Русская линия
Новый Петербургъ Николай Андрущенко13.06.2005 

Вопреки интересам службы
Криминальная милиция Петербурга: оборотни в погонах

В предшествующих этой статье публикациях, на примерах уголовных преступлений милиционеров 30 о/м (Василеостровский район) и 20 о/м (Выборгский район) было доказано, что наибольшую опасность для граждан Санкт-Петербурга представляют преступники из милиции и, особенно, из криминальной милиции Санкт-Петербурга.

Прошло несколько месяцев после выпуска в свет тех статей. Более десятка потерпевших от открытого бандитизма милиции обратились к прокурору города Сергею Зайцеву. Но я, похоже, несколько ошибся в своих прогнозах о перестройке в городской прокуратуре. Как при злостных правонарушителях Сыдоруке, Винниченко, Шарыгине, обращения потерпевших от оборотней в милицейской и прокурорской форме, вопреки п. 5 ст. 10 ФЗ «О прокуратуре», были направлены… именно в те организации (районные прокуратуры), действия которых члены гражданского сообщества Санкт-Петербурга оспаривали. Как результат правонарушающей деятельности и системного бездействия городской прокуратуры последовали десятки новых сообщений об уголовниках из милиции. Одно из них пришло из главного здания ГУВД Петербурга, что на Суворовском проспекте, дом 50. Информацию принёс в редакцию более месяца назад Александр Абалян. В течение месяца его семья надеялась на Её величество российскую Конституцию. Оказалось — тщетно. Вынуждены обратиться к изложению произошедшего по материалам обращений потерпевших в горпрокуратуру.

8 апреля 2005 года по прибытии из Москвы на Московский вокзал Санкт-Петербурга в 5 часов 30 минут утра в вагоне поезда без объяснения причин были задержаны молодые граждане России Тигран Абалян и трое его попутчиков, а именно: Александр Байздренко, Юлия Талько и Ольга Егорова. Ни ордера на задержание, ни судебного на то решения, ни вообще каких-либо оснований задержанным молодым людям предъявлено не было, что доказывает злонамеренный умысел работников милиции на совершение ими уголовного преступления. Умысел на привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновных доказывает и выдержка из рапорта дежурного по вокзалу И.С. Евдокимова: «… в дежурную часть были доставлены граждане Т. Абалян, Ю. Талько, А. Байдзенко, О. Егорова по подозрению в совершении преступления — хранении наркотиков». Как видим, сотрудникам 8-го противоугонного отдела криминальной милиции Санкт-Петербурга подполковникам И. Ланцову и Ф. Мамедову был нужен любой, произвольный повод для задержания. Наркотики так наркотики! К несчастью для бравых служителей криминальной милиции, их коллега из дежурной части вокзала зафиксировал в своём рапорте, явно зная ментовские нравы, следующее особо важное обстоятельство: «…в 6.00 был забран гражданин Т.А.Абалян. В 8.00 были забраны А.А. Байздренко, О.А. Егорова, Ю.А. Талько. Вышеуказанные лица были переданы без телесных повреждений сотрудникам 8 о/м ГУВД СПб подполковникам милиции И.О. Ланцову и Ф. Мамедову». Итак, в момент передачи Абаляна в 8 отдел ГУВД телесных повреждений у него не было! Запомним это. Но вернёмся к моменту задержания.

В купе вагона, в котором Тигран и его попутчики проследовали из Москвы, зашли четверо мужчин, трое из которых были в штатском, а один — в форме. Как выяснилось позже, тремя мужчинами «в штатском» были офицеры 8-го отдела ГУВД Санкт-Петербурга Валерий Абоев, Физули Мамедов и Игорь Ланцов. Фамилию четвёртого предстоит установить следствию. После появления их в купе на Абаляна и Байздренко были надеты наручники. Затем их доставили в дежурную часть милиции Московского вокзала Санкт-Петербурга.

Там, в дежурной части милиции Московского вокзала, Тигран Абалян был досмотрен подполковником 8-го отдела криминальной милиции ГУВД Санкт-Петербурга Физули Мамедовым. При этом, по словам потерпевшего, без понятых и без протокола у него были изъяты: личный паспорт гражданина Российской Федерации, одна бутылка водки «Тутовая», мобильный телефон, а также фотоаппарат Sony DSC-T33, серийный номер 4 556 137, стоимостью 11 250 рублей и карта памяти к данному фотоаппарату стоимостью 2900 рублей.

Причины задержания, а затем и противозаконного обыска молодых людей, как упоминалось ранее, ни Абаляну, ни Байздренко, ни Егоровой и Талько сотрудниками 8-го отдела объяснены не были. Не был исполнен и УПК РФ, согласно которому задержанным были обязаны предоставить адвоката непосредственно с момента задержания. Не было и понятых.

В дежурной части милиции Московского вокзала Санкт-Петербурга молодых людей удерживали примерно 30 минут. После чего всех четверых доставили в 8-й отдел ГУВД Санкт-Петербурга на Суворовский проспект, дом 50. Байздренко завели в туалет, а Тиграна Абаляна пристегнули наручниками к трубе в коридоре. После чего их попутчиц Егорову и Талько завели в кабинет, где их противозаконно, без их согласия, сфотографировали и опрашивали в течение 30−40 минут без протокола. Из кабинета их вывел подполковник Игорь Ланцов и отпустил девушек. Тигран успел подозвать Юлию Талько и попросил связаться с каким-нибудь адвокатом. С самого начала Тигран понимал, что молодых людей милиция задержала и удерживала незаконно.

Далее, как следует из обращения Тиграна Абаляна к прокурору Санкт-Петербурга Сергею Зайцеву, подполковник Физули Мамедов отстегнул его от трубы, завёл в кабинет, где находились еще два сотрудника 8-го отдела ГУВД — Абоев и Ланцов. Мамедов застегнул наручники у задержанного за спиной, хотя тот никаких оснований к этому не давал. Надо полагать, что «бравый» азербайджанский горец был осведомлен о том, что Тигран является чемпионом города по единоборству. Скованного наручниками Тиграна посадили на стул. После чего Ланцов, Абоев и Мамедов либо одновременно, либо по очереди начали задавать ему вопросы в грубой форме о том, знает ли он, по какой причине здесь оказался. Абалян искренне ответил, что не знает. По его словам, в ответ сотрудники 8-го отдела ГУВД дали ему чётко понять, что он «перешел дорогу» своему знакомому Александру Савчуку, с которым у Тиграна за несколько дней до того состоялся серьезный конфликт. К несчастью для Абаляна, Савчук оказался чем-то нужен своим «крышевателям» из 8-го отдела. Возможно, он их осведомитель. Это следует из показаний другого потерпевшего от противоправных действий тех же сотрудников 8-го отдела ГУВД Ланцева и Абоева — Сергея Сакары: «…мне устроили очную ставку с моим давним знакомым Александром Савчуком, во время которой Савчук предложил мне вместе с ним оклеветать Абаляна. Я должен был подтвердить „липовые“ показания Савчука, нужные 8-му отделу….У Савчука и сотрудников 8-го отдела ГУВД были и есть тесные отношения, возникшие на почве криминальной деятельности Савчука…. Савчук и некоторые сотрудники 8-го отдела имеют договорённость на коммерческой основе».

Я встретился и переговорил с Серёжей Сакара. Оказалось, что менты увезли его из дома… в домашних тапочках! Без ордера на задержание, без объяснения причин. В здании ГУВД его допрашивали… без протокола, без адвоката и без разъяснения его прав! Просто захватили парня на несколько часов в заложники. При этом, как и девушек из поезда, менты сфотографировали Сергея без его разрешения. Что это — если не антиконституционное вмешательство в частную жизнь?! Что, если мы силой привезём бравых подполковников в редакцию для объяснений и оставим себе их фото?! Ведь аналогия будет полной.

Сотрудничество Савчука с сотрудниками 8-го отдела ГУВД подтверждается и тем, что те дают ему свободно передвигаться в то время, когда Савчук с 18.03.2005 года находится в местном розыске N37 за УВД Центрального района. Но вернёмся к злоключениям Тиграна Абаляна в 8-м отделе ГУВД и его жалобе прокурору города. Тиграну сообщили, что другой его знакомый Валерий Букин якобы знает местонахождение какого-то автомобиля марки «Фольксваген Пассат». Стали требовать дать на него (на Букина) показания. После того как Абалян отказался предоставить ментам эту «услугу», согласно его письменным показаниям, офицер криминальной милиции Петербурга Физули Мамедов достал из-за дивана, стоящего у окна, деревянную палку и начал жестоко избивать задержанного по различным частям тела. Начал орать, оскорблять и угрожать своему потенциальному противнику по Карабаху. Быть может, именно там его научили втроём бить одного и связанного. Периодически в избиении участвовал другой милицейский подполковник Игорь Ланцов, который пытался душить Тиграна. Всё это происходило в присутствии джигита из Черкесии Валерия Абоева. На протяжении всего избиения они втроем продолжали требовать, чтобы задержанный дал показания против Букина. Тот упорно не соглашался, так как был уверен, что Букин не причастен к каким-либо преступлениям. Вся эта волынка продолжалась примерно до 12 часов дня. Затем Мамедов, Ланцов и Абоев потребовали от связанного и избитого Тиграна Абаляна, чтобы тот позвонил Букину и назначил ему встречу. Измученный за полсуток незаконного, без адвоката и без понятых, задержания Тигран выполнил их требование и договорился с приятелем о встрече. После чего его вывели из здания ГУВД, затолкали в автомобиль «Форд Мондео». Поехали на встречу с Букиным к его дому, на проспект Маршала Жукова. Когда подъехали, Тигран попросил, чтобы ему дали телефон для вызова Букина на встречу. Телефон дали. Избитый юноша успел сказать, что подъехал вместе с сотрудниками 8-го отдела ГУВД. За что тут же получил от джигита Мамедова несколько сильных ударов деревянной автомобильной щеткой-смёткой по голове.

На встречу к Букину его вывел Абоев. Когда Букин вышел, Абоев начал задавать ему свои прежние вопросы относительно местонахождения автомобиля «Фольксваген Пассат». На что тот ответил, что понятия не имеет об этом. На вопрос Букина о причине задержания приятеля Абоев ничего не ответил. После чего Тиграна посадили обратно в машину.

Обнаружив у задержанного 2 тысячи долларов США и около 6000 рублей, милиционеры отвезли его к неизвестному ему мужчине к «Максидому» на Ленинском проспекте и заставили отдать тому все деньги. Мужчину Тигран не видел, деньги передал через посредство милиционеров, но по некоторым признакам полагает, что это был всё тот же Александр Савчук, который послужил причиной ареста. После чего Тиграна снова отвезли в здание ГУВД на Суворовский проспект. На протяжении всего пути ему, по его словам, угрожали и периодически били. Угрожали и снова били. Из-за побоев он полностью потерял ориентацию во времени. Привезли в 8-й отдел ГУВД. Через какое-то время Физули Мамедов отвёл задержанного в туалет, подвёл к окну и указал на стоящую во дворе здания ГУВД машину «Ауди ТТ» серебристого цвета. Явно не опасаясь ответственности, по-видимому, не первый раз обрабатывая подобным образом российских граждан, бравый кавказец заявил: «Ауди в угоне». Уверенно декларировал, что они заставят Абаляна «повесить на себя» преступление, которого тот не совершал. После возвращения в 8-й отдел, обратно в кабинет, Тиграна продолжили жестоко избивать. Требовали, чтобы написал явку с повинной о том, что якобы именно он участвовал в угоне автомобиля «Ауди ТТ» и в мошенничестве — в получении денег у ранее упомянутого Александра Савчука в размере 6 тысяч долларов США за выкуп автомобиля «Фольксваген Пассат», что лишний раз подтверждает версию изъятия у потерпевшего денег именно в пользу данного лица. В конце концов ментовская жертва не вытерпела бесконечных побоев. Под диктовку сотрудников 8-го отдела ГУВД Тигран написал «явки с повинной», тем самым оклеветав и себя, и Букина. Помимо этого, путём пыток (жестоких побоев) подчинённые начкрима Пиотровского принудили Тиграна оговорить двух знакомых Букина — молдаван по фамилии Бодруг. Несмотря на то, что задержанный написал и подписал всё, что требовали менты, их постоянно что-то не устраивало. Тиграна упорно и методично продолжали бить. На просьбу вызвать адвоката он получил сильнейший удар по голове. За период пребывания в 8-м отделе ГУВД Физули Мамедов сломал о задержанного (что следует из заявления горпрокурору) три деревянные палки. На просьбы не бить реакция была одна — ты должен взять на себя еще несколько угонов. Выражения милицейских опричников, как смутно помнит потерпевший, были примерно следующие: «Мы на тебя повесим еще пять угонов. Где живет твоя жена? Назови номер телефона? Сейчас мы поедем и изнасилуем твою жену, а ты всё будешь слышать по телефону! Где живут твои родители? В какой квартире? Мы отнимем у них квартиру. Вон видишь, лежит лопата. Мы закопаем тебя и всю твою семью живьем. Мы посадим тебя, армянина, в одну камеру с азербайджанцами, и они тебя будут насиловать и измываться». Все эти пытки происходили, по словам Абаляна, в присутствии следователя, который методично, созерцая пытки, заставлял жертву подписывать явки с повинной.

Эта «карусель» тянулась часами. Абаляна вновь вывели в коридор и пристегнули наручниками к трубе. На его глазах в кабинет завели Степана Бодруга. Раздались крики. Спустя какое-то время из кабинета вышел Ланцов, отстегнул Тиграна от трубы и в очередной раз завел в кабинет. Посадили за стол напротив Степана. Во главе стола сидел следователь. В кабинете присутствовало не менее 6-ти милиционеров. Тиграна Абаляна и Степана Бодруга в знак нерушимой дружбы народов бывшего СССР стали по очереди бить палкой по головам. В полубессознательном состоянии, тяжко избитого Тиграна опять принудили подписать какой-то документ, указывающий, что Степан Бодруг якобы имеет непосредственное отношение к угону автомобиля «Фольксваген Пассат», а также причастен к преступлению с автомобилем «Ауди А6». Восьмой отдел ГУВД Санкт-Петербурга явно выполнял какой-то неведомый потерпевшим план по разоблачению угонщиков. Тигран сумел в своих объяснениях мелким почерком в графе «верно» зашифровать «не верно». Издевательства продолжались до того момента, пока следователь Петроградского РУВД не забрал Тиграна к себе, по месту угона машин.

Только в Петроградском РУВД, после многочасовых пыток, ему предоставили возможность пообщаться с адвокатом и отвезли в травматологический пункт для обследования на предмет побоев и наличия травм, полученных в 8-м отделе ГУВД. Подчеркну — в травмпункт потерпевшего Тиграна Абаляна доставили следователь и конвоиры сразу после поступления из 8-го отдела ГУВД! Врач травмпункта чётко зафиксировал следы милицейских пыток: «Ушибы головы, правой лопатки, правой ключицы, правой голени». Впоследствии врачи Елизаветинской больницы, куда поступил жестоко избитый в 8-м отделе ГУВД Тигран, зафиксировали тяжелые последствия черепно-мозговой травмы. Но, несмотря на это, потерпевший был отправлен не в больницу, а в изолятор временного содержания Петроградского РУВД! На следующий день он был допрошен следователем РУВД. В своих показаниях Абалян, судя по его обращению к прокурору города, изложил, как его били и заставляли писать лживые показания. За время пребывания в изоляторе Петроградского РУВД у него несколько раз случались приступы. Выгораживая преступников из криминальной милиции ГУВД, следователь Петроградского РУВД продолжал творить чудовищное и очевидное для него (следователя) беззаконие.

10 апреля 2005 года Петроградский суд отказал милицейским преступникам в санкции на содержание Тиграна Абаляна под стражей, чем спас от расправы в тюрьме, явно запланированной «храбрецами» из ГУВД. Суд, кстати, неопровержимо признал факт избиения Тиграна сотрудниками милиции и принуждения его к самооговору: «… явка с повинной и объяснения от его имени даны под давлением сотрудников милиции, которые его избивали, что, по мнению суда, корреспондируется с меддокументами: справкой ПТП от 08.04.2005 года и актом дежурного 43 отдела милиции Петроградского РУВД г. Санкт-Петербурга от 09.04.2005 года. Данные утверждения стороной обвинения в суде не опровергнуты». Всё, спеклись, господа офицеры! Прокурорам осталось только надеть на вас наручники. Если, конечно, городские и районные прокуроры живут по закону, а не по бандитским «понятиям». При возврате Тиграну изъятых сотрудниками 8-го отдела ГУВД вещей не оказалось: фотоаппарата «Sony», карты памяти на фотоаппарат «Sony», бутылки водки. Естественно, отсутствовали и все деньги — более 6000 рублей и 2000 долларов США, которые он ранее отдал под давлением. После освобождения из милиции Тиграна положили в Елизаветинскую больницу. В больнице он пробыл 23 дня.

На сегодняшний день один из многих потерпевших от сотрудников криминальной милиции Санкт-Петербурга Тигран Абалян имеет все основания бояться за свою жизнь, здоровье и безопасность своей семьи. После «посещения» 8-го отдела ГУВД он ясно осознаёт, что «оборотни в погонах» могут сделать что угодно и уйти безнаказанно. Явно пытаясь уйти от ответственности за пытки и избиение Тиграна, за преступный отказ ему в предоставлении адвоката и понятых, за задержание без предъявления на то оснований, за принуждение к самооговору, сотрудники 8-го отдела формируют «творческую бригаду» лжесвидетелей во главе с находящимся в розыске уголовником Савчуком, не понимая, что полученные под пытками «признания» не стоят ломаного гроша!

Уникальный случай! С момента задержания в купе поезда и до выхода на свободу в сопровождении адвоката, Тигран Абалян все время находился под присмотром милиции. Таким образом факт грабежа и насилия установлен. По мнению наших адвокатов, действия должностных лиц 8-го отдела ГУВД следует квалифицировать в соответствии со следующими статьями УК РФ: ст. 286 ч. 3 п. «а» (избиение); ст. 163 ч. 2 п. «а» и «в» (вымогательство); ст. 302 ч. 2 (принуждение к даче показаний с применением насилия).

Итак, в публикациях «Нового Петербурга» только за последние полгода вскрыты факты тяжких уголовных преступлений, совершенных сотрудниками криминальной милиции 30-го Василеостровского отделения милиции, 20-го о/м и РУВД из Выборгского района Петербурга. Теперь — сотрудниками из подразделения ГУВД на Суворовском проспекте, где сидит непосредственный руководитель криминальной милиции Санкт-Петербурга генерал Владислав Пиотровский. Это — уже закономерность. Страшная закономерность, при которой можно утверждать, что криминальная милиция Петербурга за годы руководства генерала Пиотровского превратилась в наиболее опасную, антиобщественную группировку в северной столице, которая явно вышла из-под контроля руководства ГУВД. Или руководство действует вместе с «оборотнями в погонах» и защищает их?


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru