Русская линия
Интерфакс Андрей Охоткин17.10.2005 

Религия никогда не играла в Ираке главенствующей роли, а противостояние суннитов и шиитов навязано извне в политических целях

Как можно охарактеризовать состояние современного Ирака? Какова роль религиозного фактора в жизни страны? Что можно ожидать от принятия проекта иракской Конституции? На эти и другие вопросы порталу «Интерфакс-Религия» ответил бизнесмен, заместитель председателя Национально-консервативной партии России, член президиума Всемирного русского народного собора Андрей Охоткин.


— У Вас богатый опыт работы в Ираке. Как Вы оцениваете современное состояние этой страны?

— В целом состояние Ирака можно назвать плачевным с точки зрения безопасности, обеспечения его жителей самым необходимым. Там почти полностью отсутствует электричество. Ирак, который по очень приблизительным подсчетам ежедневно должен зарабатывать на отгрузке нефти около ста миллионов долларов, испытывает очень острый бюджетный дефицит. Энергетика сегодня является даже не экономическим вопросом, а вопросом политическим. За все время войны в Ираке ни один крупный объект в этой сфере не был восстановлен.

Ирак подвергся агрессии и как государство находится на грани хаоса с очень трудно управляемой внутриполитической ситуацией. Главный очаг напряженности связан, конечно, с религиозной составляющей общественно-политической жизни страны. Однако я предполагаю, что противостояние суннитов и шиитов привносится в том числе извне. Мы все знаем, что практически каждый день в Ираке случаются взрывы. Однако никакой мести суннитам со стороны шиитов не происходит. Я много встречался с лидерами шиитов и суннитов. Шииты говорят: «мы знаем, что это не сунниты», а сунниты — «они знают, что это не мы». Поэтому неправильно полагать, что там идет гражданская война между двумя этими группами. Когда происходят страшные и подготовленные взрывы у мечетей, на рынках, направленные не против иностранных войск, а против мирных жителей, то возникает вопрос, кому это надо.

Такое противостояние, нестабильный путь развития навязывается для того, чтобы в том случае, если в Ираке придет к власти режим, неугодный Западу или соседнему Израилю, то всегда будет иметься рычаг для того, чтобы управлять ситуацией.

Главное, что шииты не поддаются на истерию, провокации, направленные на то, чтобы столкнуть их с суннитами. Они понимают, что победителей в этой войне не будет. И сколько бы ни говорили, что они являются людьми, тесно связанными с Тегераном, это преувеличено. Да, многие из них скрывались в Иране, но иракцы-шииты чтят себя и выделяют в первую очередь как иракцев и арабов. Не стоит еще забывать, что арабы и персы долгое время соперничали между собой.

Курды здесь стоят особняком, поскольку они давно готовы к автономии. Это их национальная мечта. Но это одна из мин замедленного действия, потому что ни иракцы-арабы, ни иранцы, ни сирийцы, ни тем более турки никогда не потерпят независимого Курдистана.

— Какую роль, на Ваш взгляд, играет религиозный фактор во внутриполитической жизни Ирака?

— Я думаю, что Ирак нельзя назвать страной, в которой религиозный фактор традиционно преобладает. Ирак давно считается светским государством, притом что там, безусловно, большинство населения — люди верующие, посещающие мечети, храмы. Это традиция Востока, который сохранил приверженность вере, сопровождающая человека на протяжении всей его жизни. Однако если сравнить Ирак с другими мусульманскими государствами, в частности, с Ираном, Саудовской Аравией, то эта страна, конечно, выделяется в сторону секулярности (обмирщения — «ИФ»). Религия никогда не играла в Ираке главенствующей роли. Сам Саддам Хусейн, хотя и строил в последнее время грандиозные мечети, но делал это в основном для того, чтобы завоевать популярность. Он человек весьма светский. Сейчас, конечно, религиозный фактор возрос.

— Как изменится политическая жизнь Ирака после принятия его новой Конституции?

— Хочется верить, что это придаст легитимность действующей власти. В референдуме, который состоялся в минувшую субботу, были крайне заинтересованы как нынешнее правительство страны, так и американские и британские войска, поскольку он дает возможность придать ситуации определенную стабильность и прогнозируемость. Угроза распада Ирака существует. Наблюдая за иракцами, могу сказать, что они как народ, много претерпевший, смогли сохранить единство, диалог между конфессиями, политическими силами. И мне кажется, что, пройдя через эту «мясорубку», они имеют шансы не дать себя развалить, а постепенно обрести государственность.

— Каковы перспективы российского бизнеса в Ираке? Что бы Вы посоветовали тем отечественным предпринимателям, которые рискнут выйти на рынок этой страны?

— Сегодня в Ираке можно работать. Многие компании сейчас консультируются, как лучше это сделать. Ситуация благоприятная, поскольку конкуренция резко снижена. И закрепление российских компаний в Ираке, которые и так сегодня имеют там хорошую историю и преференции, — это гарантия того, что в будущем по крайней мере какую-то часть бизнеса мы сможем отстоять. При этом мы не испытываем каких-то препон, противодействия со стороны властей. Они относятся к нам с большим уважением. Энергетика и нефтепереработка, коммунальное хозяйство, водоочистка, строительство дорог, жилья, поставки оборудования — всем этим можно заниматься. И здесь проблема не в безопасности, а в отсутствии средств у иракцев. Поэтому чем быстрее Ирак приобретет настоящий суверенитет, когда доходы от отгружаемой нефти будут направляться непосредственно в бюджет, тем быстрее и у нас появится возможность вести более активную деятельность в Ираке.

Отечественным предпринимателям я могу посоветовать не рисковать ради заработка, внимательно изучить ситуацию и предпринимать практические шаги. Немаловажно также оказывать воздействие на российское правительство, чтобы Россия занимала более активную позицию в отношении Ирака, имела с ним более интенсивные контакты.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=44


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru