Русская линия
Седмицa.RuСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)10.05.2006 

«У бездуховного общества нет будущего: самодовлеющий культ потребления ведет в никуда»
Патриарх ответил на вопросы информационного агентства «Анса» (Италия)

— С начала своего понтификата Бенедикт XVI предупреждает Европу об опасности жизни без Бога и в отрыве от христианских корней. Разделяете ли Вы, Ваше Святейшество, эти опасения?

— Судьба Европы неразрывно связана с христианством, ведь европейская культура органично впитала в себя христианские ценности. Сегодня же, имея в списке достижений нашей цивилизации шедевры искусства, научные открытия и технические новации, не будем забывать, что их появление стало возможным благодаря вкладу многих поколений европейцев, исповедовавших христианскую веру.

Однако современная европейская цивилизация все чаще обращается к иным, нехристианским авторитетам, и это не может не тревожить. Происходит подмена понятий, из которых выхолащивается первоначальное содержание, а пустая форма заполняется иным смыслом. Например, признание ценности человеческой личности, которая в христианской традиции восходит к представлению об образе Божием и почитанию Личности Богочеловека, вырождается в защиту своеволия, нравственной распущенности и нигилизма. Не случайно современная европейская цивилизация иногда именуется постхристианской. Безбожники своими руками разрушают фундамент, на котором зиждется общеевропейский дом.

— Вы думаете, что рост светскости и, следовательно, отвержение религиозности представляет опасность для жизни государства? Такой риск существует в России или больше в Европе?

— Считаю, что понятие «светскость» и производные от него: «светское общество», «светское государство», «светское образование» — сегодня допускают слишком широкое толкование. При этом отношение к религии в таких светских государствах, как, например, Соединенные Штаты Америки, Великобритания, Дания, Турция и Израиль, — сильно различается.

Мы понимаем под светскостью государства не вытеснение религии из жизни общества и не искусственное нивелирование вероисповедных общин в их правовом статусе, но отказ от наделения религиозных организаций властными полномочиями, что не исключает их взаимодействия с государством при условии невмешательства религиозных общин и государственных органов во внутренние дела друг друга.

Население большинства европейских стран не получило такой «прививки» атеизма, какую имеют граждане государств постсоветского пространства. Этим объясняется разное отношение к религии. Россия с конца восьмидесятых — начала девяностых годов прошлого века переживает духовное возрождение, получившее наименование «Второго Крещения Руси». Однако уровень религиозной грамотности в России пока ниже, чем в Западной Европе. На это делают ставку экстремисты разных мастей. Чтобы не допустить религиозных раздоров, наша Церковь выступает за введение в школьную программу Основ православной культуры, поддерживая подобные же инициативы мусульман и представителей иных традиционных религий. Думаю, что гражданин, хорошо знающий культуру своего народа, не поддастся с легкостью на провокации и не будет завербован в экстремисты или террористы.

— Если Вы исследуете будущее Европы, то какие главные вызовы присутствуют здесь?

— Главным соблазном я бы назвал утрату духовных устремлений. Говорить об «обществе потребления» как о великом достижении выгодно прежде всего крупным корпорациям, желающим расширить объем сбыта. Но у бездуховного общества нет будущего: самодовлеющий культ потребления ведет в никуда. Христос Спаситель сказал, что не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4. 4).

В Западной Европе, впрочем, как и в России, не все благополучно в области демографии. Численность населения сокращается. Происходит стремительное заселение континента людьми иной культуры, с другими традициями, другим менталитетом. Остается лишь надеяться, что мрачным прогнозам о «столкновении цивилизаций» не дано осуществиться.

— Вы, Святейший Патриарх, верите, что распространение ислама на Западе представляет опасность?

— Убежден, что христиане и последователи ислама могут жить в мире. Это доказывает многовековой российский опыт, отсутствие в нашей стране межрелигиозных войн. Однако для этого необходимы усилия с обеих сторон, желание идти навстречу друг другу, не подаваясь на провокации зложелателей.

Думаю, что напряжение между мусульманами и Западом, получившее воплощение в «карикатурном скандале», отражает противостояние не между христианством и исламом, а между сторонниками традиции и приверженцами идеологии «бесконечного прогресса» любой ценой. Коренное население стран Европы постепенно утрачивает связь с христианством, его место в сознании людей занимают секулярные представления. В центр Вселенной ставится человеческая личность, свобода самовыражения которой признается высшей, непререкаемой ценностью. В то же время других людей объединяет приоритет ценностей, продиктованных нормами Божественного Откровения.

Если между мусульманами и приверженцами секулярного мировоззрения будет достигнуто понимание, исключающее нанесение оскорблений, то, думаю, мир будет сохранен.

— Как вы можете объяснить, каковы экуменические перспективы в отношениях с Римо-Католической Церковью?

— Я считаю, что сейчас как никогда необходимы совместные усилия традиционных Церквей, призванных нести в мир Свет Христов. Вполне очевидно, что мы должны не стремиться к конкуренции между собой, ведущей к разрушению доверия и появлению враждебности, а напротив, объединиться для исполнения великой миссии — возвещения людям Слова Божия, свидетельства перед нашим обществом о христианских ценностях. Однако я убежден: для действенного совместного соработничества необходимо, чтобы открытость, христианская любовь и доверие стали главными критериями в отношениях между нашими Церквами.

— Как вы думаете, реально ли преодоление великой схизмы 1054 года?

— Хорошо известно, что основной причиной трагического разделения послужило различное понимание роли Римского епископа в Церкви. Хотя Римская кафедра в Неразделенной Церкви всегда имела «первенство чести», а глава Римско-Католической Церкви был «первым среди равных», это никогда не означало, что власти Римского епископа должны были безоговорочно подчиняться другие Предстоятели Поместных Церквей или что голос Римской Церкви имел решающее значение в христианском мире. Дабы преодолеть разделение, необходимо прийти к взаимоприемлемому пониманию места Папы в жизни Церкви, а также разрешить ряд других богословских проблем.

— Какие наибольшие трудности возникают у Русской Православной Церкви и Римско-Католической Церкви на территории России?

— Одной из наибольших трудностей, возникающих в отношениях между Русской Православной и Римско-Католической Церквами, является прозелетизм католиков в отношении исконно православного населения на территории России и других стран СНГ, особенно среди детей православных по происхождению и крещению, которых в католических приютах пытаются приобщить к католическому богослужению.

Другой проблемой является продолжающаяся напряженность в отношениях между православными и греко-католиками на Украине. Ситуация осложняется тем, что униаты пытаются любой ценой распространить свое влияние на православные юг и восток страны. Недавний перенос кафедры главы Украинской Греко-Католической Церкви из Львова в Киев, несмотря на категорическое несогласие с этим всех Поместных Православных Церквей, ясно показал, что греко-католики не намерены отказываться от экспансии. Убежден: для того, чтобы отношения между нашими Церквами действительно улучшились, необходимо как можно скорее разрешить эти проблемы, серьезно осложняющие православно-католический диалог. Заявления Папы Бенедикта XVI о стремлении развить отношения с Православными Церквами вселяют надежду на то, что ситуация изменится в лучшую сторону.

— Какие, на ваш взгляд, характерные черты нового понтификата? Кто Вам наиболее симпатичен — Иоанн Павел II или Бенедикт XVI?

— Одной из характерных черт понтификата Папы Бенедикта XVI, без сомнения, можно назвать неоднократно выражавшееся им стремление к нормализации отношений с Православными Церквами и Русской Православной Церковью в частности. Однако мы ожидаем реальных шагов и действий по разрешению существующих сложностей, которыми, хочется верить, будет ознаменован понтификат Папы Бенедикта XVI.

Что касается моего личного отношения к Иоанну Павлу II и Бенедикту XVI, то мне не хотелось бы сравнивать двух Предстоятелей Римско-Католической Церкви — недавно усопшего и нынешнего. Полагаю, что история даст деятельности каждого из них свою адекватную оценку.

— Месяц назад итальянская пресса говорила о возможности встречи Патриарха Алексия II с Папой, но не в России, а на территории другой страны. Как вы думаете, насколько это возможно? Имеются ли условия для этой встречи?

— Русская Православная Церковь никогда не отвергала возможности подобной встречи. Однако следует заметить, что для ее осуществления необходимо преодолеть наиболее острые трудности, существующие в отношениях между двумя Церквами. Встреча двух Предстоятелей должна привести к реальному разрешению проблем, которые причиняют страдания нашей пастве, а не быть лишь протокольным мероприятием.

http://www.sedmitza.ru/index.html?did=33 111


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru