Русская линия
Washington ProFile24.06.2005 

Молдова. Два вопроса двум экспертам
Американские эксперты оценивают настоящее и будущее Молдовы

Вопрос: Каково ныне положение Молдовы?

Чарльз Кинг, специалист в области международных отношений, профессор Джорджтаунского Университета. Автор ряда книг, в том числе «Черное море: история» и «Молдаване: Румыния, Россия и Политика культуры»:

Я думаю, что перед этой страной ныне стоят две главные задачи. Одна связана с теми экономическими проблемами, с которыми сталкивалась Молдова: добиться того, чтобы экономика реально выполняла свои функции, чтобы она была более продуктивной; получить доступ на западные рынки и, одновременно, использовать свои преимущества на восточных рынках, особенно на территории Украины и Российской Федерации. Во вторых, есть проблема обеспечения территориальной целости страны — проблема Приднестровья существует с 1989 года, и с тех пор ситуация не улучшилась. Я бы даже сказал, что сегодня с этой проблемой сложнее разобраться, чем в самом начале конфликта между сепаратистами и молдавским государством. Сложнее потому, что прошло слишком много времени. В Приднестровье выросло целое поколение детей, которое никогда не имело никакого отношения к молдавскому государству. Образование у них другое, никаких культурных связей с центром страны они не ощущают и, в результате, образуются два различных общества.

Но самое главное, это отношения между Молдовой и Западом и Молдовой и Россией. В последние два года отношения с Россией были не особенно хорошими, с другой стороны, отношения с Западом улучшились. Отношения между Молдовой и Румынией сейчас более тёплые, чем когда-либо.

Уильям Кроутер, профессор политологии Университета Северной Каролины. Автор книги «Политика Демократизации в Пост-Коммунистической Молдове», специалист в области национальных структур власти:

В большинстве постсоветских государств была принята французская модель парламентской республики, что привело к тому, что власть сконцентрировалась в руках президентов. В Молдове сложилось совершенно иначе. Здесь постоянно продолжалась борьба между интересами президента и парламента, что привело к значительной неустойчивости в стране. В конце 1990-х годов возникла серьезная конфронтация между президентом Петром Лучинским и руководством парламента, который, чтобы ослабить власть президента, принял поправки к Конституции страны. В результате, парламент получил большие полномочия и стал избирать президента.

Владимир Воронин стал первым человеком, которого избирали по новым правилам. Он возглавил Молдову потому, что Коммунистическая партия, лидером которой он был, обладала значительным парламентским большинством. По иронии судьбы, в результате этого в Молдове образовалась гораздо более сильная, чем ранее, президентская власть. Однако парламент Молдовы очень мощный и превосходит по влиянию аналогичные органы в иных постсоветских государствах. Он гораздо активней участвовал в настоящей политике, чем парламенты Белоруссии или Украины.

Вопрос: Каковы перспективы Молдовы в ближайшем будущем?

Кинг: Вступление в Европейский Союз ещё потребует, как минимум, десятилетней работы. Вступить в ЕС практически невозможно до тех пор, пока не разрешены все территориальные проблемы — единственным исключением из этого правила стал Кипр. Молдова очень бедная страна, и она останется бедной в ближайшие годы. Однако, видны и позитивные перемены. Я думаю, что развитие отношений с Румынией — очень хорошая вещь. Раньше в Молдове существовало две группы: те, кто смотрели на румын, как на братьев, и те, кто не хотели иметь с ними никаких отношений ради сохранения культурной независимости. Однако теперь отношения строятся как отношения двух суверенных государств, которые признают свои культурные связи и пытаются принимать конструктивные политические решения. Никто уже серьёзно не обсуждает создания какого-либо союза с Румынией, разговоры идут об особых отношениях, основанных на общей истории и культуре.

Я думаю, что отношения с ЕС укрепятся, прежде всего, потому, что молдаване меняют свое отношение к Западу. Подобное, в частности, произошло с президентом Молдовы. Воронин впервые был избран, благодаря своей очень пророссийской платформе, однако с тех пор он изменил свои приоритеты и теперь видит будущее Молдовы в Европейском Союзе.

Кроутер: Существуют несколько ключевых вопросов, на которые Молдове необходимо найти ответы. Прежде всего, у нее есть выбор между интеграцией с Содружеством Независимых Государств и интеграцией с Европейским Союзом. На последних выборах за Владимира Воронина оппозиция проголосовала, в частности, потому, что он твёрдо выступил за второй вариант. У лидера Молдовы примерно год назад начались серьёзные разногласия с Россией. В результате, Воронин нашёл новую «группу поддержки».

Отношения между Ворониным и Россией обрушились, в частности, потому, что он рассчитывал, получить необходимую помощь в разрешении проблемы Приднестровья. Однако, вышло совсем не так. Россия с ним обращалась не намного лучше, чем с его предшественником, что Воронина сильно расстроило. Воронин должен решить эту проблему не только по политическим, но и по личным причинам — он сам из Приднестровья и искренне хочет урегулировать конфликт. Я думаю, что он теперь решит обратиться за помощью к ЕС и к США, чтобы попытаться решить эту проблему.


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru