Русская линия
Украина православнаяМитрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)29.11.2005 

Интервью с Предстоятелем Украинской Православной Церкви

— Удовлетворены ли Вы той позицией, которую занимает Ваша церковь в Украине?

— Как это всегда бывало, мирное время не долго бывает в церкви. Если есть свобода вероисповедования, то появляются ереси и расколы. А если не было расколов, то были гонения на церковь. Что касается нашего положения в стране, то у церкви есть все возможности для нормального развития и несения своей миссии. Но наша беда — это раскол, который произошел в начале 90-х и который до сих пор всем верующим Украины причиняет немало боли. От Украинской Православной Церкви отделились группы, которые сегодня себя называют УПЦ КП, УАПЦ, а также несколько небольших объединений, которые также называют себя украинскими церквями. Но я верю, что раскол в украинском православии — временный. Через некоторое время, известное Богу, будет у православия единая церковь в Украине.
А пока трудные дни, и мне откровенно жаль, что нас не все понимают, особенно в западных регионах Украины. Возникают столкновения между людьми, единокровными, единоверными. Причины тому исключительно политические и личностно-амбициозные.

— Вы коснулись вопроса столкновений между представителями разных церквей. Последний такой случай произошел меньше месяца назад в Ровенской области, — там даже несколько человек попали в больницу. Почему церковные лидеры не могут остановить кровопролитие?

— Конечно, могут, но пока, к сожалению, это не делают, а может и не хотят. Дело в том, что губернатором ровенской области является Василий Червоний, который является членом Патриаршей рады УПЦ КП. Именно он способствует конфликту и тому, что верующие УПЦ в его области лишились в свое время своего собственного кафедрального собора. Мы пытались в этом конфликте заручиться поддержкой Президента и обращались к нему, но поддержки не получили, не смотря на его заверения расставить все точки над «I».

— Можете ли вы обратиться к верующим, чтобы они отстаивали свои храмы без рукопашной?

— Мы обращаемся, но наши храмы захватывают силой, и верующие вынуждены защищать свою церковь от подобного рода посягательств.

— В последнее время УПЦ КП и УАПЦ делали определенные шаги к объединению. Каково Ваше отношение к этому и самой возможности объединения православия в Украине?

— С точки зрения мирового Православия так называемая УПЦ КП не является поместной и канонической, да и Церковью вообще. В ее главе стоит раскольник, бывший митрополит Киевский, а сегодня даже и не член Православной Церкви. И то, что объединительные собор УПЦ КП и УАПЦ не состоялся — вот пример того, что все эти действия не имеют под собой оснований. А объединение церквей может произойти только через покаяние раскольников, возвращение в лоно Матери-Церкви, и в дальнейшем совместное обсуждение надлежащего единой Украинской Церкви канонического статуса.
У этих религиозных организаций есть монастыри, но они пусты. А если некому жертвовать собой ради того, что проповедуют эти организации, то это свидетельство об их собственной неуверенности в своей церковности и эклезиологической полноценности.
Для сравнения: в наших монастырях около пяти тысяч монашествующих, 172 монастыря. Наша церковь имеет 11 тыс. приходов, а в УПЦ КП — 4 тыс., УАПЦ более 500…
О каком объединении может идти речь? Нельзя получить единородной массы с масла и воды.

— Как Вы оцениваете позицию Президента в этой ситуации? Насколько я знаю, он не часто бывает в храмах УПЦ?

— Президент посещает и наши церкви, и УПЦ КП, и УАПЦ.

— Вы одобряете такую позицию?

— Как Президента, может, и поддерживаю, но как верующего человека — нет. Такая позиция способствует продолжению и усугублению раскола, потому что, посещая храмы разных конфессий, он поддерживает и Православную Церковь и те новообразованные религиозные организации в Украине, которые себя православными называют, являясь православными в кабинетном смысле, т. е. только в Украине, для мирового Православия их не существует.

— Во время президентства Леонида Кучмы большая часть представителей старой власти афишировали свою приверженность Вашей церкви. Теперь ситуация изменилась, окружение Президента в значительной степени отдает предпочтение храмам УПЦ КП. Чувствуете ли Вы, что теперь УПЦ на другом положении?

— Особенно нет. И в окружении нынешнего Президента есть люди, которые поддерживают нашу церковь. Я уверен что большинство из них не афишируя, являются верными именно канонической церкви. Да и на количестве прихожан это не сказалось. Храмы всегда заполнены. Особенно радует что много молодежи приходит к Богу.

— В ранге президента Леонид Кучма часто посещал Ваши храмы. Приходит ли он и сейчас, обращается за духовной помощью?

— Может, и обращался, но не лично ко мне. И вообще это его личное дело — его сердца и его души.

— Кто из представителей власти теперь является прихожанами Вашей церкви, ее меценатами?

— Сторонники нашей церкви у власти были всегда. Как и меценаты у нас тоже всегда были. Но их имена я называть не стану. Правда, люди сейчас стали очень бедными, к сожалению, сейчас мы не можем говорить о больших пожертвованиях. Но всегда находились люди, которые строили храмы, в особенности на своей малой родине, в родном селе или городе, откуда родом. Так было всегда — и при Леониде Кучме, и при его предшественнике Леониде Кравчуке, и при Викторе Ющенко.

— Скажите, можно ли назвать Вашу церковь процветающей с экономической точки зрения и можете ли Вы назвать бюджет?

— Нет, этого назвать нельзя. Конечно, кроме пожертвований, у нас есть некоторые доходы от продажи товаров церковного предназначения. Это является небольшой составляющей бюджета епархии. Кроме того, в епархию делают взносы приходы — очень небольшие взносы. Однако и из этих небольших денег нам удается выделять суммы на благотворительность. К примеру, мы только в киевской области содержим несколько церковных домов для престарелых, помогаем многим детским дома.

— Можете ли вы проследить, как колеблется бюджет Вашей церкви в зависимости от экономических показателей Украины и того, какой Президент ее возглавляет?

— Никак это не связано. Бюджет зависит от положения церкви в обществе, количества верующих. А количество прихожан УПЦ постоянно растет.
Причем часто нас обвиняют в том, что все деньги, которые приходят в нашу церковь, мы пересылаем в Москву. Это пропагандистская ложь. За все время существования УПЦ мы и копейки не перечислили в Россию РПЦ. У нас нет никаких финансовых дел с РПЦ.

-Как бы Вы тогда охарактеризовали Ваши отношения?

— Мы самоуправляемы и имеем полную независимость от Московской патриархии. Ее нам даровал Собор незадолго до провозглашения государственной независимости Украиной. А связь с Вселенским патриархом Варфоломеем, предстоятелем Константинопольской православной церкви, происходит через патриарха Алексия, главу кириархальной Церкви.

— Во время последних президентских выборов верующие именно Вашей церкви занимали острую позицию. Они устраивали крестные ходы в поддержку Виктора Януковича, причем вели себя достаточно агрессивно. Ни УПЦ КП, ни УАПЦ, ни Украинская греко-католическая церковь (УГКЦ) себе такого не позволяли.

— Что касается верующих — это граждане Украины. И их так же, как и всех остальных волновала судьба страны. У некоторых из них симпатия была на стороне Януковича, они верили, что он принесет добро Украине, потому и отстаивали этого кандидата. К тому же он никогда не скрывал, что он православный и верующий человек. Никто не запрещал выполнять свой гражданский долг и тем, кто поддерживал Виктора Ющенко. А это очень и очень многие наши верующие. Я бы не связывал единство Церкви с политическим фактором.
Кроме того, мы не делали никаких официальных заявлений в отношении поддержки кого-либо из кандидатов нашей церковью, что нельзя сказать об названных вами церквах.

-Здесь есть определенный логический ряд. Виктора Януковича поддерживал Президент России Владимир Путин. Верующие Вашей церкви, так или иначе связанной с РПЦ, поддерживали этого же кандидата.

— Патриарх Алексий — достаточно разумный человек, чтобы понимать, что речь шла о выборах президента другого государства. И никаких заявлений на этот счет он не делал.

— Предвыборные кампании — это всегда большие капиталовложения. Финансировались ли крестные ходы в поддержку Януковича конкретными политическими силами?

— Об этом не может быть и речи.

— А Вы сами принимали участие в тех выборах?

— Конечно, я же гражданин Украины.

— И собираетесь принять участие в следующих, парламентских выборах?

— Я уже сегодня молюсь, чтобы они закончились с наибольшей выгодой для нашей страны, для наших людей.

— Скажите, обращаются ли к Вам или священникам Вашей церкви представители разных политических сил за помощью на следующих выборах?

— Обращаются за духовной поддержкой, в которой мы не можем отказать ни одному человеку.

— И при этом делают какие-то меценатские взносы в церковь?

— Конечно, нет. Исповедь или духовная беседа со страждущим, нуждающимся в помощи, не предполагает каких-либо перечислений.

— Обращаются ли к Вам с предварительными переговорами о крестных ходах, связанных со следующими выборами?

— Я всегда благословляю все крестные ходы, если у них духовная цель. Я всегда им даю свое благословение. Но есть чисто политические акции — это вне моей компетенции.

— В последнее время в Киев из Львова перенесено резиденцию Любомира Гузара, главы УГКЦ, и в этом вопросе Ваше церковь занимала достаточно жесткую позицию, противостояла этому.

— Этот переезд — экспансия со стороны УГКЦ. У них есть верующие только в Западной Украине, а теперь они нацелились на православных в центральной и восточной Украине. К тому же они позволяют себе в Западной Украине отбирать у нас храмы, я знаю три таких случая в Львовской области.

— Однако и греко-католические священники, и, к примеру, священники У ПЦ КП проповедуют те же, что и Вы христианские ценности.

— С греко-католиками мы действительно признаем друг друга. Но они — чуждая для Украины церковь, деятельности которой способствует Ватикан. А что касается УПЦ КП — я уже говорил об этом — в ее главе стоит раскольник.

— Владыка, я могу себе позволить личный вопрос? Скажите, Ваш сан и многочисленные обязанности позволяют Вам иметь друзей?

— Да у меня есть друзья. Это королева Великобритании Елизавета II, королева Швеции Сильвия и королева Нидерландов Беатрикс. Все они вручили мне свои визитные карточки с загнутым краешком — это значит, что я могу попасть к ним на аудиенцию в любой момент. Есть много друзей, с которыми мы в доверительных отношениях.

— Ваше здоровье позволяет Вам путешествовать?

— Здоровье здоровьем, а послушание, которое на меня возложила Церковь — послушание обязывающее общаться с паствой и исполнять свой Предстоятельский долг. Систематически посещаю с архипастырскими визитами епархии нашей святой Церкви, часто служу. Силы нахожу в молитве и общении с верующими.

http://www.pravoslavye.org.ua/index.php?r_type=news&action=fullinfo&id=9189


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru