Русская линия
Пресс-служба Архангельской епархииПротоиерей Олег Стеняев18.09.2015 

Бог избрал нас не потому, что мы лучше других людей

протоиерей Олег Стеняев«Мы живем так, как верим, и верим так, как живем», — убежден протоиерей Олег Стеняев. Известный московский публицист и проповедник, автор книг о Церкви и обществе, руководитель Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий дал интервью «Вестнику Архангельской митрополии».

— Отец Олег, благодаря вашему Центру в православную веру обратилось более трех тысяч человек, побывавших в сектах. Есть ли разница в методике работы с людьми, которые находились в псевдохристианских и восточных сектах?

— При общении с людьми нужно находить точку отталкивания. Если мы общаемся с представителями псевдохристианских сект, такой точкой является Священное Писание. Для неоязычников, неоиндуистов, необуддистов оно не авторитетно, поэтому приходится изучать ведические тексты. Перед диспутами с кришнаитами я, например, изучал Бхагавад-гиту, причем использовал советские переводы, очень добротные, и сравнивал их с тем, что кришнаиты достаточно вольно переводили. Это всегда помогает в работе. Если дело касается исламских сект, надо знать Коран, основные тафсиры — это комментарии на каждый аят (мельчайшую структурную единицу Корана, стих — ред.), хадисы (предание о словах и действиях пророка Мухаммада — ред.), для того чтобы найти точку отталкивания в разговоре. Если мы эту точку не находим, то говорим беспредметно.

Когда мы общаемся с людьми других религиозных групп, не православных, надо понять, что одно и то же слово у нас и у них может иметь разные значения, смыслы. Следовательно, с людьми других вер надо говорить, используя их понятийный аппарат. Некоторые псевдомиссионеры утверждают, что с сектантами надо разговаривать так же, как с православными, но это абсолютная нелепость. Еще апостол Павел заповедовал нам говорить «с эллинами — как эллин, с иудеями — как иудей» (1 Кор. 9, 20). Миссионер должен не полениться и найти время, чтобы совершить некое погружение в идеологию человека, которому хочет помочь. Лучше пять слов сказать на понятном языке, чем тьму на непонятном.

— В послании апостолу Тимофея есть слова: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного (1 Тим. 5:8). Как понимать эти слова? Если человек на словах не отрекся, продолжает ходить в церковь, причащаться.

— Человек, который не проявляет заботу о домашних, отрекся именно от веры. Христианская вера — не только сумма знаний или представлений о Боге, это образ жизни. Апостол Иаков говорил, что вера без дел мертва. Если я только декларирую Православие, но не живу в соответствии со своей верой, то я отрекся от нее. Мертвая вера не угодна Богу. Существа, которые имеют правильное представление о Боге, но живут не по Его воле, — прежде всего бесы. Сказано: «И бесы веруют, и трепещут» (Иак. 2, 19). Но их образ жизни противоположен воли Создателя. Чтобы не уподобляться нечестивым духам, мы должны не только «веровать в Бога и трепетать», но прежде всего проявлять деятельную любовь.

Любовь в библейском понимании — это не чувство привязанности, некой симпатии, а стремление исполнить волю Божию относительно того, кого любишь. Если я будут потворствовать грехам другого человека и оправдывать это своей любовью к нему, это не любовь. Любой грех суицидален, он несет в себе семена саморазрушения личности. В Писании сказано, что любящий Господа исполнит заповеди (Ин. 14:15), следовательно, любящий ближнего выстраивает с ним отношения, которые соответствуют Закону Божию.

Когда человек общается с домашними, близкими, друзьями, он выстраивает отношения так, чтобы они не противоречили Правде Божией. А если декларировать свою религиозность, но при этом не следовать заповедям Бога, значит, отрекаться от веры, если не словами, то делами. Это очень страшно. Получается, я раздвоился: внешне декларирую веру, а своими поступками ее не являю. На самом деле мы живем так, как мы верим, и верим так, как живем. Об этом не надо забывать.

— Что в Православии подразумевается под словом «спасение»? Мы так часто упоминаем его, что порой не задумываемся о правильном смысле.

— В православном понимании спасение не достигается человеком. Однажды апостолы шли за Иисусом Христом и спросили его: кто может спастись? Господь ответил: «Человекам это невозможно» (Мф. 19, 16−26). Таким образом, мы устанавливаем, что спасение принимается человеком как дар Божественной благодати, изливающейся на него. И задача человека — оберегать этот дар спасения. А достигнуть его сам он не может. Спасение в Православии — это Божественная данность, оно именно дается, не зарабатывается, не приобретается.

Давайте рассуждать логически. Человек живет, предположим, сто лет. Сколько лет он проводит во сне, лежа на диване, сидя за столом, принимая пищу? Первые десять лет жизни отсекаем: он учится ходить, говорить, думать. Сколько останется лет, которые человек тратит на молитвы, на благочестивые раздумья, изучения Писания, участие в богослужениях? Может, три года наберется. А представьте себе, что человек не ест, не спит, только совершает Божии дела все сто лет. Ну и что он получит за это? Сто лет в раю?

Невозможно ценой временной жизни приобрести жизнь вечную, это несоизмеримо. Невозможно, живя на земле, заслужить жизнь на Небесах, находясь в тлене, обрести жизнь нетленную. Никто этого не достиг. Если апостолам Христос сказал «человекам это невозможно», что говорить об остальных людях. Но далее Он произнес: «Богу все возможно» (Мк. 10, 27). Богу было возможно воплотиться на земле, искупить грехи рода человеческого Своими страданиями и воскреснуть для нашего оправдания. А что это значит? Многие не понимают настоящий смысл Христова Воскресения. Если спросить об этом рядового верующего, что он ответит? Скажет, что Христос воскрес, и мы тоже воскреснем. Но это никак не взаимосвязано. Еще из Ветхого Завета известно, что все воскреснут. А святитель Григорий Богослов писал, что лучше было бы многим и не воскреснуть, чем воскреснуть на Страшный суд и оказаться в аду, где «будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8:12).

Так в чем же смысл Пасхи — Христова Воскресения? Когда Господь умер на Голгофском кресте, когда его враги и его друзья ждали, примет ли Бог Отец эту жертву. И когда Бог Отец воскресил Своего Сына, и когда Сам Сын Божий восстал силой ипостасного существа в Духе Святом, — это было свидетельством, что жертва, принесенная за грехи всего мира, принята Богом.

Если человек думает, что сам может усовершенствовать себя и автономно забраться на Небеса, у него не христианское представление о спасении. Это мусульмане и иудеи учат, что независимо от божественной благодати человек способен проявить максимум усилий и оказаться на Небе. В христианстве такое заблуждение называется «пелагианством». Пелагий, еретик, учил, что в результате грехопадения человеческая природа не настолько исказилась, чтобы люди не в силах были восстановить отношения с Богом. Но из Библии видно, что наша природа искажена и невозможно самостоятельно возвыситься до богообщения, как и Христос сказал: «Человекам это невозможно», но тут же добавил: «Богу же все возможно» (Мф. 19, 16−26).

— В пророчествах о последних временах, помимо прочего, сказано и об отхождении от истинной веры. Как понять, где же истина, чтобы не отступить от нее?

— Отец Сергий Булгаков в книге «Православие» (очень удачной для него, поскольку не все его книги бесспорные) пишет: из всех религий истинная религия — христианская. Из всех христианских направлений самое истинное — Православное. Однако Бог избрал нас не потому, что мы лучше других людей, а наоборот. Эта мысль отца Сергия подтверждается евангельскими текстами. Например, есть притча о званных на брачный пир. Это были достойные люди, но каждый из них нашел отговорку. Один сказал, что купил поле и должен посмотреть его, другой купил волов, и ему надо испытать их, третий женился, и потому не может прийти. Тогда было принято решение собрать на перекрестках дорог всех нищих, увечных, хромых, и ими наполнился пир. Апостол Павел в послании к коринфянам пишет: «Посмотрите, братия, кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное, и ничего не значущее избрал Бог, чтобы упразднить значущее, — для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом» (1Кор.1,26−29).

Мы, православные христиане, осознаем, что путь, которым идем, царственный путь. Но Бог избрал нас не потому, что мы лучше других. Для нас не повод к самомнению то, что мы пребываем в истинной вере. Наоборот, это повод для смирения, потому что мы ничего не сделали, чтобы обрести дар спасения по благодати. Это Божественная данность, если хотите, как музыкальный слух — у одного человека есть, у другого нет. Так и истинная вера — дар Божий. Одному дается, другому нет.

По каким критериям Господь определяет, кого наставить на истинный путь веры, загадка для нас. Хотя Святые отцы все-таки отчасти отвечают на этот вопрос. Дело в том, что для Бога история имеет обратное наклонение. Господь будет судить всех людей и уже совершает Свой суд здесь, на земле, исходя из того, как бы повел себя тот или иной человек, если бы он жил в дни Иисуса Христа, был бы свидетелем всех Его чудес, слыша бы все Его проповеди. Так как Господь сердцеведец, Он определил, что, например, этот человек не стал бы православным, даже живя в дни Иисуса Христа, и такой рождается где-нибудь в Австралии, в диком языческом племени. Или же об этой душе Господь вынес решение, что она не сможет, даже приняв Православие, устоять в вере, и человек рождается, скажем так, в какой-то не той семье. Почему для Бога это возможно? Потому что Он не имеет прошлого и не имеет будущего, у Бога всегда настоящее. Он одновременно присутствует в каждое мгновение времени и в каждой точке пространства. Ведь Он Творец материи, пространства и времени, и все это Господь объемлет. В Библии сказано, что Небеса Небес не могут вместить Господа, поэтому в Боге как настоящее присутствует наш первый вдох и наш последний выдох.

— Отец Олег, в одной из своих бесед вы заострили внимание на том, что нежелательно назначать на ответственные должности молодых людей. Но почему?

— Если руководитель ответственный, он будет окружать себя людьми с опытом, а авторитарная личность окружит себя молодыми, которыми легко манипулировать. В Библии очень хорошо говорится о детстве, это святая пора в жизни человека. Сказано: «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царствие Небесное» (Мф. 18:3). Очень хорошо говорится и о старости. Например, в Книге Левит сказано: «Пред лицом седого вставай и почитай лицо старца» (Лев. 19:32).

Но в Библии не говорится хорошо о молодости. По словам святителя Феофана Затворника, молодость в религиозном и в нравственном смыслах невменяемый период в жизни человека. «От юности борют меня многие страсти», это в Псалтири. Праведный Иов Многострадальный восклицал в отчаянии: «кости мои напоены грехами юности моей и вместе со мною хотят лечь в могилу». Молодость — самый опасный период в жизни, и человек пребывает в борении достаточно долго. В Древней Руси эту проблему решали ранними браками, которые остужали страстность необузданной юности.

Когда же молодой человек входит во взрослую жизнь и его поведение не контролируется, его так бросает из крайности в крайность, что он и в старости не остановится. В стихе, записанном в 22-ой главе книги Притчей, сказано:

«Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состареет». А почему так сказано? Логичнее было бы сказать: «Наставь юношу в начале пути его, и он не уклонится во все дни жизни». Нет, именно в старости. То есть ты наставь его, но знай, что он все равно уклонится, потому что молодость — это опасный период в жизни человека. Но в старости вернется. Таким образом, если мы в детей вкладываем знания, они помогут им с меньшими потерями перейти опасный период.

В свое время Патриарх Алексий Второй обратил внимание на очень интересный факт: показатель по Патриархату, сколько детей учится в воскресных школах, один, а сколько молодежи задействовано на приходах, — на несколько порядков ниже. Патриарх обратился к архиереям: куда пропали дети? Ответ очевиден. Когда ребенку 10−12 лет он еще охотно ходит в церковь, но к 14−15 годам перестает туда ходить. С нами остаются алтарники, певчие, чтецы, те, кто задействован в богослужении. А в роли статистов молодые люди себя не представляют, поэтому они покидают общины, и это реальность. Но не надо считать, что мы напрасно их водили в воскресную школу. Если они что-то получили в детстве, они с меньшими потерями переживут период юности. Потому и сказано: «наставь юношу в начале пути его, и не уклонится во дни старости», то есть вернется к истокам своей духовной жизни.

— Как относиться к людям другой веры?

— Мы должны исходить из евангельского учения. Взаимоотношения Господа Иисуса Христа с самарянами — это и есть евангельское учение об отношении к людям другой веры. Самаряне — классическая секта внутри иудаизма. У них было альтернативное Пятикнижие, которое насчитывало до 6000 разночтений с еврейской Масорой, у них было альтернативное духовенство, место поклонение не в Иерусалиме, как у евреев, а на горе Гаризим. Как Христос выстраивает отношения с этими людьми? В отличие от иудеев, которые придерживались правила, что иудеи с самарянами общаться не должны, Христос общается с самарянами. У нас тоже сейчас есть такие горе-миссионеры, которые говорят, что православные с сектантами не общаются, мол, это бессмысленно. Нет, Христос разговаривает с ними. Мы знаем о его беседе с самарянкой. Но при этом он не разделяет вероучение самарян. Женщина задает вопрос: «Господи! вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме.» (Ин. 4:19−20) Христос отвечает: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин.4:22). Потом Христос пришел в селение, откуда была эта женщина, и там провел два дня.

Евангелие показывает, что эти заведомые еретики иногда в своих нравственных качествах опережают правоверных иудеев. Вспомним притчу о добром самарянине. Христос рассказывал ее, отвечая на вопрос «Кто мой ближний?». Оказывается, им может быть сектант, человек другой веры. Если на современный язык перевести название этой притчи, получится притча о добром свидетеле Иеговы. О чем она? Избит правоверный иудей, лежал весь окровавленный. Мимо пробежал правоверный священник, не остановился: наверное, спешил на требу, потом прошел левит, певчий, наверное, спешил в храм на спевку хора. А вот сектант, самарянин, остановился, перевязал раны этого человека, привез его в гостиницу, заплатил за лечение и содержание и сказал хозяину гостиницы, что, если потребуется, оплатит и другие издержки.

Христос, рассказывая эту притчу, не отказывает в нравственных преимуществах людям другой веры. Мы знаем, что есть благочестивые люди в разных, так называемых сектантских направлениях, в любой религиозной группе можно найти множество благочестивых людей, которые преданно служат Богу в той мере, в которой Он им открыл Себя. Евангелие показывает, что люди другой веры могут быть и более благодарны по отношению к Богу. Помните, Господь исцелил десять прокаженных, но только один вернулся Его поблагодарить. И евангелист как бы с досадой пишет: «и это был Самарянин» (Лк 17:16). Иисус Христос так часто хорошо отзывался о людях другой веры, что Его противники говорили Ему: «Ты Самарянин и бес в Тебе» (Ин. 8:48). Итак, вся система взаимоотношений Иисуса Христа с самарянами — это и есть евангельское учение о об отношении к людям другой веры.

А если мы посмотрим на святоотеческую традицию того, как выстраивать такие отношения, то здесь великий пример — святитель Иоанн Златоуст. В «Слове о статуях» он сказал: «И не говори мне таких бессердечных слов: что мне заботиться? У меня нет с ним ничего общего. У нас нет ничего общего только с дьяволом, со всеми же людьми мы имеем много общего. Они имеют одну и ту же с нами природу, населяют одну и ту же землю, питаются одной и той же пищей, имеют одного и того же Владыку, получили одни и те же законы, призываются к тому же самому добру, как и мы. Не будем поэтому говорить, что у нас с ними нет ничего общего, потому что это голос сатанинский, дьявольское бесчеловечие. Не станем же говорить этого, а покажем подобающую братьям заботливость».

А ниже он пишет: «Если увидим, что упал осел, то все спешим протянуть руку и поставить его на ноги; а о гибнущих братьях не заботимся? Богохульник — тот же осел, не вынесший тяжести гнева и упавший. Подойди же и подними его и словом и делом, и кротостью и силой; пусть разнообразно будет лекарство». Если в городе найдется хотя бы десяток людей, которые проявят заботу о заблудших, то скоро весь город станет православным. Вот это здравое евангельское и святоотеческое учение об отношении к людям другой веры. Конечно, мы с ними не молимся и не должны входить в материальную зависимость от них, но иметь доброе расположение к ним обязаны. Наше религия учит, что мы должны ненавидеть грех, ересь и обязаны любить грешника и еретика.

Скорее всего, те люди, которые агрессивно относятся к иноверцам, просто по утрам не читают молитвенное правило. В нем есть молитва о заблудших, «отступивших от православной веры и погибельными ересьми ослепленных». Мы каждое утро желаем, чтобы они оказались с нами, братьями и сестрами по вере. Некоторые еще придумали, что эти люди зомбированы, не способны откликнуться на Слово Божие и с ними надо разбираться другими методами. Это, прежде всего, поношение на Слово Божие. А оно, как пишет апостол Павел, «живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные» (Евр. 4:12−13).

Слово Божие — это универсальное средство в борьбе с любыми заблуждениями. Когда дьявол искушал Сына Божьего по Слову Божьему, говоря, сказано о Тебе, написано о Тебе, Сын Божий отвечал ему строго по Писанию. Мы знаем, как братья Кирилл и Мефодий вели диспуты с мусульманами, как известные миссионеры Синодального периода успешно дискутировали с людьми других вер, сектантами, раскольниками. Те, кто отказывается от традиционных методов общения с заблудшими, не знают Священного Писания, не знают традиций и, чтобы прикрыть свое невежество, говорят о зомбированности людей других вер, мол, до них не достучишься. Если Христос стоит у сердца человека и стучит, человек все-таки может открыть свое сердце.

Главное, о чем надо помнить: Бог не принимает Православие без любви, как не принимает любовь без Православия. Апостол Павел в послании к Коринфянам сказал: «Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто» (1Кор.13:2). Нет тогда никакой пользы. Мы обязаны соединить с истинным исповеданием истинную, деятельную любовь. Если этого нет, это не Православие. Это мертвая вера, которую Иоанн Златоуст называет «дьявольское бесчеловечие и сатанинское бесчувствие», а апостол Иаков бесовской верой — и «бесы веруют и трепещут» (Иак.2:19). Поэтому вера, надежда — очень важны, но любовь превыше всего.

Беседовала Людмила Селиванова

http://arh-eparhia.ru/publications/?ELEMENT_ID=50 617&sphrase_id=341 996 и http://arh-eparhia.ru/publications/?ELEMENT_ID=51 256&sphrase_id=341 996


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru