Русская линия
Православие.RuПротоиерей Дмитрий Смирнов09.11.2015 

«Духовное руководство старца Павла определило мою жизнь»
Протоиерей Димитрий Смирнов об иеромонахе Павле (Троицком)

О дне памяти иеромонаха Павла (Троицкого) я узнал совершенно случайно. Оказывается, в храме святителя Николая в Кузнецах каждый год в начале ноября собираются люди, которые через письма получали слова наставления и поддержки от старца-затворника. Протоиереи Владимир Воробьев, Александр Салтыков и Димитрий Смирнов с большой теплотой отзываются о человеке, которого они никогда не видели, но который оказал на жизнь каждого из них огромное влияние.

О своем уникальном опыте общения со старцем Павлом согласился рассказать протоиерей Димитрий Смирнов, который принял меня у себя в храме святителя Митрофана Воронежского.

Иеромонах Павел (Троицкий)

— Отец Димитрий, все духовные чада иеромонаха Павла (Троицкого) вспоминают с большой любовью о духоносном старце. В глаза отца Павла почти никто не видел, но о его духовной поддержке написаны книги. Вы были духовным чадом старца. Что это был за человек?

— Вот уже почти 2000 тысячи лет никто не видел Господа нашего Иисуса Христа. Только в отдельных, чрезвычайно редких видениях. Старец Силуан видел Христа одну секунду. Что же тут такого? Отца своего родного я не видел уже 25 лет. Но я же не перестаю его любить. И дня не проходит, чтобы я о нем не думал или не говорил. Помяну его — и на душе уже создается атмосфера любви, атмосфера очень сильных воспоминаний. Так что совсем необязательно кого-то видеть. То есть, конечно, это было бы и неплохо, но жизнь устроена так, что мы расстаемся.

— Однажды вы сказали, что воспоминания тех, кто общался с отцом Павлом, и следственные дела из архивов ФСБ свидетельствуют о его подлинной святости. В чем заключалась эта святость?

— Благодать Святого Духа сообщала ему о том, какие действия грядут со стороны НКВД. И отец Павел мог таких встреч избегать. Под свидетельством я имел в виду знание чего-то наперед.

В комнате, в которой мы беседуем, очень много икон, картин. Здесь очень тихо. Время, как это всегда бывает в момент важной беседы, как будто остановилось. Отец Димитрий говорит очень медленно. Беседа об отце Павле, впрочем, как и любая беседа на духовные темы, требует особой сосредоточенности. Отец Димитрий вспоминает о давно минувших событиях. Он, как и некоторые другие священники, переписывался с отцом Павлом (Троицким). Поразительно, что иногда отец Павел присылал свои ответы ещё до того, как его об этом спрашивали.

Иеромонах Павел (Троицкий). Фотография из следственного дела

Иеромонах Павел (Троицкий). Фотография из следственного дела

— Отец Димитрий, однажды старец Павел отговорил вас покупать дом в Немчиновке. Можете рассказать об этом эпизоде?

— Сейчас я уже плохо помню детали: просто хотел купить какой-нибудь дом или дачу, чтобы моя семья могла отдыхать на свежем воздухе. Однажды я ехал на электричке в Отрадное, и увидел на столбе объявление о продаже дома. Я взял этот адрес, а потом туда подъехал. И оказалось, что мне все очень подходит: половина домика недалеко от станции. И просили как раз ту сумму, которая у меня была. Я спросил о покупке у отца Павла, и он написал: «Отцу Димитрию покупать никакой дом не надо». И подчеркнул двумя чертами. Я поехал к хозяйке и сказал: «Извините, обстоятельства изменились. Я не смогу его купить». Она очень расстроилась, потому что все уже было готово для продажи.

А через некоторое время умерла одна наша лежачая прихожанка, к которой мы ходили, чтобы её причащать. Я даже помню, как соборовал ее в два часа ночи. Она была уже в агонии, а я говорю: «Лена, если ты меня слышишь, подними правую руку». Она подняла. Я говорю: «Отпусти, теперь левую». Она была в сознании, хоть и при смерти. Пособоровал я её, причастил, а через 2 часа она умерла. И оказалось, что она завещала мне свой дом в Подмосковье. Это, конечно, дальше, чем Немчиновка, но место просто замечательное. Домик на тот момент был сгнившим: из углов, что называется, было видно небо. Бабушка эти углы затыкала тряпками и проводила там всё теплое время. А в холодный период ее перевозили в Москву. Я начал этот дом чинить, а пока его чинил, он развалился. Пришлось строить практически новый — из старого осталось процентов 10. Работа затянулась на 2 года, зато у меня теперь есть дом в очень хорошем месте. Я очень благодарен за это отцу Павлу.

А Немчиновка теперь — совсем не то, что было раньше. Зато та деревня, в которой у меня домик, — по-прежнему деревня. И в этом смысле так даже лучше.

— А как правильно выстраивать отношения с духовником? Вы общались через письма с духоносным человеком. А чему этот пример может нас научить?

— Как вы чтите память отца Павла?— Понимаете, здесь нет каких-то методик, нет алгоритма. Я думаю, у отца Павла были со всеми разные отношения — в зависимости от самих людей. Письма он писал индивидуально, и они сразу проникали в самую душу. Никому и в голову не приходило поступать иначе. Я даже думаю, что если отец Павел видел, что человек не выполнит того, что надо, он ничего ему по этому поводу и писать не стал бы. На подобные вопросы он и не отвечал, зная немощь людей. Отец Павел хорошо чувствовал каждого из тех, кто к нему обращался. И с ним, как и со всяким духовником, отношения были уникальными. Это нельзя на что-то спроецировать.

— Мы собираемся в день его предполагаемой кончины и служим Литургию, затем панихиду, вечером ещё собираемся. И открывается что-нибудь новое, с ним связанное. И мы это оглашаем. Про отца Павла очень хорошая книга написана. Каждому советую с ней познакомиться.

Иеромонах Павел (Троицкий). Жизнеописание

— Это книга, которую составил отец Владимир Воробьев?

— Да. У него больше всего писем от отца Павла. Еще старец много писал отцу Всеволоду Шпиллеру. Переписка с ними наиболее обширна. Отец Владимир нас, собственно, и познакомил. Он сначала спрашивал. И если отец Павел был не против, то давал разрешение, и мы начинали к нему обращаться.

— Получается, что через общение с иеромонахом Павлом (Троицким) возникла дружба между известными московскими протоиереями — Всеволодом Шпиллером, Владимиром Воробьевым, Александром Салтыковым и вами?

— Безусловно. Я даже уверен, что именно отец Павел нас сплотил. И по его молитвам мы вместе. Какие-то разногласия всегда в жизни бывают, но то, что нас связывает, гораздо важнее всех разногласий, сложенных вместе и помноженных на сто. Гораздо важнее. Это сильнейший факт. Можно сказать, что не мы отца Павла избрали, а он нас. Он же дал благословение на то, чтобы вступить с ним в переписку. Он нас не исповедовал. Никто из нас никогда его не видел, даже отец Всеволод. Это, конечно, очень редкое и уникальное общение.

— И глубокое.

— Да, и глубокое, потому что оно определило на многие десятилетия и нашу жизнь, и нашу сплоченность, и деятельность каждого из нас на своем поприще. Я думаю, что эта деятельность принесла обильные плоды по молитвам отца Павла. Он это видел и благословлял.

— Пока батюшка не прославлен, служатся панихиды. Но ведь есть его почитание?

— Отец Владимир приложил большие усилия для этого прославления. Но сам отец Павел как-то сказал, что не хотел являть себя миру. Это при том, что он, согласно живому преданию, был монахом Данилова монастыря в эпоху архиепископа Феодора (Поздеевского). Отец Павел сказал, что хочет разделить участь всех безвестных узников, умереть в безвестности.

По поводу канонизации существуют различные искушения. Он не хотел в этом участвовать, и я это очень глубоко разделяю. Для меня совершенно неважно, канонизирован человек или нет. Так, изображение Цесаревича Алексия мы создали в нашем храме ещё до того, как тот был прославлен. И храм в честь Елизаветы Феодоровны, который у нас за стенкой, мы начали организовывать до ее прославления — и к завершению ее уже прославили. Потому что я твердо верил: с таким житием невозможно не быть прославленным.

Максим Фаюстов. Русский мученик Евгений Родионов

Максим Фаюстов. Русский мученик Евгений Родионов

Так что вопрос даты — условный. По крайней мере, никакого сомнения не вызывает его святость. Или, например, Женя Родионов: про него снимают фильмы, пишут картины, стихи и иконы, посвящают ему храмы, хотя Евгений еще не прославлен. Разве это не народное прославление? Если это не народное прославление, тогда расскажите мне, что такое народное прославление. Могила его постоянно в цветах, свечах. Постоянно люди приезжают. И не только в день его памяти, кончины или день ангела. Огромное, бессчетное количество чудес и его молитвенного ходатайства за людей.

У нас нет акта о канонизации преподобного Сергия. Так случилось, была лишь одна народная канонизация. Как и с Семьей Императора Николая Александровича: в какой дом ни придешь — там его иконы, которые издавалась Зарубежной Церковью. Их люди из Америки привозили и ставили у себя. И у меня такая была. А до этого я повесил портрет-фоторепродукцию кисти Валентина Александровича Серова. Прекрасный портрет, просто необыкновенный. Я его даже больше люблю, чем тот, который у меня раньше висел, где Государь в тужурке. Использовал его как икону.

Конечно, все в Церкви должно быть благоговейно и по чину. Если Священноначалие сочтет нужным канонизацию отца Павла совершить… Люди, которые состояли в комиссии, сочли это неуместным. Понятно, что это ни на меня, ни на матушку Иулианию, настоятельницу Зачатьевского монастыря, не может произвести никакого впечатления. У нее родной дедушка канонизирован. Сегодня день его памяти (5.11 нов.ст.).

Священномученик Владимир Амбарцумов. Фотография из следственного дела

Священномученик Владимир Амбарцумов. Фотография из следственного дела

— А как зовут дедушку?

— Дедушку зовут Владимир. Очень хороший священник, которого в Бутово расстреляли. Он стал известен своими священническими трудами, его мученичество — не единственное его достоинство. Он отмечен своим истинным православным христианством. Для меня, например, совершенно все равно, служить панихиду или молебен. С точки зрения литургического творчества панихида мне представляется более красивым пением. Да это и неважно: у Бога нет мертвых — все живы. Часть святых канонизирована, еще больше — нет. Так было Богу угодно: Он же через людей творит Свою волю.

А ещё меня утешает, что князь Димитрий Донской был канонизирован спустя 600 с лишним лет после кончины — и ничего: все равно народ его помнил. Его имя даже проходили по истории в советский период.

С протоиереем Димитрием Смирновым беседовал Никита Филатов

http://www.pravoslavie.ru/put/87 465.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru