Русская линия
Пресс-служба Уфимской епархии19.04.2006 

Заявление Уфимской епархии Русской Православной Церкви
Ответ на обращение депутатов Курултая Республики Башкортостан

18 апреля 2006 года

Заявление


Уфимской епархии Русской Православной Церкви


на обращение депутатов Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан к Президенту РФ Владимиру Путину, Председателю Совета Федерации Сергею Миронову, Председателю Государственной Думы Борису Грызлову, Председателю Правительства РФ Михаилу Фрадкову о недопущении нарушений конституционных прав граждан Российской Федерации на свободу вероисповедания.


С удивлением и глубоким разочарованием нами было воспринято обращение депутатов Государственного собрания — Курултая Республики Башкортостан от 23 марта 2006 года к Президенту РФ Владимиру Путину, Председателю Совета Федерации Сергею Миронову, Председателю Государственной Думы Борису Грызлову, Председателю Правительства РФ Михаилу Фрадкову о недопущении нарушений конституционных прав граждан Российской Федерации на свободу вероисповедания. Депутаты Курултая усмотрели вышеуказанные нарушения в практике введения в российские школы предмета «Основы православной культуры» и в возможном введении института военных священников в Российских вооруженных силах.

Главная особенность этого документа — полнейшее отсутствие какой-либо серьезной аргументации, которая, очевидно, должна быть основана на реальных фактах, социологических опросах и т. д. Все доводы вышеуказанного обращения свелись к произвольному толкованию статьи 14 Конституции РФ, декларирующей светский характер Российского государства, и к надуманным страхам по поводу межнациональной и межконфессиональной розни.

С прискорбием отмечаем, что в преподавании «Основ православной культуры» в школах и пастырской работе православных священнослужителей в рядах российских ВС, получивших высокую оценку в выступления высокопоставленных представителей федеральной власти на Международных образовательных Рождественских чтениях в феврале этого года, депутаты Курултая оскорбительным образом усмотрели всего лишь решение частных «задач, стоящих перед религиозными объединениями», а не жертвенное патриотическое служение Церкви обществу ради блага России.

В обращении депутатов Государственного собрания РБ без всякого смущения тема преподавания «Основ православной культуры» перевертывается с ног на голову: в документе идет речь не иначе как об обязательном преподавании этого предмета в школах России, хотя не существует ни одного официального документа от лица Русской Православной Церкви или Министерства образования РФ, в котором это рассматривалась бы таким образом. Церковь всегда подчеркивала факультативность преподавания «Основ православной культуры». Аналогичным демагогичным приемом является попытка отождествления религии и культуры, преподавания «Основ Православия» и «Основ православной культуры».

Вышеуказанное обращение депутатов Курултая было инициировано Комитетом по образованию, науке, культуре, спорту, туризму и делам молодежи. Неудивительно, что законодатели столь широкого профиля (от туризма до науки), не только не владеют предметом того, о чем поспешили поведать цивилизованному миру свое некомпетентное мнение, но и не в состоянии отличить культуру от религии. О различении понятий «светский» и «атеистический» в этой ситуации вообще нет смысла что-либо говорить.
По нашему мнению, депутатами Госсобрания РБ при написании этого обращения двигал не взвешенный анализ российского и мирового исторического и современного опыта религиозного образования в светских школах и пастырского служения священников в армии, а одни эмоции, основанные как на ЛИЧНОЙ религиозной ксенофобии, так и на антицерковном духе в целом.

Чтобы не быть голословным, по существу затронутых в обращении депутатов вопросов сообщаем следующее:

1. Изучение предмета «Основы православной культуры» не сопровождается совершением религиозных обрядов и отправлением религиозного культа. Изучение религиозной культуры в системе государственного образования нисколько не нарушает ее светский характер, поскольку этим не устанавливается обязательное исповедание и отправление религиозного культа. Цель изучения религиозной культуры в стенах светской школы — приобщить учащихся к духовным и культурным ценностям той или иной духовной традиции, ее нравственному потенциалу.

Реализация принципа светскости образования при изучении традиционной религиозной культуры в школе в государственных и муниципальных учреждениях обеспечивается: культурологическим содержанием знаний о религии, правом свободного выбора изучения таких курсов учащимися, организационной независимостью от конфессиональных учреждений, разграничением полномочий светских (государственных) и религиозных учреждений в форме договоров.

Законодательные и подзаконные акты подробно перечислены в сборнике «Православная культура. Нормативно-правовые акты, документы, обоснование введения курса в учебную программу образовательных учреждений» (2004) с коими депутаты Курултая или деятели известного комитета могли бы ознакомиться в Уфимском епархиальном управлении Русской Православной Церкви, но не удосужились это сделать. Как не удосужились поинтересоваться о том, какие имеются учебные программы и литература по курсу «Основ православной культуры», каковы результаты уже имеющегося опыта преподавания этого предмета.

За ненадобностью были отброшены и многократно высказанные по данному вопросу мнения представителей иных традиционных конфессий в рамках Межрелигиозного совета России и в частных заявлениях.

2. Конституция РФ запрещает какой-либо идеологии быть государственной (статья 14), но на деле таковой продолжает оставаться атеизм. Наибольшая часть налогоплательщиков Российской Федерации, финансирующих государственную систему образования, в том числе и наибольшая часть налогоплательщиков Башкортостана, финансирующих содержание Курултая РБ, принадлежит к той или иной традиционной для России культурообразующей религии. Спрашивается, почему их детям против их желания в государственной школе навязывается атеистическое мировоззрение, которое иначе, как мракобесием не назовешь? Это не делает чести Башкортостану. Такие ученые, как президент Российской академии наук Ю.С. Осипов, президент Российской академии образования Н.Д. Никандров, ректор МГУ В.А. Садовничий, справедливо считают, что «атеизм не есть какое-то объективное надрелигиозное прогрессивное движение, это всего лишь одно из мировоззрений, выражающее взгляды отнюдь не большинства населения земного шара, притом не имеющее какого-либо научного обоснования».

Конвенция ООН о борьбе с дискриминацией в области образования утверждает, что родители должны иметь возможность «обеспечивать религиозное и моральное воспитание детей в соответствии с их собственными убеждениями».

В Протоколе N 1 к Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод говорится: «Государство при осуществлении любых функций, которые оно принимает на себя в области образования и обучения, уважает право родителей в их выборе, чтобы такое образование и обучение соответствовало их собственным религиозным и философским убеждениям».

Вышеуказанные международные Конвенции подписаны Российской Федерацией, а в Российской Конституции установлен приоритет международного права. Таким образом, если православная часть России настаивает на предоставлении им возможности обучать детей в школах основам своей этноконфессиональной культуры, у государственных инстанций нет права им в этом отказать.

Эти права родителей обеспечиваются и Законами РФ.
В статье 5, п. 1. закона «О свободе совести» указано, что «Каждый имеет право на получение религиозного образования по своему выбору индивидуально или совместно с другими. Религиозные организации вправе в соответствии со своим уставом и законодательством РФ создавать образовательные учреждения». В этой же статье п. 4. разрешается организация религиозного образования в государственных и муниципальных образовательно-воспитательных учреждениях по просьбе родителей, или лиц их заменяющих и с согласования с соответствующим органом местного самоуправления предоставляет возможность обучать детей религии вне рамок общеобразовательной программы.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЗАКОН НЕ ЗАПРЕЩАЕТ ИЗУЧЕНИЕ РЕЛИГИИ В ШКОЛЕ, ДАЖЕ В ФОРМЕ ОБУЧЕНИЯ РЕЛИГИИ.

Если родители поднимают вопрос о преподавании «Православной культуры», школа не вправе игнорировать запросы учащихся, потому что, в соответствии с Законом РФ «Об образовании», система образования в Российской Федерации носит государственно-общественный характер. И когда родителям и учащимся отказывают в получении знаний о православной культуре, тем более что Министерство образования Российской Федерации неоднократно разъясняло допустимость этого, то это является прямой дискриминацией, нарушением равноправия граждан РФ по признаку их отношения к религии.

В соответствии с разъяснениями в письме Министерства образования Российской Федерации N01−51−013ин от 13 февраля 2003 года, преподавание предмета «Основы православной культуры» может быть реализовано в двух различных вариантах. Первый вариант — в форме отдельного учебного предмета по выбору за счет школьного компонента государственного образовательного стандарта, т. е. на государственной основе и при государственном финансировании. Там, где есть возможности и условия, возможно преподавание этого предмета и за счет регионального компонента образования. Второй вариант — форма факультатива. Это — две разные формы, и любые попытки чиновников от образования свести преподавание только к форме факультатива не правомерны.

Что касается тех учащихся, которые не пожелают посещать предмет «Православная культура», то мировой опыт свидетельствует, что в школах для таких учащихся создаются альтернативные курсы. Либо это нерелигиозная этика, либо это курс другой религиозной культуры, например, для мусульманских детей. Если численность детей, желающих изучать альтернативный религиозно-культурологический курс, мала, то проблема может решаться путем объединения групп на базе одной школы. Отсутствие возможности или нежелание организовать подобное обучение для детей мусульман, буддистов и т. п. не является основанием для дискриминации православных учащихся. Главное — чтобы соблюдался принцип добровольности выбора таких дисциплин для изучения.

Помимо этого, существует и такая форма как изучение религии в помещении государственных школ. Это курс катехизации, проводимый религиозной организацией за рамками основной программы, и его может вести священник. 01 июля 2003 года Министерство образование РФ издало приказ N 2833 «О предоставлении государственными и муниципальными образовательными учреждениями религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ». Приказ зарегистрирован в Минюсте РФ 05 августа 2003 года, регистрационный N 4955. Данный приказ разъясняет то, что было сформулировано в Федеральном законе «О свободе совести и о религиозных объединениях», принятом в 1997 году, а именно возможность проводить в образовательных учреждениях обучение религии силами религиозных организаций. При этом обучение может вестись вне рамок школьной образовательной программы, по просьбе родителей и с согласия детей в соответствии со статьей 5, п. 4 указанного закона.

Нашим башкирским депутатам также абсолютно безразлично, что их заявления кардинально расходятся и с Концепцией национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента от 10 января 2000 года:

«Национальные интересы в духовной сфере состоят в сохранении и укреплении нравственных ценностей общества, традиций патриотизма и гуманизма, культурного и научного потенциала страны…
Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации включает в себя также защиту культурного, духовно-нравственного наследия, исторических традиций и норм общественной жизни, сохранение культурного достояния всех народов России, формирование государственной политики в области духовного и нравственного воспитания населения…».

Очень странно, что депутаты Государственного собрания РБ ничего не знают или не хотят знать о вышеуказанных законодательных актах и т. д.

3. В обращении депутатов Курултая разводится демагогия о том, что введение «Основ православной культуры» и пастырская работа священников в армии будут носить «деструктивный характер, способствовать разделению учащихся по национальному и религиозному признаку… могут спровоцировать конфронтацию в обществе, стать причиной социальных разногласий». Конечно, уже одно упоминание о возможных межрелигиозных конфликтах действует на чиновников лучше всяких аргументов. Увы, без нагнетания страха межконфессиональных разборок учеников не обходится ни одна публикация против изучения православной культуры.

Всем, кто взял на себя хотя бы небольшой труд познакомиться с мировым опытом в вопросе религиозного или религиозно-культурологического образования, хорошо известно, что в таких странах, как Австрия, Бельгия, Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Япония, в государственных общеобразовательных школах и государственных вузах преподаются религиозные предметы, несмотря на наличие в конституциях большинства этих стран принципа отделения Церкви от государства. Причем права верующих получать религиозное образование за государственный счет зафиксированы на законодательном уровне.

Например, Франция одна из первых провозгласила принцип отделения государства от Церкви, однако изучению в государственной французской школе религиозных предметов отведен 1 час в неделю. И плюс к тому еженедельно французским школьникам выделяется целый день для религиозных предметов вне помещений школы.

В Италии, где также провозглашено отделение религиозных объединений от государства, религиозное образование в государственных школах обязательно.

В Германии религиозное обучение ведется на протяжении всего школьного обучения. Конституция Бельгии (ст. 24, п. 1) устанавливает: «Школы, организуемые государственными властями, предоставляют вплоть до конца обязательного школьного обучения выбор между одной из признанных религий и преподаванием неконфессиональной морали». С сентября 1989 года официально разрешено преподавание курса «Православие» в государственных школах Фламандского сообщества Бельгии (!), видимо бельгийцы, в отличие от башкирских депутатов, не осведомлены, что это очень недемократично и носит «деструктивный характер». В Великобритании в соответствии с Законом о реформе образования 1988 года в программе государственных школ «обязательно должно присутствовать религиозное образование, а также проводиться ежедневные молитвы».

К традиционной системе отношений между религией и школой уверенно возвращаются и посткоммунистические страны — Сербия, Румыния, практически все государства Центральной Европы и Балтии, а также Грузия и Армения.

Ни к каким конфликтам и столкновениям это не привело, хотя в этих странах, так же как и в России, по слову депутатов Курултая, «вряд ли можно найти школу, где учатся представители только одной национальности или конфессии».

Вопрос о национальной и конфессиональной розни, как правило, возникает при отсутствии информации об обычаях и нормах соседа, чем при избытке таковой. Основой национальных и религиозных конфликтов всегда служит НЕВЕЖЕСТВО, которое, к сожалению и продемонстрировали почти в полном составе депутаты Госсобрания РБ.

Не нужно быть профессиональным психоаналитиком, чтобы увидеть какое чудовищное признание стоит за заявлением депутатов о том, что введение «Основ православной культуры» будет носить «деструктивный характер, способствовать разделению учащихся по национальному и религиозному признаку… спровоцировать конфронтацию в обществе, стать причиной социальных разногласий».

Русская Православная Церковь обладает давно разработанными программами и учебными пособиями, имеется многолетний опыт преподавания «Основ православной культуры» в различных регионах многонациональной России. Поэтому с уверенностью можем утверждать о невозможности появления негативных национально-религиозных чувств у православных учащихся. Наоборот происходят самые положительные духовно-нравственные изменения в их сознании.

Так, кто же тогда будет провоцировать национальную и религиозную рознь? Выходит, дети (вероятнее — их родители) башкир и татар, которые при словах «Русская Православная Церковь», «Евангелие», «иконопись», «православный храм», православный писатель, художник, композитор, будут багроветь от ярости и сжимать кулаки?! Вы это подразумевали, господа депутаты, говоря о «конфронтации в обществе«? А мы-то по своей наивности думали, что башкиры и татары культурно и религиозно толерантные народы. Выходит, узнав, что Храм Христа Спасителя в Москве был построен в честь победы в войне 1812 года, в которой, кстати, участвовали и отличились отважностью башкиры и татары, то они начнут ненавидеть за это своих русских одноклассников?!

Таким образом, своим нелепым и непродуманным обращением депутаты на всю Россию засвидетельствовали, что башкиры и татары в Республике Башкортостан, являются религиозно нетерпимыми народами, и информация о религиозной культуре государствообразующего народа России вызовет у них ненависть, и спровоцирует беспорядки! Помимо этого еще и нацепляют на них ярлык культурной невежественности, раз они считают, что неправославным народам совершенно не обязательно знать культуру веры, предопределившей и определяющий наше общегосударственное самосознание.

Допустим, что предмет «Основы православной культуры» станет обязательным предметом в школах всех регионов России, хотя об этом не идет и речи. В своих необоснованных домыслах некоторые полагают, что принадлежащие к другим религиям дети — мусульмане, иудеи или буддисты — будут изгоями в классе, изучающем основы православной культуры, станут чувствовать себя неловко. Это не так: ведь даже если ребенок воспитан в мусульманских традициях, мы еще раз подчеркиваем, что это ему никак не помешает знать, что принесло христианство русским людям. Это достаточно важно, даже если он не принадлежит православным традициям. Жить в России, не зная ничего о Православии, неправильно даже для иноверцев.

В Башкортостане 75% детей не башкир в обязательном порядке изучают башкирский язык, язык на котором подавляющее большинство из них после окончания школы совершенно не будут говорить, и использовать в своей работе. Для чего же они тогда его изучают?! Думается, из уважения к башкирам и их культуре. Кстати, в обязательном школьном предмете «Культура Башкортостана» явно не пропорционально превалирует культура башкирского народа. Так почему же малочисленные и малые народы России, традиционно исповедывающие, например, ислам или буддизм, не могут из уважения и для лучшего понимания изучать основы КУЛЬТУРЫ вероисповедания, которого придерживаются не 25% населения, а более 80%?!

Разве они не читают в обязательном порядке в школах стихи православного Пушкина, произведения православных Гоголя и Достоевского, и хорошо знакомого в Башкирии Аксакова, разве не изучают картины православных Репина и Васнецова? Разве лишним мусульманам и буддистам будет знать, кто и в честь чего построил такие храмы как Василия Блаженного на Красной площади и Христа Спасителя, являющиеся неотъемлемой фактически символической частью лица России? Просвещенный православный россиянин должен иметь понятие, например, об искусстве арабской миниатюры и архитектуре, так почему же просвещенный мусульманин, живущий в России, не должен знать об искусстве православной иконописи и церковном зодчестве? И таких примеров можно приводить безконечное множество.

В своем заявлении депутаты сделали лукавый пассаж: «в многонациональной России вряд ли можно найти школу, где учатся представители только одной национальности или конфессии», считая его «веским» основанием для невозможности преподавания «Основ православной культуры», не только в Башкортостане, но и по всей в России. Не представителям ли законодательной власти должно быть известно, что права большинства не должны ущемляться в угоду меньшинства?! Права 3−5 учащихся не могут превалировать над правами 25 учащихся, дискриминируя последних. Из-за трех учащихся не могут игнорироваться и нарушаться права 25 учащихся. И сделать так, чтобы не нарушались права этих трех-пяти при реализации прав 25 учащихся, — это и есть задача образовательного учреждения.

Утверждая так, мы признаем право мусульманского или буддийского большинства в местах их компактного проживания настаивать на преподавании основ их религиозной культуры, и призываем находящихся в меньшинстве родителей и детей, исповедующих Православие, проявлять религиозную терпимость и уважение к народу, среди которого вы живете. Чтобы жить в добрососедских отношениях, вам просто необходимо изучать и понимать чужую культуру и религию. И вместе с тем мы протестуем против дискриминации русского народа, когда по всей России образованы тысячи национальных школ и даже детских садов для малых народов, в том числе и в Башкирии, а государствообразующая нация лишена возможности приобщить своих детей к своей культуре! И, конечно, не нужно поддаваться на провокации политиков, пытающихся вам внушить, что изучение основ религиозной культуры, например, ислама должно вас якобы оскорбить, фактически программирующих вас на национально-религиозную рознь, исходя из своих личных побуждений!

Православные верующие нашей республики считают, что наш курултай должен принять законодательный акт, позволяющий и мусульманами иудеям, и православным изучать основы религиозной культуры, а исполнительная власть на местах обязана это обеспечить. Такая практика существует во многих государствах мира!

Возвращаясь к «Основам православной культуры» следует сказать, что этот предмет преподается уже не первый год в тысячах государственных школ по всей России. Кроме того, Министерством образования РФ утверждена специализация «Основы православной культуры» в рамках педагогической специальности, что дает законную возможность давать такую специализацию выпускникам педвузов с тем, чтобы они могли преподавать эту дисциплину в государственных учебных заведениях. Издательством «Покров» выпущены учебники по «Основам православной культуры».

Реальный опыт показывает, что дети, при хорошей постановке дела, принимают этот курс на «ура». Меняется атмосфера в классах, соприкасающихся с православной культурой: детей не привлекают безнравственные поступки, уменьшается агрессивность. Педагоги находят ответ на давно наболевший вопрос: «На какую же ценностную систему должно опираться образование?»

О многолетнем положительном опыте преподавания предмета «Основы православной культуры» в России говорилось и писалось более чем достаточно. Так в Курской области предмет «Основы православной культуры» преподаются на факультативной основе с 1997 года, с успехом преподается этот предмет в Калининградской, Белгородской, Воронежской, Свердловской, Волгоградской, Ростовской, Нижегородской областях, Республики Мари Эл, Ставропольском и Краснодарском краях и во многих других регионах. Причем преподавание предмета происходит не в единичных школах, в некоторых областях его изучают в сотнях учебных заведений. С сентября этого года по решению депутатов Владимирского и Смоленского областных законодательных собраний предмет «Основы православной культуры» будет преподаваться в школах этих регионов. Совершенно недавно, в начале марта, Министерство образования Чувашии и Чебоксарско-Чувашская епархия подписали соглашение о сотрудничестве в сфере духовного и нравственного воспитания детей и молодежи, по которому «Основы православной культуры» станут неотъемлемой частью образовательного процесса в местных школах.

Можно лишь удивляться столько нелепому и недальновидному Обращению наших депутатов в преддверии празднования юбилея вхождения Башкирии в состав России.

К тому же, если депутатам так хочется говорить об обязательном преподавании православной культуры, то вот уже два года в школах Карачаево-Черкессии в качестве обязательных предметов преподаются «Основы православной культы» и «Основы исламской культуры», и никаких конфликтов в связи с этим не возникает. Особо подчеркиваем для наших горе-депутатов — такое преподавание в Карачаево-Черкессии не носит «деструктивный характер», и не способствует «разделению учащихся по национальному и религиозному признакам». Видимо, этот регион, в отличие от Башкортостана является более успешной «лабораторией интернациональной дружбы» и там больше «дорожат своей межнациональной стабильностью и религиозной толерантностью», о чем так нескромно высказывалась одна из инициаторов «Обращения» агентству «Башинформ».

Возражая на слова депутата Рашиды Султановой, сказавшей, что «нашей армии сегодня нужны не священники, а хорошие психологи, психотерапевты, офицеры-профессионалы», хочется выразить пожелание, чтобы об этом судили не люди, весьма далекие от военной службы, и тем более, чьи дети, есть подозрения, тоже никогда не служили, а сама армия — ее офицеры и солдаты. И потому как Русская Православная Церковь сотрудничает в последнее время с российской армией и флотом, в т. ч. и Башкортостане, можно уверенно утверждать — православные священники там необходимы, равно как и представители других традиционных религий. Собственно, из этой фразы, руководителя комитета по образованию, науке, культуре, спорту, туризму и делам молодежи, прекрасно видно, что мы имеем дело не только с православофобией, но и антицерковным мировоззрением, присущим для людей, воспитанных в рамках безбожной советской формации.

Антицерковно настроенная депутат Рашида Султанова проявляет полное невежество, утверждая: «…как допустить, что в армию придут православные священники, а потом остальные, или у нас будет несколько армий: православная, мусульманская, буддистская?». Если в армию придут православные священники (кстати, они уже там давно духовно окормляют наших военнослужащих), имамы и ламы — это будет ДУХОВНАЯ И ВЫСКОНРАВСТВЕННАЯ РОССИЙСКАЯ АРМИЯ И ФЛОТ.

Что касается пастырской работы священников в рядах ВС, то в армиях США и стран ЕС всегда были и остаются быть военные священники, наравне с военными психологами и воспитателями и их многонациональные армии не раскололись по национальным и религиозным признакам.

Нельзя вот с таким самоуверенным апломбом политику такого уровня игнорировать мировой опыт религиозного окормления военнослужащих!

Наши депутаты в своем заявлении позиционируют себя как истовые поборники «конституционных прав граждан на свободу вероисповедания», однако от своего усердия и почему-то не замечают, что эти же права они ГРУБЕЙШИМ ОБРАЗОМ ПОПИРАЮТ! Исходя из их логики, государство, обязывая служить граждан в своих вооруженных силах, мало того, что вычленяет их на два года из привычной обстановки и ритма жизни, ограничивает в ряде прав, сверх того должно еще и запретить им во время службы свободно следовать своему вероисповеданию: молиться, участвовать в обязательных для верующего Церковных Таинствах, ибо «нашей армии сегодня нужны не священники». Очевидно, даже для непосвященного, но только не для наших башкирских депутатов, что полноценная реализация права на свободу вероисповедания во время военной службы просто невозможно без специальных военных священников — капелланов.

4. Православие веками формировало культуру России, нравственность общества, созидало духовные основы российской семьи, оказывало огромное воздействие на развитие всех сфер жизни Российского государства. Очевидно, что изучение православной культуры — национальной культуры нашей страны — должно стать неотъемлемым элементом государственного образования, пусть даже и на факультативной основе. Тем более что в статье 29 «Конвенции о правах ребенка» (подписанной Россией) указано, что образование ребенка (любого — прим. наше) должно быть направлено на воспитание уважения к национальным ценностям страны, в которой ребенок проживает.

Выдающийся ученый, знаток и хранитель русской культуры академик Дмитрий Сергеевич Лихачев (1906−1999) дал исчерпывающее определение подлинной культуры: «Культура — это то, что в значительной мере оправдывает пред Богом существование народа и нации… Культура — это святыни народа, святыни нации».

Что же касается сопротивления изучению православной культуры в школах, то явление это имеет лишь одну причину. Как сказал однажды Святейший Патриарх Алексий II, «за нами стоит великая духовная и культурная традиция, получившая всемирное признание благодаря своим духовно-нравственным идеалам». Именно в этом и заключается «вина» православной культуры. Именно поэтому она вызывает такое смущение и страх у людей, утративших свои культурные корни и не способных к восприятию ни истинного смысла духовности, ни понятия святыни, являющегося краеугольным камнем любой настоящей культуры. Это означает лишь то, что они находятся вне подлинной культуры. Этих людей следует только жалеть.

В заключение хочется получить от наших депутатов, председателя Госсобрания РБ, и конечно, от Рашиды Султановой, инициатора данного обращения, внятные ответы на следующие вопросы.

Вы единогласно заявили на всю страну, что введение предмета «Основы православной культуры» в школах «…будет носить деструктивный характер, способствовать разделению учащихся по национальному и религиозному признакам». Православные верующие Республики Башкортостан хотят знать, на основании каких реальных фактов в российских регионах, социологических и психологических исследованиях было сделано это заявление?

Господа депутаты, вы хоть одним глазом видели программы и учебные пособия по предмету «Основы православной культуры»? Если да, в чем я лично сомневаюсь, то, какие моменты из этих учебных пособий заставят, например, башкирских и татарских детей, оскорбиться или того хуже возненавидеть Православие и русский народ, в подавляющей своей массе его исповедывающий, или заставит возненавидеть русских православных писателей, поэтов, композиторов, художников, архитекторов и т. п.?!

Православные граждане Башкортостана, из семей которых призываются сыновья на службу в ряды ВС, хотят знать конкретные факты, когда присутствие православного священника в армии и на флоте спровоцировало национально-религиозную рознь и способствовало нравственной деградации военнослужащих?!

И, наконец, допустимо ли, что ничем не подкрепленные, голословные страхи горсти антицерковно настроенных депутатов и чиновников об опасности религиозного образования в светской школе и пастырского окормления военнослужащих, противопоставлялись всему международному праву, законам Российской Федерации, Концепции безопасности Российской Федерации и т. п., а также настоятельным требованиям миллионов самих граждан?

Епархиальный Совет Уфимской епархии Русской Православной Церкви констатирует, что епархия имеет дружеские рабочие отношения с Центральным духовным управлением мусульман России, возглавляемое верховным муфтием Талгатом Таджуддином, и Духовным управлением мусульман Республики Башкортостан под руководством муфтия Нурмухамета хазрата Нигматуллина, а также с другими традиционными конфессиями Башкортостана. Все вопросы решаются в духе взаимоуважения и понимания. Часто при открытии новых храмов и мечетей присутствуют духовные руководители других конфессий. При этом православные храмы нередко помогают строительству мечетей и наоборот! И мы считаем это лучшим подтверждением наших добрососедских отношений. И это никак не оскорбляет чувств верующих православных и мусульман, наоборот, все это содействует укреплению межнационального и межконфессионального мира и сотрудничества.

Уфимская епархия Русской Православной Церкви расценивает указанное обращение депутатов Государственного собрания РБ:
— как в высшей степени некомпетентную попытку толкования федеральных законов и Конституции РФ;
— как недопустимое проявление религиозной ксенофобии и антицерковной политики на государственном уровне, оскорбительное для православных христиан и ущемляющее их права.
Это обращение — не забота о межконфессиональном и межнациональном мире — это агония бывшей советской административно-партийной антицерковной номенклатуры перед лицом необратимых духовных изменений в российском обществе.

От имени Епархиального Совета
Никон
Архиепископ Уфимский и Стерлитамакский,
Управляющий Уфимской епархией Русской Православной Церкви,
Кандидат Богословия


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru