Русская линия
ОВЦС МП22.08.2006 

Выдержки из материалов Комиссии по расследованию ситуации в Сурожской епархии

20 ноября 2000 года митрополит Сурожский Антоний направил председателю ОВЦС митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором, прося направить в Англию иеромонаха Илариона (Алфеева), писал:

«Я себе легко могу представить, как трудно найти ему замену в ОВЦС. Однако прошу Вас глубоко задуматься не над Вашей утратой, а о пользе, которую его переход на служение в Кембридж может принести Московской Патриархии. Из множества ученых, создавших себе репутацию знанием и талантом, как греков, так и ливанцев и других, о. Илариона университет выделил ввиду его учености, открывающегося ему будущего и знания как древних, так и современных языков. Его присутствие в таком Университете как Кембридж высоко подымет знамя Русской Церкви, в отличие и в противовес, в частности, Константинополю, который все усилия прилагает к тому, чтобы стать в глазах всего Запада „Вселенской Православной Церковью“ с „восточным псевдо-папой“ во главе. […] Кроме того, рано или поздно Владыка Анатолий попросится на покой, и нам будет необходим второй викарий, чисто русский, а с моим уходом на покой или путем переселения в вечные обители, его роль, тщательно подготовленная, может охватить значительную долю пастырской работы среди все возрастающей русской нашей паствы. Владыко! МОЛЮ Вас — передумайте свое решение и подарите не нам только, но ВСЕЙ Русской Церкви верного и опытного работника в сложной и все расширяющейся области пастырской и межцерковной работы. Настоятельно прошу Вас, Владыко! Примите мой совет!».


19 марта 2001 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию письмо, в котором просил отпустить его на покой и писал:

«Я хочу просить Вас, Владыко, назначить в Англию викарием Сурожской епархии о. Илариона. Нам необходим русский епископ в помощь архиепископу Анатолию и новому епархиальному архиерею. Число русских настолько увеличилось, что ни я, ни Владыка Анатолий не можем осилить пастырскую работу, требующую обучения и духовного образования вновь прибывающих россиян. Из прилагаемого письма Вы увидите, что Кембриджский университет готов его обеспечить содержанием на три года, с тем, чтобы он возглавил основанный нашей епархией богословский институт, открытый всем православным и с большим успехом и постоянно ведущий богословскую работу. О ней может вам подробно рассказать Владыка Василий. Отец Иларион уже известен в Англии своими богословскими трудами, и его возглавление института позволит нам одержать новую победу над притязаниями Константинополя на гегемонию в православном мире».


В декабре 2001 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию письмо, в котором писал:

«Обращаюсь теперь к Вам с дополнительной просьбой — о назначении отца Илариона викарием, которому будет поручено, как я Вам раньше писал, преподавание в Кембриджском университете и специальное окормление русской паствы, которая все растет (на богослужениях бывает человек 500−600, а на Пасхальной заутрени 3500 или 4000 человек). […] Новопоставленный епископ Иларион займется как в Лондоне, так и на всей территории епархии русскими, как в Великобритании, так и в Ирландии, где вырос живой приход в Дублине и где существует «русское рассеяние».


26 декабря 2001 года Священный Синод Русской Православной Церкви определил быть епископом Керченским, викарием Сурожской епархии, игумену Илариону (Алфеееву). В связи с этим в слове после литургии 30 декабря 2001 года митрополит Антоний, в частности, сказал:

«В нашу епархию по моей просьбе был назначен отец Иларион (Алфеев), которого многие из вас знают. Он — богослов, имеющий степень доктора богословия от Оксфордского университета, знает множество языков. Он был назначен молодым викарным епископом для оказания всевозможной помощи, подобающей викарию. Кроме того, он будет преподавать в православном институте в Кембридже, в университете, на богословском факультете Кембриджа.

Он будет принимать участие в жизни нашей епархии в целом и, в особенности, в Лондоне, и сможет помогать с нашими русскими прихожанами, которых сейчас, как вы знаете, становится все больше и больше, и им нужна помощь».


6 ноября 2002 года, выступая на заседании приходского совета лондонского собора, митрополит Сурожский Антоний, высказываясь по поводу имущества собора, в частности, подчеркнул:

«К [сказанному выше] было еще прибавлено нечто, что является глубоким оскорблением всех моих убеждений и чувств. Именно, что если будут какие-либо расхождения между Отделом внешних церковных связей и нами, то я уведу нашу епархию и в частности наш приход из Московской Патриархии в одну из других Церквей. Мысли об этом у меня никогда не было. И еще вдобавок скажу, что эта мысль для меня настолько неприемлема, что я скорее уйду, чем ее допущу в действительность».


28 ноября 2002 года, в ходе беседы с прихожанами в лондонском соборе митрополит Сурожский Антоний, в частности, сказал следующее:

«Я получил несколько писем с замечаниями и вопросами. И я хочу начать с одного очень важного момента: это вопрос о том, каково наше отношение к Московской Патриархии, к Русской Церкви. Этот вопрос для меня никогда не поднимался в течение всей моей взрослой жизни. Но сейчас он поставлен мне другими людьми.

Для меня он остается разрешенным и хрустально ясным: наша епархия и наш приход и все те, кто хочет быть верными и приходу, и епархии, и за пределами его — Церкви, — должны быть всецело верными Русской многострадальной, мученической Церкви. Я принадлежу к поколению, которое избрало верность Русской Церкви в момент ее гонения, в момент, когда быть верным Русской Церкви в эмиграции считалось политической изменой. Многие тогда испугались при мысли, что через Церковь советское правительство, советская власть может овладеть эмиграцией: не вещественно, а духовно. Громадное большинство эмиграции и в Европе, и в других частях мира избрало отпадение от Русской Церкви. Во Франции, где я тогда жил, всего около 40 человек осталось верными Русской Церкви в Париже и десяток на юге Франции. И многие из нас были тогда отвергнуты самыми близкими своими друзьями, как изменники борьбы с коммунизмом. Мы же считали, что мы хотим неразлучно оставаться едиными с мученической Церковью, с каждым человеком, который в России несет бремя своей веры и гонения. Россия была тогда так далека, так недостижима, потому что вернуться в нее было не возможно, и никто из нее тогда не мог оказаться на Западе. И самые близкие нам друзья иногда выкидывали нас из своих домов, потому что мы остались верными Церкви Российской. Таково было мое положение и положение многих. И мы тогда создавали хоть маленькие приходы, но которые оставались верными и родной Церкви, и родному народу, и родной земле Российской.

Таково наше положение Сурожской епархии. Нам говорили часто, что невозможно принадлежать Московской Патриархии без того, чтобы мы стали как бы проводниками идей или действий, которые не совместимы с нашей политической и духовной независимостью. В тогда гонимой Русской Церкви мы встретили понимание, которого часто эмиграция потом не сумела показать Церкви родной. […] Поэтому наша Сурожская Епархия была и останется верной Русской Церкви до конца.

В связи с этим — я обращаюсь к письмам, которые я получал, — в связи с этим, мне поставили вопрос о церковном имуществе. И тут я должен дать некоторые объяснения: когда много лет тому назад, мы решили приобрести этот храм и сделать его центром русской православной жизни, нам было предложено из России, что купит этот храм Московская Патриархия и нам его предоставит. Мы навели некоторые справки, и узнали, что по советскому тогда закону все имущество церковное принадлежит государству: каждый храм и все, что в нем содержится. И мы отказались от предложения и взяли на себя непосильный подвиг поднять этот храм на своих жалких плечах. Нас тогда было немного свыше 120 человек поколения моей матери и бабушки и несколько более молодых людей моего поколения, как Аня Гаррет. Когда мы собрались здесь, мы решили покупать этот храм и для этого вернуться домой, собрать все, что у нас было хорошего и продавать. Если мы умели что-либо делать: шить или строить, то мы взялись это сделать. Я тогда получил письмо от теперь покойной вдовы профессора Франка, в котором она мне говорила: отец Антоний, я всегда знала, что Вы сумасшедший, но не в такой мере: как мы можем, умирающие люди, взять на себя такую тяжесть? Я ей тогда ответил: на ваших костях да на моих мы создадим церковь, которая тысячам будет нужна. […] Речь не идет о том, что бы присвоить этот храм или другое церковное имущество нашей епархии, а о том, чтобы наша епархия это имущество сохранила для Русской Церкви неприкосновенно. Этим, я надеюсь, я успокоил тех, которые думают, что мы хотим иметь возможность отмежеваться от родной Церкви и унести с собой ее имущество».

30 ноября 2002 года, выступая на епархиальном собрании Сурожской епархии, митрополит Сурожский Антоний, в частности, сказал:

«Этой [Русской] Церкви я избрал принадлежать 72 года тому назад, когда митрополит Евлогий откололся от Московского Патриархата, и малая группа нас, меньше 30, потом доросшая до 40 человек, решила оставаться верными. Нас отвергали; люди, бывшие мне друзьями в школьные годы, говорили мне: «Ты стал за коммунизм — дверь моего дома тебе закрыта». Это было больно, но оно того стоило, потому что мы чувствовали, что принадлежим Церкви мучеников; они не плакали, они не протестовали — они умирали, они погибали в лагерях, они принимали насильственную смерть, скорее чем отступиться от Церкви Матери».

Говоря о положении Сурожской епархии, митрополит Антоний заметил:

«Вот чего мы старались достигнуть; вот епархия, которой мы хотим быть: епархией Русской Церкви, которая, согласно воле Патриарха Алексия I, открыта всякому и является провозглашением христианства, православного христианства в русских категориях британскому миру, и местом, где всякий приветствуется. Вот почему, я думаю, мы должны продолжать быть верными нашей Матери Церкви, которая приняла нас в самое трагическое время, когда иметь нас в своем лоне представляло опасность и трагедию, потому что их в России обвиняли за контакт, за сотрудничество с эмиграцией, и Русская Церковь приняла эту опасность, и мы можем принять те жертвы, которые она принесла, с благоговением.

Недавно меня спросили, нельзя ли было бы иметь единую Православную Церковь всей Великобритании, включающую все юрисдикции. В идеале — да, конечно. Но если вы оглянетесь вокруг, вы увидите, что сейчас это невозможно. Слишком много сейчас национальных Церквей, которые хотят оставаться тем, что они есть, людей, которые еще не пришли к зрелости, к которой пришел наш приход и пришла наша епархия за почти что 80 лет эмиграции; они — юные эмигранты: сербы, болгары, румыны хотят оставаться тем, чем они были как нация. И даже если у них меньше молодежи, говорящей на родном языке, они стараются удержать их. И это их право, и это можно принять.

Но рано думать, что мы можем создать единую Церковь Великобритании».


20 марта 2003 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Алексию и членам Священного Синода Русской Православной Церкви письмо, в котором просил уволить его на покой и назначить на его место епископа Сергиевского Василия. В связи с этим митрополит Антоний писал:

«Назначьте человека, который уже много лет — десяток лет служит мне викарием, а последние годы исполняет должность администратора и вдохновителя нашей работы. У него глубокое знание канонического права, у него верность пастве без ограничения и он будет служить верой и правдой нашей родной Церкви. Принимая в учет, однако, что в нашем сообществе за последние годы увеличилось число русскоговорящих, то надо о них заботится особо. Я прошу Вас одновременно с назначением Владыки Василия правящим архиереем многоязычной нашей епархии, поручить Владыке Анатолию особенную заботу о русскоговорящей пастве не только в Лондоне, но и по всей территории Великобритании. […] Молю Вас не откладывайте этого решения. Владыка Анатолий официальной должности, вероятно, не захочет занимать после того, как он ушел на покой, но он с готовностью, ревностью, любовью занимается всеми русскоговорящими членами нашей епархии. Попросите его продолжать эту пастырскую работу в помощь Владыке Василию, а в дальнейшем увидим, что будет».


21 июня 2003 года митрополит Сурожский Антоний направил Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором вновь просил освободить его от управления епархией и писал:

«Обращаюсь к Вам и к Священному Синоду с прошением назначить Владыку Василия правящим архиереем Сурожской Епархии. Он делает очень большую и сложную работу по восстановлению единства Сурожской Епархии и ее верности Московской Патриархии».


30 июля 2003 года Священный Синод Русской Православной Церкви освободил митрополита Антония от управления Сурожской епархией и назначил епископа Сергиевского Василия управляющим Сурожской епархией.

4 августа 2003 года митрополит Антоний скончался.

15 октября 2003 года группа прихожан лондонского собора направила Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором была выражена обеспокоенность в связи с недостаточным пастырским попечением о русской части паствы Сурожской епархии. Выражалось также сомнение в верности епископа Василия Русской Православной Церкви.

От имени Святейшего Патриарха Алексия митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом отправителям письма был направлен ответ следующего содержания:

«Нам понятна ваша озабоченность сохранением русской православной традиции в лондонском приходе. Существующие проблемы проистекают, на наш взгляд, не от намеренного отдаления от русской традиции в лондонском соборе, а от недостатка русских священников, которые, возможно, лучше знают и понимают душу и проблемы новых русских эмигрантов. Уже многие годы по благословению Святейшего Патриарха пастырское окормление русских православных верующих в Лондоне осуществляет архиепископ Керченский Анатолий, и ваши тревоги относительного его скорого ухода на покой совершенно безосновательны. В настоящее время по просьбе епископа Василия готовится к направлению в Сурожскую епархию еще один священник из России, который, надеемся, станет деятельным помощником архиепископа Анатолия и епископа Василия.

Хочу также успокоить ваши тревоги относительно возможной перемены статуса имущества и Приходского совета лондонского собора. Епископ Василий в своем письме на имя Святейшего Патриарха в июле 2003 года заверил нас, что никаких перемен не было, нет и не будет. Кроме того, в личной встрече со мной, состоявшейся в Отделе внешних церковных связей 18 ноября сего года, владыка еще раз подтвердил, что не было никакого официального обращения (official appeal) в Charity Commission об изменении статуса управления имуществом.

Что касается вашей инициативы создания ставропигиального русского православного прихода в Лондоне, то в настоящее время Московский Патриархат не располагает ни финансовыми, ни кадровыми возможностями для организации такого прихода. В Лондоне есть Патриарший храм и этим храмом является Успенский собор. Русские православные верующие, составляющие значительную часть прихожан собора, должны быть подобающим образом интегрированы в общину, адекватно представлены в органах управления приходом и их интересы и чаяния должны непременно приниматься во внимание при обсуждении вопросов жизни и деятельности Успенского собора в Лондоне.

Надеюсь, что существующие ныне трудности общими усилиями, молитвой и взаимным терпением будут преодолены и лондонский храм станет для всех поистине домом молитвы, любви и духовной радости. Такова была воля и покойного митрополита Сурожского Антония. Епископ Василий, которому Священным Синодом поручено управление Сурожской епархией, выразил готовность сделать все возможное, чтобы нужды всех без исключения прихожан Успенского собора были удовлетворены».


8 августа 2003 года интернет-портал «Седмица.Ru» опубликовал интервью епископа Сергиевского Василия, в котором последний, отвечая на вопрос о будущем Сурожской епархии, в частности сказал:

«Владыка Антоний завещал нам служить Богу и людям в лоне Русской Православной Церкви, трудиться под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Сейчас наша главная задача — объединить людей, работать вместе. Кроме того, мы не должны забывать про основные пастырские послушания: окормление русской православной диаспоры и поддержку малых православных общин в провинциях Великобритании».


22 декабря 2003 года епископ Сергиевский Василий направил митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором просил о назначении в Лондон священника из России:

«Вам уже известно, что протоиерей Михаил Фортунато подвергся второй операции на сердце, в результате чего он навряд ли сможет вернуться на служение при лондонском соборе Успения и Всех святых.

Болезнь отца Михаила делает еще более срочным и необходимым приезд в Англию протоиерея Андрея Тетерина, а также создает необходимость в назначении и второго русского священника.

Отец Андрей Тетерин является идеальным кандидатом на служение при лондонском соборе. Он священник с многолетним опытом, с прекрасным образованием, который сможет взять на себя ту катехизаторскую и образовательную работу, в которой так нуждается наша лондонская паства».

Ранее, 17 ноября 2003 года, прошение о направлении в Лондон протоиерея Андрея Тетерина было отправлено Святейшему Патриарху Алексию.


3 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий направил Святейшему Патриарху Алексию письмо, в котором излагал проекты, касающиеся развития деятельности Сурожской епархии:

«Лондонский кафедральный приход ныне в процессе завершения реставрации храма Успения и Всех святых, Эннисмор Гарденс, потребовавший суммы примерно в полмиллиона фунтов стерлингов, сумму, которую нам удалось собрать собственными усилиями. В день праздника Покрова Пресвятой Богородицы, 1/14 октября 2006 г., мы намереваемся праздновать и завершение реставрации, и 50-летие служения в нашем кафедральном соборе, следуя чину и порядку празднования 75-летия Патриаршего Подворья в Париже месяц тому назад. Об этом праздновании в день Покрова Богородицы, Ваше Святейшество, я буду Вам писать.

Одновременно с этим, русский культурный центр, Фонд Пушкинский Дом (Pushkin House Trust), независимая организация, которую я и целый ряд прихожан Сурожской Епархии много лет поддерживаем, только что приобрел новое и обширное помещение на Блюмсбери Сквэр, в престижном районе, в самом центре Лондона Вскоре начнется необходимый ремонт, и мы надеемся отметить официальное открытие Русского культурного центра осенью сего года. Покупка дома и ремонт восходят примерно в сумму в два миллиона фунтов стерлинг.

Кроме того, епархия в данный момент ведет переговоры с целью купить ферму на южном побережье Англии, где мы надеемся положить начало основанию монашеской жизни. Мы нашли спонсора англичанина, который готов дать нужные для этой покупки шестьсот тысяч фунтов стерлинг. Хочу доложить Вам, Ваше Святейшество, что мать Феодосия (Персианова) очень помогла осуществлению этого проекта, и когда ферма будет куплена, я Вам буду писать со смиренным прошением благословить еще двух, трех монахинь приехать из России, подвизаться в Англии. Это будет являться скромным, но важным и значительным начинанием.

Остается один большой и значительный проект, который необходимо осуществить. Это есть построение в Лондоне русского храма, в традиционном русском стиле. Лондон является финансовым центром Европы, и здесь теперь живет примерно сто тысяч русскоязычных православных людей из бывшего Советского Союза. Необходимость в русском храме в русском стиле широко признается и духовенством и мирянами.

Разрешите мне, Ваше Святейшество, испросить Вашего благословения начать работу по осуществлению создания храма. Это является таким важным проектом, что я считаю необходимым организовать между­народный архитектурный конкурс. Наши контакты с архитекторами и в Москве, и в Лондоне, облегчит устроение такого конкурса. Мы одно­временно будем искать подходящий земельный участок. Когда будет избран подходящий архитектурный проект, мы откроем воззвание на привлечение тех значительных фондов, которые потребуются на строительство храма.

Я абсолютно убежден, что нужные фонды, не менее трех до пяти миллионов фунтов стерлинг, можно будет собрать среди русской общины, проживающей в Великобритании, раз она вдохновится и заинтересуется созданием храма. Русские православные люди будут счастливы и горды настоящим русским храмом в британской столице, и на воззвание щедро откликнутся.

Мы также можем рассчитывать на поддержку Российского Посольства и, как я понимаю, на поддержку мэра Лондона, Кена Ливингстона, который уже ежегодно спонсирует Русский зимний фестиваль в центре Лондона, тем самым признавая тот вклад, который делает российская община в жизнь столицы. Нам необходима будет поддержка лондонского мэра, когда мы начнем искать подходящий для учреждения русского православного храма земельный участок.

Вчера вечером я виделся с Российским Послом, Юрием Викторовичем Федотовым, на очень успешном благотворительном вечере, в пользу Фонда реставрации собора, и на последующем приеме в Посольстве, и поделился с ним моими соображениями по этому поводу. Он немед­ленно выразил интерес и сказал мне, что непременно следует привлечь к этому проекту мэра Москвы Юрия Михайловича Лужкова. Я это очень приветствую, так как Лондон и Москва уже имеют близкие связи в области и культуры и бизнеса.

Ваше Святейшество, пребываю в надежде Вашего Первосвятительского благословения на создание русского храма в русском стиле в Лондоне».

6 марта епископ Сергиевский Василий также направил письмо митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу, в котором излагал проект проведения на 14 октября 2006 года праздничных мероприятий, связанных с 50-летием лондонского собора, и выражал надежду на прибытие в Лондон митрополита Кирилла в связи с этим празднеством.


13 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий обратился к руководству Отдела внешних церковных связей с просьбой командировать в Англию священника взамен протоиерея Андрея Тетерина.

20 марта 2006 года епископ Василий исключил из приходского совета лондонского собора шесть человек.

В связи с этим митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл направил епископу Василию письмо, в котором, в частности, писал:

«Поскольку речь идет о достаточно срочном деле, то есть о пастырском окормлении русскоязычных верующих во время Великого поста, мы готовы направить на этот период в Лондонский собор секретаря Отдела внешних церковных связей по взаимоотношениям Церкви и общества, редактора газеты «Православная Москва» священника Михаила Дудко. Отец Михаил является добрым пастырем Церкви, умным и уравновешенным человеком, и я полагаю, что его приезд и служение в соборе будет способствовать урегулированию ситуации. В связи с этим настоятельно прошу Вас, Владыка, ввести мораторий на период Великого поста и Пасхальной седмицы на Ваше решение об исключении членов приходского совета. Это успокоит страсти и поможет найти мирное решение возникших проблем. Вы можете полностью полагаться на отца Михаила, рассудительность и пастырские качества которого будут способствовать утверждению в лондонском приходе духа взаимопонимания и любви. […]

Надеюсь, владыка, что совместными усилиями нам удастся урегулировать возникшие нестроения и уврачевать разделение в Лондонском приходе, дабы каждый человек, приходя в этот храм, мог стать сопричастником истинной Христовой любви и понимания».


30 марта 2006 года епископ Сергиевский Василий направил митрополиту Смоленскому и Калининградскому Кириллу письмо, в котором, в частности, благодарил его за направление в Лондон священника Михаила Дудко:

«Я очень признателен за Ваше предложение направить одного из Ваших собственных священников. Мы ждем встречи с отцом Михаилом Дудко».


3 апреля 2006 года Святейший Патриарх Алексий направил епископу Сергиевскому Василию письмо, в котором выражал поддержку предпринимаемым им проектам.

«Празднование 50-летия лондонского кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы и Всех святых в указанные Вами сроки благословляется, как и намечаемое открытие Русского культурного центра. По-видимому, было бы целесообразно совместить два эти мероприятия, программу которых прошу заблаговременно направить в Отдел внешних церковных связей.

Полагаю, что положительного отношения заслуживает и идея учреждения женского монастыря. Окончательное решение этого вопроса находится в компетенции Священного Синода Русской Православной Церкви, который и рассмотрит его по поступлении соответствующего Вашего рапорта.

Поддерживаем Ваше намерение трудиться над проектом создания в Лондоне нового православного храма в традиционном русском стиле. Нужда в нем давно назрела, и время ныне благоприятствует реализации этой идеи. Несомненно, для успешного осуществления этого начинания потребуется весьма значительная поддержка российских спонсоров. Насколько Нам известно, в заинтересованных кругах благотворителей данная идея уже обсуждается, чему Мы готовы оказать содействие — как непосредственно, так и через совместные усилия с Министерством иностранных дел Российской Федерации и российским Посольством в Великобритании, Мэрией города Москвы и иными учреждениями».


В письме от 10 апреля 2006 года епископ Сергиевский Василий выразил благодарность Святейшему Патриарху Алексию за ответ на его обращение:

Ваше Святейшество!

Разрешите поблагодарить Вас за Ваше письмо от 3 апреля 2006 года и за Ваше Первосвятительское благоволение по случаю празднования 14 октября 2006 года пятидесятилетия нашего служения в соборе Успения и Всех святых на Энисмор Гарденс в Лондоне. Мы так счастливы, что Владыка митрополит Кирилл Смоленский и Калининградский принял наше приглашение и приедет на празднование пятидесятилетия. Его участие преобразит празднование в великий праздник, и мы сделаем все, чтобы это стало событием, в котором все наши епархии в западной Европе приняли бы участие.

Я полностью согласен, что было бы желательно отпраздновать одновременно и открытие Пушкинского дома, нового культурного центра. Я буду делать все от меня зависящее, чтобы это осуществить. […]

Разрешите Вам выразить, Ваше Святейшество, самую глубокую благодарность за Ваше благословение нашего проекта создать в Лондоне храм в русском стиле. Хорошо известны проблемы, возникшие в прошлом в связи с владетельством церковных зданий, построенных на российские средства, а потом отторгнутых по той или иной причине. Поэтому, в данном случае, я предлагаю установить отдельный фонд (trust), который будет являться держателем этого недвижимого имущества во имя Московской Патриархии. Такой фонд должен быть благотворительным, с целью облегчения налоговых обязательств, приносимого в Великобритании для благотворительных организаций.

Определение прихода, молящегося в новом храме, является отдельным вопросом, и я не буду скрывать своей надежды, что этот приход будет приходом Сурожской епархии. Значение и крепость нашей епархии в Великобритании в значительной мере зависит от совместных усилий всех верующих. […] Ради блага Русской Церкви в Великобритании, необходимо, чтобы приход, который будет молиться в новом храме, ощущал бы себя и рассматривался бы как неотъемлемая часть всеобщей русской православной общины в Великобритании.

Я считаю, что на данном этапе необходимо будет достичь соглашения о желательности создать новый храм в Лондоне, на самом высшем уровне. Только тогда можно будет создать фонд создания храма (Church Building Trust), с попечителями (trustees), располагающим Вашим полным доверием и способными взять на себя это сложное и требующего огромной затраты времени дело.

Ваше Святейшество, я буду Вам глубоко благодарен за Ваш мудрый совет и отзыв на вопросы, поднятые в этом письме. Разрешите заверить Вас в моей самой глубокой преданности.

http://www.mospat.ru/index.php?page=32 626


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru