Русская линия
Православие.RuСвященник Михаил Желтов29.09.2015 

Формирование ядра Последования ко Святому Причащению в X—XII вв.еках в Византии

В первой статье настоящего цикла мы увидели, что к началу второго тысячелетия по Рождестве Христовом практика молиться про себя непосредственно до и после принятия Святых Тайн перестала быть личным делом каждого верующего и оказалась возведена в ранг обязательной нормы — по крайней мере, в византийской монашеской среде. Не случайно как раз к самому началу второго тысячелетия относятся и первое точно датируемое правило ко Святому Причащению из «Удобозримого устава» Никиты Стифата, и фиксация обязательности исполнения этого или подобного ему правила монахами-причастниками в Евергетидском и некоторых других византийских Типиконах. Однако это не означает, что уже тысячу лет назад установилось именно современное Последование ко Святому Причащению: напротив, фактическая канонизация привычного нам текста состоялась только в эпоху книгопечатания, в XVI—XVII вв.еках, тогда как византийские рукописи содержат самые разные варианты молитв до и после Причащения. Предлагаемая вниманию читателей статья содержит обзор византийских источников X—XII вв.еков, когда формировалось ядро будущего правила.

Тайная Вечеря. Книжная миниатюра. Византия. XI век. Афон. Монастырь Дионисиат

Тайная Вечеря. Книжная миниатюра. Византия. XI век. Афон. Монастырь Дионисиат

Общий обзор источников X-XII веков

Личные молитвы до и после Причащения [1] в греческих богослужебных рукописях до XIII века фиксируются лишь спорадически. Помимо памятников монашеской духовности, о которых говорилось в предыдущей статье настоящего цикла, они встречаются в некоторых рукописях Псалтири и Часослова (начиная с XI в.), а также Евхология (начиная с X в.).

С одной стороны, включение личных молитв до и после Причащения в такие книги, как Псалтирь, Часослов и особенно Евхологий [2], свидетельствует о том, что уже на рубеже первого и второго тысячелетий эти молитвы получили как минимум полуофициальный статус. Но с другой стороны, и в этих книгах они встречаются достаточно редко и не имеют в них своего определенного места.

Так, в греческих Псалтирях до X века включительно молитвы до и после Причащения не засвидетельствованы вовсе, а среди Псалтирей XI—XII вв.еков они имеются только в 12 списках [3], что составляет лишь около 5% от общего количества сохранившихся рукописей [4].

Среди Часословов XI—XII вв.еков молитвы до и после Причащения содержат пять списков [5], что составляет примерно 15% от общего числа сохранившихся Часословов того же времени. При этом молитвы представляют собой отдельную структурную единицу, не имеющую устойчивой привязки к тому или иному последованию суточного круга: в Paris. gr. 331 и Sinait. gr. 868 они помещены в приложение к Часослову и никак не соотнесены с кругом суточных служб; в Harvard. Houghton gr. 3 они упоминаются в чине изобразительных [6], но выписаны отдельно, по его завершении; в Sinait. gr. 869 — приведены после чина вечерни, молитв паннихис и заупокойного «Трисвятого» (т.е. заупокойной литии) [7]; в Sinait. gr. 870 эти молитвы представлены уже в качестве самостоятельного последования, озаглавленного как «Псалмы перед Божественным Причащением», содержащего псалмы, тропари и сами молитвы и помещенного после чина изобразительных.

В древнейшей сохранившейся рукописи византийского Евхология — т.н. Евхологии Барберини [8] — частные молитвы ко Причащению отсутствуют. Но уже с XI века они встречаются в Евхологиях, причем как непосредственно константинопольских [9], так и происходящих из других грекоязычных регионов [10]. Однако они всё еще не образуют самостоятельного чина («Последования», «Правила»), а сводятся к одной-двум молитвам до и после Причащения, причем помещенным в самую нестабильную и вариативную часть Евхология — серию молитв на разные случаи жизни.

Впрочем, уже в X веке некоторые Евхологии содержат и другой цикл личных молитв до и после Причащения, но предназначенных не для причастника-частного лица, а для причастника-служащего священника.

Экскурс 1: Личные молитвы священника во время Причащения

Как продемонстрировал Роберт Тафт [11], для Евхологиев X—XIII вв.еков, происходящих из Южной Италии, характерна вставка непосредственно в текст Литургии, в то место, где говорится о причащении священника, небольшого цикла молитв, состоящего сначала из одной покаянной формулы «Боже наш, ослаби, остави, прости…» [12], а чуть позднее — из нее же и молитвы «Святе святых Боже наш, едине Святе и во святых почиваяй, в чистем сердце и благой совести сподоби мя улучити и Таин Твоих. Яко благословено и препрославлено пречестное и великолепое имя Твое…», часто с прибавлением: «Да не в суд или во осуждение…» [13].

Еще один комплекс аналогичных молитв, который Тафт совершенно не учел в своем исследовании, сохранился в древнерусских рукописях Служебника и восходит, возможно, к богослужебной традиции Иллирика и Эпира [14]. Согласно выводам автора настоящей статьи, он содержал две молитвы до Причащения: «Во множестве грехов моих не отверзи мене…» и «Даж[д]ь ми Господи…» — и две — после: «Буди мне Господи во отпущение грехов…» и «Тело и Кровь юже приях…» [15].

В константинопольских Евхологиях подобное моление личного характера перед Причащением священнослужителей появляется лишь с XII века и в XII—XIII вв.еках, как правило, ограничивается тропарем «Вечери Твоея Тайныя…» [16]. В XIII—XIV вв.еках этот тропарь начинает часто комбинироваться с краткой молитвой «Да не в суд или во осуждение…», которую мы уже упоминали в связи с южноитальянскими списками, и молитвой «Верую, Господи, и исповедую…», что получило отражение как в самом тексте Литургии, так и в Диатаксисах («уставах», т. е. описаниях порядка и особенностей ее совершения) [17], — в том числе и в том, редактором которого был патриарх Константинопольский свт. Филофей (Коккин) [18] и который затем получил повсеместное распространение в православном мире [19].

Вклейка с молитвами перед Святым Причащением в Служебнике РНБ. Q. п. I. 67

Вклейка с молитвами перед Святым Причащением в Служебнике РНБ. Q. п. I. 67

Следует, однако, отметить, что традиция личного моления священника перед Причащением — не то же самое, что традиция обязательных молитв каждого причастника во время (как в XI—XII вв.) или до (как с XIII в. и до настоящего времени) службы. Но взаимовлияния между этими очень близкими традициями, несомненно, были: так, например, современный греческий текст Литургии, помимо указанных молитв, предписывает священнику читать еще и несколько стихов из Последования ко Святому Причащению [20], а в самом Последовании присутствуют те же молитвы, что и в Служебнике, причем по русской традиции они обязательно громко прочитываются священником от лица каждого причастника, когда Святая Чаша выносится для приобщения мирян.

Корпус личных молитв до и после Причащения в источниках XI-XII веков

Состав корпуса личных молитв до и после Причащения в источниках XI—XII вв.еков отнюдь нельзя назвать стабильным. Однако, при всей его вариативности, всё же нельзя не заметить, что одни молитвы встречаются в источниках часто, другие — значительно реже, третьи засвидетельствованы единичными списками.

Даже при беглом знакомстве с составом молитв ко Святому Причащению в источниках XI—XII вв.еков [21] можно заметить, что молитва «Господи Боже мой, вем, яко несмь достоин, ниже доволен, да под кров внидеши храма души моея…» встречается намного чаще других. Эта молитва хорошо известна и в наши дни: в современном русском Последовании ко Святому Причащению она приведена в качестве 2-й, а в современном греческом — в качестве 3-й молитвы, с атрибуцией святителю Иоанну Златоусту.

Экскурс 2: О нумерации молитв до и после Причащения

Из только что сказанного очевидно, что даже в современных изданиях комплекс молитв до и после Причащения не вполне стандартизован, так что одна и та же молитва в разных (по языку — или даже по времени и месту выхода) изданиях может иметь разный порядковый номер. Но для удобства цитирования и наглядности изложения всё же имеет смысл присвоить молитвам определенные номера. В уже упоминавшихся исследованиях Георги Парпулова и прот. Стефана Алексопулоса (вместе с Эннвайс ван ден Хоук) за основу взята нумерация из современных греческих изданий. Но для русскоязычного читателя такая нумерация не только не облегчит восприятие дальнейших рассуждений, но даже затруднит его, поскольку она отличается от привычной по русским изданиям нумерации. Кроме того, как в современных русских, так и в греческих изданиях нет многих молитв, присутствующих в древних рукописях. С другой стороны, в русских дониконовских изданиях молитв заметно больше, чем сейчас (хотя и там приведены далеко не все известные по рукописям тексты): 18 молитв до Причащения и 10 после. Сопоставление порядка молитв по дониконовским и современным русским, а также современным греческим изданиям выглядит следующим образом.

Молитвы перед Причащением

Молитва

№ по дониконовским русским изданиям

№ по совр. русским изданиям

№ по совр. греческим изданиям

«Владыко Господи Иисусе Христе, Боже наш, Источниче жизни и безсмертия…» (свт. Василия Великого)

1

1

1

«Владыко Святый пречистый, нескверный, неунедостоивый за многую милость…» (свт. Василия Великого)

2

-

-

«Владыко Господи Боже наш, Единородный Сыне и Слове…» (свт. Василия Великого)

3

-

-

«Господи Боже мой, вем, яко несмь достоин, ниже доволен…» (свт. Иоанна Златоуста)

4

2

3

«Владыко Человеколюбче Господи Иисусе Христе Боже мой, на щедроты Твоя надеяся молю Тя, да не поставиши мене ошуюю Себе с козлищи…» (свт. Иоанна Златоуста)

5

-

-

«Владыко Господи Иисусе Христе, Боже наш, едине имеяй власть человеком оставляти грехи…» (свт. Иоанна Златоуста / прп. Иоанна Дамаскина)

6

4 (либо 5, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

6

«Вем, Господи, яко недостойне причащаюся пречистаго Твоего Тела и честныя Твоея Крове…» (свт. Иоанна Златоуста / свт. Василия Великого)

7

5 (либо 6, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

2

«Боже, ослаби, остави, прости ми согрешения моя, елика Ти согреших…» (свт. Иоанна Златоуста)

8

7 (либо 8, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)
«Верую, Господи, и исповедаю, яко Ты еси…» (свт. Иоанна Златоуста)

9

без номера (фактически 11 — либо 12, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

10

«Владыко Человеколюбче, Господи Иисусе Христе Боже мой, да не в суд ми будут Святая сия…» (свт. Иоанна Златоуста)

10

без номера (фактически 12 — либо 13, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…») без номера (фактически 11)
«Яко на Страшнем Твоем и нелицеприемнем предстояй Судилищи…» (прп. Иоанна Дамаскина / Симеона Метафраста)

11

отсутствует (либо 4)

-

«Уязвен есмь аз сердцем и истая мя ревность Твоя…» (прп. Иоанна Дамаскина)

12

-

-

«На множество щедрот Твоих взирая…» (прп. Иоанна Дамаскина)

13

-

-

«Господи, даждь милость ненавидящим мя…» (прп. Иоанна Дамаскина)

14

-

-

«Едине чистый и нетленный Господи…» (Симеона Метафраста)

15

3

8

«О Отче и Сыне и Душе, Троице Святая…» (Симеона Метафраста)

16

-

-

«От скверных устен, от мерзкаго сердца, от нечистаго языка…» (прп. Симеона Нового Богослова)

17

6 (либо 7, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

7

«Многих и великих насладихся даров…» (к Божией Матери, свт. Германа Патриарха)

18

-

-

«Несмь доволен, Владыко Господи, да внидеши под кров души моея…» (свт. Иоанна Златоуста)

-

8 (либо 9, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

4

«Господи Иисусе Христе Боже мой, ослаби, остави, очисти и прости ми грешному, и непотребному, и недостойному рабу Твоему…» (свт. Иоанна Златоуста)

-

9 (либо 10, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

5

«Пред дверьми храма Твоего предстою…» (прп. Иоанна Дамаскина)

-

10 (либо 11, если в издании имеется молитва «Яко на Страшнем Твоем…»)

9

Молитвы после Причащения (благодарственные)

Молитва

№ по дониконовским русским изданиям

№ по совр. русским изданиям

№ по совр. греческим изданиям

«Благодарю Тя, Господи, Боже мой, яко не отринул мя еси грешнаго…» (свт. Василия Великого / -)

1

1

1

«Благодарю Тебя, Человеколюбче Господи, яко многия Ти ради благости…» (свт. Иоанна Златоуста)

2

-

-

«Владыко Христе Боже, Царю веков, и Содетелю всех…» (свт. Василия Великого)

3

2

2

«Пречистаго Ти Тела и Честныя Ти Крове…» (свт. Иоанна Златоуста)

4

-

-

«Боже, Боже мой, непостоянный и невидимый огню…» (прп. Иоанна Дамаскина)

5

-

-

«Тело Твое Святое, Господи…» (свт. Кирилла Александрийского / -) 6 (в существенно иной редакции)

4

4

«Давый пищу мне Плоть Твою волею…» (Симеона Метафраста)

7

3

3

«Пресвятая Владычице Богородице…» (-)

8

5

5

«О Преблаженная Госпоже, Дево Владычице…» (свт. Германа Патриарха)

9

-

-

«О Господи живый, благодарю Тя…» (-)

10

-

-

Далее мы будем использовать следующую нумерацию: для молитв перед Причащением — ДоникП№ [22], для благодарственных молитв — ДоникБ№ (где № - порядковый номер молитвы в дониконовских изданиях).

Возвращаясь к молитве «Господи Боже мой, вем, яко несмь достоин, ниже доволен, да под кров внидеши храма души моея…» (= ДоникП4), следует подчеркнуть, что она не только встречается чаще других, но и может быть увязана с практикой самого Константинополя 1-й половины XI века, поскольку присутствует в Евхологии Paris. Coisl. 213, 1027 г. В последнем также имеется еще одна молитва перед Причащением (= ДоникП2) и благодарственная молитва, которой в печатных изданиях нет (перевод наш):

Господи Боже наш, Иже с небеси Хлеб сшедый и мирови жизнь подаяй, животворящее явлей Честное Тело и Кровь Твою и рекий: Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем, Иже олтарь нам высочайший подавый, без сравнения ветхую скинию превосходящь, Агнче Божий, вземляй грехи мира, Иже за коегождо закалаемый и верным подаваемый и неиждиваемь пребываяй, неоскудевающее благих сокровище и неоскудное, приснотекущий Источниче освящения и непреходящий, благослови вся ны, иже удостоихомся пречистых Твоих Таин причащения, даруй нам теми и прегрешений оставление, и еже в заповедех Твоих к прочим благоутверждение, очисти наш ум, соблюди душу нескверну, Иже коемуждо Пречистых Твоих Таин причащением потребную помощь подаваяй и Царствия Твоего сподобляяй. Яко Ты еси Бог наш и Тебе славу возсылаем…

Эта же благодарственная молитва выписана и в Crypt. Γ. β. I — Евхологии XIII века [23], близко к тексту повторяющем константинопольский протограф XI века (молитв перед Причащением здесь нет). Таким образом, константинопольский комплекс причастных молитв 1-й половины XI века можно описать так:

ДоникП4, ДоникП2 + «Господи Боже наш, Иже с небеси Хлеб…»

Несколько иной комплекс:

ДоникП4 + ДоникБ2

содержится в Евхологии Sinait. gr. 973, 1153 г., и Часослове Sinait. gr. 969, XII в. Текст молитвы ДоникБ2 согласно дониконовским изданиям:

Благодарю Тебя, Человеколюбче Господи, яко многия Ти ради благости, утерпе причастника мя быти Пречистому Твоему Телу и Честней Крови, и не возгнушася яко осквернена, ниже яко приятию святынь Твоих недостойна невидимою Божественною силою отрину. Но благоволил еси мене, грешнаго, безсмертною Твоею напитатися трапезою. Юже животворную Ти благодать неизменну и неотъемлему в смиренной ми души соблюди, и просвещение Твое неугасимо от мене сотвори, просвещая ми всяко разумение и всяко чувство. Неприкосновенна мя соблюдая и непреткновенна от мрачнаго греха, еже славити и благодарити Тя всегда. И по Твоему ходити хотению, во вся дни живота моего, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии, и безплотных Ти служитель, и всех святых, иже от века Тебе благоугодивших. Аминь.

В Псалтири Paris gr. 23, XI в., ДоникП4 сопровождается такой благодарственной молитвой (в печатных книгах отсутствует, перевод наш):

Благодарю Тя, Христе Боже мой, о всех и за вся и во всем [24], яко сподобил мя еси грешнаго и недостойнаго раба Твоего в час сей причаститися Пречистых и безсмертных и небесных Твоих Таинств. И ныне молю Ти ся, да не будет ми в суд, нижe во осуждение, но во оставление грехов и в жизнь вечную. И сподоби мя Царствия Небеснаго со всеми благоугодившими Ти, предстательствы Богородицы и Предтечи, и всех святых, яко Твое есть Царство и сила во веки. Аминь.

Начало причастных молитв в Часослове Paris. gr. 331

Начало причастных молитв в Часослове Paris. gr. 331

В Часослове Paris. gr. 331, посл. треть XI в., к ДоникП4 прибавлена ДоникП7 (молитва после Причащения в Paris. gr. 331 не сохранилась) [25]. Наконец, в Евхологии Sinait. gr. 962, XI—XII вв., и Псалтири Athon. Lavra B 12, XI в. содержится минималистичный вариант молитв ко Святому Причащению, состоящий только из ДоникП4.

Все описанные только что комплексы можно свести к следующей формуле: ДоникП4 (в двух случаях с прибавкой: ДоникП2 либо ДоникП7) + благодарственная молитва («Господи Боже наш, Иже с небеси Хлеб сшедый и мирови жизнь подаяй…» либо ДоникБ2, либо «Благодарю Тя, Христе Боже мой, о всех и за вся и во всем…», либо отсутствует). Обозначим ее как первый тип комплексов причастных молитв.

Второй тип комплекса причастных молитв засвидетельствован в Псалтири Oxford. Christ Church 44, XI в., где перед Причащением приведена молитва «Боже наш, ослаби, остави, прости…» (см. выше, в разделе о молитвах во время Причащения священника; в несколько более расширенном виде это молитва ДоникП8), а после Причащения — молитва ДоникБ6, представленная уже в древнерусских Служебниках XIV века [26]. Вот текст последней согласно дониконовским изданиям XVII века, с зачеркиванием тех слов, которых в XIV веке в этой молитве еще не было:

Тело Твое Святое, Господи Исусе Христе Боже мой, да будет ми в живот и освящение, и Кровь Твоя Честная во оставление грехов и в жизнь вечную. И на святем Твоем суде постави мя одесную Тебе. Буди же ми благодарение сие в радость и здравие, во исцеление души же и телу, яко благословен еси во веки. Аминь.

В Часослове Harvard. Houghton gr. 3, 1104 г., можно обнаружить пример соединения первого типа комплекса причастных молитв со вторым: здесь перед Причащением указано читать Пс. 50, затем молитву 50-го псалма (как на утрене, сейчас это 10-я священническая молитва во время шестопсалмия), а затем — ДоникП4 и ДоникП8. После Причащения указаны молитвы ДоникБ2 и ДоникБ6. Иными словами, в чине подготовки ко Причащению согласно Harvard. Houghton gr. 3 объединены три элемента: Пс. 50 (с сопровождающей молитвой), первый тип комплекса причастных молитв (ДоникП4 + ДоникБ2) и второй тип комплекса причастных молитв (ДоникП8 + ДоникБ6).

Псалтирь Hieros. Taphou 53 + РНБ. Греч. 266, 1053 г., обладает подозрительно большим числом — с учетом ее ранней датировки (если она, конечно, верна) — причастных молитв. Перед Причащением здесь приведены молитвы: «Боже, Отче сердцеведче, сведый ум человечь…» (сугубо покаянного характера) [27], ДоникП6, ДоникП4, ДоникП7, «Владыко Господи Иисусе Христе Боже мой, надеждо ненадеждных и спасение мира…»; после Причащения — молитвы ДоникБ2 и ДоникБ6, между которыми вставлена еще одна (перевод наш):

Иже по превосходящей благости, Владыко, Пречистаго Тела и Крове Твоея причастника мя удостоил еси быти, выну соблюди мя во святыни Твоей, и утверди мое помышление в высочайшем страсе и любви Твоей, яко да воспою и прославлю Тя со Отцем [28] и Святым Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Если вынести за скобки уникальные покаянную и благодарственную молитвы этого списка, в остальном он представляет собой еще один пример сведения вместе причастных молитв первого и второго типов.

Далее, в Псалтирях Paris. gr. 40, 1059 г., и 22, 1125 г., комплекс причастных молитв имеет следующий вид:

ДоникП6 + ДоникБ4,

который мы обозначим как третий тип. Текст молитвы ДоникБ4 согласно дониконовским изданиям:

Пречистаго Ти Тела, и Честныя Ти Крове тайно сподоблься быти сопричастник, Христе Боже, воспеваю и благословлю, покланяюся и славлю, и величаю спасения Твоя, Господи, ныне и всегда, и во веки веком, аминь.

Старопечатный Канонник (Москва, 1636)

Старопечатный Канонник (Москва, 1636)

В Псалтири Athos. Gregoriou 157, 1107 г., перед Причащением даны молитвы: ДоникП4, ДоникП8, а также «Иисусе Христе, Господи Спасе мой и Боже, помилуй, состражди и свободи мя вечнаго осуждения…» (молитва исповедального характера); после Причащения: ДоникБ2, ДоникБ6, а также ДоникБ4. Таким образом, эта рукопись демонстрирует соединение первого, второго и третьего типов комплекса причастных молитв ((ДоникП4 + ДоникБ2) + (ДоникП8 + ДоникБ6) + ДоникБ4), причем их предваряет текст, который можно назвать исповедью наедине с самим собой.

В ряде списков XII века [29] появляется молитва ДоникП1. В частности, в Часослове Sinait. gr. 870, кон. XII в., перед Причащением указаны Пс. 21−22 вместе с несколькими тропарями (включение псалмов и особенно гимнографии — это важная инновация, шаг к формированию цельного последования ко Причащению) и ДоникП1, а после Причащения — молитва ДоникБ1. Назовем эту комбинацию (ДоникП1 + ДоникБ1) четвертым типом комплекса причастных молитв. Возможно, он также засвидетельствован в Псалтири Laur. Conv. soppr. 35, XII в., где сохранилась только молитва ДоникП1, но рукопись повреждена, и о возможном наличии других текстов сказать ничего нельзя.

В Псалтирях XII века Bodl. Canon. 114 и New York. Pub. Lib. Spencer 1 перед Причащением приводятся вместе ДоникП1 и ДоникП4. Таким образом, соединяются вместе первый и четвертый типы комплекса причастных молитв. После Причащения в этих двух рукописях сведены вместе молитвы из всех выделенных выше типов: в Bodl. Canon. 114 это молитвы ДоникБ1, «Благодарю Тя, Христе Боже мой, о всех и за вся и во всем…» и ДоникБ4; в New York. Pub. Lib. Spencer 1 — ДоникБ2 и ДоникБ6.

Популярнейшая молитва «Верую, Господи, и исповедаю…» (= ДоникП9) впервые появляется в Евхологиях XII века, происходящих из Южной Италии: Oxford. Bodl. Auct. E. 5. 13 и Vatican. gr. 1552 [30], причем в более краткой редакции, чем в печатных книгах [31]. Немаловажно, что в указанных рукописях она еще не входит в состав молитв священника перед Причащением (см. выше), а выписывается среди молитв на разные случаи [32]. На рубеже XIII—XIV вв.еков она проникает и в древнерусские Служебники [33]. Фактически эта молитва, без которой с XIV века уже не обходится ни Последование ко Святому Причащению, ни текст самой Литургии, составляет пятый тип комплекса причастных молитв, причем его возникновение достаточно хорошо локализуется в Южной Италии [34].

Следует, впрочем, подчеркнуть, что представленная выше типология является в достаточной мере условной и скорее призвана проиллюстрировать общую картину происходивших в XI—XII вв.еках процессов, нежели дать им точное объяснение. Суть этих процессов состояла в группировке вместе молитв до и после Причащения, происходивших из разных источников. В основном к этому всё и сводилось, хотя уже в XI веке — если верна датировка Псалтири Hieros. Taphou 53 + РНБ. Греч. 266 — предпринимались и попытки организовать молитвы в более сложное чинопоследование, помимо молитв включающее также библейские тексты (псалмы) и гимнографию. Вероятно, эта идея носилась в воздухе, поскольку нечто подобное в том же XI веке предпринял Никита Стифат, рекомендовавший монахам, желающим приступить ко Причащению, особое правило, которое должно было исполняться прямо во время Литургии (мы уже останавливались на нем в первой статье настоящего цикла).

Экскурс 3: Правило Никиты Стифата

Указанное правило [35] имеет следующий порядок:

После Херувимской песни монаху-причастнику предписано прочесть про себя «Трисвятое» (то есть то, что сейчас называют «обычным началом») и Пс. 115, 114 и 117, завершая их Трисвятым; затем — четыре молитвы: 1) «Благоутробне, долготерпеливе, незлобиве, безгрешне и непамятозлобиве Господи…» (имеет характер разрешительной молитвы исповеди), 2) ДоникП1 [36], 3) «Несмы довольны, Владыко Господи, да внидеши под кров душ наших…» (именно так, во множественном числе! — это очевидное противоречие личному характеру правила заставляет предположить здесь интерполяцию) [37], 4) ДоникП3.

После «Отче наш» читается молитва «Помощник мой буди…», а затем Пс. 29 и 22 и, если священник медлит выходить из алтаря со Святой Чашей, снова Пс. 114, 115, 117.

После Причащения: Пс. 19, 12 и два кратких молитвословия, второе из которых напоминает молитву ДоникБ6.

Наконец, после отпуста Литургии читается молитва «Господи Боже наш, благодарим Тя и поем Тя, яко сподобил еси нас причаститися…» (вновь во множественном числе!).

Влияние правила Никиты Стифата на византийскую традицию в целом было достаточно ограниченным, но его всё же можно обнаружить в некоторых версиях комплекса причастных молитв — например в Часослове Sinait. gr. 868, посл. треть XI в., и Псалтири Athos. Pantokr. 43, посл. треть XI в.

В Часослове Sinait. gr. 868 вслед за молитвой ДоникП4 выписана первая из молитв согласно правилу Никиты Стифата — та, что имеет характер разрешительной. После нее идет еще одна молитва, того же характера: «Владыко Господи Иисусе Христе Боже наш, едине имеяй власть оставляти грехи…». После Причащения здесь приводится молитва ДоникБ6.

В Псалтири Athos. Pantokr. 43 содержится еще одна из первых попыток создать полноценное Последование ко Святому Причащению. Создатель этой рукописи — или ее протографа — пошел путем комбинирования следующих элементов: Пс. 22, 115 и 117 (в общем, те же, что и в правиле Никиты Стифата); две молитвы, позаимствованные из литургий по чину святителя Иоанна Златоуста и по чину святителя Василия Великого [38]; молитва ДоникП3 из правила Никиты Стифата [39]; стихотворное наставление «Прежде причастия страшныя Жертвы…». Эту попытку нельзя назвать вполне удовлетворительной: литургийные молитвы не очень подходят в качестве личных молитв причастника, и составитель почему-то не включил в свой чин те описанные нами выше молитвы, которые к концу XI века уже часто встречались в рукописях и были, таким образом, привычными. Вместе с тем, в этой композиции уже угадывается общая структура будущего Последования ко Святому Причащению, а также впервые засвидетельствовано дополнение молитв особыми поучительными стихами, которые впоследствии станут важным строительным элементом, скрепляющим части Последования воедино.

Выводы

1. К XII веку набор из некоторого количества молитв (чаще всего — небольшого: одна, две или три молитвы до Причащения и одна-две после) уже достаточно широко распространен в византийской литургической книжности.

2. Однако эти молитвы всё еще не занимают постоянного места в богослужебных книгах (а следовательно, не имеют вполне официального статуса). Более того, их набор существенно меняется от списка к списку. В цельную систему «последования» они, за редкими исключениями, не организованы.

3. Чаще прочих встречается молитва перед Причащением ДоникП4.

4. Также достаточно распространены молитвы перед Причащением ДоникП6 и ДоникП8.

5. С XII века в богослужебных книгах также получает распространение молитва ДоникП1. В рукописях Псалтири, Часослова и Евхология старше XII века она (пока?) не выявлена, хотя она уже имеется в правиле Никиты Стифата. Существует очевидная связь между этой молитвой и молитвой перед «Отче наш» из Литургии святителя Василия Великого (а в одной из рукописей литургийная молитва приведена в первозданном виде).

6. Все перечисленные в пунктах 2−4 молитвы впоследствии составили ядро молитв перед Причащением, сохраняющееся и в современных изданиях.

7. После Причащения рукописи XI—XII вв.еков чаще всего содержат одну или несколько из молитв ДоникБ2, ДоникБ4, ДоникБ6 (в современных изданиях цикла Благодарственных молитв по Святом Причащении все они отсутствуют; этот факт резко контрастирует с историей молитв перед Причащением, резюмированной в пункте 6).

8. С XII века — возможно, в одном комплексе с молитвой ДоникП1, — получает широкое распространение еще одна благодарственная молитва, ДоникБ1, хорошо известная и в наши дни.

9. Уже в XI веке имели место первые попытки скомбинировать молитвы до и после Причащения из разных традиций, в отдельных случаях к молитвам могут быть добавлены псалмы, гимнография (тропари), поучительные стихи.

В следующей статье настоящего цикла читатели смогут познакомиться с тем, как в XIII—XIV вв.еках произойдет рождение полноценного Последования ко Святому Причащению.


[1] Подчеркивая личный характер этих молитв, произносимых от первого лица, мы специально противопоставляем их соответствующим молитвам самой Литургии, затрагивающим тему Причащения: молитве перед «Отче наш» и благодарственной молитве (последняя должна читаться после возгласа диакона «Прости приимше…», но в современных русских изданиях по определенным причинам помещена между причащением духовенства и мирян, см.: Taft R. F. The Communion, Thanksgiving, and Concluding Rites. (A History of the Liturgy of St. John Chrysostom, vol. VI). Roma, 2008. (= Orientalia Christiana Analecta; 281.) P. 492−493), — которые произносятся не частным причастником от своего лица, а предстоятелем — от лица всего народа — и которые восходят, соответственно, к IV веку (молитва перед «Отче наш», см.: Taft R. F. The Precommunion Rites. (A History of the Liturgy of St. John Chrysostom, vol. V.) Roma, 2000. (= Orientalia Christiana Analecta; 261.) P. 103−113) и к доникейской эпохе (благодарственная молитва Литургии, см.: Taft. The Communion… P. 454 ff.; Желтов М.С. Благодарственные молитвы после Причащения // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 5. С. 299−301).

[2] Этот богослужебный сборник содержал молитвы, ектении и возгласы священнослужителей во время Литургии и прочих церковных последований; в современной русской традиции материал Евхология разделен между Служебником, Требником и Архиерейским Чиновником (см.: Желтов М., диак. Евхологий // Православная энциклопедия. М., 2008. Т. 17. С. 699−700). Псалтири же, в отличие от Евхология, далеко не всегда предназначались для богослужения в храме и нередко копировались для частных нужд (см. замечательное исследование о Псалтири в византийской рукописной традиции: Parpulov G. Toward a History of Byzantine Psalters. Plovdiv, 2014). Часословы также могли предназначаться для келейной молитвы — как, например, Часослов Sinait. gr. 864, рубежа IX—X вв., не содержащий вечерни и утрени, которые совершались не в келье, а в храме (изд. и комм.: Livre d’Heures du Sinai / Maxime (Leila) Ajjoub, Joseph Paramelle, eds. Paris. 2004. (=Sources Chretiennes; 486.)).

[3] В приложении C2 к книге Parpulov. Toward a History… перечислены различные греческие рукописи XI—XV вв., содержащие отдельные молитвы или целые правила ко Святому Причащению (список не полон); перечень содержит две таблицы; Псалтири, наряду с Часословами и одним из Евхологиев, представлены во второй из них. Это следующие рукописи: Hieros. Taphou 53 + РНБ. Греч. 266 (две части рукописи хранятся в разных собраниях), 1053 г.; Paris. gr. 40, 1059 г.; Athos. M. Laur. B 12, XI в.; Oxford. Christ Church 44, XI в.; Paris. gr. 23, XI в.; Athos. Vatop. 1231, посл. треть XI в.; Athos. Pantokr. 43, посл. треть XI в.; Athos. Gregoriou 157, 1107 г.; Paris. gr. 22, 1125 г.; Oxford. Bodl. Canon. 114, XII в.; New York. Pub. Lib. Spencer 1, XII в.; Florent. Laur. Conv. soppr. 35, XII в. Мы не включили в это число рукописи Harvard. Houghton gr. 3, 1104 г., и Sinait. gr. 869, XII в., первая из которых представляет собой Псалтирь с Часословом, а вторая некогда составляла одно целое с Псалтирью Sinait. gr. 51 (Parpulov. Toward a History… P. 58, fn. 37), поскольку в этих двух рукописях молитвы ко Причащению включены в часословную часть (см. ниже).

[4] В приложении B1 к Parpulov. Toward a History… приводится полный перечень известных к настоящему времени пергаменных греческих рукописей Псалтири, списков XI—XII вв. в этом перечне — около 250.

[5] Paris. gr. 331, посл. треть XI в.; Sinait. gr. 868, посл. треть XI в.; Harvard. Houghton gr. 3, 1104 г.; Sinait. gr. 869, XII в.; Sinait. gr. 870, кон. XII в.

[6] Здесь необходимо заметить, что чин изобразительных, изначально возникший в палестинской монашеской среде как чин келейного самопричащения запасными Святыми Дарами (см.: Лукашевич А.А. Изобразительны // Православная энциклопедия. М., 2009. Т. 21. С. 598−603; Taft. The Communion… P. 399−403), по самому своему содержанию тесно связан с молитвами до и после причащения. Древнейшие палестинские Часословы — Sinait. gr. 863, IX в., и Sinait. iber. 34, 962−965 гг. (несмотря на не самую раннюю дату рукописи, груз. перевод сохраняет следы древних традиций, не отраженных в сохранившихся греческих источниках) — даже включают в чин изобразительных молитвы после (Sinait. gr. 853. Fol. 77r-v, изд.: Mateos J. Un Horologion ine? dit de Saint-Sabas (Le Codex sinaitique grec 863 (IXe siecle) // Melanges Eugene Tisserant. Roma, 1964. T. 3. (= Studi e Testi; 233.) P. 47−76, здесь p. 55) или до (Sinait. iber. 34. Fol. 2v-4r, изд.: Froyshov S. R. L’Horologe «georgien» du Sinaiticus ibericus, T. I: Edition et traduction. Paris, 2003 [рукопись докторской диссератции], здесь p. 35−40) Причащения. Поэтому было бы заманчиво предположить, что Последование ко Святому Причащению восходит прямо к чину изобразительных, но такое предположение не соответствовало бы следующим фактам. Во-первых, характерные для чина изобразительных элементы: псалмы 102 и 145, тропарь «Единородный Сыне», заповеди блаженств, тропари «Лик небесный» — не переходят в Последование ко Святому Причащению. Во-вторых, молитвы ко Причащению в Часословах Sinait. iber. 34 и Harvard. Houghton gr. 3 представляют собой внешний по отношению к изобразительным текст: в Sinait. iber. 34, упоминающем четыре молитвы, целиком приведена только первая, имеющая исповедальный характер, а четыре других предписано искать в приложении к рукописи (не сохранилось); в Harvard. Houghton gr. 3 в чине изобразительных имеется рубрика, указывающая «прежде Причащения Божественных и Святых Тайн» прочесть Пс. 50 и «предписанную молитву», но сами молитвы также выписаны отдельно. В-третьих, молитвы после Причащения в Sinait. gr. 853 в жанровом отношении примыкают скорее к гимнографическим произведениям, чем к молитвам в строгом смысле слова: первая из них составлена из краткой формулы по Причащении: «Я причастился Тела Твоего Святого вместе с Кровью Твоей Честной, во оставление всего, в чем согрешил пред Тобою, Едине Человеколюбче», которая встречается и в Евхологиях, но которую следует классифицировать, скорее, как литургическую формулу, а не как молитву (отсутствует славословие, слово «Аминь», размеры текста очень малы) и вариации на тему тропаря после Причащения «Да исполнятся уста…»; вторая представляет собой переделанный в молитву тропарь после Причащения, известный по целом ряду рукописей Литургии Преждеосвященных Даров (Alexopoulos S. The Presanctified Liturgy in the Byzantine Rite: A Comparative Analysis of its Origins, Evolution, and Structural Components. Leuven, 2009 (= Liturgia Condenda; 21.) P. 268−269). В-четвертых, даже само название изобразительных — ???, то есть «то, что по уставу» (ср. название изобразительных в древнерусском переводе Студийско-Алексиевского Типикона: «уставная»), — предполагает их изначально нормативный, уставной характер. А частные молитвы до и после Причащения, напротив, изначально были сугубо субъективным и персональным делом. Исходя из всего сказанного, мы не можем согласиться с предположением о. Стефана Алексопулоса о том, что «частные молитвы ко Причащению всегда были частью этого чина [т.е. изобразительных. — свящ. М.Ж.]» (Alexopoulos S., van den Hoek A. The Endicott Scroll and Its Place in the History of Private Communion Prayers // Dumbarton Oaks Papers. 2006. Vol. 60. P. 145−188, здесь p. 175). На наш взгляд, изобразительны и молитвы ко Причащению имели свои собственные линии исторического развития, что не исключает возможности их пересечения (что мы и наблюдаем в некоторых рукописях Часослова), но не позволяет устанавливать генетическую зависимость одного явления от другого.

[7] Интересно отметить, что такая последовательность — вечерня, паннихис, заупокойная служба — имеет параллель в некоторых древнерусских Служебниках, см.: Желтов М.С. Последование заупокойной панихиды в древнерусских Служебниках XIV в. // Death and Funeral in Jewish-Christian Tradition. София, 2011. (= Studia mediaevalia Slavica et Byzantina; 1.) С. 221−231.

[8] Vatican. Barberini gr. 336, кон. VIII в.

[9] Речь идет о древнейшей рукописи Евхология, происходящей из самого Константинополя, а не из других регионов (как Vatican. Barberini gr. 336 и мн. др.) — Paris. Coisl. 213, 1027 г. В старых работах к константинопольским Евхологиям XI в. относили также рукопись Crypt. ?. ?. I, но ее следует датировать XIII веком (Parenti S., Velkovska E. A Thirteenth Century Manuscript of the Constantinopolitan Euchology: Grottaferrata G. b. 1, alias of Cardinal Bessarion // Bollettino della Badia greca di Grottaferrata. 2007. Vol. 4. P. 175−196), хотя ее содержание вполне соответствует Paris. Coisl. 213.

[10] Где к константинопольской основе различных чинов могли прибавляться различные дополнительные элементы — прежде всего молитвы, восходящие к древним неконстантинопольским традициям греческого Востока. Молитвы ко Причащению можно найти, напр., в оглавлении Евхология РГБ. Греч. 474, XI в. (соответствующая часть рукописи, к сожалению, не сохранилась) и в Евхологиях Sinait. gr. 962, XI—XII вв., Sinait. gr. 973, 1153 г.

[11] См.: Taft. The Communion… P. 168−173.

[12] Имеется уже в Евхологии РНБ. Греч. 226, X в., и очень распространена в последующей традиции.

[13] Имеются уже в Евхологии Crypt. ?. ?. IV, X в., и т. д.

[14] См.: Пентковский А.М. «Охрид на Руси»: древнерусские богослужебные книги как источник для реконструкции литургической традиции Охридско-Преспанского региона в X-XI столетиях // Кирилометодиевската традициjа и македонско-руските духовни и културни врски": Зборник на трудови од Меѓународниот научен собир / И. Велев и др., ред. Скопjе, 2014. С. 43−65.

[15] Желтов М., диак. Чин Божественной литургии в древнейших (XI-XIV вв.) славянских Служебниках // Богословские труды. М., 2007. Сб. 41. С. 272−359, здесь с. 318−309; Желтов М.С., свящ. Молитвы во время причащения священнослужителей в древнерусских Служебниках XIII—XIV вв. // Древняя Русь: вопросы медиевистики. М., 2009. № 35. P. 75−92. Первая из этих молитв известна из рукописей Литургии по чину апостола Иакова, где она приводится в качестве подготовительной молитвы священника перед службой, а три других не встречаются ни в южноитальянских, ни в константинопольских Евхологиях, то есть восходят к иной, третьей, традиции.

[16] См.: Taft. The Communion… P. 178−183.

[17] См.: Ibid. P. 182−188.

[18] См., напр.: Zheltov M. A Slavonic Translation of the Eucharistic Diataxis of Philotheos Kokkinos from a Lost Manuscript (Athos Agiou Pavlou 149) // ???: Studi per Stefano Parenti / D. Galadza, N. Glibetic, G. Radle, eds. Grottaferrata, 2010. (= ??? ???; 9.) P. 345−359.

[19] Так что и сейчас стандартный текст Служебника содержит все те же самые молитву «Верую, Господи…», тропарь «Вечери Твоея…» и молитвословие «Да не в суд или во осуждение…», а на практике — хотя Служебник и не упоминает об этом — прежде, чем принять Тело Христово в руки, священники произносят также и «Ослаби, остави…».

[20] А в более древней традиции встречаются и примеры вклеек листов с молитвами из правила ко Святому Причащению в соответствующее место Служебника — так в древнерусском Служебнике РНБ. Q. п. I. 67, ок. 1316 г., см.: Желтов М.С., свящ. Молитвы во время причащения… С. 79 (ср. с тем, как менялся калабрийский Евхологий Vatican. Barberini gr. 316, XII в.: Taft. The Communion… P. 151−152).

[21] См. таблицы в приложении C2 к книге Parpulov. Toward a History… и в статье Alexopoulos, van den Hoek. The Endicott Scroll… Здесь необходимо отметить, что среди использованных в последней статье рукописей две — Athen. Byz. Mus. 127 и Hieros. Taphou 521 — неверно датированы (в действительности они созданы в XIII веке, а не в XI и XII, как у Алексопулоса и Ван ден Хоука), что может привести к ложному выводу о наличии развитого Последования ко Святому Причащению ранее XIII века. Также в обеих указанных работах почти не используются Евхологии (что не является ошибкой, а обусловлено содержанием этих публикаций): в первой упомянут только один, во второй — два.

[22] Т. е. «дониконовская», поскольку старопечатный комплект молитв значительно полнее современного. Проблему составляют только три последние молитвы в таблице молитв перед Причащением, которых в дониконовских книгах нет. Далее они будут цитироваться просто по первым словам.

[23] См. прим. 10 настоящей статьи.

[24] Греч. ??? ??? ??? ??? ??? ??? ?? ??? — «везде и всюду и во всем». Прибавление слов ??? ?? ??? к этому известному выражению греческих анафор указывает на, вероятно, александрийское происхождение молитвы.

[25] А перед ними выписана молитва Божией Матери, упоминающая в том числе тему Причащения («…Сподоби мя в настоящем веце неосужденно причащатися пресвятаго и пречистаго Тела и Крови Сына и Бога Твоего…») и засвидетельствованная в различных источниках (в том числе в одной из версий Жития свт. Григория Паламы; в Псалтири Божией Матери свт. Димитрия Ростовского — по 88-м «псалме»; и др.) в разных редакциях.

[26] См.: Желтов М., диак. Чин Божественной литургии… С. 312−313, 315−316.

[27] Эта же молитва — и только она одна — также присутствует в Псалтири Athos. Vatop. 1231, посл. треть XI в.

[28] В рукописи также: «и Сыном», что является очевидной опиской.

[29] Один из них принадлежит последней трети этого столетия — возможно, и другие тоже: точная датировка затруднена.

[30] Листы 164 (см.: Taft. The Communion… P. 166) и 40 (Тафт не упоминает эту рукопись в своем обзоре причастных молитв) соответственно.

[31] См.: Taft. The Communion… P. 150−151.

[32] Тафт упоминает еще один Евхологий, содержащий причастные молитвы, — Vatican. Ottob. gr. 344, 1177 г. (Taft. The Communion… P. 166), но это не молитвы самого причастника, а молитвы священника о нем, то есть ответвление от чина исповеди. Подобные молитвы, действительно, сближаются с молитвами ко Причащению, но всё же составляют самостоятельную традицию (см.: Алмазов А.И. Тайная исповедь в Православной восточной Церкви: Опыт внешней истории (исследование преимущественно по рукописям). Одесса, 1894. Т. 3. С. 13−23 [2-й пагинации]; Желтов. Молитвы во время причащения священнослужителей… С. 82).

[33] См.: Желтов М.С., свящ. Молитвы во время причащения священнослужителей… С. 85−86.

[34] Так что можно предположить, что на формирование этой молитвы повлияла латинская традиция, где Причащение могло сопровождаться формулами, основанными на «Верую…» (Jungmann J. «Missarum Solemnia» — The Mass of the Roman Rite: Its Origins and Development / F. Brunner, transl. New York, 1950. Vol. 2. P. 371) и «Агнец Божий, вземляй грехи мира…» (Ibid. P. 333 ff.).

[35] Издание: Parpulov. Toward a History… P. 282−287.

[36] Интересно, что в этом правиле — если оно только действительно принадлежит Никите Стифату — указанная молитва уже имеется, хотя в рукописях богослужебных книг старше XII века она (пока?) не обнаружена.

[37] В современном русском Последовании ко Святому Причащению это 8-я либо 9-я молитва (в зависимости от того, опущена или нет молитва «Яко на Страшнем Твоем и нелицеприемнем предстояй Судилищи…»), в современном греческом — 4-я.

[38] Это молитвы: «Тебе предлагаем живот наш весь и надежду, Владыко человеколюбче…» и «Боже наш, Боже спасати, Ты нас научи благодарити Тя достойно о благодеяниих Твоих…», в Литургиях обе — перед «Отче наш». Здесь же можно заметить, что ДоникП1 является частичной переделкой литургийной молитвы «Боже наш, Боже спасати, Ты нас научи благодарити Тя достойно о благодеяниих Твоих…» — достаточно сравнить последнюю часть ДоникП1 и эту молитву (причем переделка не вполне удачна: так, в ДоникП1 сохранена фраза «…научи совершати святыню в страсе Твоем…», в оригинальном тексте относящаяся к священнослужению и неуместная в устах мирян).

[39] Причем его именем она в этой рукописи прямо и надписана — в отличие от старопечатных книг, приписывающих молитву свт. Василию Великому.

http://www.pravoslavie.ru/put/82 496.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru