Русская линия
Общественно-исторический клуб «Белая Россия» Вениамин Глебов15.12.2015 

Октябрьское побоище 1938 года

В статье «Навсегда покончить с беззаконием» начальник управления МБР по Воронежской области А.И. Борисенко в 1991 году писал: «Судя по следственным материалам, в „областной правотроцкистской организации“ было якобы свыше 60 групп с общим количеством до тысячи человек, которые „действовали“ во всех районах области». В данном случае речь идёт не о рядовых колхозниках или рабочих, а об ответственных работниках партийных, советских, хозяйственных органов разных уровней, научной интеллигенции. В этом году мы имеем возможность помянуть небольшую часть из этой тысячи, которых навечно объединили в одну группу смертников из 51 человека, расстрелянных 22 октября 1938 года в г. Воронеже, 65 лет тому назад. Арестованы они были за много месяцев до роковой даты, но за это время прошли все круги ада ночных допросов, беспрерывных «стоек» по несколько суток без сна и пищи, изощрённых издевательств и унижений. Многие, доведённые до бессознательного состояния и галлюцинаций, подписывали подготовленные следователями протоколы с «признаниями» во вредительстве, диверсиях, шпионаже и других смертных грехах. Но и те, кто под пытками не признал своей вины, также не избежали расстрельного приговора, который был предопределён в самой высшей инстанции.

После завершения следствия список на 130 человек за подписью начальника управления НКВД Денисова направили в Москву, где 12 сентября 1938 г. Сталин, Молотов, Жданов собственноручно подписали список подлежащих суду военной коллегии Верховного суда СССР. Причём в списке уже было проставлено, кого надлежит судить по первой категории (расстрел), а кого — по второй категории (заключение). Сталин и его приближённые ставили подписи «за» или вносили свои изменения: 10, 15, 20 лет вместо ВМН или наоборот. Как стало известно, из Воронежской области в политбюро было отправлено около десятка таких списков, в которых названо 607 фамилий. (Всего же Сталин, Молотов, Жданов, Каганович, Ворошилов и некоторые другие члены политбюро подписали списки на 40 тысяч человек.) Таким образом, обнаруженные в последнее время в центральных архивах так называемые «сталинские списки» ещё раз опровергают рассуждения о непричастности Сталина к массовым убийствам, сваливая всё на Ежова и местные органы НКВД.

Итак, завизированный 12 сентября список вернули в Воронежское управление для исполнения через выездную сессию военной коллегии, которая безвыездно трудилась в Воронеже с августа 1937 г. Бессменным её председателем был Матулевич, членами коллегии на заседании 22 октября состояли Суслин и Сюльдин при также бессменном секретаре Костюшко. Главную военную прокуратуру представлял пом. военного прокурора Дорман.

Для читателя, наверное, представляет интерес сама процедура так называемого судебного заседания ВК, что к суду в общепринятом смысле никакого отношения не имеет. В каждом следственном деле подшит протокол подготовительного заседания ВК, в котором сформулировано обвинение по ст. 58 — п. 7, 8, 11 (вредительство, терроризм, участие в контрреволюционной организации), а у некоторых добавлен пункт 6 — шпионаж. Обвинение доводилось до заключённого в камере под расписку. На следующий день назначалось закрытое судебное заседание без участия защиты и без вызова свидетелей. Обвиняемому задавался вопрос: «Признаёте ли себя виновным?». Одни, по подсказке следователей, признавали обвинение и подтверждали все показания, данные на предварительном следствии; другие признавали антисоветскую деятельность, но отрицали шпионаж или терроризм, диверсию. Многие же полностью отвергали обвинения и объявляли ранее данные показания ложными, вызванными физическим и моральным давлением. В графе «Последнее слово подсудимого» у многих записано кратко: «Прошу сохранить жизнь», у других — «Прошу пересмотреть все материалы моего дела». Подсудимого выводили в коридор на одну-две минуты — имитация обсуждения приговора! Затем возвращали в кабинет, причём двое охранников держали подсудимого за руки с обеих сторон. Зачитывали приговор: расстрел или, довольно редко, заключение с поражением в правах на 5 лет. Узнав о смертном приговоре, некоторые теряли сознание, и охранники под руки волочили их по коридору. Другие, решив, что признание ими своей вины послужило причиной смертного приговора, кричали: «Что я наделал! Я оклеветал себя!». Они не знали, что приговор им давно подписан рукою их вождя. Но большинство мужественно принимали приговор, который избавлял их от дальнейших мучений, поскольку они уже всё поняли и не ожидали ничего другого от своих палачей. В протоколе отмечено время начала и окончания заседания — всего 10−15 минут на человека. Но, как рассказывают те, кто выжил после этого круга ада, вся процедура занимала менее пяти минут. Приведение смертного приговора в исполнение достаточно достоверно описано многими мастерами пера. Нам только известно, что вся группа из 50 человек расстреляна комендантом Управления в присутствии пом. военного прокурора, по всей видимости, в подвалах здания Управления. Захоронены они в одной из многих десятков расстрельных ям под Дубовкой. Возникает вопрос, знал ли Сталин или Молотов со Ждановым кого-либо лично из тех, кому они подписали смертный приговор или отправили в заключение? Наверное, нет. Но вот одного человека если не лично, то по его делам, определённо знал Сталин, пристрастное отношение которого к вопросам авиации хорошо известно.

Речь идёт о выдающемся авиаконструкторе Константине Алексеевиче Калинине.

С 1916 года он — военный лётчик на фронтах Первой мировой. С 1925 года работает авиаинженером на заводе в Киеве, где создаёт свою первую машину К-1, которая стала также первым в нашей стране пассажирским самолётом отечественного производства. С 1926 года Калинин возглавляет КБ на авиазаводе в Харькове. Его пассажирский самолёт К-4 в санитарном исполнении в 1928 году на международной авиационной выставке в Берлине получил золотую медаль. Всего было выпущено двадцать девять К-4. Мировые авиационные авторитеты считали, что «использование эллиптического крыла в самолётах Калинина является самым большим вкладом русских в развитие мировой авиации». Дальнейшая модификация привела к созданию К-5, ставшего в 30-х годах самым популярным пассажирским самолётом. Всего с 1930 по 1934 год на харьковском заводе были выпущены двести девяносто три К-5. В годы Великой Отечественной войны эти самолёты использовались как транспортные, санитарные и связные. В эти годы были построены в опытном варианте самолёты К-6, К-9, К-10. Если создание К-5 явилось вершиной успеха Константина Алексеевича, то гордостью и болью главного конструктора стал самолёт-гигант К-7.

В отличие от самолётов-гигантов 30-х годов Германии, Англии, Италии и СССР (ТБ-3), на К-7 Калинин впервые использовал идею «летающего крыла» с компоновкой по принципу «всё в крыле». В военном варианте К-7 представлял собой «летающую крепость», вооружённую 4 пушками и 8 пулемётами, с бомбовой нагрузкой от 9 до 16 тонн и дальностью полёта в 2000 км. В десантном варианте самолёт мог брать на борт 120 парашютистов. Размеры К-7 намного превышали габариты всех его собратьев: длина — 28, высота — 10,8, размах крыла — 58 метров. Самый большой в мире самолёт в августе-ноябре 1933 года благополучно прошёл серию испытательных полётов. Трагедия разыгралась 21 ноября при испытаниях на мерном километре — самолёт упал и сгорел. Из 20 участников полёта спаслось только 5 человек. Правительственная комиссия разбиралась, конечно, в причинах гибели самолёта, но многое так и осталось неисследованным, в том числе и признаки явной диверсии. Тем не менее, на правительственном уровне было принято решение о постройке в 1934 -1935 годах двух К-7 в гражданском и военном вариантах.

В 1934 году КБ Калинина перевели на Воронежский авиазавод № 18, который первоначально строился с расчётом на выпуск К-7. Константина Алексеевича назначили главным конструктором завода. Но в Воронеже обстановка вокруг Калинина обострилась ещё больше. Авиаконструктор Туполев — ярый противник К-7, пользуясь своим положением зам. начальника ГУАП, начал разворачивать строительство на заводе ТБ-4 (АНТ-20), а когда в мае 1935 года потерпел катастрофу туполевский самолёт-гигант «Максим Горький», то строительство АНТ-20 и К-7 законсервировали. В 1936 году КБ Калинина расформировали, завод № 18 перешёл к серийному выпуску самолётов ДБ-3. Но далее в такой мрачной сложной обстановке Калинин сумел довести до испытательных полётов свой новый самолёт-бомбардировщик — двухмоторный К-12, исполненный по бесхвостовой схеме. Позже, за рубежом, эту машину назвали прототипом всех современных сверхзвуковых самолётов. Только перевод машины на подмосковный аэродром НИИ ВВС позволил завершить испытания «бесхвостки», а 18 августа 1937 года К-12 уже участвовал в авиапараде, где присутствовали все члены правительства. К-12 был рекомендован к серийному производству.

Казалось бы, Калинин одержал убедительную победу, но тучи над ним продолжали сгущаться. Ещё в Харькове его не раз пытались исключить из партии, обвиняя в дворянском происхождении, эсеровском прошлом, службе у петлюровцев и других грехах, но поддержка коллектива помогла отвести обвинения. В Воронеже он мог рассчитывать только на отдельных товарищей, да и обстановка резко ухудшилась — начались аресты. Брали друзей и сослуживцев по Харькову и Воронежу, не избежали этой участи и его оппоненты (Туполев, Чернышёв — директор завода № 18). В конце января 1938 г. райком утвердил решение парткома завода № 18 об исключении Калинина из партии. Арестовали Константина Алексеевича в ночь на 1 апреля на даче К.И. Гороховского — главного конструктора и начальника Особого КБ в Пушкино, где временно проживал Калинин с семьёй. С арестом Калинина строительство десяти серийных К-12, начатое в 1938 году, было прекращено.

После месяца содержания в Бутырской тюрьме Калинина этапировали в Воронеж, где местные костоломы из управления НКВД добились от избитого и измученного конструктора подписи под заготовленным протоколом допроса о «признании» в шпионаже, вредительстве, терроризме, от которых он на заседании ВК отказался. 22 октября 1938 года пуля палача оборвала жизнь талантливого авиаконструктора, мысль которого всегда опережала время и работала на будущее авиации. У Калинина уже был проект самолёта К-17 — скоростного бесхвостового бомбардировщика. Мечтал Калинин и о создании ракетоплана, наброски которого напоминают современные «Бураны» и «Шаттлы».

О К.А. Калинине написана книга В. Савина «Планета «Константин», изданная в 1994 г., из которой взяты приведённые выше сведения о нём. В 1990 году Международный планетный центр (США) утвердил название «Константин» одной из малых планет Вселенной в честь Константина Алексеевича Калинина. Нам представляется, что Воронеж в долгу перед выдающимся авиаконструктором, чья судьба так трагично оборвалась в нашем городе. И установление мемориальной доски на здании администрации ВАСО, где он работал, в 65-ю годовщину его гибели могло бы послужить актом исполнения этого долга.

Не все из приведённого ниже списка прожили такую яркую жизнь, как К.А. Калинин, но у каждого из них была своя судьба, свои интересы, семья и работа, которую они исполняли в меру своих сил и способностей. Объединяет их то, что никто из них не имел никакого отношения к предъявленным обвинениям, и поэтому все они были в разное время реабилитированы. Но этим списком не закончилось «октябрьское побоище». Военная коллегия заседала ещё 23 и 24 октября. Пока нам известно о расстреле 23 октября не менее 30 человек, среди которых много служащих из управлений Ю.-В.ж.д. и М.-Д.ж.д. Персональный состав ещё предстоит установить. Большое количество людей за эти три «судных» дня приговорены к длительным срокам заключения. В октябре 1938 года кроме ВК штамповала смертные приговоры и «тройка» УНКВД. Так, 17 октября по приговору «тройки» расстреляны 71 человек, но это далеко не всё, что нам пока известно. Только в конце ноября план по расстрелам был успешно выполнен, и весь состав ВК убыл в Москву.

Приговорены выездной сессией военной коллегии Верховного суда СССР к ВМН 22 октября 1938 года и в тот же день расстреляны:

1. Алпатов Дмитрий Михайлович, 1903 г. р. Доцент Воронежского университета. Арестован 5 апреля 1938 г.

2. Асеев Владимир Иванович, 1903 г. р. Секретарь Верхнехавского РК партии. Дата ареста не установлена.

3. Барашков Геннадий Георгиевич, 1908 г. р. Главный инженер завода «СК-2». Арестован 14 ноября 1937 г.

4. Беляев Сергей Иванович, 1905 г. р. Директор Дома специалистов сельского хозяйства. Арестован 23 марта 1938 г.

5. Бондаревский Митрофан Тихонович, 1908 г. р. Зам. управляющего областной конторы «Сельхозснаб». Арестован 2 сентября 1937 г.

6. Бородин Михаил Алексеевич. Заведующий культурно-пропагандистским отделом Добринского РК партии. Год рождения и дата ареста не установлены.

7. Бунин Иван Григорьевич, 1905 г. р. Заведующий промышленно-транспортным отделом обкома партии. Арестован 14 ноября 1937 г.

8. Васильев Марк Васильевич, 1899 г. р. Редактор областного книгоиздательства. Арестован 4 апреля 1938 г.

9. Талонов Владимир Игнатьевич, 1898 г. р. Уполномоченный Наркомзага СНК в г. Острогожске. Арестован 5 апреля 1938 г.

10. Гладких Василий Павлович, 1904 г. р. Преподаватель политэкономии инженерно-строительного института. Арестован 2 апреля 1938 г.

11. Гризик Марк Давидович, 1901 г. р. Директор завода «Огнеупоры» в Семилуках. Арестован 15 марта 1938 г.

12. Ермолаев Дмитрий Алексеевич, 1897 г. р. Председатель облплана и председатель облисполкома. Арестован 5 ноября 1937 г.

13. Ефремов Никита Никитович, 1894 г. р. Начальник 22-го цеха авиазавода № 18. Арестован 14 мая 1938 г.

14. Жигулин Митрофан Никодимович, 1907 г. р. Заведующий ОРПО обкома ВЛКСМ. Арестован 23 марта 1938 г.

15. Израэль Михаил Лазаревич, 1894 г. р. Председатель Спецколлегии областного суда. Арестован 4 апреля 1938 г.

16. Калинин Константин Алексеевич, 1889 г. р. Авиаконструктор, начальник конструкторского бюро. Арестован 1 апреля 1938 г.

17. Комаров Александр Александрович, 1900 г. р. Зам. управляющего Воронежского отделения Когиза. Арестован 5 апреля 1938 г.

18. Коноплин Иван Григорьевич, 1911 г. р. Секретарь Центрального РК ВЛКСМ г. Воронежа. Арестован 23 марта 1938 г.

19. Коробов Михаил Иванович, 1904 г. р. Секретарь Варейкисовского РК партии. Арестован 16 сентября 1937 г.

20. Котельников Семён Васильевич, 1888 г. р. Уполномоченный СНК по заготовкам. Арестован 25 марта 1938 г.

21. Краснорусский Николай Фёдорович, 1904 г. р. Председатель райплана Шаталовского района. Арестован 23 марта 1938 г.

22. Лагонский Михаил Иванович, 1900 г. р. Доверенный от Бутурлиновского маслозавода. Арестован 21 апреля 1938 г.

23. Лисовский Павел Владимирович, 1899 г. р. Комендант анатомикума медицинского института. Арестован 9 мая 1938 г.

24. Лютиков Сергей Алексеевич, 1900 г. р. Преподаватель политэкономии в вузах Воронежа. Арестован 8 июля 1935 г., осуждён на 5 лет, повторно обвинён в 1937 г.

25. Манасевич Иосиф Борисович, 1902 г. р. Начальник строительства 2-й очереди-ВОГРЭСа. Арестован 30 января 1938 г.

26. Медведев Константин Матвеевич, 1900 г. р. Сотрудник газеты «Коммуна». Арестован 28 апреля 1938 г.

27. Наумец Тимофей Степанович, 1904 г. р. Инструктор группы кадров при начальнике М.-Д.ж.д. Арестован 24 марта 1938 г.

28. Новиков Александр Иванович, 1893 г. р. Директор Рамонской МТС. Арестован 5 апреля 1938 г.

29. Орлов Дмитрий Матвеевич, 1893 г. р. Директор Сырских рудников в Липецке. Дата ареста не установлена.

30. Островский Владимир Петрович. 2-й секретарь Ровенского РК партии (ныне Белгородская область). Год рождения и дата ареста не установлены.

31. Папер Исаак Яковлевич, 1897 г. р. Начальник цеха полимеризации завода «СК-2». Перед арестом — исследователь на опытном заводе в Ленинграде. Арестован 27 февраля 1938 г., этапирован в Воронеж.

32. Петров Александр Николаевич, 1904 г. р. Заведующий телефонной станцией медицинского института. Арестован 5 мая 1938 г.

33. Попов Василий Логвинович, 1909 г. р. Спецкор газеты «Социалистическое земледелие». Арестован 24 марта 1938 г.

34. Путримас Казимир Викентьевич, 1895 г. р. Секретарь Давыдовского РК партии. Арестован 27 августа 1937 г.

35. Пьяных Василий Тимофеевич, 1910 г. р. Секретарь Ворошиловского РК ВЛКСМ г. Воронежа. Арестован 24 марта 1938 г.

36. Радин Фёдор Михайлович, 1907 г. р. Технический директор Семилукского огнеупорного завода. Арестован 22 декабря 1937 г.

37. Резников Константин Дмитриевич, 1899 г. р. Военком 41-й авиаэскадрильи XI АБ, батальонный комиссар. Дата ареста не установлена.

38. Сапрыкин Иван Фёдорович. Предположительно, работник завода № 16 в г. Воронеже. Других сведений нет.

39. Степаненко Абрам Яковлевич. Секретарь Добринского РК партии, член Воронежского обкома партии («рябининского» состава). Дата ареста не установлена.

40. Степанов Василий Васильевич, 1900 г. р. Директор партийных курсов обкома партии. Арестован 4 апреля 1938 г.

41. Сурат Яков Ефимович, 1900 г. р. 2-й секретарь Россошанского РК партии. Арестован 11 апреля 1938 г.

42. Тёрлецкий Евгений Петрович, 1892 г. р. Председатель областной комиссии по определению урожайности. Арестован 29 июня 1937 г.

43. Фомин Борис Дмитриевич, 1902 г. р. Помощник секретаря обкома партии. Арестован 23 марта 1938 г.

44. Черников Валентин Алексеевич, 1902 г. р. Директор треста совхозов пригородного сельского хозяйства. Арестован 21 января 1938 г.

45. Чуб Николай Афиногенович, 1905 г. р. Литературный секретарь газеты завода им. Коминтерна. Арестован 5 апреля 1938 г.

46. Шашин Пётр Иванович, 1899 г. р. Начальник Управления сетей и подстанций г. Воронежа. Арестован 3 февраля 1938 г.

47. Ш****ов Николай Григорьевич, 1908 г. р. Старший инженер стройсектора облздравотдела. Арестован 22 апреля 1938 г.

48. Шулькин Наум Семёнович, 1909 г. р. Председатель областного союза работников МТС. Арестован 22 января 1938 г.

49. Ягудин Ханаан Александрович, 1909 г. р. Редактор международной и внутренней информации областного ТАСС. Арестован 23 марта 1938 г.

50. Ямчинов Виктор Константинович, 1903 г. р. Секретарь Верхнехавского РК партии. Арестован 5 апреля 1938 г.

http://belrussia.ru/page-id-4910.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru