Русская линия
Новый Петербургъ Сергей Бабурин25.07.2005 

«Мы свои взгляды и друзей не меняем»

— Сергей Николаевич, сейчас у всех на устах новый раскол фракции «Родина». Не разыгран ли он специально, для того, чтобы летом, в «мертвый» политический сезон, на ровном месте получить много телевизионного эфира?

— Если и разыгран, то не участниками. Что касается Рогозина, то я не могу доподлинно судить о его намерениях, но думаю, что они провалились. Причины размежевания не личные, а сугубо политические, и оно назревало давно. Руководство партии «Родина» после того, как оно монополизировало название блока, заблокировало работу руководящих органов блока. Попытки — и мои, и Глазьева — собрать высший совет блока, чтобы выдвинуть общих кандидатов в том или ином регионе, уже больше года не имели успеха. В результате блок не мог выдвигать кандидатов, не мог участвовать в выборах, а партия «Родина», пользуясь своим названием, якобы от имени блока выдвигала своих кандидатов. Это не могло не вызывать недовольство, и оно достигло кипения при переходе ко второму уровню кризиса, с момента поражения партии «Родина» и Рогозина.

Когда Рогозин появился в конце декабря в Киеве за спиной Ющенко в оранжевом шарфике, мы восприняли это с недоумением, но еще могли посчитать как бы случайностью: ну, погорячился Дмитрий Олегович. Когда было подписано соглашение о сотрудничестве между партией «Родина» как представителем патриотических сил и Социалистической партией Украины Мороза как представителем блока Ющенко, в то время когда мы выстраивали позицию, что не будем поддерживать прозападный курс руководства Украины, — это вызвало, конечно, сумятицу во фракции и наше категорическое отрицание. Выступая недавно на съезде Прогрессивной социалистической партии Украины и отвечая на многие вопросы делегатов, я подчеркнул, что мы своих взглядов и своих друзей не меняем, мы работали и будем работать с Южной и Восточной Украиной, с политиками, которые ориентированы на союз с Россией, а не с теми, которые тащат Украину в НАТО. Последовавшие за тем публикации украинских газет, что Рогозин якобы принес извинения украинскому народу за поддержку Россией Януковича на выборах, мы не могли охарактеризовать иначе как бредовую ситуацию. Вот это часть причин, которые не способствовали налаживанию отношений партии «Родина» с «Народной волей».

Можно обсуждать и технические составляющие конфликта — кто советовал Рогозину вести себя так или иначе. Он попал в нелепую ситуацию, когда не явился к началу заседания Совета Думы. Когда Грызлов дал команду выяснить, где Рогозин и почему его нет, ему официально доложили, что Дмитрий Олегович находится на совещании в Кремле и поэтому пока занят. А время было позднее, то есть было явно не рабочее совещание. То, что оно имело место, я почувствовал буквально на другой день, когда меня пригласили в комнату президиума — и представитель президента и председатель Думы стали меня убеждать отступить от ряда претензий к фракции Рогозина: что за Рогозиным нужно сохранить имя фракции «Родина», не требовать перерегистрации его фракции и т. д. На мой категорический отказ от псевдокомпромисса, потому что не может одна партия, вытолкнув две других, сохранить за собой название блока (ведь возможно и правильно — наоборот), — было сказано, что ему это обещано там, за Стенкой.

Да, он готовился к расколу, хотел вытолкнуть Бабурина из фракции. А насчет произошедших затем для него неожиданностей… Люблю делать приятное людям.

Напомню, что блок «Родина» создавали три партии: «Народная воля», Социалистическая Единая партия России (СЕПР, лидер В. Шестаков) и партия регионов России (Рогозин, Скоков, Глазьев). Сейчас, после раскола, запущенного рогозинцами: сначала узурпацией названия блока партией Рогозина, а затем их же решением об исключении меня из фракции, — во вновь образованную фракцию «Родина» («Народная Воля» — СЕПР) вошли две партии — учредительницы блока из трех.

В состав фракции «Родина» («Народная Воля» — СЕПР) в Госдуме вошли известнейшие политики: В. Алкснис, С. Бабурин, И. Викторов, С. Глотов, А. Грешневиков, И. Савельева, А. Фоменко, В. Черепков, В. Шестаков. Сейчас официально у нас 9 человек, но рост рядов фракции произойдет в сентябре. Некоторые наши товарищи по партии, например, депутаты Николай Леонов и Николай Павлов, находятся вне Москвы и вернутся в столицу только после отпусков.

Вернусь к теме раскола: почему Рогозин секретит стенограмму заседания фракции, где меня из нее исключили? Ведь там были взаимоисключающие претензии: с одной стороны, меня обвиняли в еврооптимизме, а с другой стороны, говорили, что я дружу с Ле Пеном, приглашаю его в Москву — и тем подрываю авторитет партии «Родина». Я говорю: так вы определитесь, куда меня в конце концов хотите отнести. Да, у нас партнерские отношения с Национальным фронтом. Мы рады победе Национального фронта на референдуме — провалу плана американского протектората над Европой, который называется евроконституцией. У нас партнерские отношения с ПСПУ Натальи Витренко, с Сербской радикальной партией. Эти отношения сложились давно, и они неизменны.

— А как позиционировать Рогозина? Кто он — по убеждениям, политической биографии?

— Не берусь судить. У него много патриотических заявлений, но проблема в том, что его действия слишком часто расходятся с его делами. В этом отношении он является человеком непредсказуемым. В сотрудничестве с ним нет надежности.

— А чего ждать теперь избирателям? Не получится ли так, что из-за конфликта две фракции «Родина» и голосовать будут по-разному?

— Во-первых, я думаю, что в той фракции, что осталась с Рогозиным, осенью будут перемены, потому что многих депутатов просто не было во время последних событий. Они были готовы работать в объединенной фракции, но захотят ли быть во фракции Рогозина? Что касается позиций и взглядов, то они у нас всё-таки близкие. Не случайно мы создали блок и вели переговоры с группировкой Рогозина до последнего — то есть до момента, когда они стали просто перекупать наших региональных партийных руководителей. В целом же, если рогозинская фракция не будет отстаивать ющенковские интересы, надеюсь, мы будем занимать одну позицию при голосованиях. Это касается восстановления могучего государства, восстановления союза России, Белоруссии и Украины и в целом восточнославянской, или Русской цивилизации. Надеюсь, что в рогозинской фракции не все будут конъюнктурны.

— После «оранжевой» революции на Украине Запад открыто угрожает свержением режима Лукашенко в Белоруссии. По нашему мнению, Кремль сдаст Белоруссию, как сдавал всех своих союзников до сих пор…

— Мое мнение несколько другое. Политика США — это серьезный фактор, способствующий ускорению объединения Белоруссии и России. Американцы настолько жестко взялись за Белоруссию — но не ради Белоруссии, а для того, чтобы завершить изоляцию России и затем покончить с нашей страной, — что президенты Белоруссии и России, на мой взгляд, обречены отбросить взаимную личную аллергию и начинать работать сообща. Элиты двух республик как никогда зависят друг от друга: если погибнет одна, то вторая практически будет обречена. Именно поэтому я дал согласие стать вновь заместителем председателя парламентского собрания Белоруссии и России и вплотную заняться проблемами воссоединения братских республик. Если говорить серьезно, без всяких дипломатий, то у нас цейтнот. Весь этот процесс мы должны завершить за год, потому что программа американцев рассчитана на полтора года и полгода уже прошли. Мы должны объединиться, а уже после этого заняться утряской экономических, социальных и других программ. При этом я считаю, что нельзя откладывать и объединительный процесс России и Украины. Весной следующего года на Украине парламентские выборы. И если противники Ющенко, сторонники российско-украинского сближения проиграют, то 2007-й год становится годом вступления Украины в НАТО. В Евросоюз ее не примут ни под каким видом, особенно в связи с еврокризисом. Они не переваривают уже те страны, которые стремительно проглотили, в том числе Прибалтику. А вот то, что Украина и Грузия в НАТО станут подарком Буша американским избирателям к следующим выборам, — это так. Бушу больше нечем похвастаться. Нам же нельзя допускать, чтобы вокруг России замкнулось кольцо экономической, идеологической и политической блокады.

— Нет ли признаков того, что социальная политика нашего правительства и правящей партии «Единая Россия» может вдруг измениться, улучшиться?

— Я считаю, что рассчитывать на нынешнее российское правительство крайне безответственно. Чем быстрее мы отправим это правительство в отставку, тем больше шансов сформировать и проводить необходимую российскому населению социальную программу.

— Как Вы оцениваете работу Народного правительства?

— Много лет тому назад я участвовал в рождении модели «теневого правительства», тогда опиравшегося на газету «День». После этого были попытки Зюганова провозгласить «теневое правительство». Но самая успешная реализация этой идеи — то, что сделано Семигиным. Здесь нет потуг изобразить, что мы пытаемся руководить страной. Это своего рода экспертный совет по тем проблемам, которые решает правительство. И уровень работы членов Народного правительства, их сотрудников и коллег таков, что я участвую в его работе и просматриваю документы с гордостью. Здесь нет кликушества, почему плохо работает кабинет Фрадкова, а четко и конкретно излагаются альтернативные подходы и альтернативные решения. Удалось создать коллектив профессионалов, который превосходит на два порядка сегодняшнее российское правительство. Я искренне поздравил с этим Семигина — создан очень важный ориентир для общества. В Народном правительстве собрались представители разных партий, что показывает возможность эффективной работы коалиционного кабинета, если в нем люди ответственные.

Это еще раз говорит и о том, что нынешний порядок формирования правительства — порочный. Ни одна партия не отвечает за его работу, и ни за одного министра в частности. «Единая Россия» не может называться правящей партией, потому что она не формирует правительство. Она должна называться партией придворной, потому что обслуживает двор Государя и правительство, которое при Государе. Для общества это фатально вредно, и опыт Народного правительства это подтверждает.

— Вы опытнейший юрист, правовед. Как Вы думаете, в какой форме может произойти позитивный перелом событий в нашей стране?

— Когда давление извне нарастает, это способствует ускоренным политическим процессам в стране. Формируется реальная многопартийность. Партия патриотов (Семигина), СПС (Чубайса), Яблоко (Явлинского), ВКПБ — по существу завершают спектр политических организаций, являют силы, которые будут предлагать альтернативы на следующих парламентских выборах. Опробованы они будут уже на региональных выборах в этом году. «Народная воля» планирует участвовать в выборах еще в 9 регионах и как минимум в двух областных городах (Тула, Иваново) бороться за пост главы городской администрации. На всех выборах главный вопрос — отношение к правительству и президенту.

Правительство нужно менять в силу провала всех реформ, которые оно проводило. Монетизация льгот вызвала расходы бюджета в два раза больше, чем было до реформы, и одновременно нанесла удар практически по всем затронутым категориям населения и вызвала недовольство. Административная реформа уничтожила управляемость и подорвала доверие к власти со стороны интеллигенции и государственного чиновничества. Ответственность за провалы никто не несет, награждают непричастных — наказывают невиновных, степень коррумпированности меньше не стала.

Что касается отношения к главе государства, то я считаю, что нам, обществу нужно привыкать к мысли, что глава государства должен ограничиваться волей народа, но выводиться за скобки власти. То есть он должен выступать гарантом стабильности и целостности страны, но не вмешиваться в дела исполнительной или законодательной власти. Ответственность за всё, что делается, должна нести исполнительная, законодательная и судебная власть. Нынешний президент чем-то напоминает мне великих князей, которые в противостоянии с Востоком и Западом сделали упор на борьбу с Западом и ездили в Орду кланяться хану, чтобы после нашествия дать возможность России приподняться, устоять — не исчезнуть как цивилизации. Я могу ругать Путина за ошибки, потворство в окружении людям бездарным, часто унаследованным от прежнего президента, но одновременно считаю, что нельзя повторять ошибки января-февраля 1917 года. Тогда из претензий к ошибочным действиям Николая II сделали вывод о необходимости ликвидации монархии как таковой и отдали власть либералам и масонам.

На сегодняшний день главная проблема, которая перед нами стоит, по-прежнему — иноземное нашествие, политическое и экономическое. Я против того, чтобы в Вашингтоне решали, кому быть президентом нашей страны. Вот сейчас там решили списать со счета Касьянова. То им пугали Путина и его команду, а теперь решили, что нужен другой. А пока народ развлекается: какие там у Касьянова участки и фирмы, — они подготовят нам на царство какого-нибудь западника, как готовили Черномырдина на смену Ельцину. К счастью, тогда Ельцин и его люди переиграли группу Черномырдина — вытащили из-за пазухи преемника. На сегодняшний день я уверен, что любой официальный преемник Путина проиграет неофициальному кандидату Вашингтона. Поэтому общество должно консолидироваться и при необходимости объяснить Путину и его команде, что при всей нашей любви к «питерским» они не могут бесконечно всем править и решать за всех.

Мы стоим на пороге больших потрясений. Я отдаю должное людям в президентском окружении за то, что мы вышли на уровень стратегического партнерства с Китаем. Война на два фронта (интеллектуальная и цивилизационная) была бы для России просто катастрофой. Наше сотрудничество с Китаем дает нам шанс сказать дяде Сэму: окстись, займись своими делами, дай нам спокойно жить! И надо помочь Кремлю, заставить, чтобы он так сказал.

А наши партнеры по бывшей фракции то объявляли, что «Родина» — это «президентский спецназ», то вдруг: спецназ распущен, президент плохой. Потому я и высказался: я в этот спецназ не записывался — и выписывать меня не надо! Наши политические взгляды сложились давно, задолго до прихода в Кремль Путина и его команды. От того, кто находится в Кремле, наши взгляды не меняются: мы сторонники великой державы, многоукладной экономики и частной собственности, опоры на национальный капитал, защиты социальной справедливости и простого человека. Главные принципы «Народной воли» — соединение национального возрождения и социальной справедливости, и исторический шанс объединения национально-патриотических сил нам упускать нельзя.

— Сергей Николаевич, что Вам, как вице-спикеру Госдумы, курирующему вопросы соблюдения прав человека, известно о репрессиях властей по отношению к депутату Юрию Шутову?

— Мы постоянно следим за этим делом. Но никто не имеет права вмешиваться в деятельность суда. Мы знаем, что тяжело больному депутату отказано в предписанном ему специализированном лечении в стационаре. Знаем и о большом вопросе с легитимностью одного из заседателей. Это дело еще очень далеко от своего завершения. Юрия Шутова уже дважды так же пытались обвинить, но в конце концов он всегда был полностью оправдан.

Беседу вели Алексей Андреев и Сергей Чачин


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru