Русская линия
Новый Петербургъ01.07.2005 

Чайна-таун? Не пройдёт!

По многочисленным просьбам наших читателей редакция газеты обратилась с запросом в правительство города с просьбой предоставить для публикации копию договора с китайскими инвесторами по строительству в Красносельском районе китайского квартала «Балтийская жемчужина». Вот ответ из правительства Санкт-Петербурга.

«На Вашу просьбу о предоставлении копии договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях от 14.05.2005 (далее — договор), подписанного Комитетом по управлению городским имуществом и ЗАО „Балтийская жемчужина“ в Шанхае, сообщаю следующее.

Комитет по управлению городским имуществом не предоставляет для целей опубликования ни один из заключенных им договоров. Любой договор гражданско-правового характера, в том числе и договор с ЗАО „Балтийская жемчужина“, может являться документом, представляющим коммерческую ценность для контрагентов Комитета, в силу неизвестности его содержания третьим лицам (ст. 139 ГК РФ). Соответственно, предоставление городом договора для публикации может повлечь его обязанность по возмещению причиненных убытков ЗАО „Балтийская жемчужина“ (ст. 139 ГК РФ, ст. 14 Закона РФ „О коммерческой тайне“).

Вместе с тем, учитывая интерес жителей города к названному проекту, Комитет сообщает, что договор с ЗАО „Балтийская жемчужина“ заключен на основе примерной формы, утвержденной распоряжением Комитета по управлению городским имуществом от 12.03.2004 N 442-р, с включением в договор условий, предусмотренными постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 26.05.2005 N 601.

В частности, в договоре предусмотрена обязанность общества по строительству в соответствии с проектом планировки Приморской юго-западной части Санкт-Петербурга объектов социальной инфраструктуры (школы, детские сады и т. д.), объектов инженерной инфраструктуры, улично-дорожной сети, мостов, тротуаров и набережных, обустройство каналов и благоустройство территории, и завершение работ по инженерной подготовке территории, необходимых в течение срока строительства объекта (ориентировочная стоимость — 240.000.000 долларов).

Построенные объекты инженерной и социальной инфраструктуры подлежат передаче инвестором в собственность Санкт-Петербурга.

Договором устанавливаются следующие сроки строительства объектов:

окончание проектирования 1-й очереди объекта, начало строительства 1-й очереди объекта — в течение 18 месяцев со дня заключения договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях на период строительства;

окончание проектирования объекта — в течение 36 месяцев со дня заключения договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях на период строительства;

окончание строительства 1-й очереди объекта — в течение 66 месяцев со дня заключения договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях на период строительства;

окончание строительства объекта — в течение 96 месяцев со дня заключения договора аренды земельного участка на инвестиционных условиях на период строительства.

В случае несоблюдения ЗАО „Балтийская жемчужина“ сроков строительства договор подлежит расторжению.

Арендная плата за пользование земельным участком — 10.000.000 долларов США в рублёвом эквиваленте.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Ю.В. Молчанов».

Как видно из ответа, весь договор — коммерческая тайна, разглашение которой может повредить китайским инвесторам. В этом случае нам хотелось бы узнать хотя бы ту часть, которая касается нас, коренных горожан. Что замышляют тайно китайские инвесторы? Что тайно разрешает делать им наше правительство? Жизненный опыт показывает, что часто правительство поступает во вред горожанам, поэтому доверия такому таинственному договору с нашей стороны нет.

Кроме того, законность этой сделки по-прежнему не подтверждена никакими правовыми документами. Где экологическая экспертиза? Где военная экспертиза? Что думают об этом проекте Совет Безопасности РФ, ФСБ, ГРУ, контрразведка ВМФ? Где заключение о том, что эта территория свободна от останков наших отцов и дедов, что все защитники передней линии обороны Ленинграда преданы земле? Малейшие следопытческие раскопки показывают, что в этой земле есть все — от гвоздя петровских времен до пулеметов Великой Отечественной войны и останков наших воинов.

Пока мы видим, что, начиная реализацию этого договора, правительство Петербурга нарушает целый комплекс законов Российской Федерации, о чем был предупрежден и китайский консул.

28 июня с. г. газета «Новые Известия» в статье «Китайская грамота» указывает на ряд существующих пробелов в тайных соглашениях. Во-первых, выражается сомнение, что китайский квартал по своей архитектуре впишется в архитектуру нашего прославленного города. Во-вторых, пока авторы не могли найти ни одного убедительного примера успешного осуществления китайских инвестиций на питерской земле. Так, в 2002 году пекинская компания «Динь зе интернешнл» собиралась устроить на берегу Охты, в районе Ржевка-Пороховые, торгово-развлекательный комплекс с ресторанами, аттракционами, чайными и магазинами. Стоимость проекта должна была составить 10 млн. долларов. Однако за два года изыскательские работы на Охте так и не были проведены. И городская инвестиционно-тендерная комиссия открыла конкурс на эти земли.

В конце 90-х годов прошлого века китайское госпредприятие «Центр развития торговли и управления инвестициями в Европу» купило у московской компании ST GROUP торговый дом «Дружба» площадью в 16 тыс. кв. метров. Там планировалось разместить китайские магазины, клинику нетрадиционной медицины, а также открыть культурный центр. Но проект провалился и теперь работает в режиме обычного торгового центра.

В-третьих, «Новые Известия» напоминают читателям, что на застройку юго-западных территорий претендовали целый ряд российских компаний как из Москвы, так и из Петербурга. Причем объем вложений по их планам был даже больше — 2 млрд. долларов.

Теперь же, благодаря правительству нашего города, жителей Красносельского района в течение нескольких лет ждет невеселая жизнь: все дороги на юго-запад будут забиты, специальных подъездных путей для строительной техники не построено. А существующие ныне магистрали и так не справляются с потоком машин.

И наконец, журналисты «Новых Известий» подтверждают догадку, высказанную на страницах нашей газеты, о том, что самым главным для китайцев в этом проекте является выбор места — у судоходного канала, южнее морского порта, — дающего выход в Балтийское море и мировой океан. Кстати, Европе стоило бы озаботиться таким соседством.

Но точка не поставлена. Борьба горожан продолжается. Чайна-таун в нашем городе не пройдет!


Уроки китайского: балтийская лаогай

Нет, «лаогай» это не «жемчужина». Лаогай — это сокращение от «лаодон гайцзао». Так называется величайшая из концентрационных систем мира, и поныне действующая. Но правда в том, что сам красный Китай, за исключением пока ещё не вполне освоенного Гонконга, — это сплошной «лаогай». По крайней мере — духовный. И те раковые метастазы, которые эта опухоль образует то там, то тут, называемые «чайнатаунами», — её полномочные представительства, где роль цзаофаней в синих тужурках перешла к «социально близкому» любой коммунистической и посткоммунистической власти элементу — организованной преступности, давно сросшейся с номенклатурой КПК и шпионскими ведомствами Поднебесной.

Образ Китая в головах наших обывателей сформирован красочными альбомами произведений китайского искусства, восточными гороскопами, ресторанчиками национальной кухни (никто, кстати, не задавал себе вопрос, на какие шиши они, почти всегда пустые, поддерживают своё существование и оплачивают аренду недвижимости?), а также фильмами с искромётным кунфуистом Чаном. В лучшем случае — пролистыванием Конфуция или Лао-цзы. Но это — не настоящий Китай, который существует на этой планете и грозится вторгнуться в жизнь Северной столицы в самое ближайшее время бескорыстными радениями губернаторши и её чиновных хунвейбинов. Лао-цзы и Конфуций, кухня китайских мандаринов и древнее искусство имеют к Красному Китаю такое же отношение, как молитвы святых и иконы к византизму кремлёвских жителей. А что до Джеки Чана — то он родился и вырос в британском Гонконге, а снимается в Голливуде.

Что же на деле представляет из себя Поднебесная и её культура, которую намерены импортировать сюда временщики из Смольного? Это интересно. Нам, а не им, которым глубоко плевать на горожан и их будущее, — они-то улетят на новые посты, а китайцы останутся. Китайцы вообще, если куда приходят, остаются. По крайней мере, так в Америке. И вряд ли в России будет иначе. И ответить на вопрос, поставленный в начале абзаца, нам помогут авторы «Чёрной книги коммунизма» и американский публицист Д. Познер.

Авторы «Чёрной книги» считают, что в формировании и становлении реальной культуры человеческих отношений Красного Китая огромное значение имеет исторический и религиозный момент. Кровожадность и антиинтеллектуализм, вырвавшиеся на свет под красным флагом маоизма, лютая ненависть ко всем «не» — и «не ханьцам», и «не таким ханьцам" — предопределена историей и культурой этой страны. «Дело не в том, что Китай часто испытывал жажду крови, а в том, что вектор мироощущения народа приводил к этому состоянию. Нравственно-этические принципы базируются в китайской традиции на уважении семейных уз. Там, где они прерываются, поселяется вседозволенность».

Конечно, революция в России тоже была очень кровавой. Но, извините, комиссары — при всей их подоночности — белых не ели. Даже Роза Землячка, Дейч и Вихман. А китайские товарищи — ели. В первом китайском «особом районе», где была провозглашена «Китайская республика Советов» — Хунани правил некто Пэн Бай. Так вот он любил устраивать массовые казни, «в которых должны были участвовать местные жители, поддерживая красноармейцев криками «убей, убей!», пока те методично расчленяли жертву на куски, которые присутствовавшие — иногда члены семьи казнённого, — должны были жарить и съедать на глазах ещё живого несчастного. Устраивались массовые трапезы с поеданием сердца и печени врагов, митинги, где оратор произносил обличительную речь перед строем пик, на которые были надеты головы убитых». Даже видавшие виды во времена Гражданской троцкисты, посланные Кремлём к «китайским друзьям», приходили от тех в полное недоумение и бешенство. Кстати, китайцы опередили своих российских собратьев по части «чисток». Первая «чистка», устроенная маоистами, произошла в 1931 г. Большой террор Сталина 1936−38 гг. был ПОЗЖЕ.

И китайский ГУЛАГ — Лаогай начали строить задолго до окончательной победы коммунистов во всём Китае. А в 1949 — он расцвёл. Бесчеловечное обращение, физические истязания, садистские пытки, зверства, изнасилования — ландмарки Лаогая. Как и садизм надзирателей. «Начальник одного из лагерей лично убил или заставил похоронить заживо 1320 человек». Но самое главное в системе лаогая — не людоедство, пытки и казни. Словно вдохновившись параноидальным кошмаром Орруэла («1984»), китайская кровавая машинерия уничтожает людей только после того, когда они сломлены духовно. И в лагерях и на воле. «Как следствие этой ориентации, государственные исправительные учреждения становились местом обучения «плохих учеников» — беспокойных и несообразительных, судьбой которых стала тюрьма. Главное — «учёба». Она продолжается всё время «перевоспитания». Всех заключённых заставляют по нескольку раз на дню участвовать в «критике и самокритике» — извращенной кампании травли и унижения человеческого достоинства. Сломить дух и волю — вот главная задача». И труд. Ежедневный, изматывающий. Причём если в ГУЛАГе он был непроизводительным и напрасным, китайцы — очень рачительные хозяева…

Теперь, после прогулки по оригинальному Лаогаю перенесёмся на берега Финского залива. Нас убеждали, что строители китайского чуда будут местные. На худой конец — гастарбайтеры из Молдавии и Украины. Хотя с самого начала говорилось, что китайцы будут, но мало — 1%. Но что заставляет нас в это верить? В то, что нас снова не обманут? Судя по речам в день закладки — обманут, конечно. Добро пожаловать 15-и тысячам китайцев! Для начала. Если отбросить в сторону завесу риторики, то строителями окажутся китайцы. Их рабочая сила в мире сегодня одна из самых дешевых. И что за люди к нам приедут!

В Китае — перенаселение с которым борются на государственном уровне. Например, есть программа обуздания рождаемости. Два ребенка на семью — абсолютный максимум. Если рождается третий, то он становится изгоем, бомжом по праву рождения. У таких даже нет паспорта, им закрыта дорога к образованию, к какому-либо карьерному росту. И именно из этих китайцев, выброшенных из семьи, формируют бригады для низкоквалифицированного труда, в том числе — строительства. Догадываетесь, какими методами будут их «стимулировать»? Какие нравы будут царить на строительной площадке? Правильно — лаогайские.

Разумеется, кто поумнее — постарается сбежать. Это сразу приведет к росту уголовных правонарушений в Питере. Да и после строительства хорошего ждать трудно. В возникшем чайна-тауне, как и везде в мире, например в Нью-Йорке, будет чисто конкретный порядок. Чайна-таун NY — это гетто, которое живет по своим правилам. Туда не рекомендуют заходить другим жителям и туристам, и даже полиция чаще всего обходит его стороной. Зато проституция, торговля наркотиками и оружием, иные виды преступной активности там — дома.

И ещё одно. А откуда, вы думаете, у китайских инвесторов такие денежки? В стране, в которой нет пенсионного обеспечения? Есть все основания думать, что оттуда же, откуда у Гитлера были сотни кило золотых коронок… К слову, в провинции Шанхай, по сведениям «Чёрной книги», 20 «исправительно-трудовых» лагерей. Кстати, а вы не думали, откуда берётся китайский ширпотреб на столиках «все товары за одну десятку»? А именно из Лаогая. В Америке правозащитники регулярно устраивают акции протеста, требуя запрета ввоза китайских товаров, произведённых трудом зеков. Но безуспешно. И немудрено. Ведь Китай — это «святая Мекка» бюрократов всех стран и нечистоплотных дельцов. На рабском труде заключённых ежегодно наживаются миллионные состояния «правильными бизнесменами». В Европе с этими деньгами из-за понятных сообщений трудновато. А в России никто даже не спросит.

А что касается бюрократов, то они с удовольствием бы внедрили китайские порядки у себя дома. Вот как отозвался о китайском режиме Дэвид Рокфеллер: «Какой бы ни была цена Китайской Революции, она очевидно преуспела не только в создании более эффективной и посвященной администрации, но также и в создании высокой морали…Социальный эксперимент в Китае под лидерством председателя Мао — один из наиболее важных и успешных в человеческой истории». А Рокфеллер — член Комитета-300, глашатай мировой закулисы. Поэтому, надо понимать, что его слова — не брехня на ветер. Так что — учите китайский!..

Мы не против иностранных инвестиций и новых кварталов. И нам даже наплевать на то, сколько кто из чиновников на них заработает в частном порядке. Главное — чтобы на балтийских берегах не было лаогая. Пусть на «Жемчужине» работают местные строители.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru