы живем на одной планете, имеем заповедь от Бога эту планету сохранять, взращивать, благоукрашать, создавать добрые отношения друг с другом. Каждый из нас, наверное, имеет пример или собственный опыт общения с людьми разных конфессий, с христианами, относящимися к другому христианскому исповеданию, с людьми неверующими, которых, к сожалению, до сих пор вокруг нас много. И даже на бытовом уровне поведение, при котором игнорируются встречи с людьми, имеющими другие религиозные убеждения, вряд ли можно было бы назвать истинно христианским. Поскольку многие из таких людей зачастую нуждаются в добром слове и нашем участии. Вне зависимости от религиозной принадлежности тех, кто нас окружает, мы должны исполнять завет Христов о милосердии к ним. Когда Господь давал заповедь любви к ближнему, он совсем не говорил, какого исповедания должен быть этот ближний. Тем более если речь идет о помощи нашим братьям. А ведь речь именно об этом — о помощи христианам на Ближнем Востоке и в других регионах земли. Зная о страданиях людей, мы не задаемся вопросом: а какой же церкви эти братья?

Нам одинаково тяжело и больно, и когда убивают православных в Сирии, и когда убивают последователей Ассирийской церкви в Ираке, и когда гибнут, например, последователи Сиро-Яковитской церкви в Сирии. Нам так же больно, когда убивают и римо-католиков в этих и иных странах, и протестантов в Нигерии. Нам так же больно, когда гибнут и мусульмане, которые становятся жертвами экстремизма, пытающегося прикрываться псевдорелигиозными лозунгами. И Русская Православная Церковь, оказывая гуманитарную помощь Сирии, направляла ее вне учета религиозной принадлежности объектов этой помощи, а старалась сделать так, чтобы она досталась всем нуждающимся в ней, всем жертвам конфликта.

Так что, когда есть возможность обсудить трагическую ситуацию и предпринять какие-то усилия для того, чтобы помочь страдающим людям, людям, которые терпят преследования за свою веру, за свои убеждения, ее, наверное, нужно использовать. Использовать любую возможность — даже такую, как встреча с Папой Римским.

Хотелось бы несколько слов сказать и о личности Папы Франциска. Это человек неординарный, яркий. В его выступлениях и проповедях мы видим очень серьезное внимание к таким проблемам, как бедность, страдания людей, страдание гонимых христиан, его волнуют и многие семейные проблемы, защита традиционных ценностей. И поэтому нет никаких препятствий к тому, чтобы наш Патриарх мог эти проблемы обсудить непосредственно с ним как главой Римско-католической церкви и понять из этого личного общения, насколько наши две церкви могут выступать союзниками в решении таких злободневных проблем.

Подготовил монах Рафаил (Попов)

http://www.pravoslavie.ru/90 518.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru