Русская линия
Православие.Ru Федор Гайда30.10.2015 

Манифест 17 октября 1905 года оказался сюрпризом для всей страны

30 октября (17 октября по старому стилю) 1905 года российский самодержец Николай II принял «Манифест об усовершенствовании государственного порядка». Манифест распределял прежде единоличное право российского императора законодательствовать между собственно монархом и законодательным (представительным) органом — Государственной Думой; вводился также ряд гражданских прав и свобод: провозглашалась свобода слова, свобода собраний и свобода создания союзов и общественных организаций, свобода совести; предоставлялось избирательное право тем слоям населения, которые раньше им не обладали.

О том, как развивались события в России после принятия манифеста и как отнеслась к манифесту Церковь, почему стал возможен такой феномен, как священник-революционер Г. Гапон, об ответственности власти и уроках истории мы беседуем с историком Федором Гайдой.

Илья Репин. 17 Октября 1905 г.

Илья Репин. 17 Октября 1905 г.

— Федор Александрович, 110 лет назад был принят манифест, вошедший в историю как Манифест 17 октября. Практически во всех учебниках истории, справочниках и многих исследованиях говорится, что манифест был принят Николаем II для того, чтобы стабилизировать обстановку в стране. Суть манифеста заключалась в том, чтобы пойти на уступки рабочим и выполнить ряд их требований: дать гражданские права и свободы, тем самым прекратив хаос в стране. Как развивались события в стране после принятия манифеста? В каких реалиях стала жить Россия?

Витте, по большому счету, использовал рабочее движение в своих целях и в целях оппозиционной интеллигенции. Он предполагал, что добьется этого манифеста, потом сформирует коалиционное правительство вместе с радикальными либералами, станет премьер-министром и тем самым будет основной политической фигурой в России. Он получил поддержку со стороны великого князя Николая Николаевича, который имел большое влияние на своего племянника — императора Николая II. Вместе они смогли добиться подписания Манифеста. Но никакого умиротворения, как известно, не наступило.- Преувеличение — считать, что Манифест 17 октября был принят для того, чтобы успокоить волнения в стране, что это уступка рабочим. Так думал основной инициатор манифеста — новоиспеченный граф Сергей Юльевич Витте, только что заключивший Портсмутский мир. Он полагал, что прокатившуюся по России волну забастовок можно сбить, создав новое правительство на новых началах, которое он и должен был возглавить — и возглавил. Но давайте посмотрим текст манифеста. В нем говорится о создании законодательного органа — Государственной Думы, то есть об ограничении самодержавия. Говорилось и о том, что широкие слои населения будут привлечены к выборам в Государственную Думу. Но не было ничего сказано о главных рабочих требованиях, а главные рабочие требования были социально-экономического характера. В первую очередь это, конечно, сокращение рабочего дня и повышение заработной платы. Вот об этом, прежде всего, надо было беспокоиться, если главная задача — умиротворение рабочих.

Манифест 17 октября, опубликованный в Ведомостях Спб. градоначальства

Манифест 17 октября, опубликованный в Ведомостях Спб. градоначальства

— А что произошло на самом деле?

— Манифест оказался сюрпризом для всей страны. Местные власти не знали о том, что он готовится, практически несколько дней вообще не вмешивались ни в какие события, потому что не понимали, как на них нужно отреагировать.

После подписания манифест был распространен по всей стране, вступил в силу с момента опубликования — и тут же на улицах появились демонстрации с красными знаменами. Интеллигенция ликовала — праздновала «свободу». А через несколько дней появились столь же многочисленные демонстрации, но с хоругвями, которые выступали за неограниченное самодержавие. Начались уличные столкновения, а власть никак не вмешивалась, потому что не знала, что она должна делать. Никаких инструкций на сей счет у нее не было: наступила свобода. Позже, в декабре, в целом ряде городов были предприняты попытки вооруженных восстаний. Самая известная — восстание в Москве, на Пресне. И только после московских событий был принят специальный акт, по которому именно рабочие получили несколько мест в Государственной Думе, могли выбирать своих представителей. Но значение их голосов для Государственной Думы было очень небольшое.

— Как Церковь отреагировала на появление Манифеста 17 октября?

— Надо отдавать себе отчет в том, что Церковь организационно не имела никакой самостоятельности. Она была частью государственного аппарата. Церковь подчинялась Синоду, а Синод был органом государственного управления, и Церковь без какой-либо государственной санкции никаких самостоятельных шагов предпринимать не могла. Вот когда началась революция 1905 года, Церковь в лице Синода по государственной инициативе выступила с воззванием, где осуждались революционные проявления, эксцессы, насилие. А на события октября 1905 года Церковь как могла реагировать? Не могла же она критиковать царский манифест! А его поддержки и не требовалось.

— Манифестом воспользовалась оппозиция самодержавию, и фактически это была попытка передела государственного устройства России, превращение монархии абсолютной в конституционную. Высказывались ли иерархи Церкви по этому поводу?

— Консервативно настроенные иерархи Церкви воспринимали всё происходящее с большим скепсисом. Конечно, в душе кто-нибудь и мог надеяться, что провозглашаемые права и свободы положительно повлияют на настроения в стране.

Именно потому, что духовная жизнь находилась к этому времени в своего рода переходном состоянии — ставились новые вопросы, интеллигенция очень живо интересовалась религиозными проблемами, и потому многие из иерархов пытались наладить диалог с интеллектуальной частью общества — так вот, в силу этих сложных процессов внутри Церкви настроения были очень разные. В основном, конечно, консервативные, но далеко не у всех. Говорить о том, что духовенство, в том числе епископат, имело консолидированную политическую позицию, нельзя. В начале ХХ века среди русского духовенства были представители самых разных политических взглядов — от сторонников неограниченного самодержавия, от тех, кто активно поддерживал «Союз русского народа», до явных социалистов. Всё было крайне сложно. И в значительной степени — это следствие того положения, которое Церковь имела в государстве и обществе. Мы видим полное отсутствие свободы, возможности самостоятельно действовать, потому что Церковь включена в государственный механизм. Но также налицо и то, что обычно называется духовным кризисом. Это сложное явление, которое на самом деле не означает сугубое оскудение веры. Процессы происходили разнонаправленные. Было ведь в части общества и духовное возрождение.

— Говоря о Церкви, о ее реакции на Манифест 17 октября, хочется вспомнить о событии, которое предшествовало ему, — о 9 января 1905 года, «кровавом воскресенье». Активным организатором шествия к Зимнему дворцу был Георгий Гапон, бывший священник. Вокруг этой исторической фигуры множество мифов. Так кем же был Гапон — провокатором или убежденным революционером? Чего он хотел? Понимал ли он, к каким последствиям его деятельность может привести?

Георгий Гапон, 1900-е годы

Георгий Гапон, 1900-е годы

— Георгий Гапон был человеком достаточно искренним, но, как часто бывает с людьми увлекающимися, он оказался подвержен игре страстей. Он был тщеславен. Несмотря на свое незнатное происхождение (он из простой семьи, родом из Полтавской губернии), он, благодаря своим способностям, оказался в Петербурге, смог завязать отношения со столичным начальством. У него был дар оратора, он мог внушать свои взгляды простому народу — на этом и попытался сделать карьеру.

Городские власти его заметили и привлекли к т.н. «зубатовскому движению».

— Напомните, пожалуйста, нашим читателям, что это было за движение.

— Власти для того, чтобы помешать распространению революционных идей среди рабочих, пытались проводить в рабочей среде свою политику. Организовывались такие сообщества, во главе которых ставились люди, пользовавшиеся авторитетом и влиянием у рабочих и одновременно связанные негласно с полицейским аппаратом. Это была идея начальника Московского охранного отделения Департамента полиции Сергея Зубатова. Эти рабочие общества организовывали досуг рабочих и кассы взаимопомощи, занимались просвещением, боролись с пьянством… Движение имело большой размах. Но когда в воздухе запахло революцией, власть стала движение свертывать, потому что опасалась, что уже не сможет контролировать рабочие объединения. В 1903 году Зубатов был отстранен от этой деятельности. Но многие его соратники продолжили свою деятельность в рабочей среде.

Г. А. Гапон и И. А. Фуллон на открытии Коломенского отдела «Собрания Русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга». Осень 1904 года

Г. А. Гапон и И. А. Фуллон на открытии Коломенского отдела «Собрания Русских фабрично-заводских рабочих г. Санкт-Петербурга». Осень 1904 года

— 9 января считается началом революции 1905 года…Одним из них был отец Георгий Гапон, который сразу же, как только полиция перестала контролировать рабочие объединения, удалил всех агентов из своей организации. Он завязал контакты с оппозицией, возомнил себя значительной фигурой, которая может влиять на политику. Фактически он использовал рабочих в интересах политической борьбы. Им были поставлены такие требования, которые власть просто не могла удовлетворить в принципе. А расчет был на то, чтобы организовать громадную демонстрацию, попытаться пробиться к Зимнему дворцу, а дальше… Он надеялся, что власти пойдут на уступки, а если не пойдут, то прольется кровь — и тогда уже власти вынуждены будут пойти на уступки. А что с рабочими будет, это его не слишком интересовало. Он считал: если нужны жертвы — пускай будут жертвы. Самое главное, чтобы «благих» целей добиться. А благие цели какие? Всеобщее избирательное право, ограничение самодержавия, земля — крестьянам, 8-часовой рабочий день для рабочих. Такая вот революционная программа. И он был убежден, что, борясь за интересы рабочих, можно их использовать в своих интересах.

— Как Церковь отнеслась к подобной деятельности священнослужителя? И почему, как вы считаете, священнослужитель стал таким рьяным революционером?— Революция началась не 9 января — она началась раньше. Уже были попытки пойти на уступки либеральному движению. И было ясно, что эти уступки должны быть большими, что оппозиция на компромисс не идет, что она совершенно деструктивно себя ведет. Министр внутренних дел П.Д. Святополк-Мирский, который как раз ратовал за эти уступки, понял, что его политика зашла в тупик. Он подал в отставку. К 9 января в стране фактически не было конкретного ответственного лица за обеспечение безопасности в государстве. Гапон воспользовался этим замешательством власти. Ситуацию раскрутили либералы, а он хорошо вписался в общую струю, вывел рабочих на улицу. Человеческие жизни приносились в жертву революции. И делалось это совершенно осознанно.

— Церковь осудила революционное движение — Синод осудил. Было воззвание, в котором паства призывалась к тому, чтобы в революционных эксцессах не участвовать. Гапон был лишен сана, при этом он заявил, что и сам с себя сан слагает. Он бежал за границу, и революционная эмиграция примерно в течение года его считала лидером революционного движения в России — такой колоссальный авторитет был у него в революционной среде. Он хотел объединить все революционные партии в борьбе против самодержавия.

Почему священник пошел в революцию? Потому что в широкой народной среде влияние иметь будет именно такой человек. Ведь профессиональных революционеров рабочая среда не очень принимала. А гонимый духовный пастырь мог иметь влияние. Это понимали все революционеры. Даже Ленин понимал, писал об этом.

— Гапон говорил: «Цель у меня святая — вывести страждущий народ из тупика и избавить рабочих от гнета». Многие усматривают и в этих его словах, и в других высказываниях претензию на мессианство.Россия того времени — это неграмотная и религиозная страна. Кто мог повести за собой широкие народные массы? Священник! Человек, который серьезно претендует не только на политический, но и на духовный авторитет. Он может и на смерть повести. А политическая борьба воспринималась тогда как борьба религиозная. В конце концов, кто может предъявить требования царю, помазаннику Божию, сакральной фигуре? — Представитель духовенства. У всех других просто не будет такой харизмы, чтобы говорить с царем. Вот что надо учитывать.

— Совершенно верно: человек возомнил, что ему определено такое пророческое служение, что он, подобно Моисею, выведет народ из тьмы египетской и приведет в землю обетованную. В данном случае под землей обетованной понималось социалистическое будущее, где все будут сыты, довольны, рады. Он о себе думал именно таким образом.

— Известно, что незадолго до смерти он стал противником революции и если не совсем монархистом, то человеком, который понимает, насколько важно для России, для народа самодержавие. Его взгляды действительно изменились? Или это была такая политическая игра?

— Я уже говорил выше, что, оказавшись за границей, он стал поначалу популярной личностью в революционной среде. Потом многие из революционных лидеров начали его побаиваться, воспринимать как конкурента, считать, что он ведет какую-то свою игру. И сам Гапон в революционной деятельности разочаровался. Запил. У него начался душевный кризис. А так как и в революционной среде за границей у правительства тоже была своя агентура, то о перемене настроений Гапона стало известно в России — в определенных кругах. Витте, став премьер-министром, предпринял попытку договориться с Гапоном о том, чтобы тот вернулся в Россию, возглавил бы рабочее движение, которое было бы лояльным по отношению к власти.

Другой вопрос, насколько серьезным было разочарование Гапона в революции и действительно ли он хотел играть в политику по правилам Витте. Это загадка. Боюсь, что ее нам не разгадать. Мы не знаем, что происходило в душе этого человека. Но он приехал нелегально в Россию, заявил, что готов возглавить такое рабочее движение, но, как только это стало ясно, эсеры его убили.

— Говорят, что врагам мы должны быть благодарны — они нас многому учат. Ленин Манифест 17 октября оценил как «некий момент, когда пролетарии и крестьянство, вырвав у царя манифест, еще не в силах свалить царизм, а царизм уже не может управлять только прежними средствами и вынужден обещать на словах гражданские свободы и законодательную Думу». Как бы вы прокомментировали эти слова? И чему нас учит это историческое событие — принятие Манифеста 17 октября?

— Главный исторический урок этого события таков: управление государством — это огромная ответственность. Что произошло в октябре 1905 года? В высших эшелонах власти посчитали, что если пойти на такую серьезную уступку, то можно свернуть революцию. Раз — и всё сразу устроится.

Заседание аграрной комиссии I Государственной Думы, Санкт-Петербург, май 1906 г.

Заседание аграрной комиссии I Государственной Думы, Санкт-Петербург, май 1906 г.

Витте думал, что после принятия манифеста он сразу же договорится с либералами — а ничего подобного не произошло. Он предложил либералам войти в правительство — они отказались. Они сказали: «Вы должны организовать выборы в Думу, а после того, как будут избраны депутаты, вы передадите всю власть Государственной Думе. И уже Государственная Дума решит, какую конституцию для России написать, отдать ли крестьянам землю и т. д. Дума проведет уже все необходимые реформы, а вы нам не нужны. Старый порядок должен уйти после того, как состоятся выборы в Думу». И когда Первая Дума была избрана, победу там одержали кадеты, то есть радикальные либералы, которые мечтали превратить Думу в таран против царской власти. И именно потому власть была вынуждена Думу распустить. Поменялось правительство, министром внутренних дел стал Столыпин, премьер-министром — Горемыкин; они и пришли к тому, что — ничего не поделаешь — такую Думу надо распускать. Действительно, уступка была серьезная: манифест ограничивал самодержавие, в России устанавливался новый политический строй. Но в итоге что получилось? Все оппозиционные силы, включая либералов, увидев такую уступку, посчитали: если самодержавие идет на такие серьезные меры, это означает, что и дальше можно требовать новых уступок. Манифест 17 октября вызвал приступ бурного восторга, но как только эйфория прошла, оппозиция начала новые наступления.

Политическая карикатура по басне И. А. Крылова «Лебедь, рак и щука» («Искры», 1906, № 23, С. 274.)

Политическая карикатура по басне И. А. Крылова «Лебедь, рак и щука» («Искры», 1906, № 23, С. 274.)

Потом была Вторая Дума, которую тоже пришлось распускать; потом пришлось менять избирательный закон, порядок выборов, делать Думу более консервативной по социальному составу. А кроме того, проводить реформы. Например, столыпинскую аграрную реформу. И только когда власть взяла себя в руки и стала наводить порядок, но при этом и реформы проводить, революция закончилась.

Речь о том, кто берет на себя ответственность за дальнейшее развитие ситуации. Если никто не берет на себя ответственность, то ситуация начинает выходить из-под контроля — а это и есть революция.

— Так какой же вывод мы должны сделать?

— Те оппозиционные силы, которые вырвали из рук царя Манифест 17 октября, рассчитывали на то, что после они будут получать всё большие и большие уступки. И потому в ситуации политического кризиса надо всегда принимать для себя очень важные решения: на какие уступки идти. Если эти уступки будут восприняты как слабость, то они только ухудшат ситуацию.

Вспомните, как разворачивались события в марте 1917 года. Император подписывает манифест об отречении, потому что считает: этим шагом он стабилизирует ситуацию в стране. В манифесте он об этом прямо заявляет: если я являюсь препятствием к победе в войне, если моя фигура может стать причиной гражданской войны, тогда — я ухожу. Но поступали ли ответственно те, кто добивался отречения? Эта уступка воспринимается как слабость власти, и дальше начинается развал. В 1905—1906 годах власть смогла вернуть ситуацию под контроль. В 1917 году — уже нет. Политика — дело ответственное, и проводить ее надо ответственно.

С Федором Гайдой беседовал монах Рафаил (Попов)

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/87 200.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru