Русская линия
Интернет против телеэкрана26.08.2005 

История: перезагрузка
Как в бывших советских республиках переписывают прошлое

Пока россияне оплакивают кончину «дружной семьи народов» и мучительно пытаются выработать новую национальную идею, в бывших советских республиках подобные идеи появились сами собой. Ознакомиться с 14 новыми национальными идеями можно в школьных учебниках истории. Это ведь раньше у нас была одна на всех история — история СССР, а теперь каждый народ хочет видеть себя в уникальном и самом лучшем свете.

Рецепт создания национальной идеологии прост. Во-первых, за основу берется миф о золотом веке народа, о сказочно прекрасной стране, в которой были молочные реки и кисельные берега. Потом добавляется миф о коварном и жестоком Враге, на котором и лежит ответственность за плачевное состояние дел в современности. Пикантная приправа — Герои. На них следует равняться.

Золотой век

Завораживает история Азербайджана, летописцы которого выводят родословную государства прямо от Ноя.

«В библейской классификации древние азербайджанцы-мидяне и персы относятся к единой расе — к сынам Иафета, — говорится в учебнике Т. Мустафа-заде „Всеобщая история“. — Причем мидийцы — более древний народ, первая генерация от Иафета… Древнеазербайджанское понимание государственности коренным образом отличалось от деспотичности жестокого стиля ассирийского владычества». И далее: «Возрождение независимой азербайджанской государственности происходило здесь еще задолго до восточного похода Александра Македонского. Одержав победу над Дарием III, Александр, осведомленный о полководческом таланте и военно-политическом влиянии Атропата, отказался от мысли о столкновении с ним и предпочел сближение с азербайджанским правителем, войска которого считались одними из мощных вооруженных сил по всем регионе…»

С азербайджанцами по древности происхождения могут поспорить разве что грузины, которые считают своим прародителем легендарного героя Таргамоса. Как пишет грузинский историк Леонтий Мровели, «Таргамос был сыном Таршиса, внуком Иафета — сына Ноева. По разделении языков, когда воздвигали башню Вавилонову, пришел Таргамос со всем племенем своим и утвердился между двумя недоступными человеку горами — Араратом и Масисом. И было племя его велико и бесчисленно, обзавелся он многодетным потомством, детьми и внуками сыновей и дочерей своих, ибо жил он шестьсот лет».

Другой грузинский историк, Мариам Лордкипанидзе, пишет о ведущей роли Колхидского царства в становлении античной цивилизации: «Возникновение мифа о Ясоне и аргонавтах можно объяснить лишь одним: уже во втором тысячелетии до нашей эры жителей Микен манит вожделенная страна колхов. Не здесь ли, на Кавказе, впервые выплавили бронзу, сплав меди и олова? Не здесь ли изготовили знаменитое „золото Трои“ — коллекцию золотых украшений, обнаруженную Шлиманом?»

Единственными из всех народов СССР, кто, пожалуй, не отстает в знатности происхождения от гордых народов Кавказа, являются узбеки. «Узбекистан с давних времен называется в противоположность к Ирану — Туран. Заратустра, проповедник единого Бога Ахура-Мазды, происходит родом из сегодняшнего Узбекистана. Да и некоторые части иранского национального эпоса „Шахнамэ“ по месту их происшествия могут быть отнесены к Турану».

Казахи изобрели свой особый национальный подход к прогрессу: «Нужно доказать европейцам, что кочевничество — это особый путь развития цивилизации в определенных условиях и нельзя смотреть на культуру номадов как на недоразвитую по сравнению с европейской».

Украинские историки, смущенные, что Киевскую Русь населяли русские, а не украинцы, решили в корне пересмотреть историю возникновения русского народа. Теперь, оказывается, настоящие русские — это не жители России, а белорусы и украинцы: «Название — Украина — распространяется из Надднепрянщины на все украинские земли, вытесняя прежнее — Русь. Это название фигурирует в официальных документах, художественных произведениях, народных песнях. Народ же называл себя русинами — слово, образованное от Руси. Так же назывались и белорусы, а вот россиян в те времена называли московитами».

Свой взгляд на раздел наследства Киевской Руси и у белорусских авторов школьных хрестоматий: «На месте нескольких десяткой земель и княжеств Древней Руси выросли два мощных государства, две новые Руси: Русь Московская и Русь Литовская. Три четверти древнерусских городов — Киев, Полоцк, Смоленск, Чернигов и многие другие — попали в состав Литовской Руси. В центре Европы „от моря до моря“ раскинулась самая многоэтническая, веротерпимая и просвещенная держава — Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское. Благородные рыцари, выполняя завет Великого князя Ольгерда — „вся Русь должна принадлежать Литве“, расширяли границы, в основном, мирным путем и на договорной основе…»

С белорусами согласны и историки Литвы: «Способы присоединения новых земель были различными. Многие русские земли добровольно вошли в состав Великого княжества Литовского».

Правда, при этом всегда следует замечание, кто именно из народов в составе той великой державы был основной руководящей и направляющей силой: «Литовцы стали единственной ветвью балтов, которые вошли в цивилизацию средневековой Европы со своим государством и государем — королем Миндаугасом…»

И даже гордые эстонцы не забывают напомнить о своей причастности к великим событиям древности: «Эстонцы были хорошими воинами, а под влиянием немецкой агрессии весь быт их перестраивается на военный лад. Сто эстонцев были приданы к армии киевского князя Олега и сыграли ведущую роль при штурме в 907 году Константинополя».

Образ врага

Это, конечно, Россия.

Если почитать грузинский учебник истории Древнего мира, то вы узнаете, что колониальная политика России в отношении народов Кавказа началась еще 1000 лет назад: «Император Византии Василий II с многочисленным войском двинулся на Грузию, чтобы захватить большую часть наследства скончавшегося в 1001 г. царя грузин — Давида Куропалата. В войске Василия II было несколько тысяч наемных воинов из Киевской Руси. Так начались взаимоотношения восточных славян и грузин».

Не было никакого мирного воссоединения Грузии с Россией: «После взятия Константинополя турками Грузия оказалась в мусульманском окружении. Для страны основной стратегической внешней политической задачей стал прорыв агрессивного окружения. Для этого имелось два пути — в союзе с европейскими государствами и с севера — в союзе с Россией. В 1783 г. заключением Георгиевского трактата почти был осуществлен второй путь, так как Россия брала на себя защиту Грузии от внешних врагов, не вмешиваясь во внутренние дела страны. Но в первые же последующие десять лет после трактата стало ясно, что это было не так… косвенное правление починенными странами не было для России окончательной целью. Поэтому вскоре российские императоры грубо нарушили Георгиевский трактат и упразднили Картли-Кахетинское царство…»

А вот как описывается знакомство просвещенных азербайджанцев с дикими и воинственными северными варварами: «Славяне, которые вначале посредством Доно-Волго-Каспийского морского пути установили торговые связи с Азербайджаном, а через него с халифатом, спустя некоторое время начали предпринимать грабительские набеги на прикаспийские области… Во время похода 914 года дружины славян месяцами беспощадно грабили населенные пункты прикаспийского побережья Азербайджана. Учинили расправу над мирным населением, женщин и детей увели в плен».

И далее: «Азербайджан всегда рассматривался царскими властями России как источник сырьевой базы, способной удовлетворить возросшие потребности развивавшейся российской промышленности» — таково общее заключение азербайджанских историков по вопросам внешней политики России в начале XVIII века. Но «благодаря потребностям российской промышленности в природных ресурсах Азербайджана в крае произошли заметные позитивные экономические сдвиги».

Впрочем, второй главный враг Азербайджана — Армения, граждане которой — опять-таки по воле русских — переселились на исконно азербайджанские земли — Нахичевань и Карабах — и вытеснили местное население.

Однако и у Армении тоже есть претензии к России. И хотя большинство историков отмечают, что «переход Восточной Армении в состав России спас армянский народ от физического уничтожения», в то же время, «став колонией России, Армения не получила даже формальную автономию».

Авторы учебника «История Республики Казахстан» уверены, что «Россия специально провоцировала джунгарское нашествие, чтобы потом спасать казахов». Вот как там описывается подавление русскими войсками мятежа 1870 года: «Особой жестокостью отличались действия карательных отрядов под командованием Саранцева и Байкова. Так, Байков отдавал приказы своим подчиненным перебить всех казахов мужского пола. Преступления оказались столь вопиющими, что правительство было вынуждено отдать Байкова под суд. Однако это не значит, что колонизаторы считали его действия преступлением. Правительство боялось неблагоприятного общественного мнения внутри страны и особенно в Европе».

А вот цитаты из учебника «История Узбекистана», вышедшего в 2001 году: «Россия — вор имущества в мировом масштабе»; «История сама наделила русский народ способностями колонизатора… царская Россия и Советы воспитывали русский народ в духе шовинизма».

Но больше всего претензий к России накопилось у украинских историков:

«Украинцы искренне отдавали Московии все свои силы, все свои знания, и на протяжении XVII в. они подготовили плодотворную почву для реформ Петра I и были его ближайшими помощниками, когда пришлось эти реформы проводить в жизнь. Преодолев тот мостик, которым для московского общества являлась украинская культура, Россия в XVIII в. стала способной непосредственно воспринимать все европейские новшества».

И чем же отплатила неблагодарная Россия? Как пишут авторы «Введения в историю Украины», даже передача Крыма была актом подлости и несправедливости по отношению к многострадальному украинскому народу. «Включение Крымского полуострова в состав Украинской ССР, которое состоялось в ознаменование 300-летия „воссоединения“ Украины с Россией, было попыткой переложить на плечи Украины часть моральной ответственности за выселение с полуострова крымско-татарского населения и вынудить ее взять на себя восстановление хозяйственной и культурной жизни на полуострове».

Герои

А вот с былинными богатырями в новой постсоветской историографии пока из рук вон плохо. Из-за дефицита героических кадров лаврами победителей награждают тех, чьи имена были раньше практически неизвестны. Например, целый параграф «Введения в историю Украины» посвящен «Московско-Украинской войне 1658 — 1859 гг.». Собственно, вся война сводится к битве под Конотопом, где «100 тысяч российских вояк во главе с князем Трубецким потерпели сокрушительное поражение от 60-тысячного казацкого войска во главе с гетманом Выговским в союзе с 40-тысячной армией крымских татар… Конотопская битва была и остается одним из славных символов национально-освободительной борьбы украинского народа, она засвидетельствовала чрезвычайный героизм и высокий уровень военного искусства вооруженных сил Украины».

А вот в Латвии наряду с прославлением легионеров из латышского легиона Waffen SS на пьедестал почета возвели и латышских стрелков, которые своими штыками привели Ленина к власти. Логика проста: «Стрелки, борясь против белых, боролись против восстановления единой и неделимой России, за независимую Латвию».

Иногда дело доходит и до исторических курьезов. К примеру, в эстонском учебнике рассказывается даже про случай, когда полководец Суворов, проезжая в своей карете, потребовал у двух крестьян на телеге освободить дорогу, но они не подчинились и «намяли Суворову бока». Этот исторический анекдот подается как «яркий пример несгибаемого духа эстонского народа».

http://www.contr-tv.ru/print/1295/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru