Русская линия
Пресс-служба Калужской епархииСвященник Александр Гладченко12.04.2006 

«Все мы — воины Христовы!»
Интервью отца Александра Гладченко газете «Братство» после завершения суда 10 апреля

Н.М.: Расскажите, пожалуйста, что произошло 29 апреля прошлого года.

О.Александр: 29 апреля, на Страстную пятницу, в наше село приехали незнакомые люди, 36 человек. Они сфотографировались на фоне храма (?) и разбрелись по селу.
Я видел, как они ходили потом по дворам. Но подумал, что они переписывают показатели газовых счетчиков, или — электроэнергии. Потом пришла домой матушка, и рассказала: «Ты знаешь, что там по улице сатанисты ходят? Я людям сказала, чтобы не принимали их во дворе. Они приехали сюда с Богом бороться… Я спросила: чего вы сюда приехали, с Богом бороться? А они: «Да, с Богом бороться!». Говорю, вы — сатанисты? А они смеются: «Да, сатанисты…»
Слышу, собака лает. Выхожу и смотрю: они посреди нашей улицы идут, заходят по дворам. Взял посошок небольшой, я на него всегда опираюсь, когда меня радикулит скрутит.
Подхожу к ним. Во двор, говорю, не заходите. А они — ноль внимания, идут дальше. Говорю: ради Христа, дальше не идите! Потом один из них меня оттолкнул.
Когда меня оттолкнули, знаете, никто бы не выдержал. Я начал угощать их палкой. Они побежали со двора…
Когда я выгнал их за нашу улицу, они дальше продолжили «проповедовать». Снова говорю: «Убирайтесь из села, сатанисты. Прочь!» Они сопротивлялись. Один напустился на меня. Я ударил его посошком по правой руке. Почему-то перелом у него потом оказался на левой… Он потом еще перебитой якобы рукой доставал из сумки свои трактаты и распихивал их повсюду.
Я же еще полчаса прогонял сектантов из села. Они говорили: нас здесь много, всех не выгонишь («имя нам — легион?» — прим. ред.). Спрашивают: «А почему дальше не идешь?» Я ответил: не имею права, здесь граница другого села. Я со своего двора выгнал. Это моя паства, моя семья. Это — все мои люди. Я их защитил.

Н.М.: Сколько человек живет в селе?

О.Александр: Около 3 тысяч.

Н.М.: О чем именно «свидетели Иеговы» написали заявление? Об избиении?

О.Александр: Да, они писали, что я их побил, что у них переломаны руки, поломаны ключицы и всяческие другие побои…

Н.М.: Вас хотели взять под стражу?

О.Александр: Нет, просто подписка о невыезде. Были суды, в Черкассах было два апелляционных суда, и дело было закрыто. Сектантов просили примириться. Спрашивали у них, какие же вы верующие, если не можете помириться? Теперь — снова судиться начали.

И я бы примирится с ними. Как человек с человеком. Но, как с организацией — не могу. Со злейшим своим врагом можно примириться, но с врагами нашей веры Православной мириться нельзя.

Н.М.: Какой у вас адвокат?

О.Александр: Это государственный адвокат. Но он — хороший, и к тому же православный.

Н.М.: А вы какие-то встречные иски выдвигаете?

О.Александр: Нет. 15−16 раз ходил по судам сам. Сектантов приходило по 40 человек. Потом узнали в нашем селе. Слух пошел по Смиле. А дальше — по всей Украине. Люди стали на суды съезжаться. А до того — и прокурор, и судья были настроены меня посадить.
…Я ж не шел к ним в их капище, их разгонять. Только здесь, на своей земле, это мое право и моя обязанность. Христос говорил, что добрый пастырь и душу свою должен положить за паству свою. Евангелие от Иоанна, 10 глава. Это какой же я пастырь, если волки будут хватать моих овец, а я буду безразлично смотреть на это все. Я должен защищать их. Мы все — воины Христовы, воины Церкви и Родины нашей.
Наше село — православное. Хотя есть у нас и несколько протестантских семей, но мы некогда не ругаемся с ними, живем дружно. Так как село — один дом, и он наш.

Беседовала Надежда Моклюк

http://bratstvo.info/bratstvo-text-919.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru