Русская линия
Православие и современность Игорь Лунёв03.09.2015 

Под покровительством князя Владимира

То, что в конце XIX века в России могли появляться и развиваться личности, подобные протоиерею Алексию Мальцеву, — еще одно подтверждение того, что у Российской Православной Церкви были пути выхода из кризиса, в котором она оказалась в то время в силу исторических причин. Размышления о том, почему этими путями пытались идти немногие, выходят за рамки данной статьи. Для нас сейчас важнее, что воспитанный в культурной среде, весьма отличной от нашей, отец Алексий Мальцев, служивший к тому же по большей части в Германии, своим примером указывает нам те направления деятельности, которые могут привести к реальному, а не только ко внешнему торжеству Православия в современной России. И весьма символично, что и храм, в котором начал свое служение на немецкой земле отец Алексий, и основанное им братство были названы в честь святого равноапостольного князя Владимира, 1000‑летие преставления которого мы празднуем в этом году, и мощи которого в настоящее время пребывают в Саратове.

+ + +

Протоиерей Алексий МальцевАлексей Мальцев родился 26 марта 1854 года в Ярославской губернии в семье протоиерея Петра Мальцева и с детства готовился к церковному служению. Окончив церковно-приходскую школу, он поступил в четырехгодичное духовное училище, потом в Ярославскую духовную семинарию, которую окончил в 1874 году, и как лучший из 45 воспитанников тогда же был зачислен в состав нового курса Санкт-Петербургской Духовной Академии. Здесь Алексей Мальцев изучал предметы богословского отделения, а также латинский и греческий языки. За сочинение «Происхождение нравственного чувства и нравственных понятий по учению Джона Стюарта Милля, Бэна и Герберта Спенсера (изложение и разбор)» он был признан достойным звания кандидата богословия. В своем отзыве на эту работу экстраординарный профессор А. Е. Светилин писал, что она «обнаруживает в авторе столь основательное и многостороннее изучение предмета, что не оставляет желать лучшего…» Это сочинение — свидетельство того, что уже тогда Алексей Мальцев стремился быть в курсе современных ему мировых философских тенденций. Забегая вперед, скажем, что, хотя назначение на служение в Германию было для него неожиданным, он оказался к нему хорошо подготовлен.

По окончании курса в 1878 году Мальцев был утвержден в степени кандидата богословия с правом преподавания в семинарии и в том же году начал преподавать философию, психологию и педагогику в Санкт-Петербургской духовной семинарии. Также он преподавал педагогику в 3-м классе епархиального женского духовного училища при Александро-Невском доме призрения бедных духовного звания. В дальнейшем его пастырское и благотворительное служение потребовало от него в числе прочего и серьезных педагогических навыков. А тогда, в начале своего пути, обобщая уже имеющийся у него опыт, Алексей Петрович выпускает труд «Основание педагогики», впоследствии выдержавший пять изданий. В этой работе уделяется много внимания душевной жизни человека, его мыслительному процессу, излагается метод воспитания ребенка с первых дней его жизни. Тогда же Мальцев и П. И. Каптерев издают книгу «Вопросы матерям о детях» — опыт систематического наблюдения за развитием детей.

В те же годы Алексей Петрович начинает заниматься и благотворительностью. Он становится действительным членом «Общества вспомоществования недостаточным студентам», а в библиотеку женского училища, где он преподает, жертвует книги. В 1882 году Алексей Мальцев был рукоположен во пресвитера и назначен настоятелем храма при Санкт-Петербургском училище и дирекции императорских театров с исполнением обязанностей законоучителя училища. После этого отец Алексий еще некоторое время занимается преподавательской и переводческой работой в Санкт-Петербурге. А в 1886 году его жизнь меняется кардинально: по рекомендации митрополита Санкт-Петербургского Исидора (Никольского) он назначается настоятелем небольшого храма в честь святого равноапостольного великого князя Владимира при русском посольстве в Берлине. Архиепископ Палладий (Раев) напутствовал отца Алексия Мальцева шутливым пожеланием «обратить Бисмарка в Православие».

Осенью 1886 года протоиерей Алексий Мальцев с семьей прибывает в Берлин. Владимирский храм при посольстве был рассчитан на 150 человек, и до приезда отца Алексия приходскую жизнь в нем можно было назвать вялотекущей. На лето храм вообще закрывался. Некоторые прихожане перешли в протестантизм. Отец Алексий взялся за дело основательно: богослужения стали совершаться в течение всего года, а вскоре в посольском храме начали служить и на немецком языке. Это было началом фундаментального труда, которому отец Алексий посвятит последующие 15 лет: перевода на немецкий православных богослужебных книг. В 1890 году вышел первый том — «Божественные литургии». Отец Алексий говорит о том, что хотел дать членам вверенной ему общины книгу для постоянного церковного и домашнего использования, что для них этот перевод — возможность стать осмысленными участниками богослужения. Также перевод был нужен для обучения основам Православия детей разных национальностей. Многие перешли в Православие под влиянием именно отца Алексия и его миссионерских трудов.

Огромную помощь в этих трудах отцу Алексию оказал Василий Гекен, этнический немец. О нем следует сказать особо. Прусский подданный, он был сыном военного врача Антона Фердинандовича Гекена и его супруги Марии Карловны. Василий родился в Берлине в 1845 году, в 1864 году по окончании гимназии поступил в гвардейский стрелковый полк, принимал участие в военных действиях, позже вышел в отставку в офицерском звании. В 1890 году согласно своему давнему желанию Василий Гекен переходит из римско-католической веры в Православие, и митрополит Исидор назначает его псаломщиком при храме Александра Невского в Потсдаме с правом облачаться в стихарь, произносить проповеди на немецком языке и быть законоучителем церковно-приходской школы. Когда в 1895 году Василий Антонович был рукоположен во священника, обязанности псаломщика стала исполнять его супруга. Отец Алексий Мальцев познакомился с Гекеном вскоре после своего прибытия в Берлин в 1896 году и нашел в нем верного сподвижника в своей переводческой деятельности.

С 1890 по 1904 год вышли остальные тома переводов протоиерея Алексия Мальцева — тексты Божественных литургий Иоанна Златоуста, Василия Великого и Григория Двоеслова, богослужений суточного круга, треб и другие. Эти издания отличаются еще и научным подходом: отец Алексий сопроводил свои переводы статьями о возникновении разных богослужебных чинов, а также сравнительным анализом богослужебных текстов Восточной и Западной церквей, в котором с помощью исторических свидетельств доказывается преимущество Православия. Миссионерский посыл содержится и в самих переводах: некоторые имена и термины отец Алексий переводит с греческого, ориентируясь не на то, как они традиционно произносились по-немецки, а на богословский смысл. Кроме того, по его собственным словам, он старался «сохранить силу, возвышенность и красоту выражений, которыми удивительно богат первичный текст».

В сопроводительных текстах протоиерея Алексия Мальцева находилось место не только сравнительному анализу православных и инославных богослужебных чинов, но и прямой апологии Православия. Им двигало стремление показать западным богословам и простым верующим необходимость их возвращения в лоно Единой Апостольской Церкви.

Кроме переводов богослужебных текстов отец Алексий Мальцев во все время своего служения в Германии публиковал множество статей, как правило, апологетического содержания. В те времена в Европе выходили сочинения авторов, придерживавшихся самых разных воззрений, но недоброжелательно относившихся к Русской Православной Церкви. Отец Алексий написал несколько ответов на эти сочинения, в которых указывал, что выводы их авторов построены либо на ошибочных утверждениях, либо без учета того, что некоторые указанные ими действительные недостатки гораздо больше свойственны католичеству и протестантизму, чем Православию. Здесь можно отметить «Церковь по изображению римско-католического писателя» — сделанный отцом Алексием разбор сочинения доктора Кни, опубликованный во второй части журнала «Христианское чтение» за 1894 год. Кни всячески старается опорочить «схизматиков», даже цитирует приписываемое императору Петру I изречение, якобы сказанное им по случаю утверждения Святейшего Правительствующего Синода, о том, что он признает законным Патриархом только Папу Римского. Отец Алексий указывает на исторические артефакты, опровергающие реальность этого утверждения русского монарха, а также напоминает, что Синод был учрежден с согласия других восточных Патриархов. Надо отметить, что этот ответ отца Алексия — только защита от нападок недобросовестного критика, вовсе не отменяющая наши собственные вопросы и недоумения по поводу самочинного упразднения царем канонической формы управления в Российской Церкви.

Защищая Российскую Церковь, отец Алексий, правда, не избегает некоторой идеализации простых русских верующих, говоря, что в Европе нет еще народа, который бы так любил свою Церковь. Зная историю России ХХ века, мы можем весьма скептически отнестись к этому заявлению. Однако надо помнить, что оно было реакцией на оскорбительное и голословное утверждение доктора Кни, что большинство членов Российской Православной Церкви — индифференты, сектанты или атеисты. Кстати, в статье отца Алексия есть замечание, что русские богословы хорошо знают особенности западных исповеданий, при том что западные богословы, как правило, имеют о Православии лишь приблизительное представление.

Протоиерей Алексий Мальцев серьезно рассматривал пути восстановления единства христиан. Единство это он понимал как возвращение отпавших от полноты христианского вероучения в Православие. Отец Алексий видел возможности для соединения с теми христианскими конфессиями, в которых сохранилось апостольское преемство, но при условии, что между ними и Православной Церковью будут устранены все догматические расхождения. Прежде всего здесь он имел в виду Римско-католическую церковь, основные различия Православия с которой он видел в Filioque (учении католиков об исхождении Святого Духа не только от Отца, но и от Сына) и догмате о вероучительной непогрешимости Папы Римского. Представители Римской Церкви уважали взгляды отца Алексия и регулярно приглашали его на Велеградские конгрессы.

По-другому он относился к протестантизму — здесь он был весьма категоричен. Англиканство также подвергалось им основательной критике: он не признавал каноничности англиканской церковной иерархии, упрекал эту церковь в том, что во главе ее стоит «мирской папа» — британский король, указывал на то, что в англиканстве, как и в протестантизме, искажено учение о Евхаристии.

Занимался отец Алексий и издательской деятельностью. В начале 1913 года он стал выпускать в Германии православный богословский журнал «Церковная правда». Журнал знакомил инославный Запад с православным Востоком, давал читателю возможность посмотреть на многие проблемы той эпохи глазами православных христиан.

+ + +

Храм во имя святых равноапостольных Константина и Елены в ТегелеИстория Свято-Князь-Владимирского братства началась, когда по своем прибытии в Германию отец Алексий обнаружил, что в этой стране находится немало людей, нуждающихся в помощи со стороны Российской Православной Церкви: например, русские, желающие вернуться на родину после неудачных попыток найти работу в других странах, а также жители русской колонии Александровка и православные немцы. Уже через год после начала своего служения в Берлине отец Алексий представляет докладную записку об учреждении в Берлине братства во имя святого равноапостольного великого князя Владимира митрополиту Санкт-Петербургскому Исидору (Никольскому). В 1888 году митрополит Исидор утвердил устав братства, а в 1890 году оно начало полноценную деятельность. «Нужда уравнивает все исповедания. Помогайте, сколько можете, всем!» — так написал в своей резолюции митрополит Исидор. Основными задачами братства стали оказание помощи всем нуждавшимся российским подданным вне зависимости от их вероисповедания и национальности, а также строительство православных храмов и развитие духовного просвещения. Все это и многое другое было предусмотрено основным положением о братствах, утвержденным в 1864 году.

Итак, уже в 1890 году Свято-Князь-Владимирское братство начало оказывать помощь оставшимся на чужбине без средств переселенцам-крестьянам, пожелавшим вернуться в Россию из Бразилии, а также тем из них, кто даже не добрался до Америки и решил повернуть назад, еще находясь в Германии. Несколько позже братчиками были приобретены два участка земли в северной окрестности Берлина, неподалеку от селения Тегель, и к 1894 году там был построен храм во имя святых равноапостольных Константина и Елены, при котором было устроено кладбище. В 1896 году там же открылся и братский дом в память императора Александра III (Keiser-Alexander-Heim), который стал домом трудолюбия, где нуждающиеся не только находили приют, но и получали возможность добыть средства для пропитания и возвращения на родину. Это было особенно актуально, так как в те годы в Германии из-за рабочего кризиса иностранцам найти работу было почти невозможно. В Keiser-Alexander-Heim были устроены мастерские: столярная, слесарная, переплетная, свечная, а также жилые помещения и приемные комнаты для посетителей. Для тех, кто зарабатывал в мастерских деньги на возвращение в Россию, были построены часовня, два жилых домика, оранжерея, отапливаемые теплицы и 20 парников. Каждый рабочий, проживавший в братстве 7−8 недель, получал за труды по хозяйству 2 марки в день, причем одна марка выдавалась ему на руки, а вторая откладывалась на его дорогу до родины. Тем беднякам, которые по каким-либо причинам не могли работать, братство безвозмездно выдавало на проезд и содержание 9−10 марок или больше, смотря по нужде. Для своих подопечных братство по мере надобности приглашало врачей, доставляло больным все необходимое для жизни, в том числе и книги.

Отец Алексий Мальцев переписывался с руководителями германских фабрик и заводов, на которых работали русские люди, а также ходатайствовал за своих подопечных перед представителями власти и дипломатами. Например, если рабочий терял паспорт, отец Алексий выправлял ему новый у губернатора той области, где этот рабочий проживал.

В братском доме были открыты библиотека и так называемый Русский музей. В библиотеку отец Алексий отдал свое личное собрание книг. А благодаря пожертвованиям разных людей и постоянной покупке отцом Алексием новинок через восемь лет после основания братства в ней насчитывалось более 3000 томов печатных изданий и около 50 рукописей. Отец Алексий находил нужные книги во время своих поездок по городам Германии, Австрии и других стран. И хотя в библиотеке были книги, посвященные многим отраслям знания, вполне естественно, что особое внимание уделялось богословской литературе. Ученые-богословы, с которыми отец Алексий поддерживал отношения, жертвовали в библиотеку братства издания своих работ. Специально была приобретена библиотека канониста Н. П. Аксакова. Библиотека содержалась в строгом порядке, были составлены алфавитный и предметный каталоги.

Русский музей был особенным детищем отца Алексия Мальцева. В нем были собраны экспонаты, рассказывающие о жизни русских людей в Германии. Идея такого музея появилась у отца Алексия благодаря его встрече с единоверческой общиной. В Германии уже давно жили старообрядцы — беспоповцы Филипповского толка, сохранившие свои обычаи и диалект. Часть их пришла к единоверию при содействии архимандрита Павла Прусского (1821−1895). С ними-то и поддерживал отношения отец Алексий. Эти оторванные от родины люди принимали его очень радушно. Он совершал у них богослужения. И в один из его визитов старообрядцы вручили ему несколько листов следованной Псалтири (она была напечатана в существовавшей у них когда-то типографии), святцы, медные образки, монашеские вериги и другие предметы. Все это навело отца Алексия на мысль начать собирать вещи, оставшиеся в Германии от русских людей, когда-либо бывавших на немецкой земле. Кто были эти люди? Не только жившие здесь гражданские лица, но и воины, участвовавшие в походах русской армии. Занявшись устройством музея, отец Алексий свел знакомства с антикварами во многих городах Германии, а также объездил места, где бывали русские, и обращался за содействием к представителям России в Германии. Так в музее Свято-Князь-Владимирского братства появились русские иконы, кресты, медали, старинные монеты и бумажные деньги, картины, гравюры и скульптурные произведения. Посещение библиотеки и музея порой заканчивалось чаепитием в семейном кругу отца Алексия. При братском доме также существовала и гостиница для русских людей, приезжавших в Берлин для научной работы.

Свято-Князь-Владимирское братство пользовалось поддержкой у самых разных представителей российской общественности. Оно находилось под личным покровительством брата императора Александра III великого князя Владимира Александровича, а его почетными членами были, например, святители Феофан Затворник и Николай Японский, праведный Иоанн Кронштадтский, великая княгиня Елизавета Федоровна. Почетным председателем общих собраний братства считался посол Российской империи в Германии. И влияние братства распространялось далеко за пределы Берлина, так как оно активно занималось строительством православных храмов. Один за другим храмы появились в Бад-Гомбурге (1899), Бад-Киссингене (1901), Герберсдорфе (1901), Гамбурге (1901−1902), Бад-Наугейме (1908), Бад-Брюккенау (1908), Бад-Вильдунгене (1912) и Данциге (1913).

Храм во имя преподобного Сергия Радонежского в Бад-КиссенгенеВсе время своего служения на Западе протоиерей Алексий Мальцев поддерживал тесные связи с Россией. В частности, он состоял в личной переписке с отцом Иоанном Сергиевым, впоследствии прославленным святым праведным Иоанном Кронштадтским. В 1906 году отец Алексий приехал в Санкт-Петербург и участвовал в Предсоборном Присутствии при Святейшем Синоде, где обсуждались вопросы для рассмотрения на готовящемся Поместном Соборе Российской Православной Церкви. Как авторитетный просветитель и апологет, он состоял членом 5-го и 7-го отделов Присутствия, занимавшихся вопросами соответственно «О преобразовании духовно-учебных заведений» и «О мерах к ограждению православной веры и христианского благочестия от неправых учений и толкований ввиду укрепления начал веротерпимости в империи». И в этой работе отец Алексий уделил внимание не только богословским проблемам, но и теме социального служения. На заседаниях Предсоборного Присутствия он прочитал реферат «О постановке богословского образования в Германии и отчасти в Англии и Америке» и доклад «Внутренняя миссия», посвященный европейским благотворительным организациям и служению женщин делу спасения ближних.

Но, увы, служению протоиерея Алексия Мальцева в Германии положила конец начавшаяся в 1914 году Первая мировая война. Надо сказать, что отец Алексий поначалу хотел остаться в Берлине, несмотря на войну. Но по приказу германского правительства ему, как и другим официальным представителям России, все-таки пришлось спешно вернуться на родину. К тому времени здоровье отца Алексия было основательно подорвано, у него развился диабет. Поначалу он вместе с сыном и дочерью поселился в Москве. Хотя ему пришлось бросить большую часть своих дел в Германии, он по-прежнему беспокоился о продолжении издания «Церковной правды». В январе 1915 года по совету врачей отец Алексий переезжает в Кисловодск. Здесь он пытается хлопотать о строительстве нового храма, и вообще поначалу самочувствие его улучшается. Но болезнь и пережитые потрясения все-таки подорвали его силы, и 29 апреля 1915 года протоиерей Алексий Петрович Мальцев скончался. Тело его было перевезено в Петроград. Похоронен отец Алексий на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры.

В силу известных событий имя отца Алексия Мальцева было забыто многими на долгие годы. Но Свято-Князь-Владимирское братство в Германии сохранилось, хотя большевистский переворот в России, приход национал-социалистов к власти в Германии, Вторая мировая война и многое другое не позволили этой организации существовать в прежнем виде — братство лишилось большей части своего имущества, да и официальный статус впоследствии пришлось восстанавливать. Однако память об основателе братства сохранялась в нем все эти десятилетия. Долгие годы братство относилось к РПЦЗ, однако в 1984 году его председателем стал Глеб Александрович Рар, известный журналист, историк и церковный деятель, и при нем у братства стали налаживаться отношения с Московской Патриархией, а само братство начало возвращаться к своим изначальным задачам — благотворительной и просветительской деятельности. В 2003 году рядом с братским храмом в Бад-Наугейме появился переулок Алексия Мальцева. В 2004 году пост председателя занял сын Глеба Александровича Дмитрий Рар, который руководит братством по сей день. В 2008 году Посольство Российской Федерации в Берлине поручило братству заботу о старых русских памятниках и захоронениях на территории Германии. В настоящее время в Свято-Князь-Владимирском братстве состоит около 50 членов, принадлежащих к РПЦ, РПЦЗ и Польской Православной Церкви. Вступить в него может любой православный христианин, проживающий не только в Германии, но и в любой другой стране. А в основе современных изданий православных богослужебных текстов на немецком языке до сих пор лежат переводы отца Алексия.

Постепенно стараниями членов Свято-Князь-Владимирского братства и их российских друзей память о протоиерее Алексии Мальцеве возрождается и на его родине. Для нас особенно важен его универсализм: ученый богослов, знаток литургики, талантливый педагог, человек, живо интересующийся историей, отец Алексий не разделял свои ученые труды и активную помощь нуждающимся ближним — для него все это было его служением, его церковным деланием. Конечно, в падшем мире таких людей не может быть много, но личность и труды протоиерея Алексия Мальцева указывают нам, современным православным христианам, на ту целостность и многогранность, которые и должны быть свойственны любой человеческой жизни по замыслу Творца.

Журнал «Православие и современность» № 34 (50)

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/pod-pokrovitelstvom-knyazya-vladimira


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru