Русская линия
Патриархия.RuСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)26.06.2006 

Первосвятительское слово на заседании Попечительского Совета Центральной клинической больницы Московской Патриархии

Все мы по себе знаем, что такое боль, что такое болезнь, что такое страдания больного человека.

Телесные страдания во время болезни часто отягощаются страданиями нравственными, душевными. Страх боли и смерти, одиночество перед лицом страданий бывают не менее мучительны, чем боль физическая. В болезни человека особенно ранит отсутствие сочувствия, холодность или жестокость окружающих. Больной тоскует из-за того, что ему не по силам обычные дела и труды, из-за того, что в больнице он находится среди чужих людей, в казеной обстановке.

Всем нам в пример исполнения заповеди о любви к ближнему Господь поставляет человека, оказавшего помощь больному, избитому и израненному. Этот несчастный не был ему близок ни по вере, ни по национальности, это был чужой человек, к которому он должен был относиться враждебно

Милосердный самарянин не только посочувствовал ему, но и сам, своими руками перевязал его раны, употребив методы лечения, принятые в то время — возливая масло и вино; отложив свои дела, отвез его на своем осле, который тогда был основным средством передвижения, в гостиницу.

Всех нас Господь призывает подражать милосердному самарянину, который уже почти две тысячи лет являет образ милосердного служения ближним. Если вдуматься и применить этот пример к себе, то окажется, что каждый из нас вряд ли сможет сделать во всей полноте то, что сделал для больного самарянин. Но каждый из нас может послужить страдающим людям хотя бы в чем-то: кто-то ухаживает за больными (сестры милосердия, врачи), кто-то собирает на улице замерзающих бездомных и отвозит их в больницы (в Москве есть такая православная группа помощи бездомным), кто-то делает лекарства, кто-то жертвует деньги на уход за страждущими, кто-то строит новые современные больницы, кто-то посещает больных, утешает их, молится вместе с ними.

Современный мир все дальше удаляется от милосердия. Почему это происходит? Совсем недавно — в мае этого года — произошел случай, который с ужасающей яркостью показывает, почему. Английский альпинист Дэвид Шарп взошел на Эверест, а на обратном пути с вершины у него отказало сердце. Много часов он лежал в снегу и умирал. За это время мимо него к вершине прошло 42 человека! Причем шли они не поодиночке, а группами. Они останавливались, давали ему подышать кислородом, но ни один из них не прервал свой путь к вершине, и не помог умирающему спуститься вниз, туда, где ему могли оказать помощь. И он умер.
У многих людей есть свой Эверест, свои цели, свои дела, отвлечься от которых ради помощи ближнему кажется совершенно невозможным. Но надо знать, что тех, кто нуждается в нашей помощи, посылает Сам Господь, чтобы испытать и воспитать наше сердце.

Я очень рад, что Вы нашли время и оторвались от Ваших занятий и забот, чтобы помочь в обустройстве церковной больницы, что здесь собрались люди, которые подобно милосердному самарянину, готовы послужить страдающим и несчастным.

Сейчас больных принимают не в гостиницах, а в больницах, и их лечение, как и две тысячи лет назад, требует денег. Бесплатной медицины, к сожалению, не существует: весь вопрос в том, кто платит за лечение — государство, сам больной или те, кто, исполняя заповедь о любви к ближнему, берут на себя расходы по уходу за ним.

Русская Православная Церковь, обладающая огромным опытом благотворительности, как историческим, так и современным, готова потрудиться на благо страдающих людей. В Церкви уже сейчас есть тысячи сестер милосердия и социальных работников, добровольцев, которые бескорыстно помогают нуждающимся.

У нашей Церкви есть сейчас те, кто ухаживает за больными, лечит их, но нет пока хорошо оборудованной больницы, где больные бы встретили любовь, вооруженную всеми современными достижениями медицинской науки, а не методами двухтысячелетней, столетней или двадцатилетней давности.

Нас могут спросить: а зачем устраивать церковную больницу, когда есть государственные? Дело в том, что за 70 лет безбожия отношение людей друг к другу, и в частности, медиков к больным, серьезно изменилось. В течение 70 лет мы не употребляли слово «милосердие». Жалость считалась чувством, оскорбляющим человеческое достоинство. Вера в Бога — основа любви к ближнему и источник всякой добродетели — была безжалостна гонима. Воспитали новое поколение людей, новые поколения врачей, медсестер, учителей, которые могут быть профессионально очень хорошо подготовлены, но не знают, как сочувствовать и сострадать.

Ведь служение милосердия — это нелегкий труд души, этот путь не усыпан розами. Без помощи Божией человеку очень трудно и даже невозможно сохранить в себе любовь. Всем медикам известен так называемый синдром «выгорания», когда сил души не хватает, чтобы беспрерывно видеть страдания, боль, грязь, и вырабатывается профессиональное равнодушие. У неверующих медиков нет основы для милосердия — веры, поэтому даже у энтузиастов, которые приходят в медицину с самими чистыми намерениями, первоначальный жертвенный настрой легко сменяется цинизмом.

Современная медицина во многом делается коммерческой. Поборы со стороны врачей и сестер, к сожалению, становятся обычным делом, а помощь больному часто воспринимается как оплачиваемая «услуга», качество которой зависит от величины оплаты.

Государство оплачивает только некоторый стандартный, усредненный срок пребывания больного в больнице, на средства, которые поступают по программам ОМС (обязательного медицинского страхования) качественную и полную помощь больному оказать невозможно.
Конечно, у нас есть платные частные больницы. Но как раз те категории людей, которые в наибольшей степени, фактически постоянно нуждаются во врачебной помощи, не в состоянии получить доступ к качественной — а значит дорогой медицине. Это старики, пенсионеры, инвалиды, бездомные.

Главным в больнице должна быть не коммерция, а стремление спасти человеческие жизни и облегчить страдания. Поэтому очень нужна церковная больница, где бы принимали и с равной любовью ухаживали за бедными и богатыми, верующими и неверующими.

Можно и нужно помогать и государственным больницам, и в Церкви есть успешный опыт сотрудничества с государственными лечебными учреждениями. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить Олега Всеволодовича Рутковского, главврача Первой Градской больницы, за то, что он очень внимателен к нуждам расположенного в больнице храма и Свято-Димитриевского православного училища сестер милосердия. Православные сестры работают в отделениях многих московских больниц, и их там очень ценят, а храмы есть в 33 больницах нашего города. Мы обязательно и дальше будем развивать сотрудничество с государственными лечебными учреждениями, надеемся, что в каждом из них будет храм или молельная комната, а к больному в любой момент можно будет вызвать священника для исповеди и причастия. Но надо признать, что работа Церкви в государственной больнице во многом зависит от личного благорасположения руководства больницы. Хорошо, если такое расположение есть, если главврач, как Олег Всеволодович, понимает важность духовной помощи больным людям. А если такого единодушия нет, сотрудничество очень осложняется.
Поэтому очень важно, чтобы существовала целиком церковная больница, чтобы в ней было единоначалие и единодушие.

В церковной больнице могут проходить практику и учиться милосердному служению студенты православных медицинских училищ. Уже сейчас больница святителя Алексия стала базой для Свято-Димитриевского училища сестер милосердия. Важно, чтобы эта база была хорошо оснащена, чтобы студенты могли познакомиться с самым современном оборудованием и научиться самым эффективным методикам лечения больных. У нас сейчас профессия медицинской сестры не является престижной. Было бы очень хорошо, начиная с церковной больницы, вернуть всему среднему медицинскому персоналу — и не только на словах! — высокое звание сестер милосердия.

Церковная больница должна стать и учебным и методическим центром для всех тех, кто участвует в приходских делах милосердия по всей России.

Уже 18 лет прошло с тех пор, как Церковь в нашей стране перестала быть гонимой, с тех пор как нам передали здания храмов, как стали восстанавливаться монастыри. Множество поднятых из руин и построенных заново храмов украшает теперь нашу землю, и я знаю, что многие из вас внесли большой вклад в дело возрождения церковной жизни. Но теперь настало время восстанавливать не только стены, но и разностороннюю церковную деятельность, и ее главнейшее направление — служение милосердия. Сейчас мы с радостью видим оживление приходской жизни, множество молодых и активных людей ищет в церкви живого дела.

Надо собирать людей на такое большое дело, как создание современной церковной больницы, надо привлекать для нее лучших профессионалов, а значит — оплачивать работу таких людей. Хотелось бы, чтобы церковная больница была лучшей, образцовой и для государственных и частных больниц. Сделать для этого предстоит немало и для каждого из нас найдется, где применить свои силы и возможности.

Администрация больницы, члены Попечительского Совета проделали большую работу и к сегодняшнему заседанию подготовили для вас конкретные предложения по оказанию помощи ЦКБ святителя Алексия.

Мы считаем создание современной церковной больницы самым важным на сегодняшний день социальным проектом Русской Православной Церкви. Понимая важность этого проекта, я бы хотел положить начало сбору средств на это благое дело внести свою лепту и передать для нужд больницы часть полученной мной 12 июня Государственной премии. 1 млн рублей. Пусть администрация больницы решит, на что потратить эту сумму. Думаю, что моему примеру последуют другие люди.

http://www.patriarchia.ru/db/text/121 153.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru