Русская линия
Известия Науки Николай Молок10.11.2005 

Перформанс вместо суда
Верующие попытались разобраться с «Россией-2»

В Замоскворецком районном суде прошло заседание по делу организаторов январской выставки «Россия-2». Из-за неявки адвоката истцов суд перенесен на 6 декабря.
«Это наши, православные художники», — довольно сказал кто-то, когда к залу заседаний подошли истцы — молодые люди с бородами или традиционно стриженные «под горшок». Их встречал серьезный мужчина в темном военизированном наряде. После троекратного поцелуя истцы проходили в зал. За пять минут до начала заседаний два десятка немолодых дам в платочках, очевидно, долго томившихся в коридоре, деловито достали из авосек иконки и, грозно озираясь, начали рассаживаться. К ним присоединилась девушка-красавица, тоже в платке, но в военной форме и даже с пистолетом. И достала свою иконку — в виде леденца (а на оборотной стороне нарисован танк).

Девушка-красавица явно пришлась не ко двору: бабушки заворчали, человек в черной униформе стал играть желваками, а подоспевшие батюшки стирать пот со лба. Фотографам один из батюшек пригрозил «треснуть по башке камерой». Художница Диана Мачулина (а именно она была в роли фанатичного борца с искусством) пришла не просто поддержать ответчиков, но и осуществить своего рода перформанс. Замечание «Тоже, место нашла» художница резонно парировала в том смысле, что и бабушки со своими иконками такие же перформансистки, как и она.

За исключением Дианы Мачулиной все было точно так же, как и на первом суде по делу «России-2» в июне. Тот же тесный зал заседаний, та же судья Анна Пашкевич, те же адвокаты с обеих сторон, те же, понятное дело, ответчики (Марат Гельман, директор галереи, и Василий Бычков, директор Центрального дома художника — на заседании были их представители) и даже те же истцы — Дроздов, Петров, Смирнов и еще шесть столь же лаконичных фамилий. Только за отчетный период истцы успели вступить в Московский союз художников (по крайней мере они называют себя членами МСХ) и из просто православных превратиться в «наших, православных художников».

Однако суда не случилось: адвокат истцов Михаил Воронин не приехал на заседание, так как, по словам своих подопечных, задержался на другой тяжбе. Судья ходатайство о перенесении слушаний удовлетворила, однако предупредила, что в следующий раз (6 декабря) дело будет рассмотрено и без адвоката.
Потом, в коридоре, истцы и группа их поддержки шушукались, что надо бы нанять второго адвоката, для чего необходимо собрать денег. Вероятно, на успешный исход дела и получение требуемых пяти миллионов рублей моральной компенсации не рассчитывают даже они сами.

Марат Гельман, галерист:
«Они пытаются профессионально заниматься цензурой»

Марат Гельман: Первоначально было заявление в прокуратуру, которая отказалась возбуждать уголовное дело по поводу «России 2» из-за отсутствия состава преступления. Но они нашли уловку в Гражданском кодексе и заявили, что чувствуют себя оскорбленными. Очевидно, что все они подставные лица, что это — спланированная акция.

Известия: И кто ее спланировал?

Гельман: Есть несколько субъектов — из Союза православных граждан, из депутатов Думы от фракции «Родина"… С моей точки зрения, то, что нам инкриминируют, находится за пределами разумного. Это попытка давления на нас, наступление на нашу профессиональную деятельность. Они пытаются профессионально заниматься цензурой. И, судя по тому, как организовано это дело, цензура станет повсеместной. В этом главная проблема. Мы — это пробный камень. У них далеко идущие планы. Но и у нас далеко идущие планы заниматься тем, чем мы занимаемся. То есть искусством.

Известия: Ваш прогноз — чем закончится суд?

Гельман: Ничем, потому что иск абсурден по своей сути. Другой вопрос, что они могут пытаться продолжать громить выставки. Поэтому мы заинтересованы, чтобы суд был и был по существу. И чтобы закрыл эту тему.

Дьякон Андрей Кураев:
«Таким художникам я бы посоветовал попробовать изобразить что-нибудь связанное с иудейскими или мусульманскими святыми»

Во-первых, свобода движения моего кулака кончается там, где начинается лицо другого человека, а во-вторых, свобода оскорбленного — определять оскорбленность своих чувств и убеждений. В-третьих, такого рода художникам я бы посоветовал попробовать изобразить что-нибудь в такой же манере, но связанное с иудейскими или мусульманскими святыми. Я уверен, что у них кишка тонка для этого. В первом случае они сами испугаются реакции масс, поскольку вполне заслуженно получат обвинение в антисемитизме, а во втором случае испугаются прямой вполне физической реакции оскорбленных мусульман. Так что это просто трусы, трусоватые хамы. Я очень рад, что появляется судебная практика для разбирательства в подобного рода ситуациях. Это важно хотя бы потому, что люди, считающие себя оскорбленными, пойдут путем погрома именно в том случае, если они решат, что их интересы не защищаются законом. Например, в конце XIX века, когда крестьяне линчевали ведьм и цыган, это было следствием того, что государство отменило закон, карающий за конокрадство и колдовство. Мужики почувствовали, что государство их интересы не защищает, и поэтому начали разбираться сами. Чтобы такого рода ситуаций не было, должно быть участие правового государства в подобных конфликтах.

Произведения, возмутившие верующих

В исковом заявлении о компенсации морального вреда, поданном от лица 9 граждан в Замоскворецкий суд, фигурируют четыре произведения, которые были на выставке «Россия 2» и которые, по мнению истцов, являются наиболее возмутительными.

1. Диптих «Солнце правды, добра и красоты» (так и в исковом заявлении) — это две разные работы Гора Чахала: «Имена Бога» и «Солнце правды, добра и красоты».

2. Видеозарисовка «Все, что тебе нужно» (так и в исковом заявлении) — видео Марины Колдобской, посвященное теме засилья рекламы. То, что верующие приняли за оскорбление святыни, представляет собой всего-навсего метафору «смотреть на рекламу как на икону».

3. Фотоинсталляция «Гори, гори, моя свеча!» — фотографии группы «Синие носы», которой на выставке «Россия 2» вообще не было. Может быть, на ней не было и самих истцов?

4. Работа «Исламский проект» — фотоколлаж группы АЕС из серии «Исламский проект», созданной много лет назад (помимо Кремля, в других коллажах серии фигурируют Центр Помпиду в Париже, Музей Гуггенхайма в Нью-Йорке и др.). За последнее десятилетие проект неоднократно показывался в России и на Западе.

Художники и религия: четыре скандала

1998 — на ярмарке «Арт-Манеж» художник Авдей Тер-Оганьян провел акцию «Юный безбожник» — топором он рубил картонные софринские иконы. Было возбуждено уголовное дело. Из-за угроз художник был вынужден покинуть Россию и получил политубежище в Чехии.

2003 — в Сахаровском центре прошла выставка «Осторожно, религия!». Выставка была разгромлена группой молодых людей. Первоначально были возбуждены дела как против организаторов выставки, так и против погромщиков. Вторых оправдали, первых приговорили к штрафу в размере 100 тысяч рублей.

2005 — В Центральном доме художника прошла выставка «Россия-2», организованная Галереей М. Гельмана. Группа граждан пыталась возбудить уголовное дело, однако прокуратора отклонила иск из-за отсутствия состава преступления. Дело было передано в гражданский суд (дело о возмещении морального ущерба), и в июне прошло заседание Замоскворецкого суда Москвы. По формальным причинам (неправильно оформленные документы адвоката истцов) дело не рассматривалось.

2005 — на выставке «Русский поп-арт» в Третьяковской галерее экспонировалась работа Александра Косолапова, на которой черная икра была изображена в иконном окладе. Группа возмущенных граждан потребовала снять работу с выставки. Директор галереи Валентин Родионов удовлетворил просьбу — беспрецедентный случай в истории музея.

http://www.inauka.ru/mifs/article59374


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru