Русская линия
Православие.Ru Никита Филатов27.08.2015 

Хоронить нельзя кремировать: взгляд Церкви

Протоиерей Владислав Цыпин: «Я бы советовал не преувеличивать сложности, связанные с преданием земле»

— Отец Владислав, почему Русская Православная Церковь не одобряет кремацию?

— Негативное отношение Русской Православной Церкви к кремации объясняется, прежде всего, тем, что такой способ погребения расходится с церковной традицией. Здесь есть еще и некая богословская проблема, потому что подобный способ погребения не соответствует христианскому учению о Воскресении из мертвых. Не в том, конечно, дело, что Господь не в силах воскресить кремированных. Но со стороны человеческого сообщества ожидается уважительное отношение к останкам усопшего.

— Насколько категорична Русская Православная Церковь в вопросе допустимости кремации?

— Церковь не воспрещает категорически кремацию под угрозой отлучения от Причастия тех близких, которые решили не предавать земле, а кремировать останки своих родных. Дело в том, что бывают разные обстоятельства. Бывают затруднения. Например, в Японии. Это, конечно, случай не для России, но в Японии тоже есть православные люди, принадлежащие к Русской Православной Церкви. А там законодательно запрещено предавать тело земле. Там есть единственный способ, если так можно выразиться, погребения — это кремация. Только этот способ разрешен законами страны.

— Каковы, на ваш взгляд, причины роста популярности кремации сегодня в России?

— Я думаю, что есть общая причина. Она связана с тем, что оставляются и забываются традиции. Ведь в советское время как верующих, так и неверующих все-таки хоронили, как правило, традиционным способом, то есть предавали земле. Хотя, естественно, существовала кремация. Она рекламировалась. Традиции сегодня оставляются. Играет свою роль урбанизация. Сельских жителей, которые обычно наиболее привержены традициям, становится всё меньше. Если 50 лет назад городских жителей была половина, то сейчас связь с деревней значительного большинства соотечественников уже относительная, отдаленная. Уже дедушки, бабушки во втором, третьем поколении — горожане. Но, с другой стороны, казалось бы, восстановление нормальной церковной жизни должно было бы вытеснить кремацию. Тем не менее, мы наблюдаем то, что наблюдаем.

— Отец Владислав, какие могут быть контраргументы, которые позволили бы человеку не принимать поспешного решения кремировать своего родственника?

— Прежде всего, необходимо напоминать о церковном учении, о телесном воскресении из мертвых и о церковных традициях и обрядах. О том, что подобный способ погребения хотя Церковью и допускается, в том смысле, что не подвергается прещениям: не отказывают в отпевании тем, кто сам захотел, чтобы его кремировали, — но, тем не менее, Церковь не благословляет такой способ погребения. Мы можем обращаться к церковной и православной совести.

— Часто сторонники кремации в России приводят в пример цивилизованную Европу с чистыми ухоженными и аккуратными кладбищами, где нет места грустным воспоминаниям. Многие не хотят думать о плохом на кладбище…

— Чем кладбище чище и опрятнее, тем, конечно, лучше. Но это не значит, что кладбище не должно быть местом напоминания о смерти, о бренности человеческой жизни, о вечности. Оно призвано как раз быть местом напоминания о самом важном. Кто-то из русских мыслителей начала XX века сказал, что кладбище — это школа философии.

Это все-таки разные вещи. Да, в самом деле, и дороги, и тротуары во многих западных городах (я бы не сказал, что во всех, например Южная Италия совсем не такая уж чистая) аккуратнее, чище и опрятнее, особенно в Северной и Центральной Европе. Так же и кладбища там чище и опрятнее. Но я не думаю, что там преобладает кремация. Я думаю, что всё еще и там чаще предают земле останки усопших. Кремация совсем не связана с чистотой и опрятностью кладбищ. Каким бы чистым и опрятным ни было кладбище, оно всё равно должно оставаться напоминанием о смертности человека и вечности.

— Как можно отнестись к позиции человека, который поддерживает кремацию исключительно в силу финансовых соображений?

— Если это человек нерелигиозный, то что ему можно сказать?! Только то, что в этом случае он еще и наплевательски относится к традициям. Все-таки безрелигиозные люди способны традиции уважать. Если он человек церковный, то всё, о чем мы уже говорили, должно быть для него авторитетно и убедительно.

>Протоиерей Владислав Цыпин на 1 этаже СДС. Фото: Авдей Правдолюбов / Православие.Ru

Протоиерей Владислав Цыпин на 1 этаже СДС. Фото: Авдей Правдолюбов / Православие.Ru

— Отец Владислав, возможно, сейчас ваши слова слышат наши читатели, потерявшие своего близкого и родного человека, но которые не могут сделать выбор между традиционными похоронами и кремацией. Что бы вы посоветовали людям, которые оказались в такой непростой ситуации?

— Я бы им советовал не преувеличивать сложности, связанные с преданием тела земле традиционным способом погребения. И напомнил бы о том, что они долг имеют перед своими близкими усопшими. И этот долг все-таки более всего относится к заботе о спасении своих близких и усопших. Конечно, мы вовсе не утверждаем, что оно, спасение, недоступно тем, кого кремировали. Вовсе не так. Но мы со своей стороны должны сделать всё возможное, чтобы церковные нормы, церковные традиции были соблюдены.

— Бывают случаи, когда уже повзрослевшие и воцерковленные христиане узнают, что кого-то из родственников кремировали. И многие начинают переживать по этому поводу. Они беспокоятся о посмертной участи близких. Как можно их успокоить?

— Им не стоит беспокоиться, потому что вообще всякое обращение назад, сожаления о том, что надо было сделать что-то иначе, чем было сделано, непродуктивно. Они должны только усиленно молиться о своих близких усопших. На них не лежит вины, если против их воли так поступили с ними. А если они сами этого захотели… Ну что ж, это были греховные мысль и дело. Надо молиться Богу о прощении грехов.

В ногу со временем?

Идеологи большевизма сегодня могли бы стоя аплодировать тем данным, которые обнародовал господин Павел Кодыш, президент Союза похоронных организаций и крематориев России. Еще раз процитируем его комментарий «Русской службе новостей»: «В Москве и Санкт-Петербурге кремируют 60% умерших». Сегодня нет транспарантов, призывающих к кремации, никто в обязательном порядке с высокой трибуны не принуждает сжигать тело после смерти.

Единственная сдерживающая сила, открыто выступающая против строительства новых крематориев, — Русская Православная Церковь. Так, митрополит Ижевский и Удмуртский Викторин в июле 2015 года направил главе Удмуртской Республики Александру Соловьеву обращение о недопустимости строительства крематория в Ижевске:

«С глубокой скорбью я воспринял известие о строительстве в Ижевске крематория. Это не мое личное беспокойство, а беспокойство всех православных жителей Удмуртской Республики», — отметил митрополит Викторин.

Тем, кто полагает, что Церковь должна пойти на уступки в данном вопросе, напомним слова Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по этому поводу:

«Конечно, речь здесь идет только о символах, ибо и похороненное в земле человеческое тело также превращается в прах, но Бог силою Своей из праха и тления восстановит тело каждого. Кремация, то есть сознательное разрушение тела усопшего, выглядит как отказ от веры во всеобщее Воскресение. Конечно, многие, кто верит во всеобщее Воскресение, по практическим соображениям все-таки кремируют усопших. В случае кончины близкого вам человека вы сможете его отпеть, но если есть у вас возможность убедить его не настаивать на кремации, то попытайтесь сделать это!».

Приведем слова из официального документа «О христианском погребении усопших», который был утвержден Священным Синодом РПЦ 5 мая 2015 года:

«Церковь верует, что Господь властен воскресить любое тело и из любой стихии (Откр. 20: 13). „Мы не боимся никакого ущерба при любом способе погребения, но придерживаемся старого и лучшего обычая предавать тело земле“, — писал раннехристианский автор Марк Минуций Феликс».

Русская Православная Церковь и сегодня считает кремацию явлением нежелательным и не одобряет ее.

Отношение к кремации в РПЦЗ

Знаменитое кладбище Пер-Лашез в Париже

Любой человек, который ознакомится с итоговым документом Архиерейского Собора РПЦЗ, увидит, что решения Синода принципиальны и не допускают различных толкований. Документ отличает бескомпромиссность относительно кремации тел усопших.

«Сторонники кремации — атеисты и враги Церкви. Греческая и Сербская Церкви также отреагировали отрицательно на эту практику. Кремация тел умерших противоречит тому, что было установлено в христианской Церкви с самого начала», — говорится в документе.

«На основании всех рассмотренных фактов Архиерейский Собор запрещает чадам Русской Православной Церкви Заграницей сжигать тела умерших в крематориях. Священники обязаны объяснять своим прихожанам нехристианский характер таких похорон. Они не должны служить церковную панихиду по тем, чьи тела предназначены для кремации. Имена таких умерших христиан могут поминаться только на Проскомидии».

В документе детально рассмотрен вопрос о том, как могут относиться христиане к воле родственника, который захотел, чтобы после смерти его кремировали:

«Может случиться, что какой-нибудь верующий православный по своему невежеству завещает близким родственникам кремировать свое тело и затем умирает, не получив благословения и не раскаявшись в своем намерении… Если близкие обещали покойному кремировать его тело, то они могут быть освобождены Церковью от этого неблагоразумного обещания путем установленной для таких случаев молитвы. Душа покойного после смерти, видя глупость своего желания кремации тела, будет только благодарна своим близким за такое решение».

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви Заграницей на сессии от 20 августа / 2 сентября 1932 года по вопросу о кремации тел усопших решил: «Принципиально сожжение тел православных христиан в крематориях не разрешается ввиду того, что этот обычай вводится безбожниками и врагами Церкви. Во всех частных затруднительных случаях предоставить решение епархиальному архиерею».

Отношение к кремации Элладской Православной Церкви

Священный Синод Элладской Православной Церкви в октябре 2014 года заявил, что Церковь не будет отпевать тех, кто завещал себя кремировать. Также Церковь почитает своим долгом уведомить клир и благочестивый народ о тех канонических последствиях, которые несет кремация тел усопших.

Если установлен факт, что умерший разрешил кремацию своего тела, то последование отпевания над ним не совершается.

Почему сожжение — поругание?

Некоторые православные продолжают искренне сомневаться и недоумевать, что плохого в сожжении тел, ведь душа несравненно важнее плоти. К примеру, вот комментарий Анны, нашей читательницы, возмущенной тем, что кремацию ставят под сомнение:

«Кажется, что всё сводится только к мнению священников о том, что к сосуду жизни нужно относиться благоговейно. А сжечь тело — это разве поругание? Ведь и старые рваные книги сжигают, и даже иконы, совсем вышедшие из употребления. В чем тут осквернение? По-моему, это все „оцеживание комара и глотание верблюда“».

Святитель Николай (Велимирович)

Святитель Николай (Велимирович)

На эти вопросы можно ответить словами святителя Николая Сербского:

«Вы спрашиваете меня: почему христианская Церковь возмущается сжиганием умерших? Во-первых, потому, что она считает это насилием. Сербы до сегодняшнего дня ужасаются преступлению Синан-паши, который сжег мертвое тело святого Саввы на Врачаре. Сжигают ли люди мертвых лошадей, собак, кошек или обезьян? Я не слышал об этом, но видел, как их закапывают. Зачем же тогда совершать насилие над мертвыми телами людей — повелителей всего животного мира на земле? Да разве сжигание павших животных, особенно в больших городах, может служить оправданием сжигания умерших людей?

Во-вторых, потому, что этот языческий и варварский обычай был вытеснен из Европы христианской культурой почти 2000 лет назад. Кто желает обновить этот обычай, тот хочет привнести не нечто культурное, современное, новое, а наоборот, вернуть давно отжившее старье. В Америке я видел могилы великих президентов: Вильсона, Рузвельта, Линкольна и многих других знаменитых людей. Никто из них не сожжен".

Старец Паисий Святогорец об отношении к останкам

Сложно найти высказывания святых отцов первых веков христианства о кремации в силу того, что в то время писали, что называется, «на злобу дня»: темы их трудов касались вопросов появления различного рода ересей и лжеучений, споры же о кремации усопших тогда еще не приобрели такого размаха, который мы наблюдаем сегодня. Но мы можем узнать, что думали уважаемые современные духоносные старцы, многие из которых прославлены в лике святых.

Афонскому старцу Паисию Святогорцу рассказали о том, что в Греции «из соображений гигиены и для экономии земных площадей» собираются сжигать мертвых. Его ответ был прост и понятен:

Преподобный Паисий Святогорец

Преподобный Паисий Святогорец

«Из соображений гигиены? Да ты только послушай! И не стыдно им такое говорить? То, что всю атмосферу загадили, так это ничего, а косточки им, видите ли, помешали! А насчет «экономии земли»… Неужели нельзя в целой Греции со всеми ее лесами найти место для кладбищ? Как же так: для мусора находят столько места, а для священных останков не находят. Земли, что ли, дефицит? А сколько мощей святых может быть на кладбищах? Об этом они не подумали?

В Европе сжигают мертвых не потому, что их негде хоронить, но потому, что кремацию считают делом прогрессивным. Вместо того, чтобы вырубить какой-нибудь лесок и освободить место для мертвых, скорее освободят место от них самих, сжигая и превращая их в золу. Мертвых сжигают потому, что нигилисты хотят разложить всё — включая человека. Они хотят сделать так, чтобы не осталось ничего, что напоминало бы человеку о его родителях, о его дедах, о жизни его предков. Они хотят оторвать людей от Священного Предания, хотят заставить их позабыть о жизни вечной и привязать к жизни этой временной".

Вместо эпилога

Недавно я специально зашел на Донское кладбище. Посмотрел закрытый колумбарий. Он находится слева от храма преподобного Серафима Саровского. В здании было совсем тихо. Из живых людей никого не увидел. Поймал себя на мысли, что я вообще не привык к тому, что вот так может выглядеть могила: розовая стена, пластмассовые цветы, которые никогда не потеряют своей формы, а на высоте трех метров табличка с фамилией и именем. И таких табличек сотни. Обратил внимание на новую стенку: что-то наподобие массивного стеллажа со стеклянными дверцами. Видимо, новый, поскольку многие ячейки пока пустуют. Мне они напомнили — прошу простить меня за такое, может быть, неуместное сравнение — ячейки в супермаркете, куда можно поставить сумку. Это был мой первый поход в колумбарий. И надеюсь, что последний.

Колумбарий

Колумбарий

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/81 602.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru