Русская линия
Парламентская газета Константин Могунов11.11.2005 

Полыхают пригороды Парижа

Гражданам России не рекомендуется появляться в окрестностях Парижа, а правительство Финляндии советует избегать ночных поездок по пригородам. Посольство Португалии готово предоставить своим подданным защиту в случае опасности, американские газеты сравнивают Париж с Багдадом, а Сен-Сен-Дени — с сектором Газа, называя нынешний кризис социальной «Катриной». Неужели во Франции началась гражданская война? Судя по сообщениям международных СМИ, именно это и происходит.

Беспрецедентных масштабов достигают беспорядки во французской столице, распространяясь и на провинциальные города. Около 2500 полицейских, сосредоточенных на севере Парижа, даже при поддержке вертолётов не способны усмирить толпу.
В интервью турецкого премьер-министра Тайипа Эрдогана, опубликованном немецкими газетами, происходящему даётся своеобразное объяснение. Недовольство молодых бунтовщиков вызвал якобы запрет на ношение хиджабов во французских школах, считает он. Такая точка зрения до сих пор никому не приходила в голову. Убеждённый в своей правоте, турецкий политик, однако, не смог объяснить, почему погромы ради возвращения своих прав не проходят в национальных костюмах.

Многие зарубежные СМИ, в том числе и французские, говорят сегодня о крахе европейской интеграции. «Новых европейцев» десятилетиями встречали с распростёртыми объятиями, а теперь они объявили войну европейской культуре, которая вдруг перестала соответствовать их мировоззрению. Британские газеты напоминают о недавних терактах в Лондоне, организаторами которых стали граждане их страны, а не религиозные фанатики, прибывшие издалека. Неужели и тогда дело было в хиджабах?

Газета Financial Times задаётся резонным вопросом: что может случиться, если хаотичные волнения приобретут организованный характер? Найдётся немало деятельных радикалов, которые, возможно, сами не ожидали такого бурного развития событий и теперь решат повернуть беспорядки во Франции в нужное русло. Спонтанная вспышка насилия вполне может принять форму крайнего экстремизма под знаменем Ислама, второй по значимости религии Европы.

По официальным данным, более 80 процентов населения охваченных беспорядками районов — иммигранты-мусульмане и их дети. В других городах, на которые распространяются волнения, доля мусульман составляет от 30 до 60 процентов. Большинство из них — выходцы с Аравийского полуострова и стран Африки. А вот другие интересные цифры: средний уровень безработицы в этих областях составляет 30 процентов, а среди молодёжи трудоспособного возраста — до 60 процентов.
Эти пригороды, которые иначе как гетто не назовёшь, появились в 50-х годах прошлого века. Малогабаритные квартиры наподобие наших хрущёвок часто вмещают в себя по нескольку семей, которые буквально живут друг у друга на головах. И всё это лишь в нескольких километрах от фешенебельных кварталов блестящей французской столицы.

По убеждению самих французов, их опыт межнациональной интеграции — самый успешный в Европе. И до некоторых пор так оно и было. Пока иммигрантов было мало, им приходилось мириться с местными условиями жизни, и они быстро превращались в «новых французов». Но когда гетто стали переполняться, их население всё больше отдалялось от окружающей культуры. О какой ассимиляции может идти речь, если только для 20 процентов жителей этих районов французский язык является родным? У действительно французских детей, посещающих местные школы, гораздо больше шансов ассимилироваться с иммигрантским населением.

В последние годы интеграция и вовсе стала принимать обратный характер. Уже не назовёшь редкостью предложения некоторых исламистов-радикалов пересмотреть статус этих областей в пользу системы «миллетов» времён Османской империи. Такая система предполагает признание значительных прав за местной религиозной общиной, которая начинает насаждать обычаи и устои в соответствии со своей верой. Фактически в некоторых районах Франции уже можно наблюдать нечто подобное. Здесь все женщины обязаны носить хиджабы, а мужчины — бороды определённой длины, которую устанавливает глава общины. Кое-где дошло даже до того, что местные продавцы алкоголя и свинины были вынуждены прекратить торговлю, а такие «рассадники греха», как дискотеки и кинотеатры, были вовсе закрыты.

Один журналист, побывавший в Клиши и в прилегающих городах Бонди, Ольнэ-су-Буа и Бобиньи, везде слышал одно и то же: французским властям лучше держаться подальше. «Мы хотим, чтобы нас оставили в покое», — говорит Мулу Дахмани, один из местных «эмиров». Он стал посредником, который должен убедить французов отвести наряды полиции, чтобы комитет, в котором большинство являются членами «Мусульманского братства», смог договориться о прекращении боевых действий.

Особенно задетыми чувствуют себя президент Ширак и премьер-министр Вильпен. Своим протестом против боевых действий в Ираке Франция рассчитывала заслужить симпатии мусульманского населения, но надежды не оправдались и страна получила удар в спину. У администрации Ширака, которая и так переживает кризис, похоже, нет никаких идей, как можно разрядить ситуацию.

«Сегодня Европа нуждается в дальновидном и решительном руководстве, — говорит Доминик Муаси, старший советник Французского института международных отношений, в интервью Financial Times. — Ей нужны политические лидеры, которые могли бы справиться с двойной задачей: восстановить порядок и одновременно прислушаться к новому пролетариату XXI века — разочарованной поросли иммигрантского наследия. Надежда, достоинство и справедливость являются необходимыми условиями для восстановления порядка во Франции и для предотвращения взрыва в остальной Европе».

http://www.pnp.ru/archive/18 160 144.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru