Русская линия
Русская линия Александр Алекаев31.12.2015 

«За единую и неделимую!»
Гибель Марковской дивизии и её командира

От редакции: Совсем недавно — 9 декабря в день «Зимнего Георгия» мы вспоминали Георгиевского кавалера генерала Тимановского. Он умер от тифа 31 декабря 1919 года и в этот же день в селе Алексеево-Леоново на Донбассе была окружена и потеряла большую часть своего состава Марковская офицерская пехотная дивизия, начальником которой до своего последнего дня он и оставался…

Сегодняшний материал естественно перекликается со статьёй «Железный стрелок», поскольку эти события и даты неразрывно связаны между собой.

+ + +

«Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты

со мной…". (Пс.22:4)

Для Вооружённых сил Юга России осенью-зимой 1919 г. сложилось крайне тяжёлое положение, белые «цветные дивизии» откатывались на юг. Территория подконтрольная ВСЮР сжималась как шагреневая кожа. Тыл был в полном расстройстве, повсюду царили сумятица и беспорядок, свирепствовал тиф.

На долю недавно сформированной Марковской дивизии выпали особо тяжёлые испытания. На Московском направлении Марковские части, сражались разрозненно. Вспоминает начальник штаба Марковской дивизии полковник А. Битенбиндер: «В довершение всех бед отняли от генерала Кутепова Марковскую дивизию, разорвали её на три части: 1-й и 2-й Марковские полки отправили на восток, на Касторную; 3-й бросили на запад, на Кромы, а начальника дивизии, генерала Тимановского со штабом дивизии двинули на юг на Курск, для организации обороны города».

С началом отступления добровольцев от Орла части Марковской дивизии соответственно отступали разобщено. Отступление сопровождалось постоянными упорными боями с противником и вскоре красным удалось оттеснить белых с линии Касторная-Курск-Льгов, но разгромить Добровольческую армию не удавалось. Начиная с Ельца, марковцы постоянно ведут тяжёлые бои на фланге корпуса генерала Кутепова, не позволяя охватить корпус с фланга.

Титульный лист книги В.Е.Павлова *Марковцы в боях …Вспоминает марковец подполковник В. Павлов: «Впервые (к середине ноября. Прим. автора) все три полка оказались в тесной связи между собой и смогли, наконец, составить Офицерскую генерала Маркова дивизию как нечто единое. И только теперь смог принять её генерала Тимановский… Присоединился к своему полку и бывший в отрыве 3-й батальон 2-го полка с Офицерской ротой отходившей от станции Касторная к югу. Постепенно подъезжали обозы полков. Уже одно то, что дивизия собралась, подняло настроение».

В начале декабря с болью в сердце марковцы оставили Белгород, который стал для них родным. Пять месяцев назад Белгород стал для них…"станцией" на пути к Москве. Здесь отдыхали, набирались сил. Молили о помощи Всевышнего у святынь города, получали благословение на продолжение ратного подвига в женской обители в селе Борисовка, благословление и чётки.

Шли вперёд. Пальцы рук мысленно перебирали шарики чёток: Короча, Тим, Щигры, Ливины, и задержались на следующем — Елец. Потом перебирание назад и… отпал первый, Белгород. Дальше — узел чёток с крестом.

Да будет воля Божья! Марковцы отступали в полном порядке".

В конце декабря на Донбассе в районе Славянска марковцы успешно сдерживали красных, давая Корниловской дивизии уйти в город. Только после этого дивизия была отведена в резерв, и её место на правом фланге корпуса заняла свежая 2-я пехотная дивизия.

12 (25) декабря части Марковской дивизии собрались в Бахмуте на короткую передышку, однако не прошло и 3-х дней, как 28 декабря н.ст. марковцы согласно приказу занимают фронт в районе Дебальцево с задачей прикрыть железную дорогу на Ростов, дать корпусу пройти Донбасс. Так получилось, что именно в эти холодные дни конца декабря дивизия оказалась обезглавлена, она лишилась своего храброго командира. После многочисленных ранений (был ранен 18 раз) полученных за всю свою военную службу, (в гражданскую войну Тимановский был также ранен осенью 1918 г. в боях под Ставрополем), богатырское здоровье генерала пошатнулось. Сказывалось и тяжёлое моральное напряжение, связанное с большими потерями и отступлением. Вспоминает начальник штаба полковник Битенбиндер: «Меня больше всего беспокоило состояние начальника дивизии. За последние дни он осунулся, сгорбился и перестал интересоваться окружающим. Молчал, думал без конца и, в довершение всех бед, начал пить чистый спирт. Наши неудачи сразили его, что-то у него в голове было не в порядке. Было ли это предчувствие близкой смерти? Неожиданно у него появилось высокая температура…»

16 (29) декабря 1-й офицерский генерала Маркова полк в течение дня сдерживал наступление 12-й стрелковой дивизии красных на село Чернухино. Тяжело больной генерал Тимановский до конца оставался в строю и продолжал руководить обороной.

17 (30) декабря. «Неуязвимость дивизии остановила наступление противника, Мороз не меньше 10 градусов. Марковцами забиты все дома. Усталые лошади, тянувшие по полю пулемёты и орудия, покрытые чем попало, стоят не распряжённые на улицах. Голодны они, голодны и люди. На станции в состав грузятся раненые и больные и среди них совершенно больной генерал Тимановский… О болезни генерала и его эвакуации мало кто знал».

В 23 часа того же дня в штабе дивизии совещание уже проводил полковник Битенбиндер — он сообщил, что начальник дивизии генерал Тимановский эвакуирован в Ростов-на-Дону в тяжёлом состоянии и что на основании устава о полевом управлении войсками, он вступает в командование дивизией. Согласно полученной директиве, дивизия должна идти в восточном направлении через село Алексеево-Леоново на соединение с Корниловцами. «На совещании высказывались опасения, что дивизии придётся переходить две лощины; и будучи между ними она будет иметь глубокую лощину и с третьей стороны и лишь одну дорогу к югу; с четвёртой стороны — гребень, который обязательно должен быть занят частями дивизии. Эту задачу выполнить можно лишь при условии быстроты, глазомера и натиска. Было предложение идти более южной дорогой, по другую сторону лощины».

Но полковник Битенбиндер считал, что марш дивизии через село Алексеево-Леоново «отвечает обстановке и положению её». С совещания командиры полков расходились с беспокойным чувством. Все понимали, что вероятность окружения очень высока.

18 (31) декабря. Вспоминает подполковник В. Павлов: «1-й полк начал атаку села с задержкой — на рассвете. Сильный мороз. С потерей 15 человек село было взято. Алексеево-Леоново — большое село, растянувшееся с севера на юг по обе стороны лощины…» В этом селе и сложили свои головы около 1000 марковцев. Это был цвет, и опора и надежда не только Марковской дивизии, но и всей Добровольческой армии.

«Преследуя противника, 11-я кавалерийская дивизия… 27 декабря овладела Бахмутом, выбив из города вместе с отступавшими частями белых и находившуюся там Марковскую офицерскую пехотную дивизию… 6-я кавалерийская дивизия вышла в район Алексеево, отрезав путь отступления Марковской офицерской дивизии. В результате ожесточённого боя три марковских полка были почти полностью разгромлены» (Из книги С. Будённого «Мой пройденный путь»).

Полковник корниловец М. Левитов вспоминает: «В этот день Марковская дивизия была окружена в селе Алексеево-Леоново и потеряла большую часть своего состава. Этот печальный факт заставил всех нас подтянуться и держаться в кулаке». В этот страшный и мистический день были порублены не только сотни рядовых бойцов и офицеров, но так же смерть настигла в Ростове и их любимого «Степаныча».

Подполковник В. Павлов вспоминает:

«Генерал Тимановский умер! Это известие потрясло всех. Марковцы лишились не просто доблестного любимого начальника, а внутренней силы, которая крепила их ряды и держала дух на большой высоте.

— Он умер в день нашего разгрома.

— Не пережил дивизию".

Была скорбная панихида по генералу Тимановскому, по командиру 2-го полка, полковнику Морозову, умершему тоже от тифа и по всем погибшим.

Каковы же причины гибели Марковской дивизии?

Приведём некоторые:

— за последние полтора года марковцы лишились 2-х своих любимых вождей: командира офицерского полка генерала Маркова и командира марковской дивизии генерала Тимановского;

— принявший дивизию начштаба полковник Битенбиндер не обладал теми необходимыми качествами, которые были присущи генералам Маркову и Тимановскому. При рейде через село Алексеево-Леоново как раз и не хватило, скорости, натиска, глазомера и удачи… Не будем осуждать начштаба, но скорее всего его предшественники обошли бы это село или действовали бы более решительно;

— потеряв своих отцов-командиров дивизия как бы лишилась духовного стержня и опоры, с ними отлетела и «душа дивизии» в месте с удачей;

— «сказалось и полное переутомление марковцев, слабое охранение растянувшейся колонны дивизии и трудность движения по местности, пересечённой оврагами…». («Материалы к истории Корниловского ударного полка»);

— большую часть времени в 1919 году Марковская офицерская дивизия была раздроблена, что не способствовало координации и оперативному управлению её отдельными подразделениями.

Однако, основная причина разгрома Марковской дивизии, да и всех белых армий лежит совсем в другой сфере. Для того, чтобы разбить такого лютого и коварного врага как большевизм требовалась концентрация и централизация всех сил вокруг законно избранного монарха. Несомненно гражданская война лежала и в духовной плоскости, а победить в этой исторической схватке можно было лишь оперевшись на государя. Белые армии должны были иметь чёрно-жёлто-белые скрижали, а на них девиз «За Веру, Царя и Отечество». Демократические лозунги «За Учредительное собрание», «За Единую и Неделимую», которые были на бело-сине-красных знамёнах не способны были вдохновить добровольцев на победу над интернациональными бандами большевиков. Недаром генерал от кавалерии граф Келлер писал Деникину: «борьбу с большевизмом можно вести только с именем самодержавного царя. Собрать и объединить рассыпавшихся можно только вокруг одного определённого лица. Вы же об этом лице, которым может быть только прирождённый, законный государь, умалчиваете. Объявите, что вы идёте за законного государя, и за вами без колебаний пойдёт всё лучшее, что осталось в России».

Доброволец полковник Ю.А. Слезкин вспоминает «…весной 1918 г. Келлер… побывал на Дону, но будучи бескомпромиссным монархистом, верным памяти своего Государя, он нашёл для себя неприемлемым вступать Добрармию, т.к. последняя не вынесла на своих „знамёнах“ открыто монархических лозунгов, а потому предполагал в дальнейшем формировать чисто монархическую (Южную) армию. Но отказавшись вступить в Добровольческую армию, он нас, офицеров своей дивизии, благословил идти с Добрармию с тем, чтобы, когда он нам кликнет „клич“, мы бы незамедлительно собрались к нему». И таких офицеров-монархистов было много в былых армиях.

Генерал Дроздовский писал в своём дневнике: «Идея белой армии, при её основании, в чистом виде, — идея борьбы правды с ложью, справедливости с насилием, честности с низостью, и идея эта остаётся чистой и незапятанной в какие бы уродливые формы она порой ни выливалась, в чьих слабых и неумелых руках она не очутилась, какие бы разочарования ни внушали её отдельные исполнители». Известно, что Дроздовский и дроздовцы придерживались монархических взглядов, корниловцы и алексеевцы были за республику, половина марковцев была за учредительное собрание, оставшиеся — за самодержавие. Такое же положение было и не восточном фронте в армиях Колчака. Эта пестрота взглядов на послевоенное устройство России «духовный винегрет» в умах и сердцах белых воинов не могли способствовать единству, централизации и концентрации воли и духа. Именно это и привело в конечном итоге к гибели Марковской дивизии, её доблестных командиров, а так же привело к поражению белых армий…

За отступление от своей Веры и своего монарха пришлось заплатить белым да и всему русскому народу огромную кровавую жертву, но ведь по другому и не бывает, таков Закон. В Новом Завете читаем у апостола Павла: «Да и всё почти по закону очищается кровью; и без пролития крови не бывает прощения» (Евр. 9:22).

P. S. Донбасское село Алексеево-Леоново, которое было обильно полито русской кровью, теперь находится на территории современной Новороссии и носит вполне большевистское название — город Торез.

Крест Марковского полка

Крест Марковского полка


Использованная литература:

1. В.Е. Павлов. Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917−1920 гг. Париж, 1962 г.

2. А.Г. Битенбиндер. Красный рубикон. Новое русское слово, 22 марта 1964 г.

3. Марков и Марковцы. Составитель доктор исторических наук Р.Г. Гагкуев. Москва. ИА «Белые войны», «Посев» 2001 г.

4. М.Н. Левитов. Материалы к истории Корниловского ударного полка. Москва, «Посев» 2015 г.

5. В.А. Богенгардт. «Железный Степаныч». Доброволец. Париж, 1938 февраль.

http://rusk.ru/st.php?idar=73735

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru