Русская линия
ОВЦС МПСвятейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер)10.01.2006 

«Земное благоденствие немыслимо без следования определенным нравственным нормам, которые проповедует Церковь»
Ответы на вопросы греческой газеты «Вима»

— Ваше Святейшество! Последний раз Вы встречались со Вселенским Патриархом Варфоломеем в январе 2000 года в Вифлееме на торжествах по случаю начала нового тысячелетия. Какие проблемы разделяют Вас и разъединяют Ваши отношения? Когда православные христиане смогут лицезреть Вас снова вместе? Разве Вы не хотели бы такой встречи?

— Каждая встреча Предстоятеля со своим собратом из другой Поместной Церкви является источником радости и вдохновения как для самих Первоиерархов, так и для их пасомых. Такие встречи надолго остаются в памяти. Я с удовольствием вспоминаю встречи со Святейшим Патриархом Варфоломеем в Одессе и Вифлееме. Надеюсь, что они не были последними, и нам еще представится возможность непосредственного общения. Что касается имеющихся разногласий между двумя Церквами, то они не столь велики, чтобы разрушить связывающее их молитвенное общение, и не отражаются на наших личных взаимоотношениях.

— Многие православные Предстоятели и митрополиты заявляют, что Московский Патриархат имеет экспансионистские намерения. Учреждение новых митрополий, действия на Ближнем Востоке и в Азии, где Вы стараетесь возводить храмы, — лишь некоторые вопросы, которые вызывают у них скепсис. На что нацелены эти действия Русской Православной Церкви?

— Годы после распада Советского Союза — это время массовой эмиграции из некогда составлявших его стран. Сегодня наши соотечественники живут и работают в самых разных уголках мира. Находясь вдали от родины, эти люди испытывают острую потребность в пастырском окормлении, в богослужении на понятном им языке. Мы не можем отказать им в этом, и потому открываем для них новые приходы. Столь же широко, как сегодня, создание новых русских общин происходило разве что в первой половине ХХ века — после революции и гражданской войны. Нечто подобное имело место и в истории греческих Церквей. В частности, после Малоазийской катастрофы в многократно увеличившейся греческой диаспоре по всему миру активно создавались новые церковные структуры. Хотел бы подчеркнуть, что в нашем случае за этими шагами отнюдь не кроется никаких недружественных или «экспансионистских» намерений в отношении братских Православных Церквей. Ведь почти все наши приходы открываются в так называемых странах диаспоры, то есть вне пределов Автокефальных Поместных Церквей. В тех же случаях, когда речь идет о канонической территории какой-либо Поместной Православной Церкви, открытию прихода или представительства предшествует обязательное согласование со Священноначалием этой Церкви.

— Турция постоянно оспаривает Вселенскую роль Предстоятеля Константинопольской Церкви. Недавно лидер ультраправой организации «Серые волки» заявил, что даже Патриарх всея Руси, мол, не признает Патриарха Вселенским. Как все-таки обстоит дело? Вы признаете Патриарха Вселенским?

— Я не раз выражал братское сочувствие Святейшему Патриарху Варфоломею в связи с не прекращающимися агрессивными вылазками против Константинопольской Церкви турецких экстремистских группировок, таких как упомянутые вами «Серые волки». В своих действиях и заявлениях эти организации преследуют одну единственную цель — нанести максимальный вред Православной Церкви. Что же касается наименования Константинопольского Патриарха «Вселенским», то Русская Церковь, конечно же, признает этот сложившийся исторически титул, использует его за богослужением и в переписке. При этом мы понимаем, что данный титул отнюдь не подразумевает некой всемирной юрисдикции, потому что в таком случае он соответствовал бы скорее католической, а не православной экклессиологии. Речь идет о наследии византийской эпохи, которая в памяти церковной сохранилась, хотя политическая реальность «Нового Рима» давно уже в прошлом.

— На протяжении 40 лет православные христиане ведут работу по подготовке всеобщего Священного Собора Православной Церкви, который мог бы разрешить насущные проблемы, стоящие перед паствой, и в любом случае дать сигнал единства верующим. Собор до сих пор не созван. Какие факторы этому препятствуют? Возможен ли вообще его созыв?

— Процесс подготовки Святого и Великого Собора Православной Церкви сейчас фактически приостановлен из-за возникшей не по нашей вине эстонской церковной проблемы. Конечно, это не может не вызывать сожаления, ведь на подготовку Собора было потрачено столько времени и усилий православных богословов. Однако мы не теряем оптимизма и верим, что в известное Господу время Собор обязательно состоится, знаменуя собой единство православного мира.

— Многие украинские политики считают, что их государство должно обрести свою собственную Церковь и обособиться от Московской Патриархии. Что Вы думаете по этому поводу? Что бы Вы сказали Вселенскому Патриарху, от которого время от времени они добиваются автономии или автокефалии?

— Церковь не должна жить по законам политики, и политические деятели не должны вмешиваться в ее внутреннюю жизнь. Украинская Православная Церковь сама вправе выбирать свой дальнейший исторический путь, и этот выбор она должна сделать без какого-либо внешнего давления, будь то по политической или по церковной линии. Сейчас большинство ее верных чад не хочет прерывать духовной связи с Русской Православной Церковью. С их мнением нужно считаться, ибо в таких вопросах пренебрежение волей большинства неизбежно грозит обернуться тяжелыми нестроениями и раздорами в Церкви. Тому есть множество примеров в истории. Вспомним хотя бы печальный эстонский опыт, когда в угоду амбициям некоторых политиков, а также пожеланиям небольшой группы верующих, составляющей менее десятой части православной общины в Эстонии, были предприняты поспешные и непродуманные шаги, на многие десятилетия разрушившие церковный мир в этой стране. Украина несопоставима с Эстонией по своим масштабам и по тому влиянию, которое имеет Православие в жизни народа. Повторение здесь ошибок прошлого чревато катастрофическими последствиями не только для Украины, но и для всего православного мира. Поэтому я призвал бы Его Святейшество Патриарха Варфоломея к особой ответственности и осмотрительности во всем, что касается Украины.

— Около месяца назад делегация Святого Престола посетила Московскую Патриархию и провела переговоры с представителями Вашего окружения. Возможен ли визит Папы Бенедикта XVI в Россию? Может быть, целью визита папской делегации было, как многие считают, заключение некоего двухстороннего соглашения между Московским Патриархатом и Римско-Католической Церковью?

— Действительно, в октябре этого года в Москве находилась делегация из Ватикана во главе с секретарем Святого Престола по отношениям с государствами архиепископом Джованни Лайоло. Этот визит осуществлялся по приглашению Министра иностранных дел России Сергея Лаврова и носил плановый рабочий характер в рамках отношений между Россией и Ватиканом.

Во время пребывания в Москве делегация встретилась с председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополитом Кириллом. Обсуждались вопросы сотрудничества Русской Православной и Римско-Католической Церквей перед лицом различных международных проблем в контексте наших отношений с Европейским Союзом и Советом Европы. Ни о каком двухстороннем соглашении между Ватиканом и Московским Патриархатом речь не шла.

Относительно возможности посещения Папой Бенедиктом XVI России должен отметить, что наша позиция остается неизменной. Мы не отвергаем возможности приезда Папы Римского в Москву или встречи с ним на нейтральной территории, но считаем, что этому событию должно предшествовать разрешение трудностей, которые стоят между нашими Церквами. Речь идет о католической миссии в России и других странах СНГ среди людей, крещенных в Православии, а также о крайне недружественной политике руководства Украинской Греко-Католической Церкви по отношению к канонической Украинской Православной Церкви на Украине. Надеюсь, что Ватикан предпримет конкретные шаги для изменения ситуации в лучшую сторону. Без этого наша встреча стала бы лишь протокольным мероприятием, которое не принесло бы облегчения людям, испытывающим боль от небратских действий.

— Считаете ли Вы, что новый понтифик поможет сгладить разногласия, существующие между Римско-Католической и Православной Церквами?

— Мы с удовлетворением восприняли заверения Папы Бенедикта XVI в том, что он стремится сгладить разногласия, тормозящие развитие православно-католического диалога.

Нынешний Предстоятель Римско-Католической Церкви известен как серьезный богослов, знающий православную традицию и осведомленный о всем комплексе проблем, стоящих между Православной и Католическими Церквами. Его позиция во многом совпадает с православной, особенно в сфере христианской нравственности. Он так же, как и мы, говорит о необходимости утверждения христианских ценностей в современном мире. Убежден, что он обладает необходимым авторитетом, чтобы внести весомый вклад в улучшение православно-католических отношений.

— У Вас сложились очень хорошие отношения с Президентом России В.В.Путиным и с ведущими представителями правительства. Как бы Вы охарактеризовали комплекс отношений Церкви и государства в современной России?

— По российскому закону Церковь и государство разделены, но это не должно предполагать вытеснения веры из жизни общества. Речь идет лишь о естественном разграничении сфер компетенции Церкви и власти. Тяжкое наследие богоборческих революций, в ходе которых был рожден принцип радикального секуляризма, неприемлемо для России и других стран с тысячелетней духовной традицией. Эта традиция не может быть волюнтаристски вынесена за скобки жизни миллионов людей.

Опыт общественного и государственного строительства, накопленный веками христианского бытия нашего народа, должен быть востребован. В противном случае нас ждет катастрофа. Слава Богу, осознание этого постепенно оздоровляет атмосферу в нашей стране. Благодаря тесному взаимодействию Церкви и государства в российском обществе крепнет уверенность в том, что земное благоденствие немыслимо без следования определенным нравственным нормам, которые проповедует Церковь и которые необходимы не только для вечного спасения человека, но и для спокойного, устойчивого развития страны и ее народа.

Благодарение Богу, ушли в прошлое времена гонений, диктата и доминирования в отношениях Церкви и государства. Сегодня эти отношения постепенно превращаются в свободное партнерство ради духовного и материального блага людей, ради мира и благополучия России и других стран. Области такого партнерства многочисленны — это миротворчество, забота о сохранении нравственности в обществе, дела милосердия и благотворительности, поддержка института семьи, нравственное и патриотическое воспитание подрастающего поколения, сохранение культурного и исторического наследия, многое другое. Именно такой путь — путь соработничества — избрали Церковь и власть во многих государствах Европы, в том числе в Греции.

— Какой, на Ваш взгляд, самый крупный недостаток в характере человека, которого должен избегать Предстоятель Церкви?

— На долю Предстоятеля приходится огромное количество обязательств, которые он должен исполнять. Большинство из них связано с непосредственным, каждодневным и зачастую ежечасным общением с людьми различного ранга и положения. На мой взгляд, в такой ситуации Предстоятель Церкви в первую очередь должен избегать раздражительности и гневливости, ибо эти кажущиеся незначительными пороки могут стать причиной скоропалительных и, возможно, даже несправедливых решений, которые будут отягощать совесть, а в худшем случае даже могут принести вред душам многих людей.

Не меньшую опасность таят в себе грехи тщеславия и любоначалия, могущие превратить дело служения Церкви и людям в поиск земных почестей и власти. Служение епископа должно быть каждодневным умиранием во имя своей паствы. «Пусть имя мое погибнет в истории, лишь бы Церкви была польза», — говорил один из всероссийских Патриархов в страшные годы гонений. Нужно всегда помнить, что суета неизбежно разобьется о твердыню жизни, а верность Богу и жертвенное служение Его Церкви пребывают вовек.

— Что бы вы назвали самым большим достоинством?

— Достоинство человека есть прежде всего проявление его духовной силы, противостоящей стихиям мира. Поэтому высшее достоинство можно определить как самопреодоление ради Христа, как власть духа — высшего начала в человеке — над душой и телом, над обстоятельствами жизни. Человек достойный должен преодолевать в себе низменное начало, грозящее превратить его в игралище страстей и стихий века сего. Таким образом, самым большим, на мой взгляд, достоинством человека является непрестанная решимость следовать Божиим заповедям и предпринимаемые для этого духовные усилия.

— Европейские политики, которые участвуют в диалоге Православной Церкви и Европейской народной партии, нередко характеризуют Русскую Православную Церковь как националистическую. Как Вы думаете, какие Ваши поступки или решения могли сформировать такой образ, даже если Вы полагаете, что он не соответствует действительности?

— Мне сложно сказать, что именно подвигло упомянутых Вами политиков так охарактеризовать нашу Церковь. Не хотелось бы думать, что мы имеем дело со злонамеренной предвзятостью. Вернее всего, причиной стала банальная неосведомленность этих людей о реальном положении дел в нашей стране и в нашей Церкви, объединяющей у евхаристической чаши православных христиан более 100 национальностей. Скажу прямо: помня слова Христа Спасителя: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6. 37), мы открыты для всех исповедующих святую православную веру.

Отношение Русской Православной Церкви к вопросам межнациональных отношений исчерпывающе выражено в Основах ее социальной концепции — документе, принятом на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году. Так, раздел «Церковь и нация» данного документа недвусмысленно гласит: «Национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм, ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда. В своем крайнем выражении эти явления нередко приводят к ограничению прав личностей и народов, войнам и иным проявлениям насилия».

Православному мировоззрению противоречит деление народов на лучшие и худшие. Тем более не согласны с Православием такие учения, которые ставят нацию на место Бога или низводят веру до одного из аспектов национального самосознания. Православная Церковь противостоит этим греховным явлениям и осуществляет миссию примирения между вовлеченными во вражду народами. Примеры успешных миротворческих усилий нашей Церкви широко известны как в России, так и за ее пределами.

«Вима», N 14 658 от 08.01.2006
Опубликовано на сайте ОВЦС МП 10.01.2006

http://www.mospat.ru/index.php?page=29 100


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru