Русская линия
Русская линия Владимир Семенко04.07.2005 

Главная ошибка Назарова заключается в смешении духовно-вероучительного и политического планов
Владимир Семенко прокомментировал РЛ итоги дискуссии вокруг «Письма 500 — 5000»

От редакции: Знаменитое «Письмо 500 — 5000» стало одним из заметных событий общественной жизни первой половины 2005 года. Оно вызвало бурную полемику в православных кругах. «Русская линия» оказалась единственным православным СМИ, которое предоставило возможность обстоятельно высказаться как сторонникам, так и противникам инициатора письма Михаила Назарова. Мнения pro et contra, а также сообщения по теме читатель может найти на нашей специальной странице, посвященной «письму 500». Между тем, свой вердикт по этому вопросу вынесла прокуратура. 30 мая и 24 июня были преданы гласности два постановления прокуратуры. Это является важной вехой в обсуждении проблемы, в связи с чем мы решили подвести некоторые итоги дискуссии, попросив высказаться ее главных участников. Поначалу мы намеревались предложить читателю краткие комментарии М.В.Назарова, К.Ю.Душенова, А.Н.Крутова, а также А.Б.Рогозянского, В.П.Семенко и диакона А.Кураева. Однако один из активных участников обсуждения публицист Владимир Семенко ответил на наши вопросы весьма пространным интервью. Мы надеемся, что и другие участники дискуссии последуют его примеру и подведут некоторые итоги состоявшегося обсуждения.


РЛ: Уважаемый Владимир Петрович! Как известно, недавно Басманная прокуратура ответила отказом как подписантам нашумевшего «Письма 500 — 5000», требовавшим принять меры запретительного характера по отношению к иудаизму на государственном уровне, так и представителям еврейских организаций России, сетовавших на «антисемитизм» самого письма. Михаил Назаров и его единомышленники считают такой ответ прокуратуры своей безусловной победой (на данном этапе). Как Вы оцениваете ситуацию? Можно ли вышеупомянутое событие считать в известном смысле итогом острой дискуссии вокруг письма, прошедшей на РЛ?

В.С.: В своем ответе мне бы хотелось выделить два достаточно самостоятельных, хотя и связанных между собой момента. Первое — это новая ситуация как таковая, возникшая после ответа прокуратуры. Здесь мне представляется абсолютно бесспорным стопроцентный успех тех спецслужб, которые провернули данную операцию. В своей «Анатомии — 2» я достаточно подробно объяснил нашим наивным патриотам, что такое «управление по тенденциям». В том-то и заключается профессиональное искусство «операторов», чтобы даже при несомненном успехе и достижении их целей «акторы» считали победителями себя. Назаров может сколько угодно торжествовать, накачивая свою условно-виртуальную харизму и мысленно возносясь до небес. Это уже проблема его личной адекватности. Но объективный результат всей истории, взятый в виде, так сказать, сухого остатка, совсем другой, чем это представляется Михаилу Викторовичу, увлеченному своей ролью харизматического лидера. Он двояк. Во-первых, это легализация пресловутого «Шулхан-Аруха» на государственном уровне. Если до этого (до ответа прокуратуры) данный текст был принадлежностью исключительно религиозного пространства, феноменом, так сказать, внутренней жизни религиозного еврейства (до которого и секулярному-то еврейству по большей части не было никакого дела!), то теперь российское государство устами Басманной прокуратуры официально признало, что никакой расовой, национальной нетерпимости и человеконенавистничества там нет, и, стало быть, обвинения в адрес иудаизма в правовом смысле беспочвенны! Если считать Назарова человеком искренним, говорящим правду (а я считаю, что это именно так), то это — прямая противоположность тому, чего хотел достичь он и его соратники, сколько теперь не делай хорошую мину при плохой игре.

Чтобы снова, в очередной раз, не порождать бесконечную полемику, позволю себе процитировать то в постановлении прокуратуры, что относится к юридической сути дела: «Принимая во внимание, что в ходе проверки в связи с изданием и распространением книги „Кицур Шульхан Арух“ не установлен умысел на возбуждение в обществе национальной и религиозной вражды, унижение человеческого достоинства по признакам национальной и религиозной принадлежности, публикация и распространение данной книги не образует состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 282 УК РФ.» Назаров же, окончательно потерявший какое-либо подобие адекватности, утверждает совсем другое: «Теперь создан важный юридический прецедент: прокуратура провела экспертизу и признала книгу „Кицур Шульхан арух“ оскорбительной для неевреев» (см.: «Обоюдный отказ, равносильный нашей победе»), ссылаясь при этом на заключение эксперта, доктора психологических наук, специалиста по дошкольному образованию В.И.Слободчикова, которое само по себе, строго говоря, как раз и не является юридическим прецедентом.

Интересно, кто-нибудь сомневался в таком или подобном результате? Второе заключается в том, что полный (и все пополняющийся!) список «экстремистов» сам попал куда следует. Назаров и Књ избавили наши доблестно-ленивые спецслужбы от необходимости трудиться и собирать информацию. Интересно, есть ли среди читателей РЛ такие наивные люди, кто сомневается в том, что из прокуратуры пресловутое письмо со всеми подписными листами попадет прямиком на Лубянку, а оттуда — в соответствующие ведомства некоторых дружественных ближневосточных государств? У нас ведь теперь «открытость» и нет «железного занавеса», тем более в столь щепетильных вопросах!

Что же касается терпимости, проявленной прокуратурой по отношению к «подписантам», то и здесь, на мой взгляд, нечему радоваться. Еще «Анатомии — 1» я совершенно четко указал (и не отказываюсь от своих слов теперь), что главная цель всей спецоперации — вполне традиционная для деятельности спецслужб, а именно — нейтрализация и по возможности полная ликвидация «русского фактора». Если в позднесоветские времена это была по преимуществу собственная игра Андропова и Књ, напрямую не связанная с какими-либо факторами международного происхождения, то теперь дело обстоит гораздо хуже. Во-первых, повторюсь, что, говоря «спецслужбы», я отнюдь не имею в виду только лишь российские спецслужбы, либо соответствующие ведомства каких-либо национальных государств. Здесь все гораздо сложнее. Говорить об этом нужно подробно и в другом месте, поэтому ограничусь констатацией вполне очевидного для всех факта, что «русский фактор» является проблемой для очень многих весьма влиятельных, скажем так, сил как вне, так и внутри РФ. Во-вторых, аналитическое рассмотрение ситуации, к которому трагически неспособны люди «убойно-патриотического» типа, невозможно без учета текущего политического контекста. А контекст этот ужасен. То, что называют «оранжевой революцией» (или там «оранжево-березовой», что страшно сужает контекст), в российском варианте (который мы увидим очень скоро, скорее, чем многие думают) будет иметь особенно кровавый характер. (Что с учетом наших знаний российской истории XX века не может удивить). Главным механизмом здесь будет служить национально-конфессиональный вопрос. Если на окраинах РФ или, скажем, в Поволжье «оранжевая революция» приобретет ярко выраженный зеленый (исламистский) оттенок, то из центра, скорее всего, будет запущена вполне управляемая скинхедовско-«коричневая» волна, нашпигованная языческо-шизоидными лозунгами. Одно, два, три крупных столкновения между этими двумя группами, затем — возможно, захват террористами крупного стратегического объекта, угроза ядерным арсеналам РФ — вот вам и отличный предлог для одобренного «мировым сообществом», вполне «законного» вторжения войск НАТО. Дальше, естественно, достижение двух последних целей, пока еще не достигнутых столь любимой Назаровым «мировой закулисой» — окончательная реализация на практике «доктрины о порабощенных нациях» (то есть расчленение и без того усеченной России) и контроль над ядерным оружием. Военные, которые подхватят власть, выпавшую из натруженных чекистских рук, естественно, ее не удержат, особенно если учесть их нынешнюю неспособность и неготовность заниматься своим прямым делом, то есть воевать. Дальше — см. пример Боснии: хаос, упадок, разрушение последних очагов культуры. А неспособность что американцев, что европейцев удерживать порядок на оккупированной территории отчетливо видна на примере Ирака и Афганистана. Для кого-то все это есть ни что иное, как отработка на практике теории «управляемого хаоса», а для нас — перспектива полного уничтожения русского этноса. Ясно, что в ходе разворачивания хаоса на территории России и вообще Евразии русский актив под шумок этно-конфессиональных конфликтов должен быть «зачищен» полностью, и он будет зачищен! Уже сейчас вполне очевидно, что православно-патриотические, консервативные силы, имеющие полное моральное право выступать от имени русского православного большинства, практически изолированы и исключены из реального политического процесса, поскольку при непосредственном участии Назарова и Књ загоняются в маргинальное стойло. Деятельность Назарова, разумеется, — не единственное средство здесь, но и немаловажное. Но дело не ограничится этим. Впереди — гораздо более серьезные события! Если кто не понял, поясню, что веду речь не об угрозах пальчиком с высоты прокурорского кресла и не о «политзаключенных» нынешней, постсоветской поры, о которых шумит Назаров и в каковые попадают в основном маргиналы, зацикленные на еврейском вопросе, а о физическом уничтожении последнего цвета нации, прежде всего творческой интеллигенции. Предстоящая (еще не сыгранная) роль пресловутого «Письма 5000», думается, понятна без дополнительных комментариев. Главное здесь заключается в том, что если верить Назарову, то в «подписанты» попали уже не только редакторы малотиражных националистических изданий, но и Шафаревич, Белов и др. И зачем же в такой замечательной и столь выгодной спецслужбам ситуации, когда список все время пополняется, «слугам народа» резать курицу, несущую золотые яйца? Ясное дело, ребятам прозрачно намекают: ребята, не бойсь, мы с вами, мы и сами их не любим (в глубине души, конечно, потому что сами понимаете, должность обязывает…). Так что, если бы Назарова не было, спецслужбам требовалось бы его выдумать.

РЛ: Может быть, все это и так, но как быть с теми противоречиями, в которых уличает Вас Назаров? Ведь если он прав, стало быть, вся Ваша схема насчет «спецоперации» неверна!

В.С.: Я не очень хорошо понимаю, о каких именно противоречиях идет речь. «Ответ» Назарова на «Анатомию-2» (который вообще здесь не уместен, поскольку сама статья отнюдь не полемическая), настолько слаб, что это вскоре стало ясно, по-видимому, и самому Назарову. Не случайно в своей «итоговой» большой статье «Жить без страха иудейска» (которую, насколько я понимаю, он теперь издал отдельной брошюрой, практически начисто проигнорированной церковной системой книготорговли) автор вернулся к своим прежним аргументам, сделав вид, что в моей новой работе на самом деле ничего нового нет. Разбираться с такого рода «аргументами» уж совсем скучно. Все это, в основном, эмоции. Отреагировать можно лишь на два момента. Первое — я давно уже не являюсь сотрудником Московской Патриархии, каковая к моим выступлениям в печатной и электронной прессе никакого отношения не имеет. Второе — это утверждение Назарова, что обращения граждан в Генпрокуратуру, а затем в Госдуму не было. Можно подумать, что я сам это выдумал или получил недостоверную информацию из каких-то закрытых источников! В действительности эти факты позаимствованы мною из вполне публичного выступления генерала Леонова. (Какового, кстати, я отнюдь не считаю главным автором провокации, откуда Назаров это взял?). Таково искусство «операторов»: до сих пор непосредственные участники событий расходятся в своем изложении того, как было дело! По-моему, это как раз лишний раз доказывает, что ни один из них реально не управлял этими событиями, а был кто-то, кто всеми манипулировал. (Либо один из уважаемых коллег просто лжет).

Надо сказать, что сам Назаров противоречит себе буквально на каждом шагу. Так, в своих комментариях, сделанных по горячим следам январско-февральских событий (которые я проанализировал в «Анатомии — 2») он настаивал, что депутатский запрос в Генпрокуратуру и пресловутое «Обращение», опубликованное в «Руси православной» — один и тот же документ, разница лишь в том, что редакция дала свой заголовок и разбила текст на рубрики. Однако затем он кардинально изменил свою позицию и стал уже утверждать, что текст «Руси православной» «не имеет отношения к депутатам» (см.: Жить без страха иудейска! От составителя Обращения). Спрашивается, это что — «прозрение» или новая тактика? — Разбираться дальше со всей этой ситуациейсовсем не интересно.

Что касается того, что я делал, когда Назаров бок о бок с разнообразными представителями «сатаноизбранного народа» боролся с коммунизмом в дружных рядах НТС, то я, если кого-то это очень интересует, состоял в РХДД, первой легальной христианской партии, созданной еще в советское время. Именно наши депутаты, депутаты от РХДД, будучи в Верховном Совете РСФСР в подавляющем меньшинстве, инициировали и продавили на волне позднеперестроечной демократии те законы, благодаря которым наша Церковь получила возможность нормального существования в новых условиях, а именно новый закон о свободе совести (революционный для того времени), ликвидирующий, в частности, пресловутый Совет по делам религий, и закон о передаче Церкви в бессрочную аренду зданий храмов, монастырей и т. д., что положило начало трудному процессу возвращения церковной собственности. Впрочем, это совершенно отдельный и достаточно долгий разговор.

РЛ:Но ведь Вы так ничего и не ответили на главный аргумент Назарова: все Ваши соображения — от лукавого, это все материальная сторона, «реал-политик», в то время как главное — это духовная мобилизация сил нации, духовный отпор силам зла, основанный на правильном историософском понимании ситуации в свете евангельской Истины, истины Откровения?

В.С.: Отвечая на этот вопрос, мне придется затронуть второй момент из числа тех, о которых я упоминал в начале нашего разговора, а именно — заняться уже обсуждением деятельности Михаила Викторовича как таковой, вне какой-либо связи с тем, кто и как эту деятельность использует. В «Анатомии — 2», если помните, я обещал ответить Назарову уже в плане личной полемики, по существу его позиции. Причем, намеревался сделать главный акцент именно на духовных сторонах ситуации, как я ее понимаю с позиций православной церковности. Я, увы, не сдержал обещания, и, может быть, это отчасти явилось косвенной причиной полного непонимания со стороны уважаемого коллеги. Но, честно говоря, после всех последних шагов Назарова, после его неприкрытой агрессивности, после уже сознательно провокационной попытки затащить нас на это безумное шоу в Славянском центре (интересно, без поддержки своей тусовки, во многом состоящей из людей, мягко говоря, неадекватных, в присутствии немногих и компетентных экспертов Назаров разговаривать уже не в состоянии?) делать это как-то расхотелось. Теперь, поскольку Вами задан прямой вопрос (а я никогда не уклонялся от прямого разговора), придется вернуться к этой теме.

Прежде всего, хотелось бы подчеркнуть: обе «Анатомии» не содержали в себе вообще никакой полемики! (Если не считать часть, посвященную Душенову, которому, в свете его шулерства и передергиваний, пришлось ответить предельно жестко). Целью обеих статей был объективный и по возможности спокойный анализ ситуации и, в частности, комментариев самих участников событий, раскрытие механизма спецоперации, коей отнюдь не Назаров является главным субъектом. Он же, как типичный патриотический «харизматик», весь мир делит на две неравных половины: тех, кто его поддерживает, и тех, кто с ним борется. Такие люди, как правило, не воспринимают рациональных аргументов.

Когда деятели, подобные Назарову или Душенову, заговаривают о духовности, честно, говоря, просто плакать хочется. Что они вообще имеют в виду, говоря о «духовном сопротивлении злу»? Вообще-то в понимании Церкви духовность, в собственном смысле, есть то, что основано на верности святому Православию, то есть учению Семи вселенских соборов. В практической жизни христианина эта верность проявляется, во-первых, в посте и молитве, в молитвенном делании, основанном на определенной аскетической практике (здесь у каждого своя мера, но монашеский идеал древней Церкви нам хорошо известен), во-вторых, в участии в таинствах Церкви (без чего считать себя православным просто невозможно) и, в-третьих, в совершении добрых дел, во имя Христа совершаемых. Именно все вышеперечисленные дела и составляют путь спасения, с точки зрения Церкви. Какое отношение ко всему этому имеет публицистическая деятельность Назарова, Душенова и всех остальных «активистов» подобного рода? В связи с назойливыми упреками всех тех, кто не собирается становиться в строй «Руси православной» и Књ, в заведомой бездуховности, возникает несколько простых вопросов.

Первое. Считают ли уважаемые коллеги сам факт наличия чьей-либо подписи в их подписном листе спасительным для того, кто эту подпись поставил (именно в духовном смысле)? (Некоторые из «ревнителей» так именно и высказываются!). Или же это, по их мнению, необходимое условие для спасения, но недостаточное? Можно ли утверждать, что те, кто там не расписался, вступили на путь погибели? Это не так смешно, как кажется! Ведь многие борцы с ИНН прямо учили: взял номер — стал соработником сатане. Выдумали даже целое особое учение о какой-то «предпечати», никаких новозаветных либо святоотеческих истоков не имеющее! Может быть, и здесь имеет место что-то подобное?

Второе. Считать себя православным и не состоять в евхаристическом общении с каким-либо законно, канонически рукоположенным епископом нельзя, невозможно. (Поскольку в этом случае человек не является членом евхаристической общины, а знак принадлежности к Церкви — как раз участие в Евхаристии). В связи с этим интересно: а где, собственно, евхаристическая община самого М.В.Назарова, кого он считает своим предстоятелем? Наша иерархия, иерархия РПЦ МП, с точки зрения Назарова — почти сплошь апостасийники. Есть вроде бы несколько епископов, которые еще не вступили на путь апостасии, но, поскольку все они пребывают в общении со Святейшим Алексием и с другими членами Синода, то тут у Назарова, с канонической точки зрения, получается неувязка. Но мало и этого! Как только начался процесс сближения РПЦ и РПЦЗ, и радикальная позиция Назарова по этому вопросу была Зарубежной Церковью отвергнута, апостасийниками были объявлены и архиереи самой Зарубежной Церкви, от имени которой Назаров до сих пор все время выступал. Дошло до того, что, как пишет сам Назаров, он был изгнан из числа прихожан синодального подворья РПЦЗ самим владыкой Подольским Михаилом (епископом Зарубежной Церкви), у которого до этого окормлялся (См.: Назаров М.В. «Диалог РПЦЗ И МП: «Соединение может быть только в Истине». М., «Русская идея», 2004. С.246). Не очень понятно, что значит «изгнан»? Можно ли это понимать так, что на Назарова наложены какие-либо прещения? Пусть уважаемый Михаил Викторович публично ответит: где он все-таки в настоящее время причащается? Потому что если человек нигде не причащается, то он и не может считать себя православным, и тогда все обличения Назарова никакого отношения ни к какой духовности не имеют и не выходят за рамки чистой публицистики!

Разумеется, критиковать епископат вполне допустимо, а в известных случаях и необходимо. Однако это ни в коем случае не должно означать войны с Церковью, не должно приводить к непоправимым шагам канонического плана, когда люди без достаточных оснований отделяются от своих епископов, учиняя раскол! Назаров, с одной стороны, вроде бы понимает это и прямо говорит, правильно ссылаясь на соборные установления (См.: Там же, с 268). С другой же стороны, вся логика его последних шагов по созданию «церкви последних времен» направлена именно на окончательный разрыв с канонически законными церковными структурами и, в конечном счете, на раскол, к которому он склоняет и некоторых епископов, противостоящих, по его мнению, апостасийным тенденциям внутри самой Церкви (См.: Там же). С таким крайне вредным радикализмом, в котором Назаров фактически смыкается с витальевцами, хотя и не перестает их вполне обоснованно критиковать за «ревность не по разуму», согласиться никак не возможно.

Вернемся, однако, к пониманию духовности. На мой взгляд, главная ошибка Назарова и его единомышленников носит методологический характер и заключается в смешении духовно-вероучительного и политического планов. (Настоящее интервью уже было подготовлено к публикации, когда мне стала известна обстоятельная статья Андрея Рогозянского «Три причины, по которым нельзя увлекаться учением Михаила Назарова, представляющая, на мой взгляд, вполне обоснованную критику назаровских подходов, в ряде принципиальных моментов совпадающую и перекликающуюся с нашими положениями.) Здесь имеет место не определение их связи, которая, безусловно, есть (иначе невозможно было бы вообще говорить о христианской политике, к каковой мы все в той или иной степени причастны) а именно смешение. Эта «историософия», в которой, как раз, по мнению некоторых, Назаров и не особенно силен — есть тот универсальный ключик, которым коллега пытается открывать все двери. Приходя к политикам, он говорит: ну, вы же бездуховные люди, вы ничего не понимаете в историософском содержании событий. А приходя к отцам и владыкам, к людям сугубо церковным, он говорит вроде бы совсем другое, хотя на самом деле то же самое: вы, отцы, конечно, молитвенники и все такое, но в политике не сильны, не понимаете вы историософского смысла современности и т. д. В последней книге Назарова я прочитал фразу, которая меня просто шокировала. Не только высшее священноначалие, пишет автор, не понимает этого самого историософского смысла, но и наши духовные наставники, те, кого мы почитаем как учителей духовной жизни. Ну, так наш долг им объяснить! Только человек, окончательно предавшийся гордыне, именно как страсти, пребывающий в глубокой прелести, может позволить себе подобные высказывания! Это напоминает назидательное изречение другого «ревнителя», правда, по другому поводу (поскольку фраза из личной беседы, имени не называю): «Разница между нами в том, что я свой выбор уже сделал, а для тебя выбор еще есть: присоединиться ко мне или нет». Это я к нему должен присоединяться, а не ко Христу! По-моему, данное изречение — просто квинтэссенция всего этого направления!

Какая же тут духовность, в чем она? Разве в «Лествице» преподобного Иоанна или в «Триадах» святителя Григория Паламы что-нибудь говорится о политике? Разве мое спасение зависит от того, как я голосовал на выборах или как я отношусь к Путину? Я, положим, плохо отношусь к Путину и что? Разве я от этого приблизился к Царству Божию, избавился от того или иного греха, стал усерднее молиться? Разве моя профессиональная деятельность как публициста и редактора может заменить собственно духовную жизнь?

Я непосредственно включен в политический процесс с конца 80-х годов XX в. Михаил, надеюсь, помнит, что мы вместе с ним входили сначала в Политсовет РХДД, затем — в Национальный Совет движения «Держава», участвовали в Православно-политическом совещании, словом, всегда были в стратегическом плане союзниками. Главный пафос всей нашей деятельности всегда состоял в том, чтобы привнести христианские ценности в политику. Это привнесение в первую очередь означает, что христианские политики должны являть собой авторитетный нравственный пример для всех остальных, а не служить пугалом, убеждая, что православие — религия каких-то диких людей, а христианская политика — удел законченных маргиналов. Горько сознавать, что тот, кого мы считали одним из главных идеологов нашего движения и одним из лучших православных писателей в современной России, ныне настолько утерял духовную трезвость, что попросту уже перестает различать разные планы бытия, совершая столь хрестоматийные ошибки!

Смешение Назаровым и другими людьми подобного склада собственно духовного и социально-политического планов в полной мере проявилось и в истории с «Шулхан-Арухом». Если бы все это оставалось чисто религиозной полемикой, проблема не приобрела бы подобной остроты. (Хотя и здесь, как представляется, следует действовать совершенно иначе, на другом уровне — см. «Анатомию — 1»). Не стану разбираться с тем, насколько прав Назаров в своем понимании «Шулхан-Аруха». Заниматься этим должны эксперты, специалисты с православной, с еврейской стороны и со стороны светской науки. Предположим, что во всем прав. Но ведь это религиозный вопрос! Талмудический иудаизм, без сомнения, — религиозный враг христианства. Здесь Назаров Америки не открыл. И когда мы пребываем в собственно религиозном пространстве, в пространстве самой веры, никакой терпимости быть не может, иначе это будет уже изменой нашей вере, вероотступничеством. Ну, так духовное противостояние нашим религиозным врагам и заключается в духовной же верности Христу (см. выше), которая сама по себе спасительна. А в политике нужно практическим делом заниматься, улучшать внешние условия жизни, делая их по возможности более благоприятными для дела спасения, а не накручивать лжеэсхатологическую истерию! Однако Назарова и Књ такой подход не устраивает, им хочется чего-то «большего», хочется сразу в рай въехать.

Кроме того, важно понимать, что механический перенос нашей принципиальной нетерпимости, уместной и даже необходимой в собственно религиозной сфере, в пространстве самой веры, в социальную плоскость, в область светского права и общественно-политической жизни — необычайно опасное, а в некоторых отношениях — и противозаконное дело. У нас все-таки светское государство! Поэтому здесь, в пространстве секулярного государства и общества, религии и конфессии как раз должны проявлять взаимную терпимость, а государство должно отслеживать ситуацию и принимать самые жесткие меры, если эта внешняя терпимость уступает место вражде и агрессивности. Хорошим примером вполне конструктивного взаимодействия традиционных религий является Межрелигиозный совет России, где, не изменяя своим вероучительным принципам, религиозные организации договариваются о некоторых общих позициях в той социально-политической сфере, которая для них самих является внешней. Для Назарова же сам факт существования Межрелигиозного Совета есть проявление вероотступничества. Неясно, что же нам теперь — религиозную войну начинать? Да, кстати говоря, и в дореволюционной России, где православие было как-никак государственной религией, ни о каких запретах по отношению к традиционным религиям речь не шла. В отношении иудаизма были некоторые ограничения, которые постепенно сходили на нет в эпоху св. царя-мученика Николая Александровича. Поэтому, хотя наш идеал — есть идеал Христа, то есть приведение всех людей, всего мира к нашей спасительной православной вере, необходимо сохранять духовную трезвость и различать разные планы бытия, уважая свободу людей, не беря на себя столь любимую «ревнителями» роль добровольных инквизиторов-опричников.

РЛ: Но ведь невозможно спорить с тем, что Назаров и другие в значительной степени правы, говоря о еврейском влиянии в различных сферах современной российской жизни, носящем по преимуществу негативный характер. Не могут же патриоты ограничиваться лишь молитвой, духовным деланием, когда речь идет о жизни общества?!

В.С.: Во-первых, следует точно понять, о каком именно негативном влиянии можно вести речь. На мой взгляд, если уж говорить о еврействе, хотя в социальном плане значение данного фактора сильно преувеличено, то весь негатив в жизни нашего общества связан с влиянием не религиозного, а либерально-космополитического еврейства. Вот это уж действительно «мафия»! Такие персонажи, как Познер, Швыдкой, Гельман, все эти банкиры-олигархи — типичные либеральные космополиты. Им только в страшном сне может присниться, что они живут в соответствии с религиозными предписаниями иудаизма. То, что пишет Назаров: «Да, секулярное сознание, но все пронизано этим духом» (надо полагать, духом «Шулхан-Аруха») — натяжка, мысленный кульбит и ничего больше. Не существует никаких доказательств (тем более таких, которые могли бы быть признаны судом), что действия современных русофобов, либеральных экстремистов, глобализация, грабительская «приватизация» и т. д. и т. п. основаны на «морали Шулхан-Аруха». Данное умозаключение Михаила Викторовича — типичный «поспешный синтез», выражаясь языком философии, просто плод его духовной нетрезвости.

Я не знаю ни одного действительно православного человека, да и просто нормального русского патриота, которого бы не возмущала разрушительная русофобская деятельность Швыдкого, Гельмана и им подобных. Но причем тут «Шулхан-Арух»?!! Кто мешает, к примеру, инициировать судебные процессы по конкретным делам, связанным с их деятельностью? Вот группа художников и православные правозащитники подали в суд на устроителей выставки «Россия-2» в ЦДХ, по сравнению с которой Сахаровский центр просто отдыхает. Так помогите им! Там понадобится готовить экспертизы, выступать в качестве свидетелей, тратить много сил, учиться разговаривать на правовом языке. Нет, псевдоэсхатологическая истерика «ревнителей» привлекает больше. Трудиться-то не хочется! Уж не знаю, какие они там молитвенники…

В заключение хотелось бы сказать еще об одном, хотя здесь я отчасти сознательно повторюсь. Спокойно-застойный («путинский») период в жизни нашего общества завершается. Впереди очень непростое время. Слишком многие хотели бы, чтобы здесь пролилось как можно больше крови. «Оранжевые» и всякие другие революции в бескровном варианте в России, как правило, не получаются. Слишком много вокруг сознательных и хорошо организованных провокаторов, слишком мощная поддержка у них с разных сторон. В этой трагической ситуации православные патриоты обязаны проявить спокойствие и выдержку, невозможные без духовной трезвости. Не поддержка компрадорской власти, но и не раскачивание ситуации, стойкое противодействие разрушительным действиям «оранжевых» провокаторов — вот наш лозунг.

Но в последнее время идея революции и гражданской войны забрасывается и в православно-патриотическую среду! Недавно один очень известный и суперпатриотический депутат (кстати, из числа подписантов пресловутого «антисемитского» запроса) на некоем круглом столе высказался в том плане, что нам необходима «контрреволюция» (которую он смешал с реставрацией), и «жертвенная кровь, которая сплотит русский народ». Давно мы не слышали столь ужасных речей! От этого уже прямо веет семнадцатым годом! Я знаю только одну жертвенную кровь, которая сплачивает русский народ — это кровь Христа, пролитая на Кресте, и кровь мучеников, отдавших свои жизни за Него. Кровь, пролитая в гражданской войне, никогда не сплачивает, а всегда только разъединяет. Не случайно наша Церковь молится об избавлении от междоусобной брани. Как бы безответственные действия «ревнителей не по разуму» не были вписаны в это ловкое раскачивание ситуации… А спишут все потом, как обычно на «русский православный фашизм», в этом можно не сомневаться…

http://rusk.ru/st.php?idar=7260

  Ваше мнение  
 
Автор: *
Email: *
Сообщение: *
Антиспам: *   
  * — Поля обязательны для заполнения.  Разрешенные теги: [b], [i], [u], [q], [url], [email]. (Пример)
  Сообщения публикуются только после проверки и могут быть изменены или удалены.
( Недопустима хула на Церковь, брань и грубость, а также реплики, не имеющие отношения к обсуждаемой теме )
Обсуждение публикации  


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru