Русская линия
Седмицa.Ru Е. Романенко23.10.2015 

Житие преподобного Лукиана Александровского

Преподобный Лукиан АлександровскийПрп. Лукиан (+ 8 сентября 1654 г.) был основателем мужской пустыни в честь Рождества Пресвятой Богородицы (ныне деревня Лукьянцево Александровского района Владимирской области) и Александровского в честь Успения Божией Матери женского монастыря (ныне в городе Александрове Владимирской области). Он родился в начале 1600-х гг. в Галиче. Его родители Дмитрий и Варвара долго оставались бездетными и дали обет в случае рождения ребенка посвятить себя Богу. В 8-летнем возрасте Иларион (мирское имя преподобного) последовал за своим отцом, который, раздав имущество, удалился в лесную пустынь ради монашеских подвигов и принял постриг с именем Дионисий, впоследствии здесь возник монастырь в честь Св. Троицы. После смерти отца отрок Иларион перешел в обитель во имя свт. Афанасия, Патриарха Александрийского, на реке Мологе, а затем, через 3 года, — в угличский Паисиев Покровский монастырь, где прожил около года. Странствуя по стране, Иларион пришел в окрестности Александровской слободы близ Переславля Залесского. Житель деревни Авксентьево по имени Марк принял его в своем доме и рассказал о чудотворной иконе Рождества Богородицы, главной святыне храма, находящегося в месте, именуемом Псковитинова Рамень, в 10 верстах от Александровской слободы. После Смутного времени церковь стояла без кровли, но икона осталась неповрежденной. Иларион поселился рядом с храмом. Вскоре сюда пришел иеромонах вологодского Прилуцкого монастыря Феодосий, по прозвищу Поморец, и другие «прихожие старцы».

В 1640 г. Феодосий постриг Илариона в монашество с именем Лукиан. Монахи покрыли церковь, приготовили лес для строительства келий. Однако архимандрит московского Андроникова монастыря Иосиф (Чеус), бывший также строителем Симеоновской обители на реке Сере близ Александровской слободы, приехав в пустынь, вывез строевой лес, монахов разогнал, а Лукиана под конвоем доставил в Москву. По доносу архимандрита Иосифа преподобного отправили на исправление в Чудов монастырь, где он исполнял тяжелые работы в хлебне и поварне. Его подвижническая жизнь обратила на себя внимание настоятеля обители архимандрита Кирилла. Когда в Москву прибыл монах архангельского Козьеручского монастыря Тихон, искавший настоятеля для своей обители, Кирилл рекомендовал Лукиана Патриарху Иосифу в качестве возможного игумена далекого монастыря. В 1645 г. Патриарх рукоположил Лукиана в иерея и благословил на настоятельство. Но в Архангельском крае преподобный пробыл недолго из-за конфликта с монахом Тихоном, который, вероятно, сам рассчитывал занять место настоятеля. Лукиан вернулся к покинутому и разоренному храму Рождества Богородицы.

В скором времени он постриг своего ученика Марка (в монашестве Матфей) и купца из Александровской слободы Михаила (в монашестве Макарий). Однако из-за ненависти окрестного населения монашеская жизнь в пустыни снова оказалась под угрозой. Инок Матфей принял мученическую кончину от рук разбойников, а преподобный был вынужден покинуть пустынь и вернуться в Чудов монастырь. Здесь он познакомился с царским истопничим А. Ф. Борковым. В 1649 г. на деньги боярина, переславского купца Т. И. Микулаева и других вкладчиков в пустыни был построен новый храм. По челобитной Боркова и Микулаева царь Алексей Михайлович грамотой 1649/50 г. разрешил прп. Лукиану устроить пустынь близ храма Рождества Пресвятой Богородицы. 28 августа 1650 г. Патриарх Иосиф дал ему благословенную грамоту. Церковь освятили в том же 1650 г. По ходатайству Лукиана в 1651 г. было получено разрешение царя Алексея Михайловича на создание в Александровской слободе женского монастыря, в котором поселились инокини, постриженные Лукианом. Прп. Лукиан преставился в 1654 г., в самый праздник Рождества Богородицы.

Основные сведения о святом сообщает литературный памятник «Истории о обители Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, честнаго и славнаго Ея Рождества, иже именуется Лукианова пустыня, како судьбами Всемогущаго Бога, благоволениемъ же Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и молитвами угодника Ея преподобнаго отца Лукиана обитель сия начало себе восприяла» (ОПИ ГИМ, ф. 195 (собрание Стромилова), ед. хр. 616 (современный шифр установлен мною), 1-я треть XIX в.; РГБ, Троицкое собрание, II. № 85, XIX в.[1]). В. О. Ключевский высоко оценил достоверность «Историй» и отметил, что Житие прп. Лукиана живо рисует условия монастырской жизни и отношения монастырей к местному населению в центральных областях России[2]. «Истории» составлены из двух отдельных текстов. В 1-й части рассказывается о явлении иконы Рождества Богородицы, Повесть об иконе дополняют 11 чудес.

2-я часть «Историй» с самостоятельным заглавием («Сказание о рождении преподобнаго отца Лукиана и о пострижении его в монашеский образ и о трудолюбном его житии и о зачатии монастыря, иже именуется Лукианова пустыня»; далее — Житие), по мнению В. О. Ключевского, может быть датирована временем около 1685 г. В распоряжении исследователя был список XIXв., вероятно, Троицкое собр, № 85 (по старой нумерации № 37). Датировка Ключевского обоснована тем, что Житие в этом списке заканчивается изложением грамоты царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича от 24 декабря 1685 г. Здесь же говорится, что грамоты выданы пустыни по ходатайству братьев Алексея и Михаила Лихачевых. На левом поле листа 45 следует запись карандашом (скорее всего, автограф Ключевского): «Вероятно, изъ нихъ кто-нибудь и сочинилъ сию книжицу». Исследователь считал, что сначала было написано Житие Лукиана, а затем, в началеXVIII в., составили Повесть об иконе Рождества Пресвятой Богородицы, поскольку в тексте Повести есть ссылка на Житие. Однако в Житии также присутствует ссылка на Повесть. Перекрестные ссылки появились во 2-й половине XVIII в., когда тексты были существенно переработаны. Скорее всего, оба памятника создавались почти одновременно, при игумене Авраамии, настоятеле Лукиановой пустыни в 1705—1718 гг. Последнее чудо Повести — «О исцелении беснаго» — датировано январем 1707 г.

Мне удалось обнаружить отдельный список Жития: «Сказание о рождении преподобнаго отца Лукиана"[3]. Он написан в 1712 г. на канцелярском ревизском бланке небрежной торопливой скорописью XVIII в. Возможно, это первоначальный текст, черновой набросок Жития. Писец, скорее всего, — монах Лукиановой пустыни. Переписывая (или набрасывая) текст Жития он попутно в верхней правой части листа фиксировал сведения из современной ему жизни монастыря: о работах по строительству нового храма. В отличие от других списков этот текст значительно более краткий, без диалогов и душеполезных рассуждений. В нем создана только канва основных биографических сведений о святом. Список 1712 г. можно отнести к Краткой редакции Жития. К сожалению, он представляет собой неполный текст, изложение обрывается на рассказе о мученической гибели монаха Матфея. Скорее всего, существовал еще один бланк, на котором следовало продолжение Жития. К 1766 г. оба памятника — Повесть и Житие — были объединены под единым названием: «Повесть и о житии[и], како судьбами Всемогущаго Бога, благоволениемъ же Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и молитвами угодника Ея преподобнаго отца Лукиана обитель сея начало себе восприяла"[4], при этом Житие существенно переработали. Этот список представляет собой Распространенную редакцию Жития. Здесь появилось предположение о том, что чудотворная икона была обретена учеником преподобного Марком (в списке 1712 г. сказано, что ее нашел священник, настоятель храма в селе Игнатьеве), и он же, Марк, написал Повесть об иконе. Составитель новой редакции использовал в качестве источника монастырскую летопись, которую Н. С. Стромилов называл «Летописью Лукиановой пустыни», и «Вкладную книгу» обители, датированную исследователем серединойXVIIв. (в монастырской библиотеке она значилась под № 172)[5]. «Вкладная книга» представляла собой рукопись размером в лист, на полях книги фиксировались основные события, происходившие в пустыни. На первом листе архиепископ Владимирский и Суздальский Парфений оставил запись: «Рукопись сию, яко заключающую историю сей обители, хранить со всею бережливостью и переплести прилично. Лукианова пустынь 7-го сентября 1830 года"[6]. Стромилов мечтал издать «Вкладную книгу» как важный исторический источник по истории пустыни, но не осуществил свое намерение. В 1-й четверти XVIIIв. фрагментарные заметки из «Вкладной книги», видимо, были собраны в единый текст и переписаны вместе с «Историей о начале Лукиановой пустыни» и Житием прп. Лукиана в монастырской рукописи № 12: «Летопись доведена до кончины игумена Авраамия (+ 13 сентября 1718 г.), написана в полллистъ на александрийской бумаге скорописным полууставом начала XVIII в. без особенных украшений на заглавных буквах, кои в начале глав знаменованы киноварью; к летописи присоединена повесть об 11 чудесах от иконы Рождества. Полагают, что эта летопись составлена или самим игуменом Авраамием, или в его настоятельство, под его руководством. События, совершившиеся в его настоятельство, писаны другою рукою и не полууставом, а скорописью, не позже первой половины XVIIIвека"[7].

Мне не удалось обнаружить «Вкладную книгу» и рукопись № 12. Однако к списку ГИМ под одной нумерацией прилагается тетрадь, в которой на л. 44 об.-45 переписаны л. 42−43 Летописца, что следует из записи Стромилова на верхнем поле л. 44 об.: «стр. 42 и 43 летописца». Отдельные фрагменты Жития полностью совпадают с Летописью: «При отце Лукиане принесен съ Москвы образъ Пресвятыя Богородицы Страстныя, что по левую страну дверей царскихъ, и иные многие мелкие и местные, и несколько колоколъ"[8]. Распространенная редакция не заканчивается главой о преставлении прп. Лукиана, а продолжается сведениями о его преемниках — иеродиаконе Онуфрии и прп. Корнилии, которые также выписаны из Летописи.

Отдельная глава Жития рассказывает о создании женского монастыря в Александровской слободе. Мы сравнили ее со «Сказанием об Успенском девичьем монастыре», составленном, по предположению исследователей, подканцеляристом Александровского дворцового правления И. И. Зубовым (во всяком случае, им в 1767 г. написан единственный известный список «Сказания» XVIIIв.)[9]. Житие прп. Лукиана рассказывает о событиях в самых общих словах и не содержит конкретных имен и фактов, упоминаемых в «Сказании». Это сопоставление подтверждает, что Житие было написано раньше, чем «Сказание».

В последней трети XVIII — 1-й трети XIXв. Житие дорабатывалось, в результате возникла Дополненная редакция[10], в текст которой добавлен пересказ царских грамот, жалованных Лукиановой пустыни в разное время. Ниже публикуются Первоначальная и Дополненная редакции Жития, а также челобитная прп. Лукиана, в совокупности данные тексты позволяют проследить историю создания этого уникального памятника русской агиографии.

Публикуемый список ГИМ — рукопись в 4°, размер 21,2×15,3; размер текста 16×13,2. 37 листов (38-м листом пронумерован форзац задней крышки переплета), переплетена в картон, оклеенный бумагой «под мрамор», корешок и уголки кожаные. Текст написан на русской бумаге с водяными знаками: МОКФЕ (Московской округи Копнинская фабрика Елизаветы Баташевой), [год] 1822[11]. Рукопись принадлежала Стромилову, на л. 1 следует запись черными чернилами: «Библиотека Стромилова», № 1 (цифирью). На листах имеются многочисленные пометы археографа и его арифметические вычисления. Исследователь сверял даты, упомянутые в тексте рукописи, с «Вкладной книгой» и проставлял их карандашом на полях. Стромилову принадлежит нумерация чудес, при этом археограф пропустил «Чудо о разслабленномъ отроке Ермолае», поэтому последнее чудо имеет № 10, а не 11, как действительно в списке. На л. 1 тушью нарисована заставка, на которой изображен «Спас Великий архиерей». На л. 13 так же следует заставка, где изображен крест на фоне растительного орнамента. При переплете была нарушена последовательность листов: после листов 24−24 об. правильный текст следует на л. 28−28 об., 26−26 об., 27−27 об., 25−25 об., 29−29 об, далее последовательность восстанавливается. Почерк — стилизованный полуустав, заголовки, большие и малые инициалы выполнены киноварью, первая буква в заголовках написана черными чернилами. К рукописи, как уже указывалось выше, прилагается сшитая тетрадь (7 листов) без переплета, в 4°, размер 21×16,3. На л. 39, который служит титулом, коричневыми чернилами нарисована рамочка, лист испещрен арифметическими вычислениями дат в столбик. Бумага с водяным знаком «ФКН» (фабрика Н. С. Гагарина, 1823 г.)[12]

При публикации основные разночтения даны по спискам: РГБ, Троицкое собр. (далее — Тр.), 85 и Музейное собр. (далее — Муз) № 9662 (мелкие грамматические разночтения опущены). Время создания Музейного списка точно зафиксировано писцом рукописи на л. 1: «В сей книжице о зачатии[и] Лукьяновой пустыни, что состоит в Переславскомъ уезде Залеского близъ Александрой слободы разстоянием от оной слободы в десети поприщах. Зачата писать маия 24 дня 1766 году». На л. 25 писец отметил завершение работы: «И тако помощию Божию и трудами мне, грешному, сего июня 30 дня и совершишася 1766-м году». Переписывая текст, он случайно пропустил фрагмент из Повести об иконе, соответствующий л. 2 об.-5 об. списка ГИМ, со слов: «на предреченное оно место…» до слов: «…во обитель Лукианову пустынь, егда же привезоша ю к обители».

По предположению Б. Н. Морозова, рукопись переписал подканцелярист Александровской слободы И. И. Зубов, поскольку она поступила в то же Музейное собрание РГБ, что и остальные книги Зубова[13]. Сравнение почерка с известными автографами писца доказывает правильность этого предположения. Особенностью почерка Зубова является написание буквы «С» как прописной практически во всех ее положениях, даже в середине слова. Причем высота буквы значительно превышает размер остальных. Таким образом, писец создавал на листе своеобразный каллиграфический орнамент. Впечатление усиливается тем, что первую скобку буквы «Ж» Зубов писал как «С» под строкой. В списке из Музейного собрания при написании «С» писец сильнее надавливал на перо, выделяя букву еще и интенсивностью цвета. Подбор текстов в рукописи Муз. № 9662 также говорит о том, что ее владельцем и писцом был Иван Зубов. Здесь на л. 15−51 переписаны Служба, Житие и Слово на день памяти тезоименитого ему святого — Иоанна Воина (память 30 июля). Троицкий список текстологически ближе к Музейному № 9662, и в ряде случаев дает более верные чтения, нежели список ГИМ.

Тексты публикуются в соответствии с современными правилам публикации. Заголовки и инициалы выделяются полужирным шрифтом. Комментарии содержат объяснение исторических реалий и дополнительные сведения о людях, упоминаемых в этом литературном произведении.


[1] См.: Романова А. А. Повесть о основании Лукиановой пустыни и сказание о иконе Рождества Богоматери в Псковитиновой рамени // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Вып. 3. Т. 4. СПб., 2004. С. 524−527.

[2] Ключевский В. О. Древнерусские жития святых как исторический источник. М., 1989. С. 345.

[3]ОПИ ГИМ, ф. 195, ед. 617, л. 1−5.

[4] РГБ, Музейное собр., № 9662, л. 1−25.

[5]Стромилов. Н. С. Рождества Пречистыя Богородицы явленная икона в Лукиановой пустыни. Владимир, 1893.

[6] Там же. С. 30.

[7] Там же.

[8] ОПИ ГИМ, ф. 195, ед. хр. 616, л. 33 об.-34; монастырская Летопись: Там же, л. 45.

[9] Морозов Б. Н. Сказание об Успенском монастыре в Александровской слободе // Вестник церковной истории. 2006. № 4. С. 5−31.

[10]ОПИ ГИМ, ф. 195 (собр. Стромилова), ед хр. 616; РГБ, Троицкое собр., II. № 85.

[11] Клепиков С. А. Филиграни и штемпели на бумаге русского и иностранного производства XVII—XX вв.ека. М., 1959. № 356.

[12] Кукушкина М. В. Филиграни на бумаге русских фабрик XVIII — начала XIX в. // Исторический очерк и обзор фондов Рукописного отдела Библиотеки Академии наук СССР. М.; Л., 1958. № 355. С. 328.

[13]Морозов Б. Н. Сказание об Успенском монастыре в Александровской слободе // Вестник

[1]Истории о обители Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, честнаго и славнаго Ея Рождества, иже именуется Лукианова пустыня1, како судьбами Всемогущаго Бога, благоволениемъ же Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы [2]и Приснодевы Марии2 и молитвами угодника Ея преподобнаго отца Лукиана обитель сия[3] начало себе восприяла

(Л. 1) И како потомъ въ познание и до царскаго пресветлаго величества прииде и от ихъ государскаго благочестия во всякихъ нужныхъ потре[бахъ][4] (Л. 1 об.) ко препитанию обитающихъ въ ней благопотребне взыскана. Такожде и от[5]благочестивыхъ многихъ превысокихъ господъ и прочихъ[6] всякаго чина верующихъ и любовию ко[7] святей сей[8] обители присовокуплшихся[9], пособствуема и созидаема, и доселе молитвами Пресвятыя Богородицы и преподобнаго отца Лукиана монастырскимъ всякимъ зданиемъ, а наипаче же церквами святыми благоукрашается. [10]И о житии повесть10 преподобнаго отца Лукиана, како трудолюбно во обители сей подвизася.

Въ начале[11] предглаголемъ[12] повесть о чудесехъ Пресвятыя Богородицы, яже быша от святаго образа честнаго и славнаго Ея Рождества[13], како трикратнымъ прехождениемъ того святаго образа назнаменано[14] место сие, идеже быти храму Ея и святей сей обители на собрание иночествующымъ[15] къ славословию Божию.

(Л. 2) Въ лето от сотворения[16] мира 7102 (1594)-е[17] во дни благочестивыя державы благовернаго великаго государя царя и великаго князя Феодора Иоанновича[18], всея России самодержца, по благословению Святейшаго первопрестолнаго Иова[19], Патриарха Московскаго и всея России, по прошению же некоего священника именемъ Григориа[20] построена церковь[21] во имя Рождества[22] Пресвятыя Богородицы в пределе[23] града[24] Переяславля Залескаго[25], въ веси, зовомой Игнатьева, присудствуемой[26] старая Александрова слобода. По совершении же церкви того жь лета во единъ от дний вниде той[27] священникъ Григорий въ новосозданную [28]от него28 церковь по обычаю святую службу совершити, и въ церкви настоящаго[29] образа Рождества[30] Пресвятыя Богородицы не обретеся. Священникъ же бысть о семъ во ужасе и въ печали велицей и вскоревозвести о томъ всемъ своимъ прихожаном. (Л. 2 об.) Они же стекшеся и видевше сице бываемая[31], недоумевахуся, что бысть сие и камо скрыся той святый образъ. И начаша повсюду того святаго образа искати и не обретаютъ его нигдеже. Прешедшымъ[32] же неколикимъ днемъ, некий христианинъ[33] от техъ прихожанъ[34] пойде[35] в[36] близъ тоя веси сущий[37] лесъ, и отшедъ поприща за два от веси, и прииде на место, иже нарицается Псковитинова[38] Рамень[39], близъ болота, зовомаго Богородицкое, да исполнитъ, яже ему на потребу. И абие явися ему то дражайшее сокровище, [40]святая Богоматере40 икона. Оле чудесе! Стояща о себена воздусе, идеже ныне во имя[41] Пресвятое обитель стоитъ. Христианинъ же той[42] от многаго страха и ужаса паде на землю. И егда воста от места[43], тече спешно къ своей веси (Л. 3) и вскоре поведаетъ о томъ[44] священнику и прихожаномъ. Имени же[45] христианину тому не возмогохомъ уведати, понеже история сия, отнележе бысть чудо сие, начася писати по прехождении же[46]многихъ летъ. От начала же о бывшей истории [47]бяше поведаемо древними монахи47 и веси тоя[48] жителми. Яко егда предпомянутому священнику случися быти от места того отлучение и незапное[49] разорение от нахождения поляковъ, яко же о томъ ниже известитъ, тогда и[50] историа она без вести сотворися. Мы же на предлежащую[51] возвратимся. Егда же поведано бысть священнику и прихожаномъ о таковомъ чудеси[52], они же скоро собравшеся, съ радостию течаху[53] на предреченное оно место и обретаютъ святую икону тако, якоже имъ от христианина поведано. Они же, падше пред образомъ Пресвятыя Богородицы, со слезами молящеся на многъ часъ. Потомъ же священникъ со многимъ страхом и благоговением приступаетъ и приемлетъ ту святую (Л. 3 об.) икону Богоматере в фелонь свой и со многою радостию преносятъ ю до своея веси и поставляютъ паки въ новосозданномъ от нихъ храме честно.

По семъ прешедшу некоему времени, священнику паки по обычаю въ церковь пришедшу на Божественную службу и второе не обретеся та святая икона Богоматере въ церкви. Онъ же печалию велиею одержимъ бысть, паки о томъ поведаетъ скоро своимъ прихожаномъ. И поидоста на предреченное оно место, идеже первее обретеся святая та икона. И паки обретаютъ о себе на воздусе стоящу. Они же со многими слезами и со страхомъ приемше паки ю, преносятъ во свою церковь. Но и въ третие содеяся. По третиемъ же исхождении видевъ священникъ то преславное чудо, сотворившеся иконою Пресвятыя Богородицы, начатъ съ прихожаны своими со (Л. 4) ветовати, глаголя: «О, братие, видите, яко убо восхотеБогъ на томъ пустынном месте быти храму Пресвятыя Богородицы. Темъ же подобаетъ намъ потщатися по воли Божией сотворити». И тако советовавъ священникъ, отиде въ царствующий градъ Москву и возвещаетъ о томъ чудеси Святейшему первопрестолному Иову Патриарху. И испросивъ у него благословение, пренесе церковь от своея веси на то пустынное место, идеже сама восхотепренепорочная Владычица и преходила честнымъ своимъ образомъ три краты. Въ веси же оной на церковномъ месте поставиша часовню, иже и до днесь видима есть всеми. Таже и самъ священникъ къ церкви той съ домомъ своимъ преселися и живяше ту до того времени, иже бысть Божиимъ попущениемъ за наше согрешение во дни благочестиваго царя Василиа Иоанновича Шуйскаго[54]. Въ то бо время (Л. 4 об.) от нахождения иноплеменныхъ безбожныхъ ляховъ царствующему граду Москве и прочимъ окрестнымъ градомъ бысть великое разорение, и от таковаго злаго случая той священникъ Григорий отиде от своея церкви, а камо отиде, и где, и како скончася, о томъ не бяше ведомо. И бысть та церковь Рождества Пресвятыя Богородицы въ запустении множество летъ. И от того многолетнаго запустения на церкви от дождя кровля прогнила и обвалилася, и стояла никим же брегома многое время даже до пришествия къ ней преподобнаго Лукиана и некоего иеромонаха Феодосиа от монастырей вологодскихъ. Тому бо иеромонаху Феодосию явися Пресвятая Богородица, сущу ему въ своей обители на Вологде Спаса боголепнаго Преображения, иже именуется Прилуцкой монастырь[55], повелевая ему, да идетъ в Переяславской уездъ Залескаго (Л. 5) и покрыетъ церковь Ея ветху сущу, якоже о том пространно пишетъ в житии преподобнаго отца Лукиана. Иконы же в той церкви местныя и деисусы от течи дождевныя все облиняли, точию настоящий чудотворный образъ Рождества Пресвятыя Богородицы да другий за престоломъ Пресвятыя жъ Богородицы Одигитрии Смоленския ничимъ же от того дождя и слоты не вредишася и даже и до ныне[56] темъ святымъ иконамъ починки не бывало, яко же всеми есть видимо в сей святей обители, и притекающымъ къ нимъ съ верою исцеления подаются не оскудна благодатию Пресвятыя Богородицы.

Чудо Пресвятыя Богородицы о исцелении болящия[57]

Въ лето 7161(1653)-е бе убо некая жена, именемъ Онтонида, волости Старослободския (Л. 5 об.)[58], веси, нарицаемыя Авксентьева, иже отстоитъ от обители Пресвятыя Богородицы за три поприща. Та жена скорбела ногою шесть месяцей и на ту свою болную ногу не ступала ни мало. И некогда жене той въ болезни своей мало заснувшей, явися ей Пресвятая Богородица, повелевая ити[59] во свою[60]обитель въ[61] Лукианову[62]. Егда же привезоша ю ко обители и введоша в церковь, и ста предъ образомъ Пресвятыя Богородицы, подкрепляема двоима[63] своима дщерми, мольбу простирая къ[64] Богородице. Преподобный же отецъ Лукианъ с братиею[65] нача молебная совершати[66]. По совершении же молебнаго[67] пения припаде жена къ чудотворному образу Рождества[68] Пресвятыя Богородицы и целова той[69] чудный[70] образ, так же и запрестолной образъ Пресвятыя жъ[71]Богородицы Честнаго Ея Одигитрии[72] Смоленския, и абие въ той[73] часъ получи исцеление. И благодарение воздавши[74] Пресвятей Богородице, пойде из[75] церкви, яко никогда[76] же болела тою своею ногою, (Л. 6) и прослависта[77] Бога и Пречистую Его Матерь, убрусъ же положиша на запрестолную икону[78].

Чудо второе о исцелении болнаго[79]

Въ той же веси Авксентьевой[80] человекъ некий, именемъ Иоаннъ. Ему же случися мучиму быти от лукаваго[81] духа, и не бысть у него ума целый месяцъ, и сродниковъ своихъ не познаваше. Сродницы же привезоша его въ монастырь[82] и поставиша въ церкви пред образом Пресвятыя Богородицы и молиша преподобнаго отца Лукиана да сотворитъ о немъ молбы ко Пресвятей Богородице. И пребысть[83]человекъ той83 [84]во обители84 неколико дней. Преподобный же Лукианъ с братиею всегда о немъ молитвы совершая[85]. И некогда по совершении молебнаго пения человекъ той[86] целова чудотворный образъ Пресвятыя Богородицы, и абие исцеление получи и бысть (Л. 6 об.) здравъ в целомудрии. И благодаря Бога и Пресвятую Его Матерь, отиде во своя, радуяся.

О хотящихъ монастырь разграбити и братию всю оружиемъ смерти предати[87]

Въ лето 7163(1655)-е по преставлении[88] отца Лукиана приидоша нецыи злохищницы от разбойникъ ко обители Пресвятыя Богородицы зимнимъ путемъ нощию на несколкихъ санехъ, и устремившеся, хотяху внити во обитель[89]совершить злое свое намерение89, еже бы братию всю погубити и обитель разграбити[90]. Братии же въ то время было малое число. И егда тии злии[91]человецы приближишася ко вратомъ монастырскимъ, тогда абие Божиимъ попущениемъ невидимая сила удари двухъ разбойниковъ о землю и нача[92] лютемучити. На прочихъ[93] же нападе (Л. 7) страхъ и трепетъ, и побегоша вси от обители, точию отсташа тии два мучими[94] со скотомъ своимъ и съ санми[95], неведуще, како невидимою силою ввержени быша во свои сани. И егда бысть утро, и вратомъ монастырскимъ от вратника отверзенымъ[96], той[97] скотъ, на немъ же приидоша на расхищение[98] обители, самъ о себе вниде въ монастырь с теми двема разбойникома[99], лежащымъ[100] имъ въ санехъ, яко мертвымъ[101], и привезе ихъ къ келарской келлии[102]. Братия же, сия видевше, дивишася зело и недоумевающе[103], что есть сие и откуду сие[104] людие, и начаша ихъ трогати[105], и не бысть отнюдь[106] гласа. И тако лежащымъ имъ три дни и три нощи, ни очима зрящымъ, [107]ни человекъ знающымъ107, токмо от малаго воздыхания познавахуся, яко духъ ихъ[108] въ нихъ есть. Въ четвертый же день, (Л. 7 об.) едва провещаша и начаша они сами на ся со слезами исповедывати[109] о зломъ своемъ умышлении, сказаша же и товарищевъ[110], сколко[111] съ ними было. Наутрие же приидоша и товарищи ихъ и со страхомъ и боязнию начаша такожде сами о себе вся подробну со слезами исповедывати и тако пожиша прочее[112] въ покаянии.

Чудо о другихъ разбойницехъ, хотящихъ церковь окрасти[113]

Приидоша неогда друзии[114] разбойницы ко обители Пресвятыя Богородицы, хотяще[115] церковь покрасти, братию же овыхъ уязвити, а иныхъ умертвити. И егда устремишася нощию (устремишася)[116] къ монастырю и хотяще приити ко вратомъ монастырскимъ, тогда показася имъ множество народа воинскихъ людей, ходящихъ по монастырю[117], яко бы (Л. 8) и царю идущу и предъ нимъ многи свещи[118]носяще. Они же сия видяще, убояшася зело, побегоша вспять безделни. Наутрие[119]же приидоша, вопросиша[120] братию, егда убо бысть въ нощи сей походъ царю къ вамъ въ пустыню. Братия же отвещаша, не бысть къ намъ пришествия царева, ниже присланныхъ от него въ нощь сию видехомъ. Разбойницы же сами со слезами исповедаша о зломъ своемъ умышлении, како приходили въ нощи на разграбление церкви[121] и явлениемъ царевымъ устрашений[122] бывше, отидоша. И к тому обещастася от злодейства своего престати.

Чудо о исцелении[123] беснаго во обители Пресвятыя Богородицы[124]

Въ лето 7174(1666)-е приведоша некоего (Л. 8 об.) человека поселянина, иже житие свое имяше въ пределехъ сего же града Переяславля[125], въ веси, зовомой Белоезерово[126], именемъ Порфирий, мучима[127] от беса и никого же от своихъ познаваше и къ себе никого не припускаше, но всехъ руками своими хапаше и ногты[128] драше, и нелепая глаголаше. Строитель же бяше въ то время Корнилий, съ[129] братиею моляся о немъ Богу и Пресвятей Богородице, и пребысть той[130]человекъ во обители неколико дней. И благодатиею Божиею и молитвами Пресвятыя Богородицы исцеление получи и отиде въ домъ свой, радуяся и славя Бога и Пресвятую Богородицу.

Чудо о разслабленномъ отроке Ермолае

По семъ же прииде некто государева Кормова (Л. 9) го дворца стряпчей[131], именемъ Исаиа[132] Елизарьевъ сынъ, прозваниемъ Спечовъ, нося съ собою отрока своего, именемъ Ермолая, весьма разслабленна суща, яко ни рукама[133], ни ногама[134] можаше владети, и остави его во обители Пресвятыя Богородицы пребыти время доволно. И благодатию Пресвятыя Богородицы здравие получи, отиде[135] во своя си, радуяся.

О исцелении беснаго подобно первому[136]

Приведоша некоего человека от слободы Александровы, именемъ Савву, мучима от беса и ума изступивша[137] и никого же от человекъ познавающа, но руками своими всехъ биюща. И вязаху его узы[138] железными, и тако стражда, пребысть неколико дней во обители и помо (Л. 9 об.) щию[139] Пресвятыя Богородицы здравие получи.

Чудо о Давиде Дерябине[140]

Бысть въ царствующемъ граде Москве некий диакъ приказу Болшаго дворца, именемъ Давидъ Корнилиевъ сынъ Дерябинъ[141]. Случися ему быти въ поместьесвоемъ въ селе Рюминскомъ[142], иже разстояние имеетъ от обители Рождества[143]Пресвятыя Богородицы малых три поприща. И слышавъ, яко во обители по вся дни нощная и дневная служба совершается и звонъ колоколный бываетъ, и завистию диаволею[144] от живущих окрестъ тоя[145] обители поселянъ возмущен бысть на ненависть, и нача пакости творити обители и мыслити, како бы монастырь разорити[146], глаголющий[147] въ себе, да не тщета некая ему и прочимъ[148]живущымъ[149] окрестъ места (Л. 10) того будетъ, егда обитель распространится и в познание высокихъ лицъ приидетъ. И всегда на живущихъ во обители яряшеся и грозяше. Егда же от ярости устремися конечне, хотя ити къ монастырю на разорение, и абие удари его сила Божия о землю и нача бити его. И потомъ[150] удари его второе, онъ же по многомъ наказании едва прииде в себе и воспомяну свой грехъ, убояся и велми трепеташе и воздыхая, каяшеся Богу и Пречистей Его Матери. И абие прозре и пойде[151] к монастырю, нося съ собою много сребра. И пришедъ, даяше въ монастырь Пресвятыя Богородицы, повелевая же и одежду свою съ себе[152] взяти, даже и до срачицы, въ которой одежде бысть ему наказание. И всемъ сие самъ[153]онъ Давидъ153 исповедаше. И припаде къ чудотворному образу Пресвятыя Богородицы, каяшеся сокру (Л. 10 об.) шеннымъ сердцемъ и многими слезами моча лице свое и прощения[154] прося своему согрешению. И совершивъ молебная, отиде въ домъ свой, славящий[155] Бога и Пресвятую Богородицу благодаряше[156], и оттоле начатъ велию веру имети ко Пресвятей Богородице и любовию присовокупися ко обители преподобнаго отца Лукиана[157], и бысть вкладчикъ.

О преизобиловании[158] муки ржаной въ сусеке[159]

При бытности строителя Корнилиа[160] некогда пришедшу хлебенному старцу и возвещающу строителю о ржаной муке, яко в сусеке токмо на единые[161] хлебы, и[162] потомъ хлебовъ на братию пещи не из[163] чего. Строитель[164] же глагола ему: «Вся убо сия, брате, подобаетъ намъ возлагати на Господа Бога и на Пречистую Его[165] Богоматерь, мо (Л. 11) щенъ бо есть и малая умножити. Ты же токмо вели без сумнения брати муку [166]и пещи166 хлебы». И тако муке167в сусеке не оскудевающе[167] на многи дни, наипаче же изобилующе молитвами Пресвятыя Богородицы.

О исцелении болящия[168]

По семъ привезоша некую рабыню от служащихъ болярина Иоанна[169]Василиевича[170] Бутурлина[171], именемъ[172] Екатерину, болну сущу и в разслаблении, ни человекъ познаше[173], ни очима зряше, яко и живота ея[174]отчаятися. Принесоша же ея къ чудотворному образу Пресвятыя Богородицы и сотвориша молебная о ней[175]. И егда целова образъ Пресвятыя Богородицы, [176]и в томъ часе благодатию Божиею и Пресвятыя Богородицы176 здравие получи и смысленно в целомудрии (Л. 11 об.) нача глаголати и славити Бога и Пресвятую Богородицу, припадая к чудному[177] Ея образу. И благодарение воздавши, отиде во своя, радуяся.

О исцелении беснаго[178]

Въ лето от Рождества Христова 1707-е месяца ианнуариа[179] приведоша из Александровы[180] слободы Успенскаго девича монастыря трудника, именемъ Герасима, мучима от беса. И тако его лукавый мучаше, елико невозможно[181] было многимъ людемъ его удержати[182] и ввести въ хлебенную келлию[183]. И возложиша на нь железа тяжка, две цепи[184] на шию[185], такожде и на руки возложиша[186] железа, понеже никого къ себе не хотяше припустити, но всехъ бияше и нелепымъ гласомъ (Л. 12) вопияше, и многихъ устрашая и внезапу себе пометая, и на[187] святыя иконы дерзая, и на землю ихъ низвергая. Братия же, труждающиися въ хлебне[188], начаша его с великимъ трудомъ во святую церковь вводити[189] во время святаго пения, такъ же[190] и ко образу Пресвятыя Богородицы. Онъ же и в церкви велми кричаше и нелепая глаголюще[191]. Пребысть же во обители[192] неколико дней и благодатию Божиею и молитвами Пресвятыя Богородицы исцеление получи[193].

(Л. 13) Сказание о рождении преподобнаго отца Лукиана[194] и о пострижении его въ монашеский образъ, и о трудолюбномъ его житии, и о зачатии монастыря, иже именуется Лукианова[195] пустыня

Сей преподобный отецъ нашъ[196] Лукианъ рождение и воспитание име въ Российстей нашей стране, во граде, нарицаемомъ Галечь[197], благочестиву родителю сынъ, отца именемъ[198] Димитриа[199], матере[200] же Варвары[201]. Та благословенная двоица въ законномъ супружестве благочестно пребывающа, всякимъ же украшающа себе добронравиемъ. (Л. 13 об.) Провидевше же суету мира сего и желающе, еже бы отрещися суетныхъ. Точию имъ бе печаль о семъ, яко не имеяху[202] чадородия въ наследие роду своему. И молящеся[203] Богу о семъ прилежно и завещаша между собою, аще Богъ послушаетъ моления ихъ и даруетъ чадородие, то има оставлше[204] мирская, облещися во иноческий образъ, а рожденное от нихъ въ мире на поминовение оставити. Богъ же милосердый, предведый будущая, не презре веры рабовъ своихъ и прошения ихъ, дарова имъ по желанию ихъ чадородие. И родиста сего блаженнаго отрока и нарекоста имя ему Иларионъ и просветиста его святымъ Крещениемъ.

Доспевшу же отроку осмилетнаго[205] взраста. Тогда отецъ его Димитрий нача глаголати к супруге своей: (Л. 14) «О возлюбленная[206]! Уже приспе время завещания нашего, еже завещахомъ мы прежде сего времени. Аще послушаетъ насъ Богъ и даруетъ чадородие, оставити суету мира[207]. Милосердый же Богъ исполни наше прошение. Тем же и мы потщимся по завещанию нашему сотворити». И тако положиша себе намерение, еже облещися во иноческий образъ и работати единому Богу и плакатися [208]о грехахъ своихъ208. Слышавъ же сия, отрокъ Иларионъ нача молити отца своего: «Не остави[209] убо, отче, мене сира. Азъ убо[210] не хощу от тебе отлучитися, но желаю и азъ съ тобою быти и труждатися, зрящи[211] твоя седины, и плакатися [212]о грехахъ своихъ212». [213]О, дивства!213 Отроку еще осми летъ сущу, уже суетная презираетъ и молитъ отца сво (Л. 14 об.) его, еже бы не оставилъ[214] въ мире семъ суетнем. Отецъ же его Димитрий, слышавъ сия, прослезися. И воздохнувъ ко Господу Богу, и рече: «Благодарю Тя, Господи Боже мой, милосердый Владыко и Царю, о Твоемъ неисповедимомъ даре. Мы просихомъ от тебе наследия роду нашему и поминовения о насъ въ мире сем, а отрокъ намъ же хощетъ последовати. Слава Тебе, Христе Боже, яко удиви милость свою съ нами, и яви человеколюбие Твое надъ нами. И паки молимъ твое милосердие, устрой о наю[215], яко же хощеши». И по семъ начаша по намерению своему ко изшествию от мира сего приуготовлятися и нечто от имений своихъ на нужную потребу себе отлучиста, прочая[216] же вся требующымъ[217] раздаста. И по малехъ днехъ (Л. 15) конечно себе къ пути приуготовлше[218], сташа купно на молитве, призывающе на помощь Всемогущаго Бога и Пресвятую Богородицу, Ея же святый образъ пред собою имеюще, глаголаху[219]: «О Владычице, Богородице Рождшаго[220] Христа Бога Нашего, призри на моление сие наше и ускори въ помощь намъ, Благая, всякъ бо, уповаяй на Тя, не постыдится. Тем же и мы, раби твои, имеемъ тя покровъ и стену необориму, и на Тя уповающе, касаемся пути[221] спасенному. Имамы же и крестъ Сына Твоего, на враги оружие непобедимое». И падше вси на колена предъ образомъ Пресвятыя Богородицы и помолившеся со слезами, и целоваста той святый образъ. Такожде и другъ друга целующе[222], яко и соседямъ на ихъ плачь умилитися, и тако разлучистася[223] другъ от друга. И отиде Димитрий от (Л. 15 об.) дому своего и от града Галеча[224] со отроком своимъ Илариономъ и вселися въ пустынное место, иже нарицается Брынский боръ[225]. И обрете въ томъ бору место удобно на пребывание иноческаго жителства и возлюби его, и въ начале постави на томъ местекрестъ, потомъ же начатъ труждатися и место оно расчищати[226] и землю копати для своея потребы. И постави себе келлию и приятъ на ся монашеский образъ, и наречено бысть имя ему вместо Димитриа Дионисий, и пребываше въ посте и въ молитвахъ непрестанныхъ, и на теле своемъ нося вериги железны[227] и власяницу. По некоемъ же времени начаша[228] къ нему братия собиратися и сожительствати съ нимъ. И тако собрася къ нему братий 12. (Л. 16). Отрока же своего Илариона доблественный Дионисий нача[229] граммате[230] самъ учити. И благодатию Святаго Духа блаженный сей отрокъ вскоре изучися и добре Божественному писанию навыче, и бяше тихъ, и послушание имяше безразсудное[231], и навыкаше от отца своего иноческаго жития, посту и молитве, и стоянию всенощному. Доблий[232] же подвижникъ Дионисий самъ на братию труждаяся, дрова секий и воду нося, и хлебы пекий, и пищу приуготовляше братии. И проводи дни своя въ добромъ исповедании до исхода души своея и преставися о Господе. Последи же его тот[233] довершиша и возградиша братия. И поставиша церковь во имя Живоначалныя Троицы и даже до днесь[234] тотъ монастырь стоитъ и славится в немъ Святая Троица и братство живетъ. (Л. 16 об.) Мати же блаженнаго отрока Илариона после мужа своего Димитриа[235] оставлшее[236] имение расточи нищымъ[237]. И сама (восхоте)[238]такожде пойде[239] въ монастырь девичь и пострижеся, и поживе трудолюбно, преставися [240]о Господе240. И тако родители Иларионовы ко Господу отидоша. По семъ возжела блаженный[241] въ помысле своемъ, еже бы ему обрести подвижника во обычаехъ монашескихъ благоискуснейшаго, яко да видевъ, онъ навыкнетъ и добреда ходитъ по немъ въ послушании, якоже и по отце своемъ Дионисии. К тому же и близъ своихъ ему седение не без препятствия быти имать[242] и сего ради восхотеоттуду отити во иноключимое монашества[243] место. И прииде во оби (Л. 17) тель святыхъ отецъ Афанасиа и Кирилла Александрийскихъ, иже на реке Мологе, от града Углича отстоящу за четыредесять поприщь[244]. И благословение приимъ от игумена, нача жити в томъ монастыре въ послушании у игумена и братии. Они же, видевше его послушлива и благоразумна суща, возлюбиша его и начаша похваляти житие его. Онъ же поживе ту три лета и не восхоте славы и похвалы человеческия слышати, утаився, отиде от нихъ и прииде ко граду Углечу[245] въ монастырь Пресвятыя Богородицы, честнаго [246]и славнаго246 ея Покрова[247] и преподобнаго отца Паисиа[248], иже на реке Волге, и поживе ту едино лето, такожде и оттуду от славы отиде.

О пришествии преподобнаго во[249] Александрову слободу

И[250] прииде преподобный въ пределы града Перея (Л. 17 об.) славля[251]Залескаго[252] въ слободу Александрову и снидеся съ некимъ христианиномъ[253]благочестивымъ, ему же имя Симеонъ[254], и беседоваста съ нимъ[255] о ползедушевней. Потомъ же преподобный нача его вопрошати, где бы обрести место пустынное на безмолвное пребывание. Некто же другий благочестивый мужъ именемъ Марко, виде преподобнаго съ Сименомъ[256] беседующа и о пустынномъ месте вопрошающа, странна же его и разумна суща, и слышавъ душеполезная его словеса, зваше его въ домъ свой. Житие же свое имея разстояние от Александровы[257] слободы четыре поприща въ веси, нарицаемой Авксентьева[258], преподобный же шедъ с нимъ до веси тоя[259]. Марко же[260] приятъ его в домъ свой, радуяся, (Л. 18) и упокоивъ его у себе. Потомъ же нача ему поведати: «Есть, рече[261], место пустынное не зело далече от веси нашея близъ болота, зовомаго Богородицкое, словетъ Псковитинова рамень, от града же Переяславля[262]Залескаго[263] разстояние имать за двадесять[264] поприщь. И на томъ пустынномъ месте поставлена церковь въ давные лета во имя Рождества[265] Пресвятыя Богородицы. Пренесена[266] же та церковь из села, нарицаемаго Игнатьево, вины ради сицевыя. Понеже Пресвятая Богородица сама изволила на томъ пустынномъ месте быти своему храму. Тем же и образомъ своимъ честнымъ невидимо от церкви своей изъ села Игнатьева на то место трикратно преходила и стояла о себе на воз[д]усе[267]. Пренесенная же на то (Л. 18 об.) место церковь запустела от нахождения Всероссийския[268] страны безбожных поляковъ. Стоитъ же и до днесь[269] впусте, священнику бо от нея въ то время отшедшу». Поведа же преподобному и сие со многимъ смирениемъ: «Азъ, рече, брате, часто хождахъ въ церковь ону и много молихся со слезами пред образомъ Пресвятыя Богородицы, дабы даровала на месте томъ жителя добраго и служителя церкви сей[270] изряднаго, еже бы его наставлениемъ и намъ не лишитися[271] пути спасеннаго[272]». От сихъ же смиренныхъ словесъ его[273] благочестиваго мужа нецыи глаголютъ, яко по первомъ изшествии из церкве[274] чудотворная икона Рождества[275] Пресвятыя Богородицы имъ Маркою первее бяше (Л. 19) обретена въ пустынномъ томъ месте, [идеже и до ныне обитель святая стоитъ, видевъ образъ Пресвятыя Богородицы, стояща[276] на воздусе][277]. яко же о томъ въ чудесной истории о той святой иконепишетъ. Но онъ за свое смиренномудрие сего о себе не поведа. Почудися же преподобный Иларионъ, слышавъ таковая от Марка, и со многимъ умилениемъ и вниманиемъ послушавъ словесъ его. По беседе же оной, абие поидоста оба из дому на то пустынное место, идеже стоитъ церковь Пресвятыя Богородицы, и пришедше тамо, внидоста въ церковь и помолистася пред образомъ Пресвятыя Богородицы. И виде преподобный Иларионъ церковь непокровенну и святыя иконы от дождевныя течи вси от благолепия своего изменишася [кроме настоящаго образа Рождества[278]Пресвятыя Богородицы и запрестолныя Одигитрия Смоленския][279]. И воздохнувъ, поболе сердцемъ своимъ о таковомъ нестроении, место же виде то[280] удобно къ безмолвию, и возлюби е. Воздавше[281] же хвалу Богу и Пречистей Богоматери[282], нача ту жителствовати. Марко же возвратися въ домъ свой. Преподобный же нача труждатися, лесъ сещи и строити селитву, постави себе келлию[283], пригради[284]же и сени. Помале же времени приидоша къ нему преждереченнии Марко и Симеонъ и сожительствоваху съ нимъ. По семъ некоему времени минувшу, прииде к нему некоторый иеромонахъ от монастырей вологодскихъ, именем Феодосий въ лето 7148(1640)-е[285]. Царствующу тогда в России благочестивому государю (Л. 20) царю и великому князю Михаилу Феодоровичу, всея[286] России самодержцу, въ духовномъ же чине архипастырствующу Святейшему Иоасафу, Патриарху Московскому и всея[287] России, иже бысть прежде архиепископъ Псковский и Изборский. Предреченному[288] тому иеромонаху Феодосию еще сущу во своей стране на Вологде во обители Всемилостиваго Спаса, иже на Прилуце, от града Вологды отстояща три поприща. Явися ему Пресвятая Богородица, стоящу ему на молитве и мало воздремавшуся [яко же самъ, пришедъ к преподобному Илариону поведа][289], и бысть ему гласъ, глаголющь: Феодосие, иди въ Переяславские[290] пределы Залескаго[291] и покрый церковь мою непокровену сущу и многими леты (Л. 20 об.) запустевшу. Онъ же, слышавъ сия, и не ведаше, камо ити[292] и обрести такову церковь, но съ великимъ трудомъ дойде[293], вопрошая о месте семъ. Доблий же Иларионъ, слышавъ сия от того иеромонаха Феодосиа и почудися промыслу Божию. Вкупе же и возрадовася[294] душею о пришествии такова добродетелна мужа, его же обрести изъ млада[295] желаше, да последователь будетъ добродетелному житию его. И прослависта Бога и Пречистую Его Матерь[296], возвести о сем преподобный и прочимъ[297] своимъ[298] сожителствующымъ[299], и вси вкупе, елико возможно, потщашася церковь покровомъ обновити, подобне и внутрь, елико возможно.

(Л. 21) О пострижении Илариона въ монашеский образъ

Нача добрый сей подвижникъ Иларионъ со усердиемъ молити иеромонаха Феодосиа[300], да облечетъ его въ монашеский образъ. Феодосий же поведа ему, каковъ есть подвигъ жития монашескаго, и поучивъ его пути спасенному, постриже въ монашеский образъ и нарече имя ему Лукианъ[301], суща летомъ тридесяти[302] и нечто[303] боле. И самъ добродетелный Феодосий нача съ нимъ жителствовати, и наставляя[304] Лукиана[305] монашескому добродетельному житию, воздержанию, молитве, посту и бдению всенощному. И тако имъ живущымъ[306], начаша братия къ нимъ приходити, хотяху сожителствовати съ ними. (Л. 21 об.) Прииде же из града Переяславля Залескаго[307] Николаевскаго монастыря инокъ именемъ Филимонъ, и той начатъ преподобному Лукиану[308], свидетелствуя, глаголати, яко самовидецъ есть чудесемъ, совершающымся[309] иконою Пресвятыя Богородицы, понеже онъ егда въ мире житие свое имелъ близъ того места въ деревне, нарицаемой Бекирево[310], и прихожанинъ былъ къ церкви Рождества Пресвятыя Богородицы, яко же и[311] предпомянутый Марко. И моли преподобнаго Лукиана[312], да и его прииметъ къ себе в сожителство. Преподобный же приятъ его, радуяся. Потомъ же начаша вси советовати, еже бы имъ построити новую церковь вместо ветхия. И послаша единаго от братий въ царствующий градъ Москву, да испроситъ благословение от Святейшаго (Л. 22) Патриарха на поставление[313] новыя[314] церкви. Святейший же Патриархъ благослови и повеле дати о томъ граммату[315]. Принесенней же бывшей[316] граммате[317] ко преподобному съ[318] братиею, и начаша они своима[319] рукама[320] лесъ сещи и приуготовляти къ церковному строению. Ненавидяй же добра искони врагъ диаволъ, нача[321] пакости творити, воздвиже ненависть на Лукиана[322] и возмути человеки близъ того места живущыя[323], еже бы отгнати его от места того пустыннаго. Бе же тогда некий архимандритъ монастыря Рождественаго[324], иже во граде Владимире[325], именемъ Иосифъ[326], по реклу[327] Чсусъ[328], бывый прежде въ Москве во Андроникове[329] монастрыре, а въ то время владелъ и Симеоновскимъ[330] монастыремъ, иже[331] близъ Александровы слободы на реке Сере. Случися же (Л. 22 об.) ему тогда быти въ томъ приписномъ[332] своемъ Симеоновскомъ[333] монастыре и наважден бысть от завистниковъ, да изженетъ блаженнаго от пустыннаго пребывания. Онъ же прииде съ некими злыми человеки, нача пустынное то место разоряти, бревна, которые были приуготовлены на церковное строение, а иныя[334] на келлии[335], повеле онъ перевозить къ себе в Симеоновский монастырь, а остаточныя все сожещи, братию же всю разгналъ. Въ то время и прежде помянутый иеромонахъ Феодосий, пришедый от Вологды, паки во свою страну отиде. На самаго же преподобнаго Лукиана[336] повеле возложити оковы железны и повезе его съ собою въ Москву[337], и в пути многи[338] (Л. 23) скорби претерпе[339] от злыхъ человекъ. Привезши[340] же въ Москву[341], обадиша[342] его Святейшему Патриарху, аки бы не добре жителствуетъ. И посланъ бысть под началъ в Чудовъ[343] монастырь.[344]Архимандритъ же Чудова монастыря344, бывый тогда именемъ Кириллъ[345], повеле ему труждатися въ хлебне, такожде и во иных службахъ. Онъ же во всемъ творя послушание, претерпевая со смирениемъ приключшаяся ему[346] искушения. Но не по мнозе времени и тамо[347] яве бысть всемъ добродетелное его житие. Не можетъ убо[348] град укрытися, верху горы стоя. Прешедшымъ же[349] неколикимъ летомъ, прииде въ Москву[350] некий инокъ, именемъ Тихонъ[351] от града Архангелскаго из обители Всемилостиваго Спаса, иже именуется Кожеруческий монастырь[352]. И молитъ Святейша (Л. 23 об.) го Патриарха, еже бы благословилъ кого и[353] изволилъ имъ[354] послать добраго[355] и искуснаго инока въ началники монастырю ихъ. Великий же господинъ уже тогда Святейший Иосифъ[356], Патриархъ Московский и всея России, вопрошая некихъ при немъ сущихъ духовнаго чина властей о таковомъ старце. Бысть же ту съ прочими[357] предстояй и[358]Чудова монастыря архимандритъ Кириллъ[359], возвещаетъ Святейшему Патриарху о семъ доблественномъ иноке Лукиане[360] и рече: «Есть, Владыко святый, у мене во обители инокъ, присланный под началъ[361], житиемъ своимъ зело искусенъ. И аще волитъ твоя святыня, возможно имети тому началство во обители». Святейший же повеле привести его пред себе. Приведену же бывшу, вопрошаетъ его Патриархъ, где (Л. 24) рожденъ и где пострижеся, и колико время в монашестве пребываетъ. Преподобный же [362]вся о себе по ряду362 исповеда. Святе[й]ший же[363] слышавъ его во ответахъ[364] искусна суща и разумна, рукополагаетъ его по чину церковному[365] священника въ лето от сотворения мира 7154-е[366], въ[367] первое лето благочестивыя державы великаго государя царя и великаго князя Алексиа Михайловича, всея[368] России самодержца[369]. И вскоре посылается по прошению инока Тихона[370] быти ему строителемъ в ихъ монастыре. Егда же прииде во обитель Всемилостиваго Спаса, показавъ всяко[371] тщание въ добродетелномъ своемъ житии. Завистию же и наветомъ лукаваго беса и тамо возненавиденъ бысть от преждепомя- (Л. 24 об.) нутаго инока Тихона[372], многи бо скорби и напасти начатъ творити, како бы ему отгнати святаго от обители. Онъ же ничесого вопреки глагола, но воздавъ благодарение Всемилостивому Спасу и миръ давъ братии, отиде оттуду. Братия же велми печалнии быша о разлучении таковаго добраго пастыря и провождаху его со слезами, глаголюще: «О, пастырю нашъ добрый! Кому насъ оставляеши?». Он же, утешая ихъ и наказуя въ посте и молитвахъ пребывати и во всякомъ послушании, в кротости же и смиренномудрии, наипаче же [373]въ любви и безмолвии373. И воздохнувъ из глубины сердца своего, испусти слезы, зря на святую обитель. И сотворивъ молитву къ братии, рече: «Оставляю васъ Всемилостивому Спасу, той бо печется (Л. 28)[374] всею Вселенною, той и вашъ путь ко спасению управитъ». И тако [375]отиде от нихъ375.

Прииде же паки в Переяславския пределы на обещание свое къ церкви Рождества Пресвятыя Богородицы и помолися Господу Богу и Пресвятей Богородице со слезами, да даруетъ ему помощь паки[376] второе въ начатокъ дела, еже совершити[377] первое начинание. И по молитве начатъ делу касатися, постави же себе келлию[378], начатъ[379] жити, въ безмолвии упражнятися[380]. Уведевъ же о семъ преждереченный[381] Марко, и прииде къ нему. И видевъ преподобнаго Лукиана[382] возвращшася от таковыя далныя страны, возрадовашася[383] зело и беседоваста между себе со многими слезами. Потомъ глагола Марко: «К тому убо[384]азъ не отлучуся[385] от[386] тебе, возлюбленный мой отче и пастырю доб- (Л. 28 об.) рый». И нача преподобнаго молити, да облечетъ его въ монашеский образъ. Преподобный же Лукианъ[387], поучивъ его от Божественнаго писания, и постриже въ монашеский образъ и нарече имя ему Матфей[388]. Потомъ же прииде къ преподобному[389] Александровы слободы купецкой человекъ, именемъ Михаилъ. И той, припадая къ ногамъ преподобнаго, и молитъ со слезами, да облечетъ его во образъ монашеский. Он же, видевъ его млада суща, сказа[390] ему, каковъ есть подвигъ иноческаго жития и[391] каково послушание подобаетъ имети, и вся приключившияся[392] напасти от диавола и от злыхъ человекъ благодарно терпети. И много поучивъ его от Божественнаго писания, облече его[393] во иноческий образъ и нарече имя ему Макарий.

По времени же[394] некоемъ отиде Лукианъ[395] со учеником (Л. 26)[396]своимъ[397] Макариемъ некия ради потребы в слободу Александрову, инока же Матфеа[398] остави въ келлии[399] единаго. И внегда возвратися[400] из слободы, прииде къ келлии[401] своей и сотвори молитву, и не бысть ответа, сотвори же второе молитву, и Матфей ничтоже отвеща. Святый же абие вниде въ келлию[402] и виде ученика своего Матфеа[403] на земли лежаща, умучена и окровавлена[404], из ушей и из глазъ кровь текущу. Мантия же его вся изодрана и вне келлии[405]повешена на кусте. Начатъ же его Лукианъ[406] во[з]зывати. Матфей же едва къ нему проглагола и рече: «Прости мя, отче святый, уже бо конецъ жития моего прииде». И рече ему Лукианъ[407]: «Что ти, брате, содеяся?». Он же отвеща ему тихо: «Приде некто къ келлии[408] безъ тебе и толкну въ двери, глаголя: Отверзи[409]. Азъ[410] же неискусенъ сый, не дождавъ молитвы, абие отверзохъ двери. И внидоша ко мне[411](Л. 26 об.) человецы сини и темнообразни, лица имуща развращенна, и начаша мя бити и давити животъ мой, и глаголюще[412]: Отидите[413] от места сего, не имамы бо престати, воююще на вы! И от того их биения крови[414] изшедшей изъ ушей и[415] очесъ моихъ».

Тогда Лукианъ[416] сотвори прилежное моление ко Всемогущему Богу и ко Пресвятей[417] Владычице Богородице, еже сохранену[418] быти месту тому от зависти и от навета лукавыхъ бесовъ. Инока же Матфеа[419] причасти святыхъ Христовых Таинъ. Онъ же по семъ мало поболевъ, преставися о Господе. Лукианъ[420] же преподобный со ученикомъ своимъ Макариемъ живяше въ келлии[421] своей, безмолвствующе и трудолюбно въ ней подвизающеся постомъ, бдениемъ и всенощными молитвами. Ненавистный же диаволъ паки наветомъ своимъ наусти[422] злыхъ человекъ близъ места[423] того живущихъ. Они же несмыс- (Л. 27) леннии паки нападаютъ на святаго, паки дело, хотящее Богомъ быти, тщатся разорити. [424]Паки отгоняютъ святаго от места424 того пустыннаго. Святый же прослезився жалостне о безмолвномъ своемъ пребывании, обаче ревностию и любовию распалаемь[425] ко Пресвятей Богородице, надеяшеся на помощь Ея святую, яко имать упразднити вскоре вся наветы тщетныя. И пойде[426] в царствующий градъ Москву и паки[427] прииде въ Чудовъ[428] монастырь, и приемъ благословение, труждаяся въ хлебне. Мнози же от благочестивыхъ человекъ приходяще къ нему и пользовахуся о[429] душеполезныхъ словесехъ[430] его. Поведаша же имъ святый и о месте ономъ пустынномъ, и о чудесехъ Пресвятыя Богородицы, како трикратнымъ из церкве[431] прехождениемъ честнаго своего образа место оно присещала, и како онъ желание свое о месте томъ имеет, и какова ради случая оттуду[432] отиде. Благочестивии[433] же людие, слышаще[434] от него сия, начаша[435] любо- (Л. 27 об.) вию къ нему присовокуплятися и о намерении его споможение[436] творити. Наипаче же протчихъ[437] любовию приложися тогда царскаго[438] чина истопничей Александръ Феодоровъ сынъ Борковъ[439] да переславецъ Тимофей[440] Иоанновъ сынъ Микулаевъ. И совещастася съ Лукианомъ[441] то пустынное место построить[442] и просили о томъ великаго государя царя и великаго князя Алексиа[443] Михайловича, всея[444] России самодержца, и Святейшаго Патриарха Иосифа, дабы по велению[445] ихъ государскому и по благословению архиерейскому на томъ месте построить пустыню[446]. И великий государь повелелъ, Святейший же благословилъ по прошению ихъ то пустынное место строить[447], церковь новую поставить, и ему, Лукиану[448], въ той пустыне быть и священнодействовать, яко же о семъ свидетельствуетъ самого[449] преподобнаго Лукиана[450] рука написанная[451], по указу же его, Святейшаго Патриарха, [452][о церковномъ строении]452 (Л. 25)[453]подписанная[454] челобитная въ лето 7158(1650)-е, августа 28 дня, [455]и иные государские указы455, такожде и Святейшаго Патриарха о церковномъ строении благословенная граммата[456] за его патриаршескою домовою печатью, иже и до днесь честно хранимы въ сей святей обители. Егда же Лукианъ[457] взятъ въ Москветаковыя указы, въ то время присовокупишася[458] къ нему любовию от купецкихъ людей благочестивии[459] гостиные сотники[460] Герасимъ Шевелевъ, Тимофей Рыбенской, Иоаннъ Гаврииловъ[461], сынъ Шильцовъ[462], Чудова[463] монастыря Феодоръ иноземецъ да из садовниковъ Онисимъ Борисовъ сынъ Горловъ и обещастася съ нимъ [464]тамо в пустыни464 вселитися, и[465] поидоста[466] вси вкупесъ преподобнымъ. И приидоша въ пустыню к церкви Рождества[467] Пресвятыя Богородицы и съ радостию многою благодарение воздаша Господу Богу и Пречистей Богородице[468] о несповедимомъ его даре и вселишася- (Л. 25 об.) ту и поставиша двекеллии[469] на пребывание себе, потомъ же начаша и на[470] церковное строение лесъ готовити. Таже приготовя, наяше[471] делателей церковныхъ[472] и помощию[473]Пречистыя Богоматере473 совершиша храмъ, цену же даваху за лесъ и за строение церковное делателемъ тии пришедшии съ Москвы купецкие люди.

Не по мнозе же времени и они во мнишеский образъ облекшеся, святыя же иконы от ветхаго храма пренесоша въ новосозданную ими церковь и освятиша во имя Пресвятыя Богородицы, Честнаго и Славнаго Ея Рождества[474], въ лето 7158(1650)-мъ году. Се уже третие начинание сотвори преподобный сей Лукианъ[475]о святей сей[476] обители. И благодатию въ Троице славимаго Бога и помощию[477]Пресвятыя Богородицы нача подвизатися и пещися со многимъ тщанием о обители своей и о братии. Самъ[478] преподобный, пребывая въ посте и в непрестанных молитвахъ (Л. 29)[479], не оставляя же и церковнаго правила и святаго служения божественныя литургии. И толикое дарова ему Богъ умиление, яко никогда же святую литургию без слез можаше служити. И таковаго ради добродетелнаго его жития начаша къ нему братия приходити и сожителствовати съ нимъ. Инии[480] же от мирскихъ презирающе[481] суету мира сего, прихождаху и желающе подражатели быти равноангелному его житию. Онъ же всехъ съ радостию приимаше и постризаше. Собрася же къ нему во едино лето братий 12[482] числомъ. Въ предидущия[483] же лета и болшее[484] число[485] умножашеся[486], и Божиею благодатию и молитвами Пресвятыя Богородицы, обитель его потребами монастырскими изобиловаше. И тако начатъ пасти стадо свое добре и богоугодне[487], поучая всегда братию въ послушании быти безроптивномъ, в любви же нелице- (Л. 29 об.) мерней, в целомудрии и нестяжании, и никому же что свое имети, но все обще, в церкви же беседовати другъ со другомъ не попуская[488]. На трапезе же въ молчании пребывати, от трапезы же воставшимъ въ келлии[489] своя отходити съ молчаниемъ же[490] повелеваше[491] и не уклонятися на некия беседы, ниже [492]ко иному въ келлию492 приходити кроме великия нужды. Завещеваше же всемъ, еже не имети отнюдъ [493]мудрование свое кому493, но готовы[м] быти ко всякому послушанию. Такожде и братия ему во всемъ повинующеся, яко ангелу Божию, и [494]аще подвизався494, поживе преподобно и праведно, никогда же бо измени[495] правила молитвеннаго, но труды къ[496] трудомъ прилагаше, имея постъ съ милостынею, странныхъ приемля и кормлю подавая требующымъ. И тако ему богоугодне (Л. 30) живущу. Пройде[497] слава о немъ по всей стране той, даже и до царствующаго града Москвы, и[498] начаша къ нему приходити людие от царствующаго града [Москвы][499] и [500]от иныхъ странъ500 и благословение от него[501]приемлюще501. А наипаче же къ чудотворному[502] образу Рождества[503]Пресвятыя Богородицы велию веру имуще. Ко преподобному же[504] любовию прилагающеся и потребная ему и братии проносяще[505] и на строение монастырское мнози от [506]имений своихъ506 подаваху, инии[507] же и сожителствовати съ нимъ изволяюще. Онъ же доблественне[508] и единоравною любовию богата и убога приимаше и упокоеваше ихъ и никого же не кормя хлебомъ не отпускаше, поминая апостолское слово: «Страннолюбия и общения не забывайте, таковыми бо жертвами благоугождается Богъ». Сице о по себе сущымъ[509] во обители [510]повелеваше творити510, (Л. 30 об.) еже и до днесь молитвами его тако творится.

О создании Девича монастыря, [511]иже во Александрове слободе511

Егда же благоволи Богъ показати жителство его на пользу многимъ и сладкия плоды учения его всемъ подавахуся, тогда пришедше къ нему из слободы Александровы купецкие люди и молиша его, да составитъ обитель у нихъ во Александрове слободе на собрание инокинь, идеже стоитъ церковь каменная во имя Пресвятыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея Успения от многихъ летъ запустевшая, и дабы былъ[512] той обители[513] инокинямъ къ Богу[514] наставникъ и пастырь[515]. Онъ [516]на мнозе516- отрицашеся, [517]недостойна себе и грешна517именуя. По мноземъ же ихъ прошении побежденъ бысть любовию проше- (Л. 31) ния ихъ исполняя, пойде[518] с ними въ царствующий град Москву. И били челомъ о томъ великому государю царю и великому князю Алексию Михайловичу всея Великия [519]и Малыя России самодержца519 и Святейшему Никону, Патриарху. И великий государь пожаловалъ граммату[520] и монастырь девичь велелъ строить. Святейший же благословилъ и храмъ Успения Пресвятыя Богородицы повелелъ освятить. Преподобный же Лукианъ[521] пришедъ [522]с ними522 из[523] Москвы, церковь[524] освятиша и монастырь девичь составиша въ лето[525] 7101 (?)-е[526], ограду же и келлии[527] на пребывание инокинь[528] состави[529]. Собрася же[530]ту во обитель530 при семъ преподобномъ отце[531] яко до двадесяти[532] сестръ. Онъ[533] избра имъ игумению[534] и законоположение общаго жития предаде и бысть имъ отецъ и пастырь, пекися[535] ими и о потребныхъ промышляя и Божиею благодатию и молитвами Пресвятыя Богородицы окормляеми быша[536] оба монастыря[537] единымъ отцемъ. Самъ (Л. 31 об.) бо образъ и прописание во всемъ[538] сущимъ у него своимъ ученикомъ бысть. И по немъ хотящимъ ревновати добродетелному его житию.

Сице же ему живущу и пекущуся о обеихъ[539] своихъ обителехъ, часто преподобный хождаше во[540] Александрову слободу, ово да напаяетъ сладкими своими ученми новонасажденнный свой виноградъ, глаголю, инокинь богоугодне[541] имъ во обители насажденныхъ, ово же да и народному множеству подастъ слово утешения духовнаго. Многажды бо сице творяше, [542]ставъ посреденарода, простираше542 слово учителное, имяше бо благодать от Бога изустнаго сказания, и бяше слово его солию растворено. Къ сему же имяше сей[543]преподобный даръ Святаго Духа и предбудущая ведати[544]. Глаголаше бо во учении своемъ къ народному множеству, наказуя ихъ, да преста- (Л. 32) нетъ кийждо ихъ от злобъ своихъ, и по апостолу, да блюдетъ[545] себе, како опасно ходитъ, предвозвэщая имъ о предгрядущемъ гневе Божии, иже бысть Божиимъ попущениемъ в прешедшихъ[546] въ[547] 171(1653)-м[548] и второмъ[549] (1654) годехъ[550]. Пред темъ временемъ, года за два и за три, пришедъ не единою, но и множицею, велегласно сказуя и со слезами глаголя: «Правовернии[551] людие, покайтеся, грядетъ бо гневъ Божий великий[552]. Посылаетъ Господь Богъ язву[553] смертоносную и будетъ въ людехъ моръ великъ и будутъ имения многихъ, сребро и злато никим же брегомо, и от страха[554] гнева Божия никто же то[555] взяти восхощетъ». И ина многа наказуя их, глаголаше. Народи же слышащии сия, овии умиляхуся и со страхомъ словесемъ его внемлюще. Инии[556] же ругающеся ему и словеса его ни во что же вменяюще, и аки бы праздныя и[557] некия и[558]лестныя глаголы (Л. 32 об.) его наричуще[559], но во во свое время вся глаголанная имъ уразумеша. Егда начахъ[560] зелнескончаватися, тогда глаголы его поминаху.

О преставлении преподобнаго отца Лукиана[561]

По семъ[562] блаженный сей подвижникъ и проповедникъ слова Божия нача и самъ скорбети и изнемогати къ смерти сущу [563]ему во своей563 обители. И повелесебе вести въ церковь Пресвятыя Богородицы и причастився[564] святыхъ Христовыхъ Таинъ, таже ставъ пред чудотворнымъ[565] образомъ, нача молитися о обители своей со многими слезами, глаголя: «О Владычице моя, Пресвятая Богородице, не остави места сего и не попусти ему опустошену быти, но яко же исперва[566] изволи присетити[567] трикратнымъ прехождениемъ честнаго своего образа, тако и ныне изволи неотступна быти от места (Л. 33) сего самого Тобою, Владычице избраннаго, и храмъ свой святый утверди и обитель святую [568]сохрани сию568 до скончания века». И егда сконча молитву, нача наипаче изнемогати. Братия же, видяще его тако изнемогающа, [569]к Богу569 отити хотяща, нача скорбети о разлучении его, глаголюще: «Оставляеши [570]насъ, отче570, сирыхъ». Преподобный же, утешая ихъ, глаголя: «Не скорбите, братие. Вручаю васъ Господу Богу и Пречистей Его Матери. Разумно же вамъ буди о семъ. Аще Господь грехи моя отпуститъ и дерзновение [571]буду имети571 ко Всемилостивому Богу, места сия оба не оскудеютъ, но прославитъ ихъ и распространятся по моемъ отшествии и царския лица посещати ихъ будутъ. Вы же в любви пребывайте!». И сия многа утешая ихъ, глаголаше. И повеле ученикомъ своимъ извести себе изъ церкве[572] на монастырь и ляже на траве, возглавие же повеле положити камень. Таже и часу отхождения его ко Господу приходяще[573]. Братия же вси къ не- (Л. 33 об.) му приходяще, целоваху его во уста съ плачемъ и слезами[574] и последняго прощения и благословения просяще. Онъ же, яко чадолюбивый отецъ, всехъ облобызаше и всемъ благословение и прощение подаваше. И [575]самъ прощение575 от всехъ прошаше. Нача же молитву творити о исходе души своея. И конечное слово изрекъ: «Въ руце Твои, Господи, предаю дух мой». И[576] тако преставися въ вечный покой въ лето 7163[577] (1654)-е септевриа во 8 день, въ самый праздникъ Рождества Пресвятыя Богородицы[578].

Бяше же преподобный по плотскому образу возрастомъ малъ, лицемъ бледъ, очи имея воглубленны, носъ продолговатъ и тонокъ, ланиты влущени, браду имея русу и широку[579], но продолговату и мало проседу.

Потребно же и сие воспомянути, при отце Лукиане[580] принесенъ[581] съ[582]Москвы образъ Пресвятыя Богородицы (Л. 34) Страстныя, что по левую страну дверей царскихъ[583], и иные многие[584] мелкие[585] и местные[586], и несколько было колоколъ.

По преставлении же преподобнаго Лукиана[587] многимъ летомъ прешедшымъ[588], прииде во обитель Пресвятыя Богородицы преждепомянутый монахъ Тихонъ от Спаса Кожеруческаго монастыря и вопрошаетъ братий[589], гдепреподобнаго Лукиана[590] положено тело. Братия же показаша ему место. Онъ же нача надъ гробомъ святаго плакати и рыдати и прощения прося о своемъ согрешении, еже без вины изгналъ его от обители Всемилостиваго Спаса. И отпевъ панихиду[591], пойде[592] во своя си. Такожде и архимандритъ Иосифъ Рождествена[593] монастыря прииде въ пустыню и той каяся[594] о своемъ согрешении, како хоте обитель разорити и преподобному многи напасти на (Л. 34 об.) веде безвинно. И на многъ часъ у гроба преподобнаго плачася[595], припадая и прощения прошаше[596]. Потомъ же строителю Корнилию глагола[597], да прииметъ къ своей пустыни на поможение и Симеоновский[598] монастырь, из[599] котораго онъ приежжалъ[600] на разорение[601] преподобнаго Лукиана[602]. Строитель же отрицашеся и не взя монастыря того. Архимандритъ же пойде[603] из обители печаленъ и отдаде тотъ монастырь во обитель Живоначальныя Троицы и чудотворца Сергиа[604].

Потребно же и сие зде написати, кто по семъ преподобномъ отце Лукиане[605]бяху во обители его начальствующий и при коегождо ихъ бытности, какое бысть въ ней строение и како распространися сия святая обитель.

По преставлении преподобнаго отца Лукиана[606] приятъ начальство сея жъ обители иеродиаконъ именем Онуфрий, поживе лето едино и месяцей шесть. Тоже[607] по избранию всего братства (Л. 35) посвященъ во иеромонахи отецъ Корнилий Святейшимъ[608] Патриархомъ[609] всея России и учиненъ строителемъ[610] и духовникомъ въ 166(1658)-мъ году маиа въ 13 день и владея обеими[611] обительми, своею и девическою. Сей мужъ благъ сый и добре пасяше своя духовныя овцы и изряденъ проповеди[612] слова Божия. При семъ сугубо распространяхуся обе[613] святыя обители, яко же предрече преподобный отецъ Лукианъ[614]. И въ познание приидоша до царскаго пресветлаго величества, яко и многократно сами[615] пришествиемъ[616] государскимъ[617] изволиша присещати[618] и многими по своему царскому благому разсмотрению монастырскими потребами взыскаша и удовольствоваша[619]. Зде объявляемъ, какое ихъ государское бысть рачение и взыскание и жалование ко святэй (Л. 35 об.) сей обители. Въ лето мироздания 7185(1677)-го[620] февруария въ 6-й день, в жалованной ихъ государской граммате пишетъ: «Божиею милостию мы великий государь царь и великий князь Феодоръ Алексиевичь всея Великия и Малыя и Белыя России самодержецъ, по нашему царскаго величества обещанию изволи наше государское шествие сотворить Рождества Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии въ монастырь въ Лукианову пустыню, что въ Переяславскомъ уезде Залескаго, и нашимъ царскимъ благо разсмотрениемъ видя тоя святыя обители въ нужныхъ потребахъ скудство для милости Всемогущаго в Троице славимаго всех питателя Бога, пожаловали мы великий государь въ той Рождества Богородицы монастырь в Лукианову пустыню строителю Корнилию с братиею. И кто по нихъ иныя строители или игумены и братия будутъ для общаго и немятежнаго (Л. 36 об.) ихъ жительства ко благоупотреблению довольства, въ Переяславскомъ же уезде Залескаго пустошь Аминево и съ лесы и с сенными покосы безъоброчно ныне и впредь на вечныя времена, донеле же Вседержитель, онъ вся окормляя Богъ видимый сей миръ въ целости блюсти изволитъ"[621].

Въ прошломъ 186(1678)-мъ году маиа 26 дня во второй[622] [623]ихъ государской жалованной590 граммате пишетъ, яко же и въ первой, пожаловано три пустоши[624]да мелница на реке Маломъ Киржаче[625]. Во 188 (1680)-мъ году иуниа 2 день въ третией ихъ государской жалованной граммате пожаловано 17 пустошей[626]. Во 189(1681)-мъ году иулиа[627] 31 день въ четвертой[628] ихъ государской[629] грамматепожаловано 14 пустошей[630]. А[631] въ окончании техъ великаго государя (Л. 36 об.) въ жалованныхъ грамматахъ написано, дабы за такое ихъ государское жалование строителю съ братиею и будущымъ по нихъ въ святей обители настоятелемъ и братству за ихъ великихъ государей и за ихъ царскаго величества державу сущихъ въ ней всехъ православныхъ христианъ Бога молитъ соборне и келейне, а темъ государскимъ жалованиемъ владеть в векъ неподвижно.

А во 193(1685)-мъ году декемвриа 24-го дня те все вышеозначенные жалованные грамматы, слушавъ, пожаловали великие государи цари и великие князи Иоаннъ Алексиевичь, Петръ Алексиевичь всея Великия, и Малыя, и Белыя России самодержцы велели те жалованные грамматы подписать[632] на свои великихъ государей имена и быть о всемъ потому, какъ въ (Л. 37) указе брата ихъ великихъ государей блаженные памяти, и въ техъ жалованныхъ грамматахъ написано. При сей ихъ государской милости много рачение и милость показали своимъ ходатайствомъ и заступлением ближние его царскаго [633]чина околничие633 величества люди[634]: благочестивии мужие Алексий[635] да Михаилъ[636] Тимофеевичи Лихачевы[637], еже за такое ихъ благодеяние долженствуетъ [638]сия святая638 обитель в молении своемъ непрестанное поминовение творити.

Конецъ и [639]Богу слава639.

Челобитная прп. Лукиана Александровского Патриарху Иосифу[640]

(Л. 1) Великому господину Святейшему Иосифу, Патриарху Московскому и всея Русии, бьет челом царской и твой государя святителя богомолець черной попъ Лукъянище. В прошломъ, государь, в 155(1647)-м году били челом тебе, великому господину, истопничей Александръ Федоров сынъ Борковъ да переславецъ Тимофей Иванов сынъ Миколаевъ, что в Переславском уезде Залескаго на пустоши в лесу на болоте церковь во имя Рожество Пресвятые Богородицы от лихолетья стояла пуста и бес кровли многие лета по 148(1640) год. А в той, государь, непокровеной церкви стоял образъ Пречистые Богородицы, честнаго и славнаго Ея Рожества многие лета, и в литовскую войну и розоренье от солнца и от дождя и от слоты целъ и ничимъ не вредимъ и до днесь. И в томъ, государь, в прошлом в 148(1640)-м году по явленью от Ея Пресвятыя Богородицы образа покрыли тое церковь с Вологды Спаса Прилуцкаго монастыря черной священник Феодосей Поморецъ и иные с нимъ прихожие старцы. И в прошлом же, государь, в 157(1649)-м году они же, вкладчики тое пустыни Пречистые Богородицы Александръ да Тимофей, по совету тамошних окрестных христолюбцовъ вкладчиков и невкладчиков, которые велию веру держатъ ко Пречистой Богородице, и слыша многие чюдеса от Пресвятые Богородицы образа и милость, по твоему святительскому благословенью воздвигнули новую церковь во имя Пресвятыя Богородицы честнаго Ея Рожества и били челом государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Руси обо мне, Лукъянище, что они, Александръ и Тимофей, и я, Лукъянище, с ними ж трудился и на той пустыне новую церковь по твоему святителскому благословению воздвигнули и быти бы у той церкви и за государское мнноголетное здравие Бога молити мне, нищему государеву и твоему святителскому богомолцу. А по обещанью, государь, своему пострижен я на той же пустыни в старой церкви Рожества Пресвятыя Богородицы от преже прихожего священника Спаса Прилуцкаго монастыря Феодосия Поморца. А в попы, государь, черные благословлен и поставлен от твоего святителскаго рукоположения в прошломъ во 154(1646)-м году и по их, государь, вкладчиков челобитью Александра Боркова с товарыщы государь царь и великий князь Алексей Михайловичь Всеа Русии пожаловал велелъ мне, нищему своему царскому и твоему святителскому богомолцу, туто, на пустыне у Рожества Пресвятые Богородицы быт, и ис приказу Болшого дворца государева жаловальная грамота мне дана. И я нищей вашь государевъ богомолецъ бес твоего святителскаго благословения и бес перехожей памети служити не смею.

Великий государь Святейший Иосифъ, Патриархъ Московский и всеа Русии, пожалуй, государь, меня, нищево царскаго и своего святителскаго богомолца, по обещанью моему, где я пострижен, вели, государь, мне тут по своему святителскому благословению священная действовати на пустыне у Рожества Пресвятыя Богородицы. Государь, Святейший Патриархъ, смилуйся.

(Л. 1 об.) 158(1650) августа въ 28 день великий государь Святейший Иосиф, Патриархъ Московский и всеа Русси[и], с сей челобитной слушав, указал черному попу Лукьяну по государеву указу и по грамоте, какова ему дана ис приказу Болшого дворца, быти в той пустыне у церкви Рожества Пречистые Богородицы и священноиноческая действовати по ставленой иноческой грамоте не возбранно. И по сему списку с государевы грамоты, что под сею челобитною, а ис сей пустыни не переходити, а будет прейдет, и онъ священноиноческая да не действует. Диакъ Федоръ.


[1]-1 Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь. Повесть и о житии[и] Муз.

[2]-2 Нет Муз.

[3] В Муз.: сея.

[4] Уголок листа надорван; восстановлено по Муз.

[5] Нет Муз.

[6] Протчих Муз.

[7] Нет Муз.

[8] Нет Муз.

[9] Присовокупльшися Муз.

[10]-10 Повесть и о житии[и] Муз.

[11] Начале же Муз.

[12] Предлагаем Муз.

[13] Рожества Муз.

[14] Назнаменанно Муз.

[15] Иночествующимъ Муз.

[16] Создания Муз., Тр.

[17] От Рождества Христова 1594-е Тр. Здесь и далее перевод дат на современное летоисчиление произведен публикатором.

[18] Феодор Иоаннович (+ 7 января 1598 г.), русский царь и великий князь всея Руси с 18 марта 1584 г.

[19] Иов (Иван; + 19 июня 1607 г.), св., 1-й Патриарх Московский и всея Руси с 26 января 1589 г. Канонизирован к общерусскому почитанию Архиерейским собором в 1989 г. (Макарий (Веретенников), архим. Иов, свт., патриарх Московский и всея Руси // Православная энциклопедия. Т. 25. С. 253−262).

[20].Григория Муз.

[21] История основания церкви в честь Рождества Пресвятой Богородицы в с. Игнатьево изложена в грамоте царя Алексея Михайловича 1649/50 гг. приказчику дворцовой Алексадровской слободы Ивану Коробову: «в Переславском де в уезде Залеского нашие дворцовые старые Александровы слободы на пустоши в лесу на болоте церковь Рожества Пречистые Богородицы от лихолетья без кровли стояла пуста по 148 год. И во 148 году по явлению от того образа Рожества Пречистые Богородицы тое церковь покрыли прихожие старцы из далных стран, черной поп Феодосей з братьею. Он пожил тут, тот поп Феодосей, немногое время, от ызгони Андроникова монастыря архиморита Иосифа сошли, потому что он, Иосиф, под новыя Александровъския слободою в то ж время строил Семеновской монастырь. А в той-де непокрытой церкве стоял образ Пречистыя Богородицы Рожества многие лета, и от солнца, и от дожда, и слоты цел и доныне ничем не вредим и от того чюдотворного образа Богородица дает многие чюдеса» (ОПИ ГИМ, ф. 17 (собр. Уварова), оп. 2, ед. 16, л. 12).

[22].Рожества Муз.

[23] Пределехъ Муз.

[24] Города. Муз.

[25] Переславля Залеского Муз., Тр.

[26] Присудствуема к селу иже именуется Муз., Тр.

[27].Тотъ Муз.

[28]-28 Нет Муз.

[29] Настоящего Муз.

[30] Рожества Муз.

[31] Бываемая и Муз.

[32] Прошедшим Муз.

[33] В Первоначальной редакции Жития прп. Лукиана сказано, что икону обрел священник, построивший церковь в селе Игнатьеве. Составитель Распространенной редакции предполагал, что икону нашел житель деревни Авксентьева Марк (в монашестве Матфей), впоследствии убитый разбойниками. В иконостасе часовни, поставленной в XVIII в. над могилой прп. Лукиана, в местном ряду находился образ евангелиста Матфея, в память о замученном иноке Матфее.

[34] Прихожен Муз.

[35] Поиде Муз.

[36] Нет Муз.

[37] Сущий в лесъ Муз.

[38] Псковитино Муз.

[39] Псковитинова рамень — древнерусское «раменье» означает «лес по краю пашни» (Словарь древнерусского языка (XI-XVI вв.). Т. 10. М., 2013. С. 330). Местность, где была основана Лукианова пустынь, первоначально населяли выходцы из Пскова, обосновавшиеся здесь, вероятно, после разгрома Пскова и Новгорода царем Иваном IV Грозным. Иконография чудотворной иконы Рождества Богородицы Лукиановской из села Игнатьева (празднование 8 сентября), о которой можно судить по литографиям XIX в. и словесным описаниям, является псковским изводом. Ее особенностью является изображение окруженного птицами фонтана у нижнего поля иконы и позема с крупными цветами. Ныне подобная икона конца XVI—XVII вв. хранится в Псковском государственном объединенном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике: № 1619, происходит из псковской церкви Новое Вознесение (Древнерусская живопись в музеях России: Иконы Пскова (Каталог). Т. 2: 2-я половина XVI—XVIII вв. М., 2012. С. 58).

[40]-40 Святыя Богоматери Муз.

[41] Далее над строкой другими чернилами подписано: Ея. Ея Муз.

[42] Тот Муз.

[43] Нет Тр.

[44] Нет Муз.

[45] Нет Муз.

[46] Нет Муз.

[47]-47 Бяше древними монахи поведаемо Муз.

[48] Той. Муз.

[49] Так в рукописи. Внезапное Тр.

[50] Нет Муз.

[51] На предлежащую повесть Муз, Тр:

[52] Чюдесе Муз.

[53] В Муз. далее следует л. 4 с текстом Чуда об исцелении болящей Антонины со слов: Во обитель Лукианову пустыню; егда же привезоша ю к обители…

[54] Василий Иванович Шуйский (1552/53 г. — 12 сентября 1612 г.), русский царь и великий князь всея Руси в 1606—1610 гг.

[55] Димитриев Прилуцкий в честь Всемилостивого Спаса, Происхождения Честных Древ Креста Господня мужской монастырь, основан прп. Димитрием Прилуцким во 2- й половине XIV в. в излучине реки Вологды. С 1764 г. второклассный, ныне действующий, в границах современной Вологды. В Житии монастырь ошибочно назван Преображенским.

[56] И до ныне никакой тем святым иконам Тр:

[57] На левом поле листа помета Стромилова карандашом: № 1.

[58] Коричневыми чернилами на нижнем поле листа поставлен перенос: «въ».

[59] После этих слов начинается текст Чуда в Муз.

[60] Нет Муз.

[61] Нет Муз.

[62] Лукианову пустынь Муз.

[63] Двема Муз., Тр.

[64] К Пресвятей Муз

[65] С братиею такожде Муз.

[66] Совершати пения и Муз.

[67] Нет Муз.

[68]. Рожества Муз.

[69] Тотъ Муз.

[70] Чюдотворны[й] Муз.

[71] Же Муз.

[72] Одигитрия Муз.

[73] Тот Муз.

[74] Воздаде Муз.

[75] Поиде ис Муз.

[76] Николи Муз., Тр.

[77] Прослави Муз.

[78] Богоматерь Муз.

[79] На левом поле листа помета Стромилова карандашом: № 2.

[80] Оксентьевой Муз.

[81] От лукаваго и нечистаго Муз.

[82] Монастырь, что именуется Лукианова пустыня Муз.

[83]-83 Тотъ человекъ Муз.

[84]-84 В той обители Муз.

[85] Творяше Муз.

[86] Тотъ Муз.

[87] На левом поле листа помета Стромилова карандашом: № 3. В Муз. другое название Чуда: Прииде некто от разбойник и монастырь хотя разграбити, монастырь и братию и всех оружиемъ смерти предати.

[88] На правом поле листа приписано: преподобнаго.

[89]-89 Совершити свое злое намерение Муз.

[90] Разграбити и вся разорити Муз.

[91] Злы Муз.

[92] Над строкой другими чернилами дописано: ат.

[93] Протчих Муз.

[94] Мучимии Тр.

[95]: Санми и Муз.

[96] Отверстым бывшим Муз.; отверзеннымъ бывшымъ Тр.

[97] Тот Муз.

[98] Росхищение Муз.

[99] Разбойниками Муз.

[100] Лежащим Муз.

[101] Мертвы Муз.

[102] Кели[и] Муз.

[103] Недоумовающеся Муз.

[104] Сии Муз.

[105] Торгати Тр., Муз.

[106] От нихъ Муз.

[107]-107Нет Муз.

[108] Надписано над строкой.

[109] Исповедати Муз.

[110] Товарищей Тр.

[111] Сколько Тр.

[112] Протчее Муз.

[113] Помета Стромилова карандашом: № 4.

[114] Другии Муз.

[115] Хотящи[и] Муз.

[116] Повтор слова в тексте взят в круглые скобки.

[117] По монастырю и вне монастыря Муз.

[118] Свещы Тр.

[119] Наутри Муз.

[120] Нет Муз.

[121] Церкви и на убиение братии[и] Муз.

[122] Устрашении[и] Муз.

[123] Исцели Муз.

[124] Помета Стромилова карандашом: № 5.

[125] Переславля Муз.

[126] Белозерово Муз.

[127] Мучим Муз.

[128] Нохти Муз.

[129] З Муз.

[130] Тотъ Муз.

[131] Стряпчий — в XVI—XVII вв. придворный чин, следующий за стольником.

[132] Исаия Муз.

[133] Руками Муз.

[134] Ногами Муз.

[135] И от[т]ыде Муз.

[136] Помета Стромилова карандашом: № 6. В Муз. другое название Чуда: Чюдо о исцелении[и] беснаго.

[137] Иступленна Муз.

[138] Ужи Муз.

[139] Помощию Божию и Муз.

[140] Помета Стромилова карандашом: № 7.

[141] Давид Корнильевич Дерябин, в 1638 г. подьячий, имел в Москве двор, в 1646 г. дьяк, с 20 февраля 1647 г. по 18 апреля 1657 г. дьяк Приказа Большого дворца, в 1663/64 г. подвергся опале за то, что, находясь на Денежном дворе у передела денег, «ложно охулил серебро, будто оно с подмесью»; за это его вотчины и поместья были отписаны на государя (всего 109 дворов в Московском, Костромском, Нижегородском и Переяславском уездах), через несколько лет был помилован и получил вотчины обратно; в 1674/75 г. московский дворянин, ведал Денежный двор; упоминается в апреле 1680 г. как дворянин, присутствовавший у государя на празднике Пасхи (Веселовский С. Б. Дьяки и подьячиеXV-XVII вв. М., 1975. С. 149−150). По грамоте царя Федора Алексеевича от 1 июня 1680 г. Лукианова пустынь получила 14 пустошей, относившихся ранее к селу Рюминскому, где находилось поместье Дерябина. Скорее всего, конфликт монастыря с всесильным дьяком возник из-за земельных споров.

[142] Рюменском Муз.

[143] Рожества Муз.

[144] Диаволию Муз.

[145] Той Муз.

[146] Разорить Муз.

[147] Глаголюще Муз.

[148] Протчим же Муз.

[149] Живущимъ Муз.

[150] И потомъ воста изумленъ и не виде света; и паки Муз., Тр.

[151] Поиде Муз.

[152] Себя Муз.

[153]-153 Нет Муз. Там читается: Самъ, сказа о таковом чюдесе и.

[154] Прощение Муз.

[155] Славяще Муз.

[156] Благодаряще Муз.

[157] Лукиллиана Муз.

[158] Произобиловани[и] Муз.

[159] Помета Стромилова карандашом: № 8.

[160] Корнилия Муз.

[161] Ни единыя четверти муки или осмины Муз.

[162] Нет Муз.

[163] Ис Муз.

[164] Имеется ввиду прп. Корнилий (+ 11 августа 1681 г.), строитель Лукиановой пустыни и духовник Александровского Успенского женского монастыря (см.: Маштафаров А. В., Романенко Е. В. Корнилий, прп. Александровский // Православная энциклопедия. Т. 39 (в печати).

[165] Слово приписано над строкой. В Муз. в строке.

[166]-166 Испещи Муз.

[167]-167 Не оскудеваетъ Муз.

[168] Помета Стромилова карандашом: № 9.

[169] Ивана Муз.

[170] Василевича Муз.

[171] Иван Васильевич Бутурлин (Кривой) (+ после 1698 г.), старший сын воеводы и ближнего боярина Василия Васильевича Бутурлина, служившего дворецким в Приказе Большого Дворца вместе с дьяком Д. К. Дерябиным. Иван Васильевич сделал успешную карьеру: стольник (1654 г.), окольничий (1677 г.), боярин (1678 г.), ближний боярин и суздальский наместник (с 1686 г.), воевода и дипломат, в 1676 г. полномочный посол в Швецию, в 1679 г. великий и полномочный посол в Польшу и Австрию, в 1683 г. снова отправлен в Польшу (Бантыш-Каменский Н. Н. Обзор внешних сношений России (по 1800 г.). Т. 1. М., 1894. С. 27; Т. 3. М., 1897. С. 151, 154−155, 315; Т. 4. М., 1902. С. 194−195).

[172] Имянем Муз.

[173] Ни человек бо знаяше Муз.; Ни человекъ бо знаше Тр.

[174] Ей Муз.

[175] О ней пения Муз.

[176]-176 Нет Тр.

[177] Чюдотворному Муз.

[178] Помета Стромилова карандашом: № 10.

[179] Иануариа Муз.

[180] Александровой Муз.

[181] Возможно Муз.

[182] Удержати, но с великим трудом едва возмогоша его удержати Муз.

[183] Келью Муз.

[184] Чепи Муз., Тр.

[185] Так в рукописи.

[186] Нет Муз.

[187] Нет Муз.

[188] Хлебенной Муз.

[189] Водити Муз.

[190] Такожде Муз.

[191] Глаголаше Муз.

[192] Обители Пресвятыя Богородицы Муз.

[193] На нижнем поле л. 12 почерком Стромилова, карандашом написано: Вси сии повести съ настоящ. летопис. поступили… № 172… в оной значится 13 стран[иц].

[194] Лукиллиана Муз.

[195] Лукиллианова Муз.

[196] Нет Муз.

[197] Галиче Муз.

[198] Нет Муз.

[199] Димитрия Муз.

[200] Матери Муз.

[201] Семья прп. Лукиана отличалась благочестием. В Синодике Лукиановой пустыни записан «род священноинока Лукияна»: «Дионисия схимонаха, Еуфимия схимонаха, Гавриила схимонаха, Анисии схимонахини, Еуфимии схимонахини, Иелисея схимонаха, Андреяна схимонаха, Ксении, священноархимарита Кирила, священноинока Пахомия, [Сергея, Феодора], священнодьякона Серапиона, Лукияна схимонаха, Иякова, Сергия, Гавриила, Никона (над строкой приписано: „дед“ —Е. Р.), Козму (над строкой приписано „дед“ — Е. Р.), [схимонахини Марины], инока Дионисия (над строкой приписано „затворникъ“ — Е. Р.), инока Филарета (над строкой приписано „утопоша“ — Е. Р.), инока Трифона (над строкой приписано „убиенного“ — Е. Р.), схимонаха Ферапонта и Иосифа» (ГИМ., собр. Барятинского, № 337, л. 37−37 об., начало XVIII в.).

[202] Имееху Муз.

[203] Молящися Муз.

[204] Оставльше Муз.

[205] Осмилетнего Муз.

[206] Возлюбленная моя супруга Муз.

[207] Мира сего Муз.

[208] Греховъ своих Тр.

[209] Не остави ты Муз.

[210] Бо Муз., Тр.

[211] Зряще Муз.

[212]-212 Грехов своих Муз., Тр.

[213]-213 Удивиста же родители Муз.

[214] Не оставил его Муз.

[215] Оное Муз.

[216] Протчия Муз.

[217] Требующим Муз.

[218] Приуготовльше Муз.

[219] Глаголахом Муз.

[220] Рождшая Муз.

[221] Пути сему Муз.

[222] Целующе со многими слезами Муз., Тр.

[223] Разлучитися Муз.

[224] Галича Муз.

[225] Брынский бор (Брынский лес) в «Книге Большому чертежу» локализуется следующим образом: «А от Калуги до Брянска, через Брынской лес до Брянска, 160 верст» (Книга Большому чертежу / Подгот. К. Н. Сербина. М.; Л., 1950. С. 56, 101, 119). Упоминание Брынского бора в Житии прп. Лукиана является, скорее всего, ошибкой писца. Сложно представить, что отец преподобного вместе с восьмилетним сыном проделал столь дальний путь из костромских лесов в брянские, а через несколько лет отрок самостоятельно вернулся назад и оказался в монастыре на Волге. Гораздо более логичным представляется его передвижение на Волгу из лесной пустыни под Костромой. Возможно, в XVII в. выражение «Брынский лес» стало нарицательным и обозначало непроходимое лесное урочище. В фольклоре оно упоминается как место, где обосновался Соловей-разбойник: «Заросла дорога лесами Брынскими / Протекла тут река Смородина» (былина «Илья Муромец и Соловей-разбойник»). Скорее всего, родители Илариона покинули Галич из-за того, что город был разорен поляками в Смутное время.

[226] Росчищати Муз.

[227] Железныи Муз.

[228] Нача Муз.

[229] Начат Муз.

[230] Грамоте Муз.

[231] Неослушное Муз.

[232] Добра Муз.

[233] На правом поле коричневыми чернилами дописано: монастырь; от монастырь Муз., Тр.

[234] До днесть Муз.

[235] Димитрия Муз.

[236] Оставшее Муз.

[237] Нищим Муз.

[238] Слово взято в скобки писцом.

[239] Поиде Муз.

[240]-240 Отиде Муз.

[241] Блаженный и держа Муз.

[242] Им Муз.

[243] Монашеское Муз.

[244] Монастырь во имя Афанасия и Кирилла Александрийских на реке Мологе упоминается в духовной грамоте князя Дмитрия Ивановича 1509 г.: «А къ Офонасью святому на Мологу въ Рожалове деревня Лавровъ конецъ, што за Иваномъ за Полевымъ поместье» (Собрание государственных грамот и договоров. Т. 1. М., 1813. № 147. С. 405). К XVII в. монастырь получил прозвание «Холопий»: «А ниже Кашина 70 верст пала в Волгу река Молога, а на усть реки Мологи монастырь Холопей» (Книга Большому чертежу. С. 133). В 1680 г. обитель приписана к Новоиерусалимскому Воскресенскому монастырю, в 1729 г. упразднена, в 1795 г. возобновлена как женская (Зверинский В. В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. Т. 1. СПб., 1890.С. 79−80. № 22), окончательно закрыт в 1929 г. в 1947 г. затоплен в связи со строительством Рыбинского водохранилища.

[245] Угличу Муз.

[246]-246 Нет Муз.

[247] Угличский Покровский мужской монастырь, основан прп. Паисием (+ 6 июня 1504 г.) до 1462 г.; Покровский собор освящен в 1483 г. (Преподобный Паисий, Угличский чудотворец, и основание им угличского Покровского монастыря. Ярославль, 1901. С. 65−67).

[248] Паисия Муз.

[249] В Муз.

[250] Нет Муз.

[251] Переславля Муз.

[252] Залеского Муз.

[253] Християнином Муз.

[254] Семион Муз.

[255] Съ нимъ много Муз.

[256] Семионом Муз.

[257] Александровой Муз.

[258] Оксентьева Муз.

[259] Оныя Муз.

[260] Нет Муз.

[261] Нет Муз.

[262] Переславля Муз.

[263] Залеского Муз.

[264] В Муз. написано арабским цифрами: 20.

[265] Рожества Муз.

[266] Принесена Муз.

[267] Буква «д» в слове вписана над строкой другими чернилами.

[268] В Российския Муз.

[269] Днесть Муз.

[270] Своей Муз.

[271] Не лишится Муз.

[272] Спасителнаго Муз.

[273] Сего Муз.

[274] Церкви Муз., Тр.

[275] Рожества Муз.

[276] Стоящь Муз.

[277] Квадратные скобки вставлены, видимо, писцом, в Тр. такие же скобки.

[278] Рожества Муз.

[279] Здесь и в Тр. квадратные скобки поставлены писцом, в Муз. их нет.

[280] Нет Муз.

[281] Воздавши Муз.

[282] Богоматере Муз.

[283] Келию Муз.

[284] Пригороди Муз.

[285] На полях листа арифметические вычисления Стромилова.

[286] Всеа Муз.

[287] Всеа Муз.

[288] Предреченному же Муз.

[289] Здесь и в Тр. квадратные скобки вставлены писцом, в Муз. их нет.

[290] Переславские Муз.

[291] Залеского Муз.

[292] Итти Муз.

[293] Доиде Муз.

[294] Обрадовася Муз.

[295] Измлада Муз.

[296] Матерь и Муз.

[297] Протчим Муз.

[298] С ним Муз.

[299] Сожителствующим Муз.

[300] Феодосия Муз.

[301] Лукиллианъ Муз.

[302] В Муз. написано арабскими цифрами: 30.

[303] На нечто Муз.

[304] Наставляти Муз.

[305] Лукиллиана Муз.

[306] Живущим Муз.

[307] Переславля Залеского Муз.

[308] Лукиллиану Муз.

[309] Совершающися Муз.

[310] Балакирево Муз.

[311] Нет Муз.

[312] Лукиллиана Муз.

[313] Воставление Муз.

[314] Новые Муз.

[315] Грамоту Муз.

[316] Нет Муз.

[317] Грамоте Муз.

[318] З Муз.

[319] Своими Муз.

[320] Руками Муз.

[321] Нача и зде Муз.

[322] Лукиллиана Муз.

[323] Живущия Муз.

[324] Рожественаго Муз.

[325] Владимере Муз.

[326] Этот эпизод Жития подтверждается грамотой царя Алексея Михайловича (ОПИ ГИМ, ф. 17, оп. 2, ед. хр. 16, л. 12), где говорится, что «ызгона» архимандрита Иосифа была связана с тем, что он «в то ж время строил Семеновской монастырь». Сам Иосиф в грамоте назван архимандритом Андроникова монастыря. Согласно справочнику П. М. Строева, «Иосиф, бывший Новоспасский архимандрит», был настоятелем Андроникова монастыря в 1641—1648 гг. (Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. Стб. 170). В тексте Жития он назван архимандритом владимирского в честь Рождества Пресвятой Богородицы монастыря. В свое время протоиерей А. И. Свирелин, публикуя документы по истории Лукиановой пустыни, справедливо усомнился в том, что настоятель владимирского монастыря мог бесчинствовать в Московской епархии (до 1744 г. Переславский и Александровский уезды относились к Московской епархии, см.: Свирелин А. И., прот. Историческая записка о Лукиановой пустыни (в Александровском уезде.) // Владимирские губенские ведомости. 1860. Часть неофициальная. № 13. С. 63). Возможно, Иосиф был настоятелем Рождественского монастыря, когда приезжал в Лукианову пустынь после преставления преподобного (в списке настоятелей этой обители упоминается некий архимандрит Иосиф в марте 1657 г. (Строев П. М. Указ. соч. Стб. 662). В Лукиановой пустыни о нем хранилась недобрая память, в Музейном списке Жития он назван не Чеусом, а Чертоусом.

[327] По рекомому Муз.

[328] Над строкой карандашом исправление Стромилова: Чеусъ; Чеусъ Тр., Чертоусъ Муз.

[329] Андроникове Муз.

[330] Семеновским Муз.

[331] Иже именуется Муз.

[332] Присном Муз.

[333] Семеновском Муз.

[334] Иные Муз.

[335] Кели[и] Муз.

[336] Лукиллиана Муз.

[337] К Москве Муз.

[338] Многие Муз.

[339] Претерпе преподобны[й] же Муз.

[340] Пришедшим Муз.

[341] К Москве Муз.

[342] Объявиша Муз.

[343]Чюдовъ Муз.

[344]-344 Нет Муз.

[345] Кирилл Муз.

[346] Нет Муз.

[347] Тако Муз.

[348] Нет Муз.

[349] Пришедшим же бо Муз.

[350] К Москве Муз.

[351] Нет Муз.

[352] Козьеручьевский Спасский монастырь, основан в 15 верстах от Холмогор, на правом берегу реки Двины в 1617 г. старцем Иоасафом, пострижеником Александрова Свирского монастыря, на месте явления образа Спасителя. В 1764 г. упразднен.

[353] Нет Муз.

[354] К ним Муз.

[355] Доброго Муз.

[356] Иосиф (+ 15 апреля 1652 г.), Патриарх Московский и всея Руси с 1642 г. (см. о нем: Опарина Т. А., Шамин С. М. Иосиф, Патриарх Московский и всея Руси // Православная энциклопедия. Т. 25. М., 2011. С. 594−601).

[357] Протчими Муз.

[358] Ис Муз.

[359] Кирил Муз.

[360] Лукиллиане Муз.

[361] Подначалны[й] Муз.

[362]-362 О себе по ряду вся Муз.

[363] Святейший же Патриархъ Муз.

[364] Ответехъ Муз.

[365] Церковному в Муз.

[366] На правом поле помета Стромилова карандашом: 1645. От Рождества же Христова 1646 Тр.

[367] Нет Муз.

[368] Всеа Муз.

[369] Алексей Михайлович, Тишайший (10 марта 1629 г. — 29 января 1676 г.), русский царь с 13 июля 1645 г. из династии Романовых, сын царя Михаила Феодоровича и царицы Евдокии Лукьяновны. Судя по тому, что в тексте Жития сказано, что в рукоположение Лукиана в иерея состоялось в первый год царствования царя Алексея Михайловича, следует признать верной дату — 1645 г. Стромилов на полях листа так же поставил карандашом: 1645. В Троицком списке указан 1646 г. от Рождества Христова.

[370] Тихана Муз.

[371] Всякое Муз.

[372] Тихана Муз.

[373] -373 И в безмолвии и беззлобии Муз., Тр.

[374] Текст в рукописи продолжается на л. 28, поскольку неправильно были переплетены листы. На нижнем поле листа коричневыми чернилами запись: ищи въпереди чрезъ 3 листа. Там же карандашная помета Стромилова: X.

[375]-375 От нихъ отиде Муз.

[376] Нет Муз.

[377] Совершати Муз.

[378] Келию Муз.

[379] И начатъ Муз.

[380] Упражняся Муз.

[381] Прежреченны[й] Муз.

[382] Лукиллиана Муз.

[383] Возрадовася Муз.

[384] Бо Муз.

[385] Отлучюся Муз.

[386] Нет Муз.

[387] Лукиллиан Муз.

[388] Матвей Муз.

[389] Преподобному отцу Лукиллиану Муз.

[390] Сказуя Муз.

[391] Нет Муз.

[392] Приключившыяся Тр., приключившия Муз.

[393] Нет Муз.

[394] Нет Муз.

[395] Лукиллиан Муз.

[396] Так переплетено в рукописи. На верхнем и нижнем поле листа 26 карандашная помета Стромилова: XX.

[397] Нет Муз.

[398] Матфия Муз.

[399] Келии Муз.

[400] Возвратитися Муз.

[401] Келии Муз.

[402] Келию Муз.

[403] Матфия Муз.

[404] Окровавленна Муз.

[405] Келии Муз.

[406] Лукиллианъ Муз.

[407] Лукиллианъ Муз.

[408] Келии Муз.

[409] Отверзи и Муз.

[410] И азъ Муз.

[411] На нижнем поле л. 26 перенос: человецы.

[412] Глаголющее мне Муз.

[413] Отиде Муз.

[414] Крове Муз.

[415] И из Муз.

[416] Лукиллианъ Муз.

[417] Пречистей Муз.

[418] Сохраненну Муз.

[419] Матфия Муз.

[420] Лукиллианъ Муз.

[421] Келиию Муз

[422] Напусти Муз.

[423] Нет Муз.

[424]-424 И отгнати святаго от места Муз.

[425] Так в рукописи.

[426] Поиде Муз.

[427] Нет Муз.

[428] Чюдовъ Муз.

[429] От Муз.

[430] Словесъ Муз., Тр.

[431] Церкви Муз.

[432] Нет Муз.

[433] Благочестивы Муз.

[434] Слышаше Муз.

[435] Начаше Муз.

[436] Вспоможение Тр.

[437] Прочихъ Тр.

[438] Царского Муз.

[439] Алексей Федорович Борков, представитель московской дворцовой администрации. Его родные — отец Федор Петрович и брат Никита Федорович Борковы — имели чины степенных ключников (Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 29, примеч. 6).

[440] Матвей Муз.

[441] Лукиллианом Муз.

[442] Построити Муз.

[443] Алексия Муз.

[444] Всеа Муз.

[445] По повелению Муз.

[446] Рассказ об основании пустыни написан близко к тексту грамоты царя Алексея Михайловича 1649/1650 гг.: «Они-де, Александръ и Тимофей, и иные околные люди, слыша Пречистые Богородицы от чюдотворные иконы милости и чюдеса, обещалися воздвигнути новую церковь и благословенную грамоту и антиминс взяли, и на тою новую церковь лес всякой изготовили, и трудников наняли, и попов призывать велели. И за пустотою-де мирские попы нейдут, потому что около той церкви верстъ по пяти и по шти и болши пусто, лесом поросло и болото, жилых сел и деревень нет и впредь тут в приходе за пустотою быть некому. И ныне-де к той церкве пришол черной поп Лукьян, постриженик тутошние ж пустыни, и впредь желает у тое церкви Рожества Пречистые Богородицы жити з братьею пустынным жителством… И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б в Переславском уезде Залеского у церкви Рожества Пречистые Богородицы черному попу Лукияну велел быти и церковь строити, и церковным доходомъ, и пашнею, и сенными покосы и всякие угодья, которые около тое церкви подошли близко, а Богородице дали тое церкви изстари, велел владети, а в чюжую землю вступатца им не велел» (ОПИ ГИМ, ф. 17, оп. 2, ед. хр. 16, л. 12).

[447] Строить и Муз.

[448] Лукиллиану Муз.

[449] Самаго Тр.

[450] Лукиллиана Муз.

[451] См. ниже Челобитную прп. Лукиана.

[452]-452 Нет Муз., Тр.

[453] На верхнем левом поле листа 25 карандашная помета Стромилова: XXX.

[454] Подписная Муз.

[455]-455 Нет Муз.

[456] Грамота Муз.

[457] Лукиллианъ Муз.

[458] Присовокупися Муз.

[459] Благочестивыи Муз.

[460] Сотни Муз.

[461] Гавриловъ Муз.

[462] Шиловдовъ Муз.

[463] Чюдова Муз.

[464]-464 В той пустыне Муз.

[465] Нет Муз.

[466] Поидоста с Москвы Муз.

[467] Рожества Муз.

[468] Его Матери Муз.

[469] Кели[и] Муз.

[470] Нет Муз.

[471] Начаша Муз.

[472] Церковныхъ приискивати и нанимати Муз.

[473]-473 Пресвятыя Богородицы Муз.

[474] Рожества Муз.

[475] Лукиллианъ Муз.

[476] Нет Муз., Тр.

[477] Помощию Рожества Муз.

[478] Сам же Муз.

[479] На верхнем левом поле листа 29 карандашная помета Стромилова: XXXX.

[480] Иние Муз.

[481] Призирающе Муз.

[482] Дванадесеть Муз.

[483] Прежбудущия Муз.

[484] Болшое Тр.

[485] Числом Муз.

[486] Умножишася Муз.

[487] Благоугодне Муз.

[488] Нет Муз.

[489] Кели[и] Муз.

[490] Нет Муз.

[491] Повелеваше быти Муз.

[492]-492 Другъ ко другу в келию Муз.

[493]-493 Мудрования своего никому Муз.

[494]-494 И сице подвизався Муз.

[495] Измени своего Муз.

[496] Нет Муз.

[497] Проиде Муз.

[498] Нет Муз.

[499] Нет Муз. Скобки принадлежат писцу рукописи.

[500]-500 От иныхъ многих странъ и градов Муз.

[501] Просяще и он с великою милостию подающее Муз.

[502] Чюдотворному Муз.

[503] Рожества Муз.

[504] Нет Муз.

[505] Приносяще Муз.

[506]-506 От имения своего Муз.

[507] Иние Муз.

[508] Доблественни[й] Муз.

[509] Сущимъ Муз.

[510]-510 Творити повелеваше Муз.

[511]-511 Что именуется в Александровой слободе Муз.

[512] Был и Муз.

[513] Нет Муз.

[514] Богом Муз.

[515] Пастырь словесным овцам Муз.

[516]-516 Но много Муз.

[517]-517 Недостойна и грешна себе Муз.

[518] Поиде Муз.

[519]-519 И Малыя, и Белыя России самодержцу Муз.

[520] Грамоту Муз.

[521] Лукиллианъ Муз.

[522]-522 Нет Муз.

[523] С Муз.

[524] И оную церковь Муз.

[525] Под одним шифром с рукописью находится тетрадь из 40 листов, в которой переписаны главы «О создании Девича монастыря, иже во Александрове слободе» и «О преставлении преподобнаго отца Лукиана», а также выписки из Летописца Лукиановой пустыни. В тексте на л. 40: «И манастырь девичь составивши въ лето», дата отсутствует, напротив стоит помета Стромилова: x. На правом поле листа под таким же знаком почерком Стромилова написано: 7150 год, от Рождества Христова 1642 год.

[526] Над датой карандашная помета Стромилова: x. На нижнем поле листа под знаком x почерком Стромилова написано: В летописце озн. года иныя… (далее неразборчиво). В Тр. на полях листа: 37: от Рождества Христова 1642; в Муз даты нет.

[527] Келии Муз.

[528] Инокинямъ Муз.

[529] Александровский в честь Успения Божией Матери женский монастырь основан прп. Лукианом на территории государева двора — Александровской слободы. 7101(1593) г., указанный в Житии как дата основания женской обители — скорее всего ошибка писца. Стромилов в примечаниях на полях рукописи отметил, что в Летописце Лукиановой пустыни и в «Летописце девича монастыря» (имеется ввиду «Сказание об Успенском девичьем монастыре») дата иная. Действительно, в Тр. списке Жития прп. Лукиана поставлен 1642 г. Агиографы приняли за дату основания обители не год получения государевой грамоты, а постриг первых сестер. В 1642 г., как следует из «Сказания об Успенском девичьем монастыре», Лукиан постриг в своей пустыни двух вдов: Анну с именем Анисия и Феклу (в монашестве Феодора). Монахини жили у приходской церкви в честь Рождества Богородицы в слободе (Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 13). Но постриг первых монахинь вряд ли был реальным основанием монастыря, поскольку прп. Лукиан тогда предпринимал первые шаги по устроению своей пустыни, а в 1645—1646 гг. сам попал в опалу и не мог хлопотать перед царем Алексеем Михайловичем за женскую обитель. Только в 1651 г. по указу царя Алексея Михайловича и по челобитью старицы Марии с сестрами монахиням была передана Успенская церковь и часть слободской земли для строительства келий (Леонид (Кавелин), архим. Историческое и археологическое описание первоклассного Успенского женского монастыря в г. Александрове (Владимирской губернии). СПб., 1884. С. 34). Как говорится в «Сказании об Успенском монастыре», прп. Лукиан освятил церковь Успения по благословению патриарха Никона, «на самый праздник в моровой год», т. е. в праздник Успения Пресвятой Богородицы 1654 г. (Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 14). 30 июня этого года датируется Патриаршая грамота на освящение Успенской церкви (Леонид (Кавелин), архим. Указ. соч. С. 35, 136; Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 30, примеч. 10).

[530]-530 В ту обитель Муз.

[531] Отце Лукиллиане Муз.

[532] Двадесять Муз.

[533] Преподобны[й] же отецъ Лукиллианъ Муз.

[534] Первой настоятельницей обители со званием наместницы стала вдова из Александровской слободы Екатерина, в постриге Евпраксия: «Постриже вдовицу Екатерину и нарече имя ей Евпраксия, и бысть первая начальница во обители сей» (Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 13).

[535] Пекийся Тр.

[536] Нет Муз.

[537] Монастыри Тр.

[538] Всем же Муз.

[539] О обоих Муз.

[540] В Муз.

[541] Благоугодне Муз.

[542]-542 Нет Муз.

[543] Нет Муз.

[544] Веда Муз.

[545] Блюдет кийждо Муз.

[546] Предшедших Муз.

[547] Во Муз.

[548] Напротив, на левом поле листа карандашная помета Стромилова: 1653.

[549] Во 172-м Муз.

[550] Мор 1654 г. охватил значительную территорию центральной и северо-западной России; на дорогах, ведущих в Москву, были расставлены караулы, запрещавшие под страхом смертной казни продвижение к столице (см. грамоту царя Алексея Михайловича от 16 октября 1654 г. архимандриту Тихвинского монастыря Иосифу об устроении около монастыря застав: Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией. Т. 4. СПб., 1842. № 92. С. 233−234).

[551] Правоверны[и] Муз.

[552] Великую Муз.

[553] Нет Муз.

[554] Страха и Муз.

[555] Нет Муз.

[556] Иные Муз.

[557] Нет Муз.

[558] Вписано над строкой.

[559] Нарицающе Муз.

[560] Начаху Муз.

[561] Лукиллиана Муз.

[562] Семъ же Муз.

[563]-563 Во своей ему Муз.

[564] Причастися Муз.

[565] Чюдотворным Муз.

[566] Нет Муз.

[567] Посетити Муз.

[568]-568 Сию сохрани Муз., Тр.

[569]-569 Яко бо Муз.

[570]-570 Отче нас Муз., Тр.

[571]-571 Имели Муз.

[572] Церкви Муз.

[573] Приходящу Муз.

[574] Со слезами Муз.

[575]-575 Сам от братии[и] прощения Муз.

[576] Нет Муз.

[577] На левом поле листа Стромилов поставил дату карандашом: 1653; 7163 Муз.; Въ лето 7163-е, от Рождества Христова 1653 (е в буквенной цифири исправлено на г. — Е. Р.) месяца септеврия въ 8 деньТр.

[578] Архимандрит Леонид (Кавелин) относил преставление прп. Лукиана к 1655 г. (Леонид (Кавелин), архим. Указ. соч. С. 35). В «Сказании об Успенском монастыре» говорится, что преподобный прожил еще 5 лет после устроения женского монастыря. В «Летописце» Лукиановой пустыни, видимо, значилась дата: 1653 г., поскольку Н. С. Стромилов на л. 33 об. списка Жития (ГИМ) напротив текста о преставлении святого поставил карандашом: 1653. На полях, как уже говорилось выше, он проставлял даты из Летописца. Но эта дата не согласуется с реальными событиями. Прп. Лукиан освятил церковь Успения 15 августа 1654 г., т. е. в это время он был еще жив. Ошибка в расчетах монастырского летописца произошла, скорее всего, из-за того, что из цифры 7163 вычли 5508, не приняв во внимание, что дата сентябрьская.

[579] Нешироку Муз.

[580] Лукиллиане Муз.

[581] Принесъ Муз.

[582] Из Тр.

[583] Царских стоит Муз.

[584] Многие иконы Муз.

[585] Мелкия Муз.

[586] Местныя Муз.

[587] Лукиллиана Муз.

[588] Прешедшим Муз.

[589] Братию Тр.

[590] Лукиллиана Муз.

[591] Понихиду Муз.

[592] Поиде Муз.

[593] Рожествена Муз.

[594] Каяся и плача Муз., Тр.

[595] Плачася и Муз.

[596] Просяше Муз.

[597] Глаголя Муз.

[598] Семионовски[й] Муз.

[599] Ис Муз.

[600] Приезжал Муз.

[601] Разорение пустыни Муз., Тр.

[602] Лукиллиана Муз.

[603] Поиде Муз.

[604] Сергия Муз.

[605] Лукиллиане Муз.

[606] Лукиллиана Муз.

[607] Та же Тр.

[608] Святейшим Никоном Муз.

[609] Над строкой приписка карандашом: Никономъ.

[610] 13 мая 1658 г. грамотой Патриарха Никона, по выбору братии, прп. Корнилий был утвержден строителем и духовником пустыни (ОПИ ГИМ, ф. 195 (Стромилова), № 600, л. 1−3).

[611] Обоими Муз.

[612] Прповедникъ Муз.

[613] Нет Муз.

[614] Лукиллианъ Муз.

[615] Нет Муз.

[616] Пришествием своим Муз.

[617] Царь Феодор Алексеевич посещал Лукианову пустынь 19 сентября 1677 г., 21 сентября 1678 г., 15−17 сентября 1679 г.

[618] Посещати Муз.

[619] Здесь заканчивается текст в Муз.

[620] На левом поле листа Стромилов поставил карандашом дату: 1677.

[621] «Списокъ с подлинной грамоты слово в слово на пустошь Аминево с пашнею и с лесы и с сенными покосы безоброчно» 13 февраля 1677 г. (Свирелин А. И., прот. Историческая записка о Лукиановой пустыни (в Александровском уезде.) // Владимирские губенские ведомости. 1860. Часть неофициальная. С. 66−67).

[622] В 1673 г. по указу царя Алексея Михайловича и по прошению прп. Корнилия Лукиановой пустыни были пожалованы безоброчно 4 десятины земли из пустошей «Бекорева и Шадрина», в 1674 г. остальная земля этих пустошей была отдана монастырю на оброк. Обитель платила по 2 чети ржи и по 2 чети и 3 четверика овса (ОПИ ГИМ, ф. 195, ед. 610, л. 9−11). Царь Феодор Алексеевич пожаловал эти земли монастырю «безоброчно, а хлебъ, которой платили они с техъ пустошей, велели сложить и впредь на них того хлеба имать не велели» (грамота от 9 октября 1676 г.: ОПИ ГИМ, ф. 195, ед. хр. 610, л. 12−14). В тексте Жития упоминается жалованная грамота от 27 мая 1678 г., которая была дана по указу царя Феодора Алексеевича на пустоши «Бекирево, Шадрино, да на пустошь урочище Загляднино с пашнею и с лесы и сенными покосы, да на мельницу, что под деревнею Недуревкою на реке на Малом Киржаче со всяким мелничным строением» (Свирелин А. И., прот. Указ. соч. № 14. С. 67−68).

[623] Жалованной их Тр.

[624] Почерком XIX в. над строкой приписано: Бекирево, Шадрино, Заглядкино.

[625] Под строкой почерком XIX в. приписано: Что под деревней Недгоревкою.

[626] Согласно грамоте царя Феодора Алексеевича от 1 июня 1680 г., монастырь получил 14 пустошей (Свирелин А. И., прот. Указ. соч. № 15. С. 69−70).

[627] Июля Тр.

[628] Грамота царя Феодора Алексеевича от 31 июля 1681 г. см.: Свирелин А. И., прот. Указ. соч. № 15. С. 70−71.

[629] Государской жалованной Тр.

[630] На правом поле помета Стромилова карандашом: См. у Свирелина список пустошей, стр. 10−11.

[631] «А» выделена киноварью, около буквы знак, сделанный Стромиловым; на нижнем поле листа такой же знак и приписано: что у Свирелина и кроме того приписки и мной карандашем дополненные.

[632] В Житии цитируется текст указа от 24 декабря 1684 г., которым цари Петр I Алексеевич и ИоаннV Алексеевич подтвердили прежде выданные монастырю жалованные грамоты.

[633]-633 Нет Тр.

[634] Люди окольничие Тр.

[635] Алексей Тр.

[636] Михайло Тр.

[637]-637 Алексей Тимофеевич Лихачев (+ после 1713 г.), происходил из известного дьяческого рода. В 1670-х гг. стряпчий с ключом и комнатный стольник, с 1680 г. постельничий, с 1683 г. окольничий. Его брат, Михаил Тимофеевич Лихачев — ключник Сытного дворца (Морозов Б. Н. Указ. соч. С. 31, примеч. 20). В 14-м чуде из «Сказания о чудесах иконы Богородицы в Успенском монастыре» рассказывается об исцелении от беснования его супруги Марии по молитвам прп. Корнилия перед чудотворной иконой Успения Пресвятой Богородицы в Александровской слободе: «И от того времени оный вельможа велию веру и любовь стяжа ко обители Пресвятыя Богородицы Успения и к великому государю Алексия Михайловичу ходатайствовати» (Мошкова Л. В. Сказание о чудесах от икон Богородицы в Успенском девичьем монастыре Александровой слободы // Вестник церковной истории. М., 2007. № 1(5). С. 16).

[638] Святая сия Тр.

[639]-639 Нет Тр. В Списке ГИМ на нижнем поле л. 37 Стромилов написал карандашом: Эти тетради проверены по Летописцу Лукиановой пустыни, съ 1-й по 42 страницу выписки, 1869 22 VIII Лукиан. Пустыни. На листе 37 об. запись Стромилова карандашом: Годы подписаны карандашем сбоку полей летописца по их… (далее неразболрчиво.— Е. Р.).

[640] ОПИ ГИМ, ф. 17, оп. 2, карт. 16, ед. хр. 6.

(Л. 1) Сказание о рождении преподобнаго отца[1] Лукиана[2]

Рождение и воспитание во граде Галече, имея отца Димитрия, матерь же имея Варвару. Они же кроме оного отрока не имея чадъ и просиста Бога, да подастъ имъ в наследие роду. И родиста сего отрока, а сами намерение положиста оставить суету мира сего и отити въ мо[на]шеское житие. И воскормиста отрока сего до осмилетняго возраста и то свое желание положиста совершенно исполнить, и сего отрока оставить. Он же молитъ отца, да возметъ и его съ собою. И отиде града Галеча со отрокомъ своимъ Илариономъ и вселися въ пустынное место, иже нарицается Брынский боръ[3]. И обрете удобное место на пребывание, и в томъ отецъ его Ди[ми]трий монастырь постави и на ся во[с]приятъ монашеский образъ и вместо Димитрия Дионисий. Мати же блаженнаго отрока [после] Илариона мужа своего Димитрия оставшее имение роздаде нищимъ, а сама отиде въ девичь монастырь.

И тако родители Иларионовы ко Господу отидоша, по семъ отиде Иларионъ во ино монашеское место, во обит[ел]ь святыхъ Афанасия и Кирилла Александрийскихъ, иже на реке Мологе, от града Углеча отстоящу за четыренадесять верстъ. И поживе ту три лета и не восхоте славы человеческия, отиде ко граду Углечю въ монастырь Пресвятыя Честнаго Ея Покрова и преподобнаго Паисия, иже на реке Волге, и пожеве едино лето, отиде от славы[4].

Когда прииде в пределы Переславля Залескаго въ слободу Александрову, первое снидеся с православнымъ христианиномъ, ему же имя Симеонъ, и беседоваста с нимъ о ползе душевней, где бы обрести на безмолвие пустынное место. В то время прилучися другий благочестивый мужъ, именемъ Марко, и позва его в домъ свой. Житие свое имея въ веси Авъксентьеве и приведе его въ домъ свой. Поведа ему о семъ пустынномъ месте и показа ему церковь, в давные лета построена во имя Рожества Пресвятыя Богородицы, перенесена из деревни Игнатьева вины ради сицевы. Понеже трикратнымъ прехождениемъ своего образа явилася на семъ месте, стояща на воздусе. О тоя веси деревни Игнатьева из церкви невидимо уходила, потомъ и церковь перенесена. И оная церковь от нахождения безбожныхъ поляковъ запустела, стоит и до днесь пуста. Священни[к]у в то время от нея отшедшу, имъ же и первее обретена бывши. И поидоста оба на то пустынное место, идеже церковь Пресвятыя Богородицы, и въшедше, видеша два образа Пресвятыя Богородицы целы, настоящий да запрестолный, а протчия все от благолепия своего изменишася.

В то время на томъ мести Иларионъ и Марко в домъ свой возвратися. Иларионъ постави себе келлию и сени пригради, по мале же времени приидоша к нему Марко и Симеонъ и сожителстваху с нимъ. По семъ прииде к нему иеромонахъ от вологодскихъ монастырей именемъ Феодосий. Въ лето 7148 году ему же Феодосию жител[с]твоваху во своей стране Вологде во обители Всемилостиваго Спаса, и на Прилуце явися ему Пресвятая Богородица. И мало воздремавшуся, и гласъ ему бысть: «Феодосие, иди въ Переславские пределы и покры церковь мою от многихъ летъ непокровенну сущу и многими леты запустевшу». И егда[5] же прииде, Иларионъ возрадовася душею, яко таковаго мужа желаше обрести измлада, желаше[6], да последователь будетъ житию его. И прослависта Бога и протчимъ с нимъ поведаша и покрыша церковь и внутрь, елико возможно.

Смотри: О пострижении Илариона

Нача со усердиемъ молити Феодосия, да облечетъ его въ монашеский образ. Феодосий же поведа ему, каковъ есть монашеский подвигъ, и поучивъ его, облече и постриже в монашеский образъ, и нарече имя ему Лукианъ, суща летомъ тридесяти и нечто боле. И прииде к нимъ из града Переславля Залескаго Николаевскаго монастыря инокъ именемъ Филимонъ, понеже онъ жителство имелъ близъ того миста[7] въ деревне Бекиреве и прихожанинъ ко оной церкви, и о чюдесехъ прехождения образа известенъ, яко же и Марко. И молит преподобнаго, да прииметъ его. Онъ же приятъ его, радуяся.

Потомъ начаша советовати, чтобы построить новую церковь и послаша въ Москву и даша имъ благословенную грамоту построить церковь и начаша приуготовляти место церковному строению. Людие, жителствуемыя около места того, навадиша ахримандриту[8] монастыря Рожественскаго, иже во Владимере граде, именемъ Иосифъ, по реклу Чеусъ, бывый прежде въ Москве во Аддронникове[9]монастыре, а в то время владелъ и Семеновскимъ манастыремъ, иже близу Александровой слободы на реке Сере. Случи ему быть в томъ монастыре и навожденъ бысть от завистниковъ, да изъженетъ блаженнаго от пустыннаго пребывания. Он же прииде злыми чело[веки][10], нача место пустынное разоряти, бревна готовыя взялъ к себе, а иныя…[11].

(Л. 1 об.)[12] В то время помянутый монахъ Феодосий, пришедый от Вологды, паки отиде въ свою страну. На самого же Лукиана повеле оковы железны наложити и поведе его съ собою въ Москву. Приведши же его, обадиша Патриарху, аки бы недобре жителствуетъ. И посланъ бысть под началъ въ Чюдовъ монастырь. Архимандритъ Чюдова монастыря Кириллъ повеле ему труждатися въ хлебне, претерпевая всякое послушание со смирениемъ.

Но не по мнозе времени и тамо яве бысть всемъ добродетелное его житие. Пришедшимъ же неколимъ[13] летомъ, прииде въ Москву некий инокъ, именемъ Тиханъ от Архангелскаго града изъ обители Всемилостиваго Спаса, иже именуется Кожеруческий монастырь, и молитъ Патриарха, еже бы благословилъ кого послать добраго человека и искуснаго к нимъ инока в началники монастыру ихъ. Иосиф же, Патриархъ, вопрошая сущихъ при немъ духовнаго чину властей о такомъ старце. И Чюдова монастыря архимандритъ Кириллъ возвещаетъ Патриарху о семъ доблественномъ и Лукиане монахе: «Есть, Владыко святый, во обители инакъ, присланный под началъ, у мене, житие имеетъ зело искусно. И аще волитъ твоя святыня, возможно иметъ». Тому Патриархъ повеле его привести пред себе. И приведену бывшу, вопрошает его, где рожденъ и где пострижеся, и сколко время въ монашестве пребываетъ.

Преподобный же вся о себе по ряду исповеда. Патриархъ же слышавъ его во ответех искусна суща и разумна, рукополагаетъ его по чину церковному во священника в лето от сотворения мира 154-м, въ первое лето царя Алексея Михайловича державы его, и въскоре посылается по прошению монаха Тихона быти ему строите[ле]мъ въ ихъ монастыре. Егда же прииде во обитель Всемилостиваго Спаса, показавъ всяко тщание въ добродетелномъ своемъ житии. Завистию и наветомъ лукаваго беса тамо возъненавиденъ бысть от прежде помянутаго монаха Тихона. Многи бо скорби и напасти начатъ творити, како бы его отгнать от обители. Онъ же ничего вопреки глагола, но воздохнувъ, воздавъ благодарение Всемилостивому Спасу и миръ давъ братии, отиде оттуду. Братия суть печални быша, провождаху его со слезами и глаголаху: «Кому насъ оставляеши?». Онъ же, воздохнувъ, зря на святую[14]: «Оставляю васъ Всемилостивому Спасу, Той печется всею Вселенною. Той и вашъ путь ко спасению управитъ». И тако отиде от нихъ[15].

Прииде же паки въ Переславския пределы на обещание къ своей церкви. Паки второе начатокъ дела. Постави келлию и начатъ жити. И уведавъ преждереченный Марко, и прииде к нему, и моли его, да облечетъ его въ мо[на]шеский образъ и постриже его и нарече имя ему Матфей. Еще Александровы слободы купецкой человекъ именемъ Михаилъ, и того постриже и нарече имя ему Макарий. По времени же некоем отиде Лукианъ с Макариемъ во Александрову слободу, оставиша Матфея и приидоша демони. Онъ же не[16] неискусенъ, не дождавъ молитвы, отверзе. Они же его умучиша, еле жива оставиша, глаголюща: «Отидите от места сего!». Тогда Лукианъ, сотворивъ молитву ко Богу и Его Матери, Пресвятей Богородице…[17] и навета лукавыхъ бесовъ, инока Матфея причасти святыхъ таинъ и мало поболев…[18] Еще преподобный Лукианъ со ученикомъ своимъ Макариемъ… Ненавистный дияволъ паки наветомъ наусти злыхъ человекъ близъ того… Они же паки нападаютъ и от[го]няютъ от места пустыннаго. Святый же про… о безмовномъ своемъ пребывании, обаче ревностию и любовию распаляем…[19]


[1] Далее вычеркнуто: Лукиана.

[2] ОПИ ГИМ, ф. 195, ед. хр. 617.

[3] Слово написано над строкой.

[4] Далее помета писца: Смотри крепко

[5] В рукописи слово написано дважды.

[6] Так в тексте.

[7] Так в тексте.

[8] Так в тексте.

[9] Одна из букв «д» в слове написана над строкой.

[10] Уголок листа надорван, чтение предположительное.

[11] Уголок листа надорван, текст не читается.

[12] Текст Жития перебивает вставка: «1708 году месяца маия въ день зачата бысть строится церковь новая каменная во имя Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии Честнаго и славнаго Ея Рожества в сей пречестной обители, иже именуется Лукианова пустыня. Первое рвы почали копать к основанию святыя церкви. Сего маия въ день 4 на память святыя преподобномученицы Пелагии, а выкопавъ рвы и после свайнаго бою и выбутки основана бысть святая церковь и вод[д]рузися честный крестъ, идеже быти святому престолу маия въ 23 день на память преподобнаго отца нашего Михаила, епископа Синадцкого, и иже во святыхъ отца нашего Леонтия, епископа Ростовскаго, в самый пятидесятный день праздника Святыя и Живоначалныя Троицы после великия [великия] вечерни. Во основание же тоя святыя церкви положены мощи святыхъ мученикъ Меркурия, Пантелеимона, Артемия [зри, смотри]. А совершися сия святая церковь и ко освящению совершенно уготовися и освятися олтарь Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа нынешняго 1712 году месяца иуня въ 22 день на памят святаго мученика Евсевия, епископа Самосадцкаго, а от сотворения мира [в лето 7020-е — вычеркнуто] в лето седмь тысящъ двадесятое. Святилъ церковь с Москвы Спаса Новаго монастыря архимандритъ Моисей, а на освящении изволили быть благородныя царевны и великие княжны Мария Алексеевна да Феодосия Алексеевна». Далее продолжается Житие Лукиана. На левом поле листа помета: зде смотри.

[13] Так в тексте.

[14] Пропущено слово: церковь.

[15] Далее помета писца: Смотри крепко.

[16] Ошибочный повтор отрицания: не

[17] Лист надорван, текст не читается.

[18] Далее помета писца: Смотри крепко.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru