Русская линия
Русская планета Юлия Скопич12.10.2015 

Службы велись до последнего священника
Чем знамениты храмы Ельца и как проходит их восстановление

Вознесенский собор. Фото: Юлия Скопич / «Русская планета»

Вознесенский собор. Фото: Юлия Скопич / «Русская планета»

Согласно данным Управления культуры и искусства Липецкой области, на госохране в Ельце в настоящее время находятся 12 храмов и один монастырь. Состояние трех из них неудовлетворительное, а Владимирской церкви — аварийное. Большинство церквей реставрируют, в них ведутся службы. Однако некоторые уже вряд ли подлежат восстановлению.

Вознесенский собор

При въезде в город со стороны железнодорожного вокзала голубые купола Вознесенского собора видны издалека. Подъехав к нему вместе со своим спутником, липецким краеведом Александром Клоковым, выхожу из машины и останавливаюсь, чтобы полюбоваться персиковыми стенами главного церковного дома Ельца.

— Помнится, когда несколько лет назад собор решили перекрасить из зеленого в персиковый, событие вызвало настоящий общественный резонанс?

— Помню, помню, — посмеивается Александр Клоков. — Даже настоятель церкви отец Василий хотел, чтобы собор был голубоватого цвета, как в Смоленске, но не персикового. Однако решение принимала епархия. По-моему, за много лет люди просто привыкли к зеленому оттенку и только сейчас начали понимать, что так собор смотрится красочно, парадно.

— А каким он был издавна?

— Некоторые считали, что желтым. Однако подтверждений тому нет. Архитектор использовал желтые и белые краски, потому что в тот период многие значимые здания в Санкт-Петербурге и Москве раскрашивались именно таким образом. Передняя часть на фотографиях вообще была не оштукатурена и не покрашена, а сделана из красного кирпича.

— Почему Вознесенский собор называют младшим братом московского храма Христа Спасителя?

— Оба были возведены по проекту архитектора Константина Тона. Построить Вознесенский собор елецкие купцы решили в 1800 году. Сделать это предполагалось всего за 6−7 лет. Однако первый проект не был утвержден, и закладку выполнили лишь в 1845 году. Согласно проекту по размерам собор значительно превосходил Исаакиевский, что считалось недопустимым. Кроме того, купцов стали уговаривать, что в Ельце и без того много церквей. Вот дело и затянулось.

— Как же удалось сдвинуть его с места?

— Более 150 елецких купцов подписались, что обязуются давать деньги на строительство и содержание Вознесенского собора. Только после этого на заседании городской думы был создан строительный комитет. Из купцов выбрали главного строителя, которым стал Иван Петров, а в помощь ему еще двух человек — Ивана Попова и Ивана Уклеина. Именно благодаря роду Петровых мы видим собор таким, какой он есть. В 1842 году Иван Петров поехал в Москву, чтобы заказать проект у архитектора Константина Тона. Тот составил смету, и Иван Герасимович начал строительство. Возвели уже большую часть стен, когда Петров умер. Тогда городская дума избрала его племянника, Александра, и он успел довести строительство практически до куполов. Строительство закончил лишь его сын. В итоге на все ушло 44 года.

— Купцы, правда, все оплачивали?

— У сына последнего строителя Александра Петрова сохранились шнуровые книги, где учитывались все доходы и расходы. В них написано, что собор построили на деньги городской думы и пожертвования жителей города. Так что ельчанам есть чем гордиться.

По округе раскатывается звон колоколов. Служба закончилась. Многочисленные горожане расходятся по своим делам. Голубые купола озаряются солнечным светом.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы

Существует городская легенда, что местные купцы ходили на поклон к царю просить, чтобы Елец сделали губернским городом. Царь им на это ответил: «Как 33 церкви построите, так сделаю Елецкую губернию».

Храмы в Ельце на каждом шагу. Стоит отойти от Вознесенского собора, перейти через дорогу и пройти до пересечения улицы Маяковского с одноименным переулком, виден храм Покрова Пресвятой Богородицы. Правда, состояние его уже оценивается как неудовлетворительное.

— Вы знаете, какой храм Ельца является самым древним? — спрашивает Александр Клоков, пока мы идем к церкви.

— Неужели Покрова Пресвятой Богородицы?

— Именно. Впервые в документах он упоминается в 1617 году. Правда, датой освящения называется 1759 год. А в середине XIX века его решили отреставрировать, так как появились трещины в стенах. Автором проекта выступил Андрей Тон — брат Константина Тона, зодчего Вознесенского собора. В качестве прообраза он взял Исаакиевский собор Санкт-Петербурга. И получилось довольно неплохо. Известен храм и тем, что в нем хранились реликвии, принадлежавшие Тихону Задонскому. Вот только в советские годы это не спасло его от закрытия.

— Как и остальные церкви. Что же там в то время располагалось?

— Склад зерна, мебельные склады, какое-то время хранились велосипеды. В 1960-х годах власти разрушили купол, потом — колокольню. Ее пробовали стянуть бульдозерами, но ничего не вышло. Тогда вдоль здания выкопали канаву ЖКХ. Она заполнилась водой, ослабила грунт, и колокольня съехала сама, но так и не упала. Помещение долго пустовало. Его облюбовали готы и, судя по символике, которая «украшала» стены совсем недавно, сатанисты.

Верующим церковь вернули в 1997 году. Но липецкий и елецкий епископ Никон благословил начало восстановительных работ лишь осенью 2010-го. Руководит ими с тех пор архимандрит Товия.

Его мы встретили у самого храма. Вместе с прихожанами он вышел на субботник. Так же дружно они уже давно очистили помещение от мусора. А в 2014 году здесь освятили новые колокола.

— Мы не планировали заниматься куполами, — вступает в разговор отец Товия. — Просто во время Великого поста я получил анонимное денежное пожертвование и записку с подписью «на колокола». Показал ее прихожанам, и мы решили, что, наверное, на это воля Божья. Собрали еще денег, чтобы хватило на три колокола. Но в храме должен был быть большой, главный. Я обратился к знакомому звонарю, и тот порекомендовал воронежский завод. Сказал, что там делают колокола хорошего качества, и у них есть возможность сделать восьмитонный.

— Зачем был нужен восьмитонный?

— Столько весил главный колокол, который раньше украшал колокольню. На заводе мне подобрали ансамбль, а освятить колокола мы решили на престольный праздник.

Работы предстоит еще много. Однако весь вид портят металлические гаражи, которые окружают восстанавливающийся храм.

— Это наша головная боль, — замечает мой взгляд отец Товия.

Владимирская церковь. Фото: Юлия Скопич / «Русская планета»

— К администрации города обращались?

— Конечно. Она еще несколько лет назад обещала заняться этой проблемой. Мне сказали, что на территории храма находятся только самовольно поставленные гаражи, а законные располагаются по периметру и не мешают. Некоторые люди откликнулись на просьбу убрать их. Но на том дело и закончилось, воз и ныне там.

— А людей не смущает необходимость заезжать на территорию храма, чтобы поставить машину?

— К сожалению, далеко не всех. Есть и те, которые заявляют, что костьми лягут, но гаражи не отдадут. Очень хочется надеяться, что проблема все-таки решится.

Владимирская церковь

На углу улиц Пионерская и Маяковская расположилась еще одна церковь — Владимирская, а точнее, то, что от нее осталось. Если сам храм — древнейшая часть церкви — еще крепок, то колокольня и трапезная полностью разрушены.

— Печальное зрелище, не правда ли? — грустно смотрит на остатки стен Александр Клоков.

Владимирская церковь ненамного младше храма Покрова Пресвятой Богородицы. Первое деревянное сооружение было построено вместо храма святого Сергия Радонежского в 1680-х годах.

Существует предание, что церковь чудесным образом уцелела во время пожара 1769 года, спалившего весь Елец. Кто-то непрестанно звонил на колокольне посреди бушующего вокруг огня и не прекращал до тех пор, пока пламя не погасло.

Деревянную церковь решили заменить каменной спустя 100 лет после ее постройки. Место выбрали чуть севернее, а на прежнем установили каменный столб. Работы по строительству нового храма закончились в 1844 году.

— Как же он превратился в руины?

— В годы советской власти церковь ограбили. А еще раньше убили ее священника Михаила Тихомирова, арестованного по обвинению в сопротивлении властям и контрреволюционной деятельности. Однако службы велись до 1937 года, пока не был арестован, а затем расстрелян последний священник. В храме разместилось военное ведомство, что на некоторое время спасло его от разрушения. Потом он использовался летной частью как складское помещение. Состояние здания на тот момент еще было хорошим.

В годы войны ельчане не раз ходатайствовали об открытии церкви. Однако когда за дело взялся один очень энергичный священник, испугались перемен, и храм так и не был открыт. Люди стали растаскивать полы, помещение начало разрушаться. Потом городские власти попытались снести здание, даже разобрали верхние ярусы колокольни. Но снос отложили. А время-то шло, и, как вы видите, совсем не на пользу храму.

Бывшие когда-то величественными стены Владимирской церкви практически превратились в руины. Только сейчас решили взяться за ее восстановление, и, возможно, когда-нибудь храм снова предстанет перед ельчанами и гостями города во всем своем былом великолепии.

http://rusplt.ru/society/slujbyi-velis-do-poslednego-svyaschennika-19 162.html

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru