Русская линия
Русская линияИеромонах Макарий (Маркиш)20.11.2015 

Отклонения от среднего, или кто ответит за детей?

МОСКВА, 19 ноября 2015 г.- РИА Новости. Правительство России утвердило правила выявления одарённых детей и сопровождения их дальнейшего развития, соответствующее постановление опубликовано на сайте кабмина РФ в четверг.

Уточняется, что для выявления детей с выдающимися способностями должны проводиться олимпиады, интеллектуальные и творческие конкурсы, спортивные соревнования…

Довелось мне как-то освящать помещение детского сада у нас в областном центре. Помещение было необычным, удвоенного размера по сравнению с обычным детским садом, — и тем удивительнее было ощущение, что я попал в рай. Группа за группой чудесных, ангелоподобных детей, 3−6 лет, спокойно и чинно, без суеты и шума, которые мы обычно связываем с этим возрастом, входили в зал и рассаживались вдоль стен, со тихим вниманием слушали недоступные для них церковнославянские молитвы, с непосредственной, живой радостью воспринимали благоухание ладана и капли святой воды у себя лицах… За полтора-два часа, проведённые в детском саду, я отдохнул душой и телом, словно съездил в отпуск на море (где не бывал с прошлого тысячелетия).

А буквально через пару дней пришлось мне перевести стрелки часов на десять лет вперёд: исповедовать подозреваемых и обвиняемых в «подростковом отделе» следственного изолятора. Заметим для тех, кто «не в теме»: подростков держат здесь за дело — причём не за разбитое стекло, не за драку с соседом и не за украденную бутылку портвейна. Столь жуткого, гнетущего впечатления не оказывала на меня ни одна «взрослая» зона, где мне регулярно приходилось бывать. День в «подростковом» СИЗО был реальной дверью в ад. Всего лишь день…

И с тех пор меня неотступно преследует вопрос: кто ответит за это? Кто допустил детям — тем самым детям, что я видел накануне в райском детском саду, — за десять лет докатиться до адских камер с кошмарными обвинительными заключениями? И не вижу иного ответа, кроме как «Мы, взрослые. Лично я».

+ + +

Если мы ведём разговор об одарённых детях, мы никак не минуем евангельской притчи о талантах. Разумеется, она знакома всем; напомнить надо лишь про одну особенность. Хозяин раздаёт своим слугам таланты (т.е. крупные денежные суммы) в разном размере, «каждому по его силе», и они приносят ему различный доход, — но он приветствует их в совершенно одинаковых выражениях радости и благодарности. Гнев и осуждение у хозяина вызывает лишь тот, кто «закопал свой талант в землю» и вернул его без прибыли…

Закопанные таланты — это разбитые планы и загубленные судьбы нашей молодёжи; спрос за них будет с нас, со взрослых. Мы отлично знаем: чем редкостнее, нестандартнее, неординарнее талант, тем труднее его реализовать, пустить в дело. Поэтому — и вполне обоснованно — наши педагогические стратегии выстраиваются по двум разным, расходящимся, а иногда и конкурирующим направлениям: «для среднего учащегося» и «для одарённых детей».

«Средний учащийся» вроде бы способен осилить программу по русскому и по иностранному языку, по алгебре и геометрии, по физике и химии, по истории и географии, если не на «5» или «4», то хоть на «честную тройку», и мы этим, в общем-то, удовлетворены («3» означает «удовлетворительно»), вручаем ему аттестат, крепко жмём руку и, не кривя душой, говорим о колоссальном разнообразии и богатстве открытых перед ним сегодня житейских дорог… Но совсем иной разговор с «одарёнными»: здесь вместо гладких магистралей — узкая и крутая тропинка, пройти по которой без помощи и поддержки способен далеко не каждый.

Несколько лет назад во всероссийском молодёжном лагере на озере Селигер я был свидетелем характерного случая. Девушка умела и любила петь и, видимо, имела серьёзные способности: педагоги сказали без обиняков, что дальше ей надо учиться в Италии, а если нет — то и беспокоиться не о чем. Юная наследница Обуховой и Архиповой прекрасно понимала, что ей, дочке простых родителей из провинции, Италии не видать, как своих ушей, и с печальной покорностью несла смертный приговор своему таланту… Как вдруг в лагерной суете кто-то к ней подбегает и зовёт:

— Пойдём скорее, там приехал замминистра культуры, познакомишься с ним, глядишь, он что-нибудь подскажет.

Замминистра упрашивать не понадобилось: он дал свою визитную карточку и велел звонить без промедления. — Прекрасно! Но вопрос в другом: хватит ли всероссийских молодёжных лагерей и замминистров культуры на всех молодых талантов нашей страны?…

+ + +

…Однако допустим, что мы утрясли все проблемы и преодолели все препятствия, как на магистралях для «средних», так и на тропинках для «одарённых»: открыли региональные и отраслевые фонды и комиссии, обеспечили квоты в лучших вузах, позаботились о стипендиях и программах обмена. Полный порядок: «средние» строят многоэтажные дома и частные коттеджи, добывают золото и нефть, программируют компьютеры и сотовые телефоны, торгуют недвижимостью и трикотажем; «одарённые» поют на эстраде и в опере, пишут картины маслом и темперой, заседают в Академии Наук и в Государственной Думе, получают Филдсовские и Нобелевские премии…

Никого не упустили из виду? Позвольте: а кто же наполняет камеры следственных изоляторов и бараки исправительных колоний? Кто нюхает клей, спивается и садится на иглу? Кто причиняет тяжкие телесные повреждения? Кто убивает, насилует, торгует своим телом, грабит, ворует, поджигает, ломает, уродует? На кого с полным напряжением сил и ресурсов работают правоохранительная, судебная и исправительная системы — и всё без толку?

Мы с вами забыли, что отклонения от среднего неизбежны в обе стороны. Речь не о клинических дефектах; речь о том, что кривая распределения человеческих способностей в пределах нормы всегда имеет два «хвоста»: выше среднего, кого мы и называем «одарёнными», — и ниже среднего… для кого у нас даже подходящего названия не имеется.

Мы не хотим их знать: их как будто нет. Но они здесь, рядом с нами.

+ + +

Они ничем не хуже нас с вами или тех своих сверстников, кто будет строить дома и получать премии. Избавившись от безбожной лжи, которая требовала видеть в человеке шестерню социальной машины и ценила личность по вкладу «в светлое коммунистическое будущее», сегодня мы обязаны протереть глаза и опомниться.

Мы обязаны знать, что человек — это образ Божий, и его высшее достоинство перед всем мирозданием ничуть не зависит от способности спрягать неправильные глаголы и решать тригонометрические уравнения. Мы обязаны помнить слово Спасителя: разница не в количестве полученных талантов, а в том, как человек ими распорядился. И всем тем, кто сам неспособен распорядиться своими талантами, будь их много больше или много меньше среднего, мы обязаны помогать.

Узкие, тернистые тропинки вместо накатанных магистралей лежат перед всеми, чьи таланты заметно отклоняются от среднего, как в плюс, так и в минус. Быть спутниками и проводниками первых нам очень интересно и лестно — и к тому же отменно выглядит на телеэкранах и журнальных полосах, — но возиться со вторыми никому не с руки, от министра в Москве до учительницы в дальнем селе… Скушно, неприятно, неохота.

Среди чудесных детей из райского детского сада, что парами шли мне навстречу под брызги святой воды с моего кропила, были и те, и другие. Я это твёрдо знаю, хоть и невозможно было, разумеется, на месте отличить одних от других. И если на «одних» мы потом любовались в актовых залах и филармониях, то вот «других"-то как раз я и встретил в СИЗО. Как это произошло?…

Никаких неожиданностей. Ребёнок проходит уровень начальной школы, и в нарастающей лавине учебной нагрузки оказывается, что на «честную тройку» он не вытягивает ни по русскому, ни по английскому, ни по алгебре, ни по геометрии… Открытие это совпадает с началом переходного возраста, с расширением горизонта и активизацией рефлексии. Кое-кто найдёт поддержку в семье — но там, где есть нормальная семья, практически всегда удаётся наскрести талантов на «честную тройку», а то и на «четвёрку»… Прочие же остаются между молотом и наковальней: между школой, где вместо радости познания им достаётся только унижение перед сверстниками и бесконечная ложь «условных троек» (ядовитая также для получателей «троек» честных), и семьёй, недостойной этого имени, где кроме мата, ремня и кулака нет других знаков неравнодушия со стороны старших.

Исход из этой ловушки известен: подворотня. Там услышат, поймут, посочувствуют, угостят, развлекут, привлекут к делу… Оттуда уже в СИЗО или сразу в морг. И неизвестно, кому больше повезло.

+ + +

К кому-то из них на перемене подойдёт директор школы, учтиво тронет за рукав, позовёт к себе в кабинет, нальёт стакан чаю с бутербродом и поведёт такую речь:

— Послушай, не надоела тебе ещё вся эта математика с кинематикой и склонения со спряжениями? Очень ты по ним страдаешь?… Давай-ка лучше подумаем, как тебе получить серьёзную профессию. Станешь классным отделочником (столяром, слесарем, плиточником, озеленителем, поваром, швеёй…) — хороший заработок, свобода, независимость, уверенность в завтрашнем дне, да и вообще — жизнь, а не канареечная клетка. Оденешься нормально, мопед купишь себе… Матери деньгами поможешь, сколько можно на шее-то у неё сидеть? А захочешь учиться — это от тебя не уйдёт. Главное, сейчас твёрдо встать на ноги. Есть у меня возможность организовать тебе это доброе дело…

И организует. И, отвернувшись от подворотни, глядя сверху вниз на «средних» сверстников, как они суетятся со своими контрольными, зачётами и экзаменами, парень (девушка) будет ходить на работу, отдавать живому дело свой труд, интерес и внимание, и расписываться в ведомости за суммы, о которых те ещё мечтают.

…Да вот беда: мало таких директоров. Едва ли многим больше, чем замминистров, которые ездят во всероссийские молодёжные лагеря. Хуже того, такое доброе дело, строго говоря, будет противозаконным прежде окончания девятого класса — а тогда уже поздно: подворотня не отдаст свою добычу. Так что остаётся только заполнять отчёты «условными тройками». Ну, а СИЗО и морги — это по другому ведомству.

Рассказали недавно о случае не столько смешном, сколько печальном. Юноша протиснулся сквозь девятилетку на «условных тройках» и, ускользнув от объятий подворотни, отправился учиться на повара. Не приняли! — не прошёл по конкурсу аттестатов. Не дотянул парень до косинуса тройного угла и теоремы о трёх перпендикулярах… Остаётся ему, бедняге, искать замминистра с надёжными связями в кулинарном техникуме.

+ + +

Россия — свободная страна. Нами никто не управляет, кроме нас самих. В нашей власти исправить педагогические стратегии и систему образования, открыть дорогу жизни для всех тех, кто получил талантов существенно меньше среднего. Это не столь уж престижно и увлекательно, но абсолютно необходимо.

http://rusk.ru/st.php?idar=73318

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru