Русская линия
Российская газета Татьяна Зыкова10.09.2015 

Это святое
Росимущество хочет ускорить возвращение храмов, синагог и мечетей в собственность религиозных конфессий

Собор Василия Блаженного на Красной площадиЧисло заявок от церкви с просьбами о передаче ей в собственность храмов, приходов и монастырей растет. За первые полгода Росимущество получило уже свыше трехсот обращений, тогда раньше их за год было не больше двухсот.

На какое имущество претендует Церковь? Какие перспективы у Собора Василия Блаженного? Что предлагает государство, какие возникают проблемы и как их надо решать, «РГ» рассказал заместитель руководителя Росимущества Игорь Бабушкин.

— Игорь Юрьевич, большинство храмов, синагог, часовен, монастырских комплексов, приходов религиозным организациям передали в девяностые годы. А что сейчас? Много их еще осталось в собственности государства?

— Сегодня мы выходим на финишную прямую по передаче церкви религиозных объектов, которые находятся в федеральной казне, то есть не имеют хозяина в лице какой-либо госорганизации.

Часть этих храмов либо используются без оформления договоров, либо пустуют. И таких мы насчитали около двух с половиной тысяч.

Приоритет Росимущества один — в стране не должно оставаться бесхозного имущества религиозного назначения.

Все они должны быть оформлены в собственность, а не в безвозмездное пользование, как происходит сейчас. Тогда у тех, кто управляет имуществом, будет больше ответственности.

Единый закон, который дал возможность передачи как государственного, так и муниципального имущества в собственность церкви, вступил в России в силу в 2010 году.

Но особенно много заявлений от конфессий пошло только в этом году после того, как мы сделали наиболее крупным религиозным организациям России «открытое предложение» — сами направили в их адрес перечень с конкретными адресами.

Над куполом — небо

— Судя по темпам, востребованность невелика? Для освобождения казны от 2,5 тысячи объектов потребуется не 5−10 лет?

— Востребованы действительно не все храмы. Есть вымершие деревни, где восстанавливать культовые учреждения не для кого.

Другая проблема — финансирование. Церковь отдает себе отчет, что помимо расходов на содержание здания дореволюционной постройки надо реставрировать, восстанавливать, возвращать им исторический облик.

Однако в законодательство об объектах культурного наследия недавно внесены изменения, которые позволяют как Российской Федерации, так и регионам, муниципалитетам за счет своих бюджетов помогать местным религиозным организациям ремонтировать объекты, переданные им в собственность. Думаем, это будет стимулом. До сих пор государство вправе было вкладывать средства в реконструкцию храмов, которые находятся в безвозмездном пользовании у Церкви. За счет бюджета на таких условиях отреставрированы, например, Новодевичий, Новоиерусалимский монастыри, архитектурный ансамбль Троице-Сергиева лавра в Сергиевом Посаде. Они находятся в Москве и Подмосковье.

— А что с бесхозными храмами будет при отсутствии заявок?

— Если они являются памятниками культуры, то Росимуществу, как держателю казны, придется находить средства на реставрацию. Или их ждет консервация, чего не хотелось бы.

— Ажиотаж в обществе вызвало намерение Русской православной церкви получить в собственность Исаакиевский собор.

— Исаакий для Петербурга — знаковый объект. Но в последние годы Русской церкви переданы десятки не менее значимых для духовной жизни объектов. Например, ансамбли Серафимо-Дивеевского монастыря в Нижегородской области. Мусульмане получили знаковую Апанаевскую мечеть в Татарстане, католики — Церковь во имя Пресвятой Богородицы Кармельской в Гатчине. Церковь Ильи Пророка на Славне в Нижнем Новгороде передана старообрядцам, буддистам — Комплекс Гусиноозерского дацана в Селенгинском районе Бурятии.

— Собор Василия Блаженного на Красной площади — наследие ЮНЕСКО, федеральная собственность. Сейчас в нем размещается музей. Церковь может заявить на него права?

— По закону, безусловно, может. И мы должны эту заявку рассмотреть, если, конечно, она появится. До революции собор Покрова Пресвятой Богородицы — таково его правильное название — был во владении Русской православной церкви.

— Насколько активно претендуют на дореволюционное имущество другие конфессии?

— Пока основная часть заявок поступает от Русской православной церкви с охватом практически всех епархий в разных уголках страны. На втором месте по активности Совет муфтиев России. Это и Татарстан, и Рязанская область, и Северный Кавказ, Калмыкия.

Далее — православные старообрядческие конфессии, римско-католическая и лютеранская церкви. Интерес проявляют Федерация еврейских общин России, Армянская апостольская церковь, буддисты.

Два года на выезд

— Помимо 2,5 тысячи бесхозных храмов есть еще и церковные здания с хозяевами. Их занимают вузы, НИИ, музыкальные, спортивные, художественные школы, почта и отделения связи, полиция, поликлиники, пожарные части, общежития и дома, которые в советские годы переведены в статус жилого фонда. Что происходит с этими помещениями, которые Церковь выразила намерение вернуть и получила «добро»?

— Основная проблема — освобождение помещений. В перспективе и школы, и общежития, и органы правопорядка должны покинуть здания. А взамен получить новую прописку.

Для таких объектов предусмотрен 6-летний период высвобождения с момента принятия решения об их передаче Церкви (для казны — 2 года). Переселяться они должны, соответственно, за счет федерального и местных бюджетов, сообразно подведомственности организаций.

Это значит, что отделение полиции переселяет Российская Федерация, а городскую музыкальную школу — город. Для зданий, принадлежащих Российской Федерации, решение проблемы в руках отраслевых министерств — министерств образования, здравоохранения, МЧС, МВД, министерства культуры, минкомсвязи и других. Именно эти ведомства должны получать бюджетное финансирование для достойной замены помещений. Затем правительство утверждает план передачи с мероприятиями по переселению по новому адресу.

— И как идет переселение?

— За три года по этому алгоритму не освобождено ни одного «занятого» церковного здания. В «Почте России», например, провели кропотливую работу, нашли новые помещения, чтобы приспособить почтовые отделения для обслуживания конкретных территорий. Хотели купить площади и сделать ремонт. Но в итоге бюджет в финансировании отказал.

Более сотни запросов от Церкви на передачу имущества одновременно требуют немалых денег из бюджета — от одного миллиарда рублей на один крупный музей или библиотеку федерального значения. Например, по оценкам Росгидромета, на перебазирование знаменитого Музея Арктики и Антарктики из Никольского единоверческого собора в Санкт-Петербурге нужно не менее 2 миллиардов рублей.

— Но кого-то все-таки переселить удалось?

— Получилось освободить около двух десятков объектов — тех, для которых Росимуществу удалось найти и предложить достойные площади или договориться об этом с иными органами власти.

— А как в регионах справляются с задачей?

— Это вторая проблема — размещение в федеральных храмах муниципальных и областных социально значимых учреждений (школ, библиотек, музеев).

Таких объектов выявлено около 80. Бюджетное законодательство запрещает федеральной казне инвестиции в строительство для муниципальных и областных нужд. При этом объекты не закреплены за такими «хозяевами» на постоянном праве и находятся в казне. На практике эта проблема создает для региональных организаций угрозу их выселения «в никуда» в течение 2 лет.

Два года для регионов — небольшой срок. За это время трудно не то что построить новые помещения для той же спортивной школы или музея, но из-за дефицита площадей для социальных объектов и органов власти подобрать приемлемые здания из имеющегося фонда.

Проблема рассматривалась в прошлом году на правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений. Росимуществу и регионам рекомендовано узаконить нахождение госучреждений в церковных зданиях, то есть перевести их в собственность региона или муниципалитета.

— Вроде бы все просто.

— Но далеко не все регионы пышут таким желанием. Например, правительству Вологодской области мы предложили оформить в областную собственность Воскресенский собор Вологодского кремля, занимаемый сегодня областной картинной галереей.

Площадь собора — более тысячи квадратных метров. Росимущество, не имея обязательств по размещению областного учреждения, предложило для переезда галереи федеральное здание — выставочный зал в самом центре города. Но областное правительство отдало это помещение другой организации, пообещав самостоятельно найти адрес для галереи. Не нашло. А сегодня вопреки здравому смыслу и принятым правилам просит предоставить другой федеральный объект для размещения галереи. Ситуация парадоксальная.

— Получается, создан негативный прецедент? И как быть?

— Системная проблема. Самый прямой и честный путь — всем областным и местным органам власти перевести церковную недвижимость в региональную и муниципальную собственность, чтобы на законных основаниях предоставлять взамен или строить здания для переезжающих организаций. Одновременно это позволит продлить до 6 лет сроки высвобождения площадей.

Со святыми по соседству

— Как же уживаются сегодня в одних зданиях религиозные учреждения и светские?

— В целом, не конфликтуют. Исаакиевский собор, к примеру, находится в совместном пользовании с епархией. Там, в одном из приделов ведутся службы.

Совместное использование церковных зданий практикуется среди подшефных минздраву учреждений. В последние годы храмы, расположенные в комплексах зданий больниц, сотрудничают с больничным персоналом- помогают верующим больным при их желании.

— А как решаются вопросы передачи в собственность Церкви имущества религиозного назначения, на территории которого находятся исправительные колонии и СИЗО?

— Из-за отсутствия законодательной основы для организаций ФСИН до недавнего времени удавалось передавать только те объекты, откуда учреждения ФСИН были выведены. Так, блестяще восстановлен Толгский монастырь в Ярославской области, переданы два храма и келейный корпус на месте ликвидированной исправительной колонии в Пермском крае, в Кунгуре.

На практике изъятие даже части зданий из имущественного комплекса колонии, как правило, означает прекращение ее существования в данном месте — режимные ограничения не позволят сосуществовать на одной территории монастырю и заключенным. Например, с учетом перестройки зданий за десятилетия пребывания в них пенитенциарных учреждений — подвал и первый этаж могут иметь религиозное «прошлое», а 2-й и 3-й этажи — советское.

Какой же выход?

— К счастью, круг таких объектов ограничен, это около 20 имущественных комплексов. И вполне реально спланировать совместно с Церковью работу по их поэтапной передаче.

Критерии первоочередности должны устраивать как Церковь, так и государство. Для освобождения этих объектов, по самым скромным подсчетам, нужно не менее 20 миллиардов рублей, оптимальным представляется состыковать программу капитального строительства пенитенциарных учреждений с высвобождением монастырских комплексов, а при необходимости — включить их в специальную госпрограмму.

Программный опыт имеют и другие министерства, которым предстоит решать проблему «выселения» и «переезда» подшефных учреждений. Например, министерство культуры строит музей в центре Рязани для того, чтобы из Рязанского кремля перевезти музейные экспозиции.

Новое здание для Российской национальной библиотеки минкультуры строит и в Санкт-Петербурге, чтобы вернуть недвижимость Православной духовной академии.

— А каким вы видите основной путь сохранения и восстановления возвращаемых государством храмов?

— Надеюсь, что в России постепенно будут возрождаться традиции благотворительности, которые всегда были. Чтобы не только государство помогало Церкви, но и весь народ в меру своих возможностей. До революции купцы активно жертвовали. Вся улица Варварка в Москве — это церкви, купцами построенные.

Храм Христа Спасителя в начале 2000-х восстанавливали, в том числе на частные пожертвования. Для реконструкции Новоиерусалимского монастырского комплекса создали специальный фонд с участием крупнейших корпораций.

Да и многие более мелкие храмы, включая сельские, восстановлены на деньги и руками как крупных спонсоров, так и простых людей. Когда видишь плоды своего труда в виде возрождающихся из развалин храмов, обителей, приходов — это греет.

Спорный дацан

— Игорь Юрьевич, а отказывать Церкви Росимущество вправе? В каких случаях?

— В случае некомплектности документов или несоответствия имущества критериям передачи.

Еще не так давно основной проблемой было крайне низкое качество документов, которые прилагались к заявке. И если в 2013 году более половины полученных заявок получали отказ по причине элементарной некомплектности, то сегодня во многом благодаря разъяснительной работе с религиозными организациями доля отказов сокращена до четверти от всех заявок.

— А по каким причинам еще отказываете?

— Например, религиозная организация считает объект религиозным, но документы свидетельствуют, что это не так. Закон устанавливает четкие критерии, что такое религиозное имущество и что такое имущество, подлежащее передаче. Записано четко — здание должно было быть построено именно для религиозной деятельности.

Если же, к примеру, до революции была усадьба, потом ее купили, допустим, под духовное училище, то оно под критерии передачи не попадает. Так же, как если жилой дом был подарен или завещан приходу его бывшим владельцем. Достаточно типичная, кстати, ситуация.

— А если была реконструкция, что тогда?

— Это еще один проблемный момент. Он действительно связан с реконструкцией монастырей, храмов и иных зданий. Их архитектурный вид в советские времена был изменен, появились надстройки.

Поэтому сейчас они считаются зданиями нерелигиозного назначения. В этом случае в качестве потенциального собственника Церковь на такие объекты право теряет, а Росимущество может передать лишь прежние религиозные помещения и только в безвозмездное пользование. Эти нормы в Русской православной церкви считают неправильными.

Представители от Совета муфтиев и Федерации еврейских общин также утверждают, что на протяжении веков многие богатые мусульмане и иудеи в России завещали свои усадьбы, имения, жилые дома в пользу своих религиозных конфессий. И с помощью архивов это сегодня доказывают. Но законодательно «наследный» вопрос у нас не урегулирован.

Российские буддисты, практически полностью утратившие за годы советской власти религиозные постройки — деревянные дацаны, предлагают выделять и оформлять земельные участки в религиозных целях для восстановления и строительства новых дацанов на прежних намоленных местах. Эти «пограничные вопросы» надо обсуждать.

Визитная карточка

Бабушкин Игорь Юрьевич, заместитель руководителя Росимущества.

Ему 45 лет. Курирует деятельность подразделений, отвечающих за управление имуществом государственной казны и размещение федеральных органов исполнительной власти. Родился в Рыбинске Ярославской области. Окончил Московское высшее общевойсковое командное училище им. Верховного Совета РСФСР по специальности юриспруденция. До Росимущества проходил службу на командных должностях в Вооруженных силах РФ и подразделениях ФСБ РФ.

http://www.rg.ru/2015/09/09/imyshestvo.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru