Русская линия
Министерство Иностранных Дел Российской Федерации Анатолий Сафонов15.10.2005 

Ответы на вопросы журналистов в связи с событиями в Нальчике

Ответы Специального представителя Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в борьбе с терроризмом и транснациональной организованной преступностью А.Е.Сафонова на вопросы журналистов в связи с событиями в Нальчике


Вопрос: Есть ли международный «след» в террористическом нападении на Нальчик, в том числе в связи с заявлениями А. Закаева?

Ответ: Если Вы имеете в виду участие каких-либо конкретных иностранных наемников в теракте в Кабардино-Балкарии, то мне пока на этот счет сообщений не поступало.
Собственно, для ответа на Ваш вопрос такие факты и не имеют существенного значения. У терроризма нет национальности, а его исполнители могут быть кем угодно. Важно другое: то, что террористические группировки по всему миру действуют с едиными, глобальными преступными целями, ведомы единой человеконенавистнической идеологией — это настоящий «террористический интернационал». Где бы ни происходили сегодня теракты — в Москве, на Северном Кавказе или в Лондоне — это все звенья одной цепи, параметры одной международной по своей сути угрозы.

Соответственно, и борьба с этой угрозой должна быть совместной, солидарной, без двойных стандартов. Своими очередными инсинуациями Закаев очень наглядно продемонстрировал именно это — этот пропагандист терроризма, террористический подстрекатель вновь публично поддержал террор, варварские действия боевиков в Кабардино-Балкарии. Он вновь открыто и нагло призвал к насилию, к убийству мирных российских граждан. И сделал он это, пользуясь, так скажем, гостеприимством страны, являющейся одним из наших ведущих партнеров по антитеррористической коалиции. Закаев опять воспользовался свободой слова в Великобритании для оправдания и прославления терроризма.

Как такое допустимо? Не понимаю, но надеюсь, что ситуация все же изменится. Принята важнейшая резолюция 1624 СБ ООН — причем именно по британской инициативе — предписывающая всем государствам законодательно и на практике пресекать подстрекательство к терроризму, то есть пресекать именно то, чем вольготно в Лондоне занимается Закаев.

Как мы знаем, есть планы введения более строгого британского законодательства, в том числе именно в сфере пресечения подстрекательства к терроризму. Закаев — классический объект для практического освоения эффективности новых мер британских властей.

Такая наша позиция британским партнерам и коллегам неоднократно излагалась. Надеемся, повторяю, что теперь, после июльских событий в Лондоне, после взрывов на Бали и террористического нападения на Нальчик, они в большей степени будут идти навстречу нам и учитывать наши озабоченности.

Вопрос: Какова реакция международного сообщества на события в Нальчике?

Ответ: Реакция естественна, солидарная. Осуждение терроризма, призывы к более эффективной совместной борьбе с ним. Отклики поступают отовсюду, только что прочитал очередные сообщения на этот счет из Брюсселя, Вашингтона.

Все это говорит о том, что решимость противодействовать терроризму по всем направлениям растет. И эту решимость надо ценить, знать о ней. Мы не безоружны перед террористами и экстремистами, пытающимися навязать нам свою злую волю. Этому международное сообщество может и будет и далее, все более эффективно, противопоставлять последовательные системные действия.

Важно то, что мы все в большей степени работаем теперь в области антитеррора на упреждение. Сошлюсь вновь на резолюцию СБ ООН 1624 — ведь это фактически открытие нового антитеррористического «фронта» — фронта борьбы с террористической идеологией и пропагандой. Это и есть, в том числе, предотвращение рекрутирования в ряды террористов.

Другой пример — принятие Генассамблеей ООН новой международной конвенции о борьбе с актами ядерного терроризма. Это — первый и потому уникальный договор, нацеленный на предупреждение опаснейшей категории терактов, пресечение любой возможности их осуществления. Мировому сообществу и далее, я уверен, будет удаваться действовать против террористов на упреждение.

Вопрос: Каковы Ваши оценки операции по нейтрализации и уничтожению боевиков?

Ответ: Прежде всего несколько слов, так сказать, предыстории. Это уже не первая попытка взорвать ситуацию в Кабардино-Балкарии. В 1992 г. под другими знаменами, другими исполнителями и в несколько иной и в чем-то даже более сложной обстановке, такая попытка уже предпринималась и едва не привела к катастрофе. Под идеями «Конфедерации горских народов Кавказа», «суверенитета», «демократии», экстремисты парализовали деятельность практически всех властных структур республики, блокировали город и были близки к успеху. Только благодаря решительным действиям республиканского руководства, лично В.М.Кокова, небольших подразделений внутренних войск и Министерства безопасности России экстремисты отступили, но своих замыслов «разбудить спящую красавицу», как они называли республику, они не оставили. Частично под влиянием внешнего фактора и обстановки в Чечне и в целом деятельности международного террористического интернационала все эти годы шла перегруппировка сил, формировались организационные и исполнительные звенья, накачивались финансовые и боевые ресурсы. Тем более, обстановка и в Закавказье, и на Северном Кавказе этому способствовала. Сегодняшние движущие силы несколько иные — это, прежде всего, исламистские радикалы, т.н. псевдоваххабиты, полукриминальные и криминальные элементы, как местного происхождения, так и международного. Удар по Нальчику, конечно, был спланирован по примерно тому же сценарию, что и в Назрани, однако, как мы видим, обстановка развивалась по-иному. Той свободы и полного разгула в течение почти суток, которые они имели в Ингушетии, силы безопасности им в Нальчике не дали. Где-то они сразу получили отпор и отступили, где-то, с учетом фактора неожиданности, захватили объекты, но отпор, и отпор эффективный, они получили сразу. Об этом свидетельствуют их потери, и, как представляется, провалился их главный замысел — показать свою боеготовность в столкновениях с силами правопорядка и безопасности. Атаковать эти объекты, в отличие от школ, больниц и роддомов, им оказалось не по зубам, это очевидно.

И, наконец, последнее. Говоря об истоках и корнях, многие специалисты отмечают бедность, безработицу, высокий уровень коррупции как главный фактор. Тезис верный, но не бесспорный. В России есть регионы не менее бедные со сравнимой безработицей, но с более тяжелыми климатическими условиями, где террористического радикализма нет и в помине. Да, соотношение бедности, безработицы и коррупционных явлений для Северного Кавказа — фактор основной угрозы, но это только порох, фитиль же — идеология насилия, идеология псевдоваххабизма, занесенного на почву традиционного ислама и давшего такие уродливые и опасные всходы. Именно с ним нужно вести борьбу, а это — задача не только власти, это задача и каждого жителя республики, каждого истинно верующего, каждой мечети, каждый школы, каждого шейха.

Терроризм зарождается не столько на материальном поле, а в душе человека. Именно за нее нужно бороться на ранних стадиях, это новая проблема взаимоотношения религии, государства, включая и систему образования, культуры, национальных традиций.

Судя по первым откликам граждан республики, такая реакция уже есть. Важно ее консолидировать, сделал" системной и каждодневной. Проблема борьбы с этой угрозой на Северном Кавказе — это проблема не одного дня.

12 октября 2005 года

http://www.ln.mid.ru/brp4.nsf/sps/955E2907FE668DD5C325709A0052A2DD


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru