Русская линия
Вестник образования России Алла Бородина28.06.2005 

Интервью с автором и разработчиком курса «Основы православной культуры» Аллой Валентиновной Бородиной

Корр.: Алла Валентиновна, снова очень громко зазвучала тема «„Основы православной культуры“ в школе». В прошлом году по просьбе подписчиков мы публиковали Вашу программу, над которой Вы работаете около десяти лет, она называлась «История религиозной культуры». В рамках этой программы родилось название (части, раздела) и сам курс «Основы православной культуры». Но недавно один из информационных центров комментировал Ваше интервью, и сообщил о какой-то новой программе и новом курсе, который Вы разрабатываете и который представляет собой разновидность ОПК, но мало чем от него отличается. О чём идёт речь? В интервью, на которое ссылается информационный центр, я ничего такого не увидела, может быть, это была дополнительная информация, которая не была опубликована?

А. В. Бородина: Нет, видимо, это неправильное истолкование либо желание запутать читателей.

Я действительно около десяти лет скрупулёзно разрабатываю один и тот же историко-культурологический курс по программе «История религиозной культуры», и курс «Основы православной культуры» родился в рамках этой программы в связи с выходом в свет первого учебника с этим названием. Я не только автор, но разработчик. Это значит, что сначала была создана программа, потом она проходила экспертизы и рецензирование, затем была её апробация, создавались учебные и методические пособия, которые также апробировались. В ходе разработки пособий для каждого года обучения, работы с рецензентами, апробирующими учителями, родителями программа уточняется, корректируется. Но это всё та же программа, поэтому сама от себя она действительно отличаться не может.

Практика показала, что мы идём по правильному пути, именно это содержание необходимо школе, и разрабатываемая нами концепция в школе принимается.

А мастеров запутывать читателей и зрителей много в СМИ. Я столько слышала недобросовестных комментариев и клеветы за эти годы, что даже не обращаю внимание. Один «богослов» (я бы взяла в кавычки, потому что его последние богословские рассуждения весьма сомнительны, а вот профессиональный он, похоже, шоумен и пиарщик) костил меня и мой первый учебник (на 1 год обучения в основной или старшей школе) за то, что он якобы написан на десять лет обучения! Если нет совести, чем тут поможешь?

А недавно, 21 июня на круглом столе одна журналистка как бы «познакомилась» с этим учебником (усердно листала его со своим коллегой), но интересовала её только одна фраза из всего текста, из 288 страниц она нашла лишь одну страницу, где речь идёт о распятии Христа. А потом в своих ксенофобских публикациях цитировала лживые слова другого клеветника-ксенофоба, который якобы цитирует мою книгу, а на самом деле лжёт и говорит свои слова, приписывая их моему учебнику. То есть, вместо того чтобы цитировать мою книгу, которая прошла все возможные экспертизы (уже вся Генпрокуратура, наверное, её выучила наизусть!), ксенофобы цитируют друг друга, а клеветнически обвиняют в ксенофобии меня. Зато, с какой нежностью пишут друг о друге! Об одном ксенофобе, сбежавшем за границу от ответственности за ксенофобскую деятельность, говорится, что он «два года безуспешно пытался доказать в суде ксенофобский характер учебника». Простите, если не доказал в суде, то не «безуспешно пытался доказать в суде ксенофобский характер учебника два года», а два года безнаказанно клеветал в суде и требовал исправить учебник и Евангелие!

А потом пытались представить так, будто я немного исправила учебник. Неправда! Я могу работать над текстом, но того, что требует ксенофобская кампания, никогда не будет. Не исправила и не исправлю! Православие — это традиция веры, данной миру Спасителем через его учеников и других очевидцев Искупления и Воскресения. Курс «Основы православной культуры» рассказывает об этой традиции и её воплощении в разных формах важнейшего феномена человеческого бытия — культуре. Ни факты, ни догматы исправлению не подлежат! На то они и основы, чтобы не быть изменёнными. Даже если все либеральные шоумены-богословы открыто объединятся с ксенофобами, желающими реформировать православие образовательными средствами, и с разработчиками разных других курсов, на первый взгляд близких по названию, и изменят всё, на что имеют право, курс, который разрабатываю я, — «Основы православной культуры» — сохранит свою концепцию, верную православной традиции. Основы останутся основами.

Корр.: А Вы не боитесь, что и «Основы православной культуры» могут стать другими? Популярность курса растёт, Вы же не запретите другим авторам разрабатывать «Основы православной культуры»? Если они будут писать, что это «Основы православной культуры», а концепция будет другая, сразу ведь не разберёшь, что там написано?

А. В. Бородина: Мы и сейчас с этим сталкиваемся. Если труд неплохой, я стараюсь помочь. Но иной раз авторы просто шокируют, считая, что не нужно работать с детьми, учителями, проверять содержание. Просто пускаются в рассуждение о православном воспитании, этике, семье и называют это учебным пособием по курсу «Основы православной культуры». Иногда люди покупают и везут в регионы всё, где написано «Основы православной культуры» или «Православная культура», и сообщают мне, что купили мои книг, а потом удивляются, что это чужая литература: «Ведь там написано «Православная культура». Ничего с этим не поделаешь. Думаю, что со временем учителя, сам народ разберётся.

Корр.: А Вы не хотите заменить название своей программы?

А. В. Бородина: Зачем? Все знают, что по этой программе можно изучать и «Основы православной культуры» и немного шире — «Историю религиозной культуры». Кстати, по этой программе могут обучаться дети не только в России, но и во всём мире. Она универсальна. И названия все не случайны. Другие меняли мои названия в публикациях, к сожалению, из политических соображений. Пусть это будет на их совести.

Корр.: Да, получилось, безусловно, очень мудро. Получается, если даже введут курс типа «История религий», то всё равно можно преподавать по Вашей программе и по Вашим учебникам. Значит, как автору Вам должно быть всё равно?

А. В. Бородина: Так и будет. Поэтому противники «Основ православной культуры» сейчас даже растерялись. Всем понятно, что религиоведение не пойдёт, история религий или мировые религии тоже, должна быть история религиозной культуры. Это всем ясно. Но это и есть мой курс. Тогда они опять получают «Основы православной культуры» в рамках программы «История религиозной культуры», то есть то, против чего борются.

Поэтому формально автору должно быть всё равно, но мне не всё равно. И российскому народу не всё равно. И Православной Церкви не всё равно. По-моему, Министерство образования упустило время, когда можно было ввести религиозно-познавательное содержание под названием, например, моей программы. А теперь этот вопрос стал принципиальным для нас всех, потому что речь идёт о дискриминации православного населения. Поэтому наша гражданская позиция теперь такова, что система образования должна выполнять заказ социума на «Основы православной культуры», нужно уважать мнение народа.

Корр.: А что можно сказать о так называемом альтернативном курсе «История религии» или как-то по-другому его хотят назвать?

А. В. Бородина: О том, чего нет, много не скажешь. Пока попытки создать альтернативу курсу «Основы православной культуры» не увенчались успехом, хотя коллективы и отдельные авторы (например, в Департаменте образования г. Москвы) уже давно составляют программы и пишут учебники. Таких старателей много. Посмотрим, когда что-нибудь будет.

Но, допустим, случится чудо — за хорошие средства коллектив или автор написали программу (вообще-то таких чудес уже тысячи по стране, и даже без всяких вознаграждений). Но чтобы была альтернатива курсу «Основы православной культуры», нужно не только написать программу, но пройти, как я, все необходимые экспертизы, провести экспериментальную работу, внести коррективы, создать учебно-методическую литературу по этой программе, опять провести экспертизы и апробацию в разных условиях светского образования, опять откорректировать. То есть сделать то самое, что делала я десять лет. А до этого — никакой альтернативы быть не может: что это за альтернатива, составленная в кабинете? Это не альтернатива. Но даже если за десять лет это тоже будет выполнено, главное ведь в другом — нужно получить хорошие результаты, доверие и одобрение в обществе. Нужно получить этот самый социальный заказ. А сейчас он только на «Основы православной культуры».

Корр.: Вы предполагали, что так трудно будет с этим содержанием, поэтому так назвали программу и потом ни разу не изменили название? После первого, не зарегистрированного в Минюсте, письма Министра все наперегонки кинулись делать программы и книжки по православной культуре, а потом начались сражения именно с Вами, с Вашим названием, с Вашим содержанием. Ведь вскоре после Вашего учебника пошли пособия других авторов. Немного другие названия, другие подходы, но с ними никто не боролся. Стали предлагать другие названия. Но Вы не меняли ни название программы, ни название учебников, ни содержание. Почему? Расскажите, как получилось, что это было найдено десять лет назад?

А. В. Бородина: Тогда рассматривалось, в основном, два варианта образования в данной области: 1) религиоведение и 2) Закон Божий. Но я создавала программу для светских школ, поэтому прежде всего изучала нормативно-правовую базу по этому вопросу. Сделала программу, как принято было тогда говорить, религиоведческого курса, но сразу выделилось содержание для школьного образования: это было не религиоведение, это была культура. Религиоведческие курсы уже были распространены в школе, но с другими названиями. Я взяла то, чего ещё не было, то, что отражало моё видение историко-культурологического стержня внутри гуманитарного блока школьных дисциплин. Сама специфика школьного образования не допускает религиоведения. Религиоведение может иметь место исключительно на профессиональной ступени, то есть в вузе. А в школе возможно только изучение культуры и истории её формирования. Отсюда и название — «История религиозной культуры». Практика подтвердила правильность выбора историко-культурологического принципа отбора содержания религиозно-познавательного курса.

Первый учебник соответствовал одному из разделов и имел название «Основы православной культуры». К этому времени я разработала проект «Религиоведческое образование в светской школе» и проводила работу в школах. Получилось, что практика подтвердила значимость именно «Основ православной культуры» и принятие обществом именно этой историко-культурологической концепции. Люди шли на митинги, писали открытые письма Президенту с требованием ввести этот курс. Хотя под курсом они имели в виду один учебник. Потом я написала отчёт о выполнении проекта, с большим опозданием он опубликован в журнале «Образование» N 1 за 2005 год, а также размещён у меня на сайте. В отчёте представлены результаты, сделаны выводы о востребованности в российском обществе именно курса «Основы православной культуры». Кому-то это нравится, кому-то это не нравится, но это так. Нужно быть честными, наука не должна строиться на лжи.

Корр.: И всё-таки, Вы уверены, что курс «Основы православной культуры» будет введён. Неужели препятствий стало меньше.

А. В. Бородина: Нет, их меньше не стало, но, я уверена, что курс будет рекомендован уже в этом учебном году. Пока это не будет обязательный, но начнётся серьёзная подготовка кадров, просвещение учителей светских школ, родителей. По моим пособиям учиться будет легко. Но препятствия всё равно будут, и мы должны научиться их преодолевать. Не только открытые противники курса препятствуют введению курса. Препятствовать введению курса ведь можно по-разному. Бесконечные дискуссии тоже очень мешают. Некоторые до сих пор навязывают обсуждение названия, содержания. Даже переставляют слова. Вместо того чтобы вникнуть один раз серьёзно и разобраться, продолжают спорить, смущать учителей…

Корр.: Да, простите. К примеру, я слышала: почему основы православной культуры, а не православные основы культуры.

А. В. Бородина: Это совершенно разные понятия. Православные основы культуры вообще, по моему мнению, абсурд. Ведь если речь идёт не о православной культуре, а вообще о культуре как феномене, то в ней никаких православных основ вообще быть не может, хотя бы по хронологии возникновения этих явлений. И по содержанию тоже. Какие, к примеру, православные основы в культуре Древнего Китая? Древнего Египта?

Много споров, предложений и курсов. Но это другие курсы, я этим не занимаюсь. Времени было много на разработку, кто хотел и мог, уже сделали. Но жизнь продолжается, всё ценное, нужное и потом найдёт применение, и сейчас находит. Говорить нужно делами, а не языком. У курса «Основы православной культуры» есть чётко поставленные цели, задачи, очерчено содержание, сохраняется ценностно-знаниевый подход, найдена своя удобная форма.

А кто любит спорить, всё равно будут.

Один известный иеромонах, например, десятками, сотнями собирает по России и за рубежом программы и всякие разработки. Это для развития курса «Основы православной культуры» или против его введения? Как бы «движения по теме», даже платные курсы постоянно организовывает. А что преподавать? Несколько лет собирает программы и всем доказывает, что пока вводить курс рано, нужно создать единую программу непременно под его руководством. Но одно дело — иметь своё мнение, оспаривать что-то, и совсем другое дело — создать лучшее и вообще хоть что-нибудь создать. Можно на все чужие книжки подставить свою фамилию, но всё равно это всего лишь отдельные чужие книжки с разными концепциями, с разными подходами и очень редко вообще имеющие отношение к школьному образованию. Можно издавать сборники чужих программ, наверное, это выгодно. Но это всего лишь сборники программ, кроме составителя и издателя, получающих (или получающего) за чужой труд денежные средства, это может быть приятно авторам, если их фамилии совсем не убрали. Но учителям, детям, родителям, директорам школ такие сборники чужих программ, да ещё в таком количестве не нужны. Неужели, кто-то ещё думает, что им не чем заняться? Учителю нужен материал, с которым он может выйти в класс и провести хороший урок. Ребёнку нужно пособие. А родителям — образованный и воспитанный ребёнок.

Пытки подменить содержание, как вправо, так и влево, тоже могут мешать. Сколько можно путать этот курс с Законом Божиим. В воскресных школах и православных гимназиях уже давно преподаются оба эти курса, потому что это разные курсы. Один — вероучительный, другой — культурологический.

Опытные священники, которые организовывали подготовку преподавателей по этому курсу, уже убедились, что преподавать должны учителя литературы, истории, начальных классов, искусства, причём учителя, которые были настроены преподавать вероучительный курс, либо перестроились, либо ушли из школы совсем. Всё более утверждается культурологическая концепция. Но и подготовка кадров без участия православного священства тоже невозможна, добросовестные учителя, начиная преподавать, вынуждены обращаться с вопросами к священникам. Опыт есть в России, нужно начинать преподавать курс. Мы обязаны думать о детях.

Подготовила выпускающий редактор Библиотечки журнала «Вестник образования России» Ирина Ретюнских


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru